ЭСБЕ/Казанский университет

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Казанский университет
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Исторические журналы — Калайдович. Источник: т. XIIIa (1894): Исторические журналы — Калайдович, с. 903—905 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Казанский университет основан 5 ноября 1804 г. С 1805 до 1814 г. он представлял собою, собственно говоря, отделение Казанской гимназии, из воспитанников которой попечитель Румовский избрал 33 чел., получивших звание студентов и слушавших лекции у особо приглашенных профессоров. Большинство этих профессоров были иностранцы; между ними выдавались Бартельс, К. Ф. Фукс и ориенталист Френ. Как гимназией, так и университетом самовластно управлял директор Яковкин, пользовавшийся безграничным доверием Румовского. С 1814 г., когда был вполне введен в действие устав 1804 г., совет университета получил значительную самостоятельность, и второй попечитель К. университета, Салтыков, являлся как бы только посредником между самоуправляющимся университетом и министром. Спокойное течение дел в университете вскоре прервано было ревизией, которая не была вызвана ни какими-либо злоупотреблениями, ни расстройством университета, а явилась лишь выражением того нового течения, которое стало господствовать в министерстве народного просвещения при кн. А. Н. Голицыне. Самые результаты ревизии были заранее предрешены., Ревизором явился Магницкий, который нашел, что университет подлежит совершенному закрытию; но имп. Александр I не согласился на эту меру и поручил самому Магницкому исправить замеченные им недостатки. Приняв в 1819 г. должность попечителя К. учебного округа, Магницкий немедленно удалил неугодных ему профессоров, а профессора прав и ректора Г. И. Солнцева предал университетскому суду, за преподавание естественного права «на разрушительных началах». Дело это тянулось два года и закончилось постановлением университетского суда, который, по докладу профес. Тимьянского и Городчанинова, обвинил Солнцева, главным образом в том, что он начала естественного права выводит «из здравого разума человеческого, а не из св. Евангелия», и решил «удалить его навсегда от профессорского звания», с воспрещением когда бы то ни было поступать на службу в учебные заведения. Одновременно с судом над Солнцевым произведена была полная реорганизация университета, на основании начал, высказанных в инструкции Магницкого директору и ректору К. унив. (напеч. в «Ж. М. Н. Пр.» 1821 г., май). Преподавание было проникнуто обличительным характером. Инструкцией определялись дух и направление, которому профессора обязаны были следовать в преподавании наук философских, политических, медицинских, естественных, физики, астрономии, словесности, истории, древн. и вост. языков. Для преподавания естественного права был составлен нарочно учебник христианского естественного права; вместо римского права велено преподавать византийское, по Кормчей книге. Директор университета обязан был наблюдать, чтобы студенты постоянно видели вокруг себя примеры покорности и строжайшего чинопочитания; ему вменено было в обязанность по возможности чаще присутствовать на лекциях, время от времени просматривать тетради студентов и наблюдать, чтобы дух вольнодумства ни открыто, ни скрытно не ослаблял учения церкви в преподавании наук философских и исторических. Университетский совет обратился в слепое орудие попечителя. В профессорской семье и среди кандидатов на кафедры царили происки и интриги. Число студентов уменьшилось значительно; родители не хотели помещать своих детей в университет, все слушатели которого, вынуждаемые проходить школу военной выправки, постоянно и повсюду состояли под надзором университетского начальства и полиции. Вскоре, однако, несостоятельность направления, данного деятельности К. унив. Магницким, была признана официально: ревизия университета, произведенная в 1826 г. генералом Желтухиным, обнаружила полную дезорганизацию этого учреждения, ставшего школой лицемерия и ханжества. Магницкого сменил в 1827 г. Мусин-Пушкин, который, при многих своеобразных воззрениях на студенческую субординацию, искренно любил университет и поставил себе задачей поднять его репутацию. Ревностного помощника нашел он себе в лице знаменитого геометра Н. И. Лобачевского, который бессменно состоял ректором университета с 1827 до 1846 гг. Пустовавшие кафедры были замещены, библиотека приведена в образцовый порядок лично Лобачевским, возведены постройки для астрономической обсерватории, библиотеки, физического кабинета и химических лабораторий, устроен анатомический театр, выстроены клиники, и все эти учебно-воспомогательные учреждения обставлены лучшим, для того времени, образом. В ректорство Лобачевского из К. унив. вышли такие выдающиеся ученые, как Зинин, Бутлеров, Ковалевский, В. П. Васильев. Под влиянием университетского устава 1835 г. быстро стало возрастать и число студентов, которое с 191 в 1836 г. поднялось до 368 в 1847 г. Под влиянием событий 1848 г., число это понизилось до 309 в 1850 г. Вновь стало возрастать число студентов после Крымской кампании, уже в 1856 г. в К. унив. было 680 студентов. Во всю эту эпоху устройство Казанского учебного округа приспособлено было к потребностям населения наших восточных окраин, а К. унив. рассматривался как звено между ними и великорусским населением. В 1836 г. выработаны были особые правила для принятия и обучения медицинским наукам в К. унив. 20 воспитанников из магометан Оренбургской губ., которые предварительно должны были кончить курс в К. гимназии; в 1849 г. было подтверждено, что эти лица могут обучаться только на медицинском факультете; в 1863 г. разрешено было поступать в К. унив. магометанам, прошедшим полный курс не только в Казанской, но и в других гимназиях. К поступлению в К. унив. предназначались и башкирские малолетки, обучавшиеся при оренбургском батальоне военных кантонистов. Преподавание восточных яз., которое по уставу 1835 г. велось в известных пределах на философском факультете всех унив., значительно усилено было в К. унив., где в 1837 г. учреждена кафедра китайского языка, в 1839 г. определен был лектор персидского языка и открыта кафедра армянского языка, в 1842 г. — санскритского языка. Уже по прекращении преподавания восточных языков в К. университете (см. Восточный факультет, VII, 311), в нем введено (1861) преподавание арабского и турецко-татарского яз. Учреждено было в К. унив. и до 50 казенных стипендий для подготовления учителей и врачей для сибирских губерний. Профессорский персонал К. унив. к началу 1893—94 учебного года состоял из 109 чел.: 44 ординарных профессора (в том числе 7 заслуженных), 22 экстраординарных, 39 приват-доцентов. Студентов было к 1 янв. 1884 г. 892, 1 янв. 1891 г. — 714, к 1 янв. 1892 г. — 737, к 1 янв. 1893 г. — 803; из последних 17 на историко-филологическом факультете, 88 — на физико-математическом (36 по разряду математических и 52 по разряду естественных наук), 247 — на юридическом и 451 — на медицинском. Кроме университетской библиотеки (см. III, 806), в которой к 1 янв. 1893 г. насчитывалось 56643 названия, в 142159 том., существуют еще библиотеки студенческая, при юридическом факультете и при музеях: отечествоведения, древностей и искусств, нумизматическом (Д. И. Нагуевский изд. «Обозрение персидских монет, хранящихся в музее К. унив.», Каз., 1892). Другие учебно-воспомогательные учреждения при К. унив.: астрономи­ческая обсерватория (с библиотекой); лаборатории, одна по органической, другая по неорганической химии; медико-хирургическая лаборатория; фармакологический кабинет с лабора­торией; фармацевтическая лаборатория с фармакогностическим кабинетом; аналитическая лаборатория; технологический кабинет с лабораторией; агрономический кабинет; минералогический, зоологический и зоотомический кабинеты, и при каждом лаборатория; два физиологических кабинета, один медицинского, другой физ.-мат. факультета; два музея анатомии, один физиологической, другой патологической; кабинеты: геологический, физический, практической механики, физической географии, магнитной и метеорологической обсерватории, судебно-медицинский, общей патологии, гистологический, географический, хирургической патологии и терапии, психиатрический, ларингоскопический, врачебной диагностики, оперативной хирургии, гигиенический, ботанический, и при нем музей; наконец, клиники. При университете имеются еще ботанический сад и типография. В 1893 г. на К. унив. отпущено из государственного казначейства по общей смете. 394095 р. и по особым кредитам еще 28567 р.; кроме того он располагал специальными средствами, из которых сбор за слушание лекций дал 35784 р. Благотворительные капиталы К. унив. достигают 301505 р. Стипендий в 1892 г. выдано было 158 студентам, всего на сумму 35849 р.; кроме того существуют еще 14 профессорских стипендий (для лиц оставленных при университете с целью подготовления к кафедре). В 1862 г. при университете учрежден повивальный институт, в котором в 1893 г. было 57 слушательниц. При К. унив. состоят общества: врачей, археологии, этнографии и истории, невропатологов и психиатров, естествоиспытателей, физико-математическое и юридическое; пять из них выпускают специальные периодические издания. Благодаря университету зародилась в Казани местная периодическая печать: сначала (с 1811 г.) университет издавал «Казанские Известия», затем «Казанский Вестник» (см.), который в 1834 г., по почину Лобачевского, заменен был «Учеными Записками К. унив.», за которыми последовали «Известия» (см. XII, 837).

Ср. Н. Булич, «Из первых лет К. унив. 1805—1819» (Казань, 1887—1891); Феоктистов, «Магницкий. Материалы для истории просвещения в России» (М., 1864); «Университетский суд над проф. Солнцевым во время попечительства Магницкого» («Ученые Записки К. Университета», 1864, вып. I); Готвальд, «Описание арабских рукописей, хранящихся в библиотеке К. университета» (Казань, 1854); А. Артемьев, «Описание рукописей, хранящихся в библиотеке К. университета» (СПб., 1882).