ЭСБЕ/Иосиф II, немецко-римский император

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Иосиф II, немецко-римский император
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Исторические журналы — Калайдович. Источник: т. XIIIa (1894): Исторические журналы — Калайдович, с. 760—761 ( скан · индекс ) • Другие источники: ADB : OSN 


Иосиф II — немецко-римский император (1765—90), сын Марии-Терезии, род. 13 марта 1741 г. После смерти отца, Франца I Лотарингского, избранный императором, он был приобщен матерью к управлению австрийскими владениями. Эпоха их совместного управления ознаменовалась широкой преобразовательной деятельностью, так как необходимость реформ наглядно обнаружилась во время Семилетней войны, поставившей Австрию на край гибели, а из-за границы проникали просветительные идеи французской философии XVIII века. Партия «просвещения» (Aufklärungspartei) все более брала верх в литературе и даже в правительственных кругах Австрии, несмотря на консервативные наклонности императрицы, и наконец во главе сторонников новизны выступил И., при участии которого правительство Марии-Терезии облегчило положение крестьян, укрепило государственную власть, в ущерб клерикальным и феодальным элементам, упразднило орден иезуитов и отменило пытку. Тем не менее политика Марии-Терезии, полная компромиссов, не могла удовлетворить ее сына. Несмотря на горячую любовь к матери, И. провел лучшие годы жизни в глухой борьбе с ней, иногда значительно обострявшейся (напр. по вопросу о веротерпимости). Только после смерти матери, с 1780 г., у И. были вполне развязаны руки для выполнения широких преобразовательных замыслов. Программа И. II была самым последовательным выражением системы просвещенного абсолютизма. Современник коронованных философов, Фридриха II Прусского и Екатерины II, И. был одним из самых деятельных людей, когда-либо существовавших, и, не щадя ни себя, ни других, совершенно изнурил себя работой. Его бесчисленные путешествия были не триумфальными прогулками, а тяжелым трудом добросовестного ревизора. Входя во все самолично, он верил в свое призвание вывести Австрию из полудикого состояния, путем реформ, идущих сверху. Для этого нужно было, прежде всего, усиление государственной власти, причем И. следовал старой австрийской традиции укрепления внешнего и внутреннего могущества государства, бюрократической централизации, объединения разноплеменного состава монархии, попрания старинных вольностей феодального происхождения и подчинения церкви государству. В виде корректива произволу он допустил, однако, гласное обсуждение текущих вопросов в печати и открытую критику действий монарха (закон о печати 11 июня 1781 г.). Человеколюбивая деятельность его простиралась на всех обездоленных, начиная с притесненного крестьянства и кончая сиротами, больными, глухонемыми, незаконнорожденными. Тем не менее, И. был совершенно чужд сентиментальному и несколько отвлеченному благодушию чувствительного XVIII века. При малейшем сопротивлении, он проявлял большую жестокость; внешняя его политика представляла сочетание полнейшей нравственной бесцеремонности с ненасытной алчностью к земельным приобретениям. В этом смысле он влиял на дипломатию Марии-Терезии и всецело несет ответственность за двусмысленную роль Австрии в первом разделе Польши и за предательство по отношению к Турции в 1774 г. Похвалы со стороны модных писателей он не искал; во время наделавшего много шума путешествия его во Францию (1777) свидание его с Вольтером не состоялось по его собственной воле. В 1781 г. он издал знаменитый указ 13 октября о веротерпимости и упразднил те монастыри и духовные ордена, которые не способствуют делу народного просвещения или призрения больных (20 декабря). Церковь была поставлена в тесную зависимость от государства и связь ее с римской курией значительно ограничена. Народное образование поставлено под надзор государства, причем начальное обучение стало предметом особой заботливости. Католическая церковь осталась господствующей, но православным, лютеранам и кальвинистам дарованы гражданские права, а евреи получили различные облегчения. С 1782 г. отступление от господствующей веры перестало считаться уголовным преступлением, но свободу совести правительство не решилось вводить в фанатической стране: право выбора вероисповедания ограничено было сроками и иными препятствиями, а к сектантам И. относился иногда даже жестоко. С другим наследием средних веков — феодализмом — разгорелась столь же упорная борьба. Уничтожая привилегии магнатов и установляя равенство всех граждан перед законом, И. признавал дворянство лишь как служилое сословие и допускал приток разночинцев в ряды чиновничества. И. отменил крепостное право в Богемии (1 ноября 1781 г.), а затем и в других провинциях, причем поощрял выкуп крестьянских наделов. Заботясь о подъеме благосостояния сельского населения, он собирался установить равномерное поземельное обложение, возвещенное патентом 20 апреля 1786 г., но ему не суждено было осуществить этого намерения. Его политика возбудила всеобщее недовольство и разбилась о встреченное сопротивление. Феодалы и клерикалы всячески тормозили дело реформ, и хотя папа Пий VI напрасно совершил путешествие в Вену, в надежде охладить новаторский пыл императора, но ежедневное противодействие клерикалов не оставалось без результатов. Все слои общества тяготились настойчивой, суровой и подчас бестактной регламентацией, манией бюрократического вмешательства во все проявления жизни, начиная с богослужения и похорон и кончая ношением корсетов. Особенно затруднительно было положение И., когда обнаруживалось нетерпение тех именно общественных элементов, в пользу которых он боролся с реакцией, напр., когда возмутились валашские крестьяне (1784). Причин неудачи И. следует искать в попытке круто и бесповоротно завершить традиционную политику Габсбургов, заключающуюся в централизации, введении немецкого яз., уничтожении провинциальных вольностей, замене обломков сословно-представительного строя венской бюрократией. И. не мог, притом, сосредоточить все свое внимание на внутренних делах, так как постоянно впутывался в международные осложнения. Носясь с планами земельных приобретений, он не давал покоя соседям, главным образом — старому сопернику Австрии, прусскому королю. Особые выгоды представляло для Австрии присоединение Баварии, которое обеспечило бы за ней преобладание в Германской империи. После неудачной попытки в этом смысле при Марии-Терезии (см. Баварская война за наследство), И., во 2-й половине 80 годов, надеялся достигнуть цели путем уступки австрийских Нидерландов; но его захваты и бесцеремонное обращение с мелкими владетелями сплотили против него союз германских князей (Fürstenbund), с Фридрихом II во главе, так что пришлось отказаться от задуманного предприятия. Столь же неудачно было столкновение И. с Голландией, из-за судоходства по р. Шельде. Больше всего ожидал И. от союза с Россией, рассчитывая на раздел Турции. Личный друг и ревностный союзник Екатерины, Иосиф II был застигнут врасплох, во время своего второго путешествия в Россию, известием о восстании Бельгии. Нидерландская революция вызвана была отменой исторических вольностей и полнейшей ломкой учреждений в крае, который еще недавно предполагалось обменять, как вещь, на другую страну; феодалы и клерикалы нашли опору в демократических элементах, и ни военная сила, ни проповедь послушания со стороны папы, ни торжественные уступки правительства не предотвратили полного отложения Бельгии. По тем же причинам и в то же самое время дела принимали зловещий оборот и в Венгрии, где объединительная политика попирала исторические вольности, круто и насильственно вводила немецкий яз., а магнаты были испуганы спешными приготовлениями к введению поземельного налога на началах физиократии. В 1788 г. возгорелась Русско-Турецкая война. Надеясь славой побед восстановить свой пошатнувшийся авторитет, И. не ограничился вспомогательной ролью союзника России, а двинул все свои силы против турок и сам стал во главе войска. Это роковое для него решение было плодом любви к военному делу, представлявшей, вместе с увлечением внешней политикой, основное противоречие в личности неутомимого реформатора. Скоро военные неудачи и смертельная болезнь, схваченная в походе, принудили его вернуться в Вену, где император, видя безвыходность своего положения, при опасном внутреннем брожении, отменил все сделанные им распоряжения, кроме крестьянской реформы и закона о веротерпимости. На смертном одре, несмотря на тяжкие страдания, он продолжал заниматься государственными делами до последнего дня и умер, 20 февраля 1790 г., с большим достоинством и твердостью.

Переписка И. с близкими ему людьми обнародована в изданиях Arneth’a, Beer’a, Brunnefa, Geffroy, Wolf’a. Русским императорским историческим обществом изданы документы по внешней политике Иосифа II. Монографии: Hock, «Der Oesterreichische Staatsrath» (Вена, 1879); в «Сборнике Онкена» (Берл., вып. 57, 63, 83); Wendrinsky, «Joseph II» (Вена, 1880), Ranke, «Die Deutschen Mächte und der Fürstenbund»; Grosshoffinger, «Joseph II» (Лпц., 1865); проф. Трачевский, «Союз князей»; Соколов, «Церковная реформа Иосифа II» (1893).

А. О.