ЭСБЕ/Сено

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сено
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Судоходные сборы — Таицы. Источник: т. XXXII (1901): Судоходные сборы — Таицы, с. 353—357 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭАН : МЭСБЕ : ТСД2


Сено — под этим названием понимаются высушенные тем или другим путем стебли и листья травянистых растений, скошенных в зеленом виде, до достижения ими полной естественной зрелости. Собственно зеленый корм или трава более всего соответствует потребностям сел.-хоз. животных; но этим кормом можно пользоваться круглый год только при исключительных обстоятельствах, напр. в местностях с очень теплым климатом — каких в России очень немного. Почти повсеместно у нас для зимнего прокормления скота трава должна быть приведена в такое состояние, в каком она может сохраняться, не портясь долгое время. Эта способность достигается или силосованием (см.), т. е. консервированием зеленых растений в водянистом виде, или удалением из них воды (в среднем от 55 до 65%), превращением в сено, при чем получается, если прибегают к процессу самонагревания растительной массы, так наз. бурое (см.) С. или, если сушка ведется на воздухе — С. зеленое, т. е. то, что в общежитии и носит название С. Сушка травы на воздухе, действием ветра и солнечной теплоты — самый употребительный способ. Скошенные зеленые растения, лежащие в так наз. прокосах, раструшиваются по поверхности луга с помощью грабель, несколько раз в течение дня переворачиваются, к вечеру, во избежание росы или ночного дождя, сгребаются в небольшие кучи — а к утру снова разбрасываются. Так поступают до тех пор, пока трава не просохнет основательно (при скручивании жгутом небольшого клока С., оно не будет ломаться, но и не будет показывать признаков содержания излишней влажности). В хорошую, ведреную погоду этим путем не слишком жирное С. можно убрать в 1 ½ — 2 дня; оно сохраняет обыкновенно зеленый цвет (если в составе произрастающих на лугу растений нет таких, стебли и ветви которых еще на корню окрашены в цвет более темный — красновато-коричневый и пр.), имеет приятный запах, охотно поедается скотом и хотя уступает по питательности траве, из которой оно приготовлено, но все же является таким основным питательным средством для наших сельскохоз. животных, что на нем одном может быть основано кормление стада, когда от последнего не требуется высокой степени продуктивности. Недостатки этого способа заключаются в том, что при переворачивании высушиваемой травы при помощи грабель или сеноворошилки отламываются самые нежные части растений — листья и цветы, отчего С. становится беднее белковыми веществами, богаче древесиною и в сравнении с травою — менее переваримым; такая раструска, конечно, не всегда бывает одинакова; она больше при сушке растений, богатых листвою (напр. мотыльковых), а также при непостоянной погоде, когда чаще приходится тревожить растительную массу, чем это делается обыкновенно. С целью уменьшить потери при сушке С. и вместе с тем предупредить вредное влияние на качество С. ненастной погоды поступают различно. Иногда применяются совместно оба указанные выше способа приготовления С. Тогда просушенную наполовину траву складывают более плотно в довольно высокие кучи, в которых оно и лежит до наступления ясной погоды, когда копны разбрасываются и сено скоро просыхает вполне, так как в кучах оно уже успело согреться. Обыкновенно же применяют другие предупредительные меры, заключающиеся в том, чтобы скошенную траву как можно менее тревожить и если переворачивать, то не часто и по возможности осторожно. Растения с прочным и прямым стеблем можно связывать для этой цели в бабки или образовывать из них двускатные шатры, как это делается при уборке на семена клевера и других сеяных трав. Для сушки же других растений, особенно же для широколиственных, можно пользоваться приспособлениями, устраиваемыми из кольев и жердей. Приспособлений таких очень много. Самые простые из них — козлы. Это колья, заостренные внизу, с пробитыми в них крестообразно поперечинами. Они вбиваются в землю, и на них навешивается несколько провялившаяся трава, досушиваемая проникающим сквозь сложенную растительную массу ветром; совершенно свежие растения слишком слеживаются, плотно прилегают к перекладинам, отчего иногда и плесневеют. Там, где колья забить в землю трудно, три пары жердей устанавливаются наклонно друг к другу и в том месте, где вершины их сходятся, колья подвязываются попарно к горизонтальной жерди; такие же горизонтальные жерди укладываются параллельно верхней и в нижерасположенных частях стоек; иногда эти перекладины не подвязываются, а вделываются в гнезда стоек, так что каждая половина козел представляет собою одно целое и может легко перевозиться и устанавливаться на любом месте. Более совершенную форму таких приспособлений представляют пирамиды. Три жерди связываются своими верхушками и устанавливаются в виде пирамиды; внизу они соединяются тремя горизонтальными перекладинами, или на каждую стойку набивается ряд деревянных колышков длиною до 8 врш., на которые и навешивается С. Применение всех названных приспособлений уместно также в ненастную погоду; дождевая вода легко скатывается с поверхности навешанного на них С., причем С. не загнивает, если пробудет на козлах не только несколько дней, но даже (напр., клевер) и несколько недель; хотя при этом бывает, что верхний слой С. несколько и побелеет, зато внутри оно остается совершенно неиспорченным, с прекрасным зеленым цветом; кроме того, так как С. не лежит на земле, а под ним остается пустое пространство, то оно повреждается меньше, чем в копнах. Во многих случаях, однако, нельзя прибегать к устройству козел или пирамид или из-за дороговизны леса, или ввиду мелкости травы (растущей, напр., на суходольных лугах), которая не держится на перекладинах и сдувается ветром на землю; тогда ограничиваются при ненастной погоде складыванием С. в кучи, которое в значительной степени предохраняет его от выщелачивания дождями. Это показывает уже самый простой расчет. Очевидно, что С., сложенное в кучи, займет значительно меньшее пространство, чем если бы оно было оставлено в прокосах или разбросано по лугу, и следовательно, оно во столько же раз меньше примет в себя дождевой воды и во столько же раз будет выщелочено менее; кроме того, потеря от выщелачивания уменьшается еще тем, что часть таких веществ с поверхности будет всасываться сеном, лежащим внутри копны. Э. Вольф нашел, что из клеверного С. можно извлечь холодною водою 25—40% его сухого вещества, так что 100 фн. С. теряют таким путем 21—35 фн. сухих веществ. Но влияние ненастной погоды не ограничивается этим; ущерб наносится также и качеству сена. Опыты в Меккерне показали, напр., что

С., не бывшее под дождем, содержало 36,1% жира и безазотистых
экстрактивных веществ
С., пробывшее » » 14 дней, содержало 23,4%

Затем, по исследованиям Меркера, состав С., бывшего и не бывшего под дождем, был таков (при 15% влажности в том и другом):

Сырого
протеина
Сырого жира
и без экстр.
веществ
Сырой
клетчатки
Золы
С., высушенное под крышей 14,2 37,0 25,5 8,2
С., пролежавшее в поле 2 недели под дождем 13,6 35,4 28,8 7,3
С., пролежавшее в поле 25 дней под дождем 11,3 32,6 34,0 7,1

Отсюда видно, что при дождливой погоде выгодно и полезно сгребание С. в копны или кучи. Если же дождливая погода совпала с самым началом сенокошения, то лучше не трогать травы, лежащей в прокосах. По Фелькеру, дождь не вредит скошенной траве, пока она еще свежа, потому что тонкий наружный слой кожицы предохраняет ее от проникновения воды; даже в случае более или менее продолжительного дождя в течение нескольких дней, по мнению названного ученого, безопаснее не прикасаться к траве; переворачивание ее поведет к повреждению кутикулы и к разрыву поверхностных клеточек, вследствие чего по сложении намокшей травы в кучи скорее возбудится брожение в растительной массе. Доброкачественность С., кроме вполне естественной и понятной зависимости ее от климата и почвы местности, а также условной — от удачи или неудачи процесса сушки, главным образом, зависит от ботанического состава произрастающих на лугах растений. Хотя, по наблюдению Гессельгрена, из луговых растений козы поедают 449, овцы 387, крупный рогатый скот 276, лошади 262, а свиньи 72 вида, однако многие из этих растений не могут быть отнесены к числу трав вполне доброкачественных как в виде зеленого корма, так и в виде С. Лучшими кормовыми растениями по удачному сочетанию в них различных свойств — богатству питательных веществ, благоприятному коэффициенту переваримости, хорошему влиянию на здоровье животных и пр. — считаются травы из семейства злаковых и мотыльковых. Представители этих семейств дают основу растительности хорошим лугам, и они же разводятся также при искусственном травосеянии. Однако некоторые из злаков даже в молодости представляются малосъедобными (Nardus stricta, Deschampsia caespitosa), что можно сказать также и про некоторые из мотыльковых. Другие же растения из названных семейств хотя и дают большие урожаи с большим содержанием питательных веществ, но не вызывают при скармливании соответствующего эффекта или вредно отзываются на здоровых животных. Лучшими травами считаются: 1) из злаков — тимофеевка (Phleum pratense и Boehmeri), ежа сборная (Dactylis glomerata), пырей (Triticum repens), бухарник пушистый (Holcus lanatus), трясунка (Briza media), различные виды лисохвоста (Alopecurus pratensis, geniculatus), мятлика (Poa pratensis, annua), райграсов (Lolium italicum, perenne), овсяницы (Festuca pratensis, elatior, ovina, rubra, borealis), полевицы (Agrostis alba, vulgaris) и др.; из семейства мотыльковых — различные виды клевера (Trifolium pratense, hybridum, repens, incarnatum, montanum, elegans), вики или горошка (Vicia Cracca, sativa, pisiformis, angustifolia), затем люцерны (Medicago), чины (Lathyrus), ледвянца (Lotus) и др. Этим растениям многие противополагают так называемые кислые злаки с значительно меньшей питательностью, куда относятся ситниковые (Juncaceae), Luzula (ожика), Scirpus (камыш), Erioforum (пушица) и разные виды хвоща (Equisetum) и осоки (Carex). Кроме этих растений, следует упомянуть еще о многих таких, которые, не выдаваясь своими питательными достоинствами, тем не менее являются вполне съедобными или же представляются еще полезными по другой причине, так как придают С. аромат, напр. Carum Carvi (тмин), Achillea (тысячелистник) и др. Сюда относятся растения самых различных семейств. Наконец, есть растения и вредные по своей ядовитости (некоторые из лютиков, Cicuta virosa, Colchium и пр.). Если С. более или менее хорошо высушено, то все входящие в его состав растения могут быть свободно определены, а само С. — расклассифицировано на группы. Таким образом, исследование ботанического состава С. очень важно и на практике представляет одно из главнейших средств для суждения о ценности С.; другие внешние признаки хотя имеют, быть может, и меньшее значение, тем не менее, всегда принимаются в расчет. Цвет хорошего обыкновенного злакового С. — более или менее ярко-зеленый. Буроватый цвет указывает на примесь растений других семейств (напр. клеверов), синеватый — осок или сладких злаков, растущих на болотистых местностях; если же чистое злаковое С. имеет цвет темный, то это говорит за то, что С. было под дождем. Желтоватый, соломистый цвет служит указанием, что скос травы производился поздно, когда многие из них уже устарели. Это С. не издает такого сильного аромата, свойственного зеленому добротному С., скошенному вовремя; аромат зависит, главным образом, от пахучего колоска (Anthoxantum odoratum), который принадлежит к числу самых ранних злаков. Впрочем, аромат С., так наз. запах кумарина, свойственен, кроме колоска, — также доннику (Melilotus), чаполочи (Hierochloa), ясминнику (Asperula) и в слабой степени также друг. растениям. Неприятный запах, идущий от С., сообщается ему под влиянием дождливой погоды, при неполной просушке, и зависит от процессов разложения (гнилостных организмов и плесени). Такое С. при раструске отделяет много пыли. Смотря по месту произрастания, различают несколько видов С.

С. с заливных или поемных лугов, расположенных по берегам рек и некоторых озер, смотря по положению и рельефу местности — бывает разнокачественно. Исследования северных рек (Сев. Двины, ее притоков, Мсты, Волхова и др.) показали, что в общем здесь могут быть подмечены 3 категории лугов — более высоких, одетых разнообразною растительностью, состоящей иногда сплошь из мотыльковых трав, иногда же с преобладанием жесткостебельных крупных растений, средневысоких — с растительным покровом из злаков (чаще всего) и низких — с болотистой растительностью. То поемное С., которое считается одним из лучших кормов, снимается именно с лугов средней высоты. Здесь во время водополья отлагается некоторое количество тонкопесчанистого плодородного ила, и вместе с тем вода, не застаиваясь долгое время, достаточно увлажняет почву. Вследствие этого растущие здесь травы достигают пышного развития и отличаются значительною питательностью. Они состоят из немногих представителей злаковых и мотыльковых, причем наиболее типичными из первых являются — лисохвосты, а из вторых — Vicia Cracca. Тем не менее, благодаря достаточности влаги и плодородию пойменной почвы здесь густота трав подчас изумительная, создаваясь на счет усиленного разрастания отдельных экземпляров. Это не остается без влияния на внешнем виде заливного С., которое в сравнении с обыкновенным луговым всегда более толстостебельно, длинно и более темно-зеленого цвета. От этой же причины зависит также необходимость более раннего скашивания трав на заливном лугу, так как иначе стебли могут приобрести не только жесткость, но и сделаться деревянистыми.

С. с суходольных лугов. Луга этой категории в общем уступают заливным как в отношении производительности, так и в отношении состава покрывающей их травы. В частности, они настолько разнообразны, что нет возможности дать им общую характеристику. Это подтверждается еще и тем обстоятельством, что под понятие суходольных лугов, кроме естественных сенокосных угодий, эксплуатируемых как таковые постоянно, подходят еще и земли, уже бывшие под культурой, а затем снова заброшенные. Отсюда видно, что одинаковым образом суходольным лугом может быть назван луг, заросший почти сплошь клевером, как это довольно часто бывает на заброшенных залогах, и луг, заросший белоусом, совершенно непригодным как кормовое средство. Главное же отличие суходольного С. — его мелкость (в зависимости от более или менее плотной и сухой почвы) и разносоставность, так как на суходольном лугу находят себе приют представители самых разнообразных семейств травянистых растений.

Болотное, или кислое, луговое С. получается с лугов, страдающих от избытка влаги. Подчас состав населяющей эти луга растительности бывает довольно разнообразный и не лишен примеси трав хороших, каковыми являются здесь горошек (Lathyrus), канарейник (Phalaris), манник (Glyceria fluitans), но их бывает обыкновенно мало. Характерные травы этих лугов суть кислые злаки — различные виды осоки, ситников и хвоща, затем лютики (Ranunculus), вшивица (Pedicularis), подмаренники (Galium), калужница (Caltha) или если сладкие злаки, как вейники (Calamagrostis), то очень малосъедобные. Иногда огромные пространства этих лугов зарастают сплошь осоками и хвощом, причем хвощ довольно часто выделяется в особые куртины, занимая главным образом наиболее пониженные места. С. из этих трав жесткое, малопитательное, в особенности если они скошены поздно. Тогда такое С. значительно уступает хорошо сбереженной соломе. В некоторых местностях считают, однако, что корм, который доставляют кислые луга, имеет при своевременной уборке довольно большую ценность. Опытные хозяева Финляндии доказывали неоднократно, что С., состоящее из хорошо убранной осоки или хвоща, скошенного около Иванова дня, составляет весьма хороший молочный корм для коров, привыкших к нему, и факт этот подтверждается научными исследованиями (Wittmack).

Лесное С. — собирается в лесах, лесных порослях, прилесках, прогалинах и полянах в лесу, лесных пожарищах, т. е. местах самых разнообразных, не исключая и болотистых, почему состав лесного С. может приближаться или к С. с суходольных лугов или к С. кислому. Выделяется отсюда лишь С., собираемое в местах тенистых, закрытых, между кустарниками и деревьями (лиственными), где растут травы более водянистые и в силу этого малопитательные. Среди этих трав много злаковых, мало бобовых, господствующими или более частыми в северной полосе России считаются — манжетка (Alchemilla vulgaris), черноголовка (brunella vulgaris), марьяники (Melampyrum), бетоника (Betonica), скабиоза (Scabiosa), некоторые лютики, купальница и др., до которых в зеленом виде не дотрагивается ни одно животное.

Горное С., как показывает самое название, собирается в горах, с лугов, расположенных по склонам гор, и на горных плато. С. это отличается большою доброкачественностью; выделываемые из молока местного скота продукты отличаются тонким вкусом. Следует заметить, что в состав горного альпийского С. входит много зонтичных и подорожниковых.

Степное С. — у нас есть достояние черноземной полосы и получается с несолонцовых девственных, целинных степей или же с различных залежей и перелогов. Характерными растениями первого вида угодий являются три злака: ковыли (Stipa pennata и S. capillata), типец (Festuca ovina) и тонконог (Koeleria cristata), иногда и Poa, но число вообще растущих на нем трав очень велико. Здесь обыкновенны как злаки (кроме указанных еще различные виды Poa, Festuca, Bromus, Agrostis, Melica, Setaria, Phleum и др.), так и мотыльковые (разные виды Vicia, Trifolium, Lathyrus, особенно Astragalus и Medicago, Lotus, Coronilla, Oxytropis); из других семейств наиболее обыкновенны представители сложноцветных, губоцветных, норичниковых, крестоцветных и гвоздичных, иногда молочайных. В настоящее время наряду с уменьшением самого пространства степей, поступающих под культуру, замечается также и заполонение остающихся сенокосных угодий различными нетипичными для степи растениями. Само же по себе целинное С., хотя его накашивается сравнительно мало, отличается хорошими качествами и ставится хозяевами даже выше С. с заливных лугов. С. со степных перелогов резко различается, смотря по свойствам почвы, степени ее плотности, характера предшествующей обработки, а также условиям погоды. В общем его можно подразделить на пырейное, когда залежь занята из Triticum repens (кроме Tr. rep., преобладающее значение на перелогах имеют Melilotus officinalis, Sisymbrium Sophia, Salsola Kali, Hierochloa odorata, Setaria viridis и glauca или реже Bromus inermis; за исключением последних трех растений, остальные никакого питательного значения не имеют; в юго-вост. России Tr. rep. заменяется Tr. ramosum, острецом, хорошо растущим на солонцеватом черноземе), и бурьянистое, когда пырей отступает на второй план, а господство приобретают травянистые виды Eryngium, Cirsium, Onopordon, Carduus, Sonchus, Lactuca, Artemisia и проч. Впрочем, бурьянистые залоги чаще служат пастбищем для скота (особенно овец), так как для сенокоса они (по жесткостебельности) менее пригодны. Пырейное же С. ценится не ниже целинного. Оба вида перелогов (бурьянистый и пырейный) с течением времени изменяются в отношении одевающей их растительности и мало-помалу, если не мешает человек, переходят по мере уплотнения и высыхания почвы в целину, занятую многолетними злаками. Кроме высокой нагорной степи, в черноземной области России следует отметить еще так наз. лиманы, изученные в Заволжье. В Самарской губ. они представляют самые надежные сенокосные угодья, хотя С. лиманное ценится ниже залежного. Растительность их главным образом состоит из злаков (Alopecurus, Beckmania, Kocleria, Festuca ovina и elatior, Triticum repens и cristatum, Hierochloa odorata), мотыльковых (Medicago falcata и Melilotus albus, Lathyrus, Glicyrrhiza), затем Nasturtium, Sanguisorba, Falcaria, Inula, Statice, двух осок и многих других растений.

Посевное С. вообще отличается высокими достоинствами, неодинаковыми, однако, в зависимости от рода входящих в состав его трав из семейства злаковых и мотыльковых. У нас распространено С. клеверное, виковое, люцерновое и эспарцетное и некоторые несложные травяные смеси (см. Кормовые травы), напр. вика с овсом, клевер красный с тимофеевкою и пр. Что касается урожаев С., то величина их, конечно, колеблется в больших пределах. В общем, наиболее высокие (400—500—600 пд.) цифры приводятся для С., собираемого как с культурных полей, так и с искусственных лугов, затем следуют луга поемные, заливные (до 300 и выше пд.), и на последнем месте луга остальных категорий, причем с суходольных снимается С. меньше всего. Следующая таблица поясняет величину средних урожаев С. для 60 губерний России:

Урожай на лугах:
Сеянн. Заливн. Низмен. Болотн. Лесн. Суход. Степн.
Чернозем. 155 140 111 100 87 77 72
Нечернозем. 190 136 96 72 70 60

В отношении урожайности выделяются две группы местностей: 1) центральные, юго-западные и привислянские губернии, с одной стороны, как местности высокой урожайности сенокосов, и губернии южные, юго-восточные и северо-западные — с другой, как местности низких урожаев С. На юге особенно сильно сказывается различие между лугами заливными и незаливными; северо-запад и северо-восток не дают такой большой разницы и мало отличаются друг от друга. Всего ближе урожай на незаливных лугах к урожаю заливных в привислянских губерниях. В цифровых данных отдельные районы могут быть охарактеризованы следующим образом:

Урожай на лугах В
среднем
Отношение
урож. зал.
к урожаю
незаливн.
Заливн. Незаливн.
Юго-восток 93,9 67,8 80,8 72,2%
Юго-запад 107,9 77,0 92,4 71,4%
Северо-запад 103,2 76,9 90,0 74,5%
Северо-восток 104,1 77,7 90,9 74,7%
Привислянские губернии 118,8 111,1 114,9 93,5%

Самой урожайной почвой оказывается тучный чернозем, дающий средний урожай С. более 100 пд. С. с десятины; затем следуют равные по урожайности суглинистый чернозем и супесчаная почва, а за ними серая земля, суглинок. Обыкновенный чернозем и песчаные земли замыкают ряд, давая средний урожай менее 90 пд. с дес. В привислянских губерниях лучшие урожаи принадлежат глине (около 150 пд. с дес.), — средний сбор на суглинке (около 120 пд.) и всего менее на супеси (110 пд.).

Г. К.