ЭСБЕ/Макиавелли, Никколо

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Макиавелли
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 420—421 (индекс) • Другие источники: МЭСБЕ 


Макиавелли (Никколо, 1469—1527) — знаменитый политический писатель. Происходил из древней патрицианской флорентийской семьи. Отец его занимался юридической практикой, мать была образованная женщина, обладавшая поэтическим талантом. Семья с трудом перебивалась, но тем не менее мальчику было дано тщательное образование. В 1498 г. М. получил место секретаря синьории, а затем должность государственного секретаря республики, которую занимал четырнадцать лет сряду. В это время он несколько раз ездил послом к дворам императорскому, папскому и французскому и проявил много ловкости, проницательности и знания людей и обстоятельств. Все исполненные М. поручения описаны им подробно в его книге о Легатствах, где он яркими красками рисует политическое и экономическое положение посещенных им стран. Когда Медичи возвратились во Флоренцию, М. лишился должности и был выслан в его имение Сан-Кашиано с запрещением выезжать оттуда. Здесь, среди покоя деревенской жизни, развертываются во всем блеске выдающиеся способности М. Рядом с стихотворениями, весьма талантливо написанными комедиями и сатирами, в которых он беспощадно осмеивает лицемерие всякого рода, он пишет целый ряд произведений, обессмертивших его имя: «In Principe», «Discorsi sopra la prima decade di Tito Livio», «Delle storie Florentine», «Arte della Guerra». Но жизнь в деревне его тяготит; он томится вдали от общественной деятельности и умоляет друзей помочь ему выбраться из ссылки. Наконец, благодаря хлопотам друзей и интересу, возбужденному книгой «Государь», М. получает разрешение вернуться во Флоренцию (1519) и опять приобретает вновь большое влияние; но вскоре вследствие заговора, в котором принимали участие некоторые друзья М., его отрешают от должности и с тех пор он больше не играет политической роли. Когда Папа Климент VII опять призывает его, народ относится к нему враждебно, так как не может простить ему его переход на сторону Медичи. Смерть М. некоторые приписывали отравлению. В М. соединялась замечательная проницательность с большим знанием людей и большой ученостью. Выразительность и красота его слога, образность и точность выражений доставили ему славу первого прозаика, Тацита новой Италии. Он первый положил начало науке о политике, которая является у него результатом богатого опыта и тщательного изучении классического мира. М., по его собственным словам, политик по призванию. Вмешиваться в людские дела с целью действовать на них с помощью точного знания их вкусов, желаний и наклонностей, господствовать над людьми благодаря уменью отгадывать сокровенные движения человеческой души — вот страсть, всецело поглощавшая его. Она отразилась и в его произведениях. Даже там, где ему представляется полная возможность разрабатывать экономические вопросы, напр. в «Истории Флоренции», он по возможности обходит их молчанием, сосредоточивая все внимание на исследовании борьбы между партиями; но то немногое, что он говорит об экономических делах, носит на себе следы глубокой мысли. В «Discorsi sopra la prima decade di Tito Livio» M. описывает строй старого римского государства с точки зрения строгого республиканца, искреннего приверженца демократии; он проводит мысль, что народ лучше, чем управляющий им князь, и что, избирая союзников, следует всегда больше доверять народу, чем князю. В «Arte delle guerra» он порицает обычай содержать наемников и советует иметь постоянные войска из милиции; при этом он указывает на преимущества, представляемые пехотой сравнительно с кавалерией, которая до XVI в. решала судьбы сражений. Самым выдающимся произведением М., доставившим ему всемирную известность, является «Il Principe». В этой книге М. как бы переселяется в древний мир, порывая всякую связь с средними веками, с церковной политикой, с религией и нравственностью; он рассматривает государство только с точки зрения его процветания и благополучия, вовсе не задаваясь целью описать идеальную форму государственного строя. Он изображает государя, подобного Цезарю Борджиа, который, попирая на каждом шагу правила нравственности, утверждает в порабощенном государстве свою единоличную власть. Все, что служит целям политики, признается хорошим, все, что противодействует им, — дурным. Для достижения намеченных целей правительство может смело прибегать ко лжи, обману, вероломству, жестокостям, измене. Религия рассматривается только как орудие; церковь должна быть безусловно подчинена государству. Заботиться о том, чтобы обеспечить себе любовь, преданность и верность подданных, совершенно излишне для правителя. Население обязано лишь бояться своего правителя, слепо повиноваться ему, вести себя смирно, доставлять нужные деньги и нужных солдат. Счастлив ли при этом народ или нет — безразлично. Государь должен обращать преимущественное внимание на развитие военной силы своего государства и на дипломатическое искусство как охрану против внешних и внутренних опасностей. Много было самых разнообразных суждений как об этой книге, так и вообще о всех произведениях и деятельности М. Одни изображали М. творцом и типичным представителем возмутительной политической школы, основанной на убийстве, клятвопреступлении, измене, терроре и стремившейся лишь к порабощению народов и утверждению всемогущества государей. Эти писатели уверяли, что М. действительно верил в то, что говорил, и написал свою книгу «О Государе» с целью войти в милость к Медичи. Другие, напротив того, видели в нем скрытого приверженца свободы, который под видом советов деспотизму обнаруживает его беззакония, открывает его тайны, делает его ненавистным и бессильным. М., пишет Дидро, «как будто говорит в своем произведении: читайте хорошенько мою книгу; если вы получите государя, то он будет именно таким, каким я его описываю: берегитесь». По словам Руссо, «делая вид, что он дает уроки государям, М. на самом деле преподносит великие уроки народам». Третьи, основывая свое мнение на отзыве современников, считавших М. безусловно честным человеком и страстным патриотом, думали, что М. желал прежде всего освободить свою родину от варваров и учил Медичи, как следует поступать, чтобы вернуть Италии прежнее величие и избавить ее от чужеземного ига (Гердер, Ранке). Четвертые, между прочим, Прудон, находят, что теории М. надо судить с точки зрения нравов и взглядов XVI в., когда право сильного царило безраздельно. М. излагает только господствующую политику, но вовсе не является ее изобретателем: он выражает в холодных и жестоких аксиомах государственную мудрость своего века, относясь с глубоким равнодушием к справедливости и несправедливости и заботясь лишь об одном — о достижении намеченной цели, об успехе. Разделяя по примеру Аристотеля все формы правления на три группы — монархию, аристократию и демократию — он одинаково индифферентно относится ко всем трем, потому что цель каждого правительства, по его мнению, заключается в поддержании беззаконий, связанных с сохранением существующего общественного строя. Всем правительствам М. подает поэтому аналогичные советы: государь должен беспощадно истреблять всех врагов, аристократия должна избивать всех представителей свергнутых династий, а демократия — всех аристократов. Такого рода насильственные действия могут вызвать реакцию в населении, но это для М. безразлично, потому что то новое, которое должно явиться на смену старому, будет столь же плохо. Сикст V, Карл V, Екатерина Медичи и Генрих III не расставались с книгой М., Мурад IV и Мустафа IV велели перевести ее на турецкий язык, а Фридрих Вел., который сам в своей политической деятельности проводил на практике теории М., написал против него опровержение под именем «Antimachiavel». Как бы то ни было, имя М. обратилось в нарицательное для указания беспринципного политика, деятельность которого характеризуется хитростью, лицемерием и недобросовестностью, а макиавеллизмом называют политику, отличающуюся полным отсутствием честности и справедливости и преследующую исключительно успех.

Литература. Сочинения М. в первый раз в полном виде изданы были в Женеве 1550 г. Лучшим изданием считается издание 1813 г. (Флоренция, Piatti). Новейшие издания — 1857 и 1873 г. Литературу о М. см. в «Dictionnaire» Бейля и у R. Mohl’я, «Geschichte und Literatur der Staatswissenschaften» (1858). Исследования о M.: Nitti, «M. nella vita i nelle dottrine» (Неаполь, 1876); Nourrisson, «Machiavel» (П., 1875); P. Villari, «Machiavelli e i suoi tempi» (Флор., 1877 и сл.); Gervinus, в «Sämmtliche Werke» (т. I, 1833); Knies, «M. als volkswirthschaftlicher Schriftsteller» («Zeitsch. f. die g. Staatswissenschaften», т. VIII, Тюб. 1852); Mundt, «M. und der Gang der europ. Politik» (1851); Zimmermann, «M. in seiner hist. Bedeutung für Italien» (1856); Twesten, «M.» (1878); Giambelei, «M.» (1869); Gaspary, «Die neuesten Kritiker des M.» (1871); Tommasini, «La vita e gli scritti di N. M.» (1883); Hartwig, «N. M.» (1883); Ellinger, «Die antiken Quellen der Staatslehre M.» («Zeitsch. fur die ges. Staatswissensch.», т. XLIV, Тюбинг., 1888).

Переводы: H. Курочкина («Государь и рассуждения на первые 3 декады Ливия», СПб., 1869) и Фед. Затлера («Монарх», СПб., 1869). О М. см. на русск. яз. «Соч.» Маколея т. I; Ю. Жуковский, «Материалы для общественной науки» (СПб., 1866), П. Дельтуф, «Жизнь и творения М.» («Записки для чтения», 1867, № 8-9); А. С. Алексеев, «М. как полит. мыслитель» (М. 1880); кн. Е. Трубецкой, «Политическое миросозерцание эпохи Возрождения».