ЭСБЕ/Определение наказания

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Определение наказания
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Опека — Оутсайдер. Источник: т. XXII (1897): Опека — Оутсайдер, с. 42—44 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Определение наказания. — Учение об О. наказания составляет отдел общей части уголовного права, связывающий учение о преступном деянии и учение о наказании. Наказание за преступные деяния, говоря вообще, определяется законом: но закон, облагая наказанием известное преступное деяние, оценивает его исключительно по объективным данным, т. е. по степени и значению причиненного им вреда. Поэтому современные кодексы избегают назначать наказание в безусловно-определенном размере, чтобы сохранить возможность учета внутренней стороны деяния — субъективной виновности лица. Эту задачу выполняет суд. Отсюда вытекает учение об О. наказания судом или об О. наказания в тесном смысле. Если, вследствие крайнего разнообразия форм кражи, убийства, грабежа и т. д., законодательная деятельность в О. наказания представляется сложной, то тем более сложной является деятельность судебная при применении наказания: разнообразие конкретных фактов кражи, убийства, грабежа безгранично. Судебная деятельность не может исчерпываться подведением данного факта под признаки той или иной статьи закона; судья обязан проявить свое творчество — войти в оценку внутренней стороны деяния, обстоятельств, при которых оно совершено, степени участия каждого подсудимого, если деяние совершено несколькими лицами — и лишь затем приговорить виновного к наказанию. Задача теории и закона — преподать судье руководящие указания, но только основные, ибо точная регламентация здесь абсолютно невозможна, и стремление к ней влечет за собой лишь противоречие закона с жизнью. Новейшие теории развивают принцип относительности в О. наказания еще дальше. Принимая за исходную точку цель наказания; они говорят, что окончательное О. его размера — срока лишения свободы — должно принадлежать не суду, а административным органам, приводящим наказание в исполнение. Крайним выразителем этого направления является Крепелин (Abschaffung des Strafmasses). Положительное право предоставляет административной власти лишь сокращение срока, назначенного судебным приговором (напр. у нас, на основании устава о ссыльных, для сосланных в каторжные работы, по военным законам — для приговоренных к отдаче в дисциплинарные батальоны), но отнюдь не увеличение. [1] Деятельность суда при О. наказания начинается с установления законных признаков деяния, в совершении которого подсудимый признан виновным. В большинстве случаев, когда имело место одно посягательство на одну правовую норму или когда каждое из одновременно судимых деяний было посягательством самостоятельным, обособленным, установление признаков учиненного деяния не может представить существенных затруднений; но иногда, при так называемых длящихся или беспрерывно продолжающихся преступлениях (см.), при преступлениях привычки, когда закон карает, главным образом, за обращение тех или иных действий в ремесло (напр., ростовщичество) а еще более при случаях идеальной совокупности (см. Совокупность преступлений), вопрос значительно усложняется. Затем суд приступает к выбору наказания в зависимости от уголовной санкции (см. Мера наказания), и, согласно с системой данного кодекса, окончательно определяет конкретное наказание, соответствующее обстоятельствам данного дела. В нашем уложении о нак. учению об О. нак. посвящена глава третья первого раздела, состоящая из трех отделений. Впереди всех других постановлений выражено (ст. 90) общее начало: «Наказания за преступления и проступки определяются не иначе, как на точном основании постановлений закона». То же начало развивает ст. 147: «суд не может определить иного наказания кроме того, которое в законах за судимое им преступление именно предназначено». Первое отделение заключает в себе постановления о причинах, по которым содеянное не должно быть вменяемо в вину (см. Вменяемость, Необходимая оборона, Ошибка, Принуждение); второе — о наказании по мере большей или меньшей умышленности преступления (см. Умысел, Неосторожность), по мере покушения на преступление (см. Покушение, Приготовление), по мере участия в преступлении (см. Соучастие), об обстоятельствах, увеличивающих и уменьшающих вину (см. Обстоятельства, увеличивающие и уменьшающие вину, Малолетство, Повторение); третье — о порядке выбора наказания в зависимости от формы санкции (см. Мера наказания), о назначении наказания по аналогии (см.), о совокупности преступлений (см.) и о порядке перехода от одних наказаний к другим при повышении и при понижении. Этот последний порядок, при лестничной системе, состоит в свободном движении по лестнице наказаний вверх или вниз: если наказание, положим, надлежит увеличить на одну степень, суд переходит к ближайшей высшей степени того же рода наказаний, а когда ее нет — то к низшей степени ближайшего высшего рода. Такое свободное движение по лестнице наказаний (см.) предполагает строгую согласованность и однородность наказаний: а так как ни та, ни другая недостижима — в чем и состоит главный недостаток лестничной системы, — то принцип свободного движения неизбежно обставляется целым рядом ограничений. Так поступает и наше уложение. Ограничения, касающиеся понижения, согласно 1 ч. 150 ст., состоят в следующем: а) от ссылки на житье в отдаленные, кроме сибирских, губернии или соответствующей ей тюрьмы суд обязан переходить прямо к тюрьме без лишения прав, минуя крепость и тюрьму с лишением некоторых прав; б) к тому же наказанию установлен непосредственный переход и от крепости и в) от заключения в тюрьме с лишением некоторых прав суд обязан переходить не к первой, а ко второй степени тюрьмы без лишения прав. Если при этом в двух первых случаях срок содержания в крепости или в тюрьме с лишением прав должен, по закону, быть менее продолжителен, нежели определенное соответственной степенью время содержания в тюрьме без лишения прав, то заключение в сей последней назначается на тот же менее продолжительный срок. Еще более ограничений при повышении. На основании 2 ч. 150 ст. (по закону 3 февраля 1892 г.) воспрещается переход: а) от денежного взыскания или выговора к аресту; б) от заключения в тюрьме, с лишением некоторых прав и без праволишения, равно от заключения в крепости — к каким-либо высшим наказаниям; в) от высших исправительных наказ. к уголовным и г) от каторги без срока к смертной казни. Во всех подобных случаях суд, вместо перехода к высшему роду наказания, увеличивает продолжительность заключения или воспрещения отлучки (при ссылке на житье), или пребывания в разряде испытуемых (при бессрочной каторге), прибавляя один, два или три года, смотря по тому, на сколько степеней следовало бы возвысить наказание. Приведенные ограничения утрачивают силу при суждении за некоторые преступления (причинение ран и увечья и др.), когда они были совершены против родителей и вообще восходящих родственников. По воинскому уставу для понижения исправительных наказаний никаких ограничений не установлено (ст. 83). При повышении воспрещается переходить (ст. 84): а) от каторги к смертной казни; б) от высших исправительных наказаний — к уголовным и в) от заключения в крепости и отдачи в дисциплинарные батальоны — к другим высшим наказаниям. По мировому уставу ни при повышении, ни при понижении переход от одного рода наказаний к другому не допускается. Проект уголовного уложения (1895) допускает переход только при смягчении наказания, а именно: от смертной казни — к каторге без срока или на срок от 10 до 15 лет; от каторги без срока — к срочной; от каторги на срок — к исправительному дому; от поселения — к заточению на срок не ниже одного года; от исправительного дома — к тюрьме; от тюрьмы — к аресту на срок не свыше одного месяца. — К учению об О. наказания относится также изложение правил о замене (см.) и об отмене (см.) наказаний.

К.-К.

Примечания[править]

  1. На римском международном пенитенциарном конгрессе фон-Гаммель предлагал предоставить суду периодически, по представлениям органов тюремной администрации, рассматривать, можно ли тех или иных из отбывающих наказание освободить досрочно, или, напротив, не следует ли увеличить срок заключения. Предложение это было отвергнуто.