ЭСБЕ/Чешская литература

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Чешская литература
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Человек — Чугуевский полк. Источник: т. XXXVIIIa (1903): Человек — Чугуевский полк, с. 789—792 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : VSH


Чешская литература. — История Ч. литературы делится обыкновенно на три периода: древний — от начала Ч. письменности до Гуса (умер в 1415 г.); средний, в котором различаются: а) расцвет Ч. словесности, до Белогорской битвы 1620 г., и б) упадок ее (до конца XVIII в.); новый, в котором различают: а) возрождение Ч. словесности из упадка, приблизительно до 1848 г., и б) время полного укрепления новой Ч. литературы и установление в ней новых оснований. С конца 1880-х годов можно усмотреть зарождение новейшего периода Ч. литературы, продолжающегося и в настоящее время. Произведения древнего периода, если не считать заподозренных памятников знаменитой Краледворской рукописи (спор относительно ее подлинности доселе еще не окончен), носят по преимуществу подражательный характер; нередко вместо настоящей поэзии они представляют собой бесплодное стихоплетство и риторику, что почти одинаково относится как к светской, так и к духовной литературе. К числу произведений, наиболее вращавшихся в населении, относятся в особенности Ч. «Александреида», переделка латинской, отмеченная значительной долей патриотизма и вражды к немцам; любопытны также Ч. переделки рыцарских повестей и поэм «Тристрам» (=Тристан) и «Тиндариаш и Флорибелла», а по патриотическому настроению и ненависти к немцам особенно выдается «Далимилова хроника» начала XIV в. Вообще говоря, Ч. словесность усвоила себе путем переводов и переделок почти все содержание западноевропейской средневековой литературы со всеми ее достоинствами и недостатками; такие международные произведения, как Троянская хроника или бродячие сюжеты апокрифов и рыцарских романов (например, о Штильфриде и Брунцвике, Мелюзии и др.) читались чехами с такой же охотой и любовью, как и другими западноевропейскими народами. Известную долю самостоятельности в переработках чужих произведений и даже некоторого поэтического дарования обнаружил сатирический писатель XIV в., ученый пан Смиль из Пардубиц, по прозванию Фляжка, автор сборника дидактико-сатирических басен «Nova rada» (Новый совет), 1395 г. На подражательной почве развилась и Ч. мистерия, в некоторых отдельных случаях («Mastićkař», т. е. продавец мазей) достигавшая замечательной силы разработки и языка, иногда, впрочем, донельзя распущенного и дерзкого. Из представителей литературы духовно-нравственной выдаются Ян Милич, Матвей из Янова и особенно благородный рыцарь Фома Штитный (1325—1400), автор ряда замечательных для своего времени по языку и содержанию популярных нравоучительных сочинений, удачно раскрывавших сущность христианского учения и нравственности («Rozmluvy nabožné», «Knižky sěstery» и др.). Проповедническая и писательская деятельность знаменитого Яна Гуса (1369—1415; особенно замечательна его «Постилла» — толкование евангелия) и его последователей, а равно приверженцев происшедшей из его учения общины Ч. братьев, является характеристичной для среднего периода Ч. литературы, особенно если присоединить сюда и просветительную писательскую работу Петра Хельчицкого (1390—1460; его «Сеть веры» — Sit viry — написана в 1455 г.), непосредственного, так сказать, отца этой общины. Из поэтов первой половины периода преимущественно достойны упоминания Дачицкий из Геслова (1555—1626; сатирический сборник «Prostopravda») и Ломницкий (1552—1622; «Kratké naučeni», сатирическая поэма «Kupidova Střela» и «Hadaní» — спор между духовным и светским лицом). В духовной поэзии этого времени преобладают гимны (особенно Ян Благослав, 1523—1571, и Ян Августа, 1500—1572). Продолжала развиваться на почве мистерии и светская драма сатирического характера («Sedlsky masapust» — студенческая комедия, «О kupci a neverné jeho ženě» — пьеса, написанная в свободных до неприличия, рифмованных стихах). Характерно для данного времени и замечательное развитие литературы права и истории [Цтибор из Цимбурка (1430—1494; его знаменитая в истории Ч. права «Товачовская книга») и Викторин Вшегорд (1450—1520; «Knihy devatery о pravích…»); Карл Жеротин (1564—1636; «Zpravy o sněmich» — известия о сеймах, «Apologia») и др.]. Из историков особенно известен по прекрасному языку и учености Даниил-Адам Велеславин (1546—1599; «Kalendař Historický»); затем идут Вацлав Гаек из Либочан (умер в 1553 г.; «Kronika Česká»), Бартош Писарь (умер в 1535 г.; «Kronika Prašská») и некоторые др. Вообще, Ч. проза в это цветущее время Ч. письменности достигла особенного развития и высоты, как со стороны содержания, так и особенно по языку; можно указать немало замечательных в этом отношении произведений, например в области землеведения и путешествий [«Kronika Moskevska», любопытные «Přihody» (Приключения) Вацлава Вратислава (русский перевод этой книги, сделанный К. П. Победоносцевым в 1877 г., вышел в Петербурге под заглавием: «Приключения Ч. дворянина Вратислава в Константинополе»), Криштоф Гаранш — «Cesta (путешествие) do Svaté země», 1598, и некоторые др.]. Развитие гуманизма обогатило в это время Ч. литературу множеством прекрасных переводов из латинских и греческих классиков (Григорий Грубый и сын его Сигизмунд, 1497—1554, Вацлав Писецкий, 1484—1511, и многие другие). Необычайное развитие Ч. прозы в это время дало повод к наименованию его «золотым веком» Ч. литературы, пожалуй, справедливому, если говорить не столько о содержании произведений, сколько о их внешней форме, о прекрасном, изящном и гибком языке. С 1620 г. начинается время упадка Ч. литературы, дошедшего к концу XVIII в. почти до полного ее исчезновения. Упадок этот произошел не сразу: в писательской деятельности знаменитого Яна Амоса Коменского (1592—1670) еще заметны лучшие качества и свойства предшествовавших ему писателей. Коменский — один из знаменитейших «мировых» педагогов; его «Didaktika» и особенно «Orbis pictus» послужили основанием всей новейшей педагогики; но он был и вообще одним из образованнейших и ученейших людей своего времени (его «пансофическая» деятельность), а в Ч. литературе он известен, кроме того, еще и прекрасным аллегорически-поэтическим трудом «Labyrint Světa», имевшим для своего времени огромную ценность, не потерянную, впрочем, и для нас (его «Opera didactica omnia» вышла в Амстердаме в 1657 г.; «Дидактика» имеется и в нескольких русских переводах). Одним из любопытнейших факторов упадка Ч. литературы этого времени служит истребительная деятельность иезуитского писателя Антона Коняша (1691—1760), уничтожившего в Чехии до 60 тыс. гуситских и других книг и составившего указатель запрещенных Ч. книг, подлежащих истреблению. Другим фактором несомненно была германизаторская деятельность Иосифа II, введшего с 1774 г. в школы и управление немецкий язык вместо чешского. Но в народе еще таились силы, оставшиеся от великого исторического размаха, произведенного гуситством. Насильственные действия государя, собравшегося упразднить все его исторические права, вызвали крайнее противодействие и поворот в духовной жизни чехов. Тут-то и начинается воскресение Ч. литературы, которым характеризуется ее новый период. Первыми воскресителями явились люди, вышедшие из среды низшего и среднего духовенства, в котором еще не окончательно заглох интерес к родной старине и народности. Это были: Добнер Геласий (1719—1790), выпустивший в свет критическое издание хроники Гайка (см. выше), Пельцель, Длабач, Прохазка, издавший новый Ч. перевод Нового Завета, Дурих, Там Вацлав, Карл Судимир, Шнейдер, но особенно деревенский священник Антонин Ярослав Пухмайер (1769—1830) и ученый филолог аббат Иосиф Добровский, «патриарх славяноведения» (1753—1829). Пухмайер сумел собрать вокруг себя молодые силы, из которых и образовал новую поэтическую школу. В 1795—1814 гг. вышли его «Sebráni básnì (стихотворений)», «Zpěvů» и «Nové básně», сочиненные им и его последователями Войтехом Неедлым (поэмы «Otokar», «Vratislav» и «Václav») и Севастианом Гневковским, автором юмористического стихотворения «Děvin». По указанию Добровского, поэты этой новой школы, с Пухмайером во главе, заменили силлабический размер в стихах тоническим, более пригодным для Ч. языка. Позже Шафарик и Палацкий пытались, и со значительным успехом, ввести в Ч. стихотворство, вместо тонического размера, метрический («Počatkové čeckého básnictvi», 1818 г.). Ученые сочинения Добровского («Geschichte der böhmisch. Sprache und Literatur», «Institutiones linguae slavicae diaiecti veteris» и много др.) преимущественно написаны на латинском или немецком языке, так как он, при всей любви к родной речи, не верил в возможность ее возрождения; тем не менее толчок, данный им родной науке и литературе, был огромный, и деятельность его смело можно рассматривать как краеугольный камень новой Ч. письменности. В 1818 г. появилось столь необходимое для успехов науки и литературы средоточие — народный Ч. музей, долженствовавший объединять силы и стремления Ч. ученых и действительно с большим успехом достигавший этой цели. С 1831 г. деятельность музея еще усилилась, так как при нем была открыта Ч. Матица для научной и популярной обработки языка и литературы. Особенное, исключительное значение для возрождения Ч. литературы имело открытие в 1817 г. двух знаменитых памятников якобы древнечешской поэзии — Зеленогорской и Краледворской рукописей. Какова бы ни была судьба вопроса об их подлинности — первая из них едва ли не бесповоротно признана большинством ученых подложной, а о второй споры ведутся и до сих пор без явного успеха той или другой стороны, — благодаря появлению их в свет совершилось деловеликой исторической важности, так как именно они в особенности помогли возрождению родной литературы. Едва ли во всей всемирной истории найдется другой подобный пример необычайного воздействия отдельных поэтических памятников на судьбы всей литературы народа. Поэтическое содержание этих памятников указывало на такую художественную высоту творчества и на столь высокоразвитое национальное сознание чехов уже в древнюю, начальную пору их самобытного исторического существования, пробужденная всем этим народнаягордость в такой сильной мере удовлетворялась ими, что невольно должен был возбудиться вопрос о неправильности и даже исторической несправедливости подчиненного положения Ч. языка и народа в стране; а быв раз поднят, вопрос этот неизбежно должен был привести чехов к отчаянной борьбе с немцами за попранные права, и в этой борьбе, приведшей в конце концов к победе, названным памятникам, как сильным и ярким возбудителям народного чувства и сознания, принадлежала выдающаяся роль. В конце концов, произошло событие, по справедливому выражению русского слависта Гильфердинга представляющее одну из тех неожиданных побед человеческого духа над глубоко материальной силой, которые всегда действуют облагораживающим образом на человеческую природу и о которых с отрадой вспоминает история. Событие это — возрождение Ч. литературы, народа и языка. Период возрождения особенно характеризуется учено-литературной деятельностью таких приснопамятных мужей, как Нестор новой Ч. словесности Иосиф Юнгманн (1773—1847); Павел Шафарик (1795—1861), этот, если можно так выразиться, живой Ч. факультет славяноведения; Франц Палацкий (1798—1876), отец Ч. истории; поэты Вячеслав Ганка (1791—1861), Ян Коллар (1793—1852), творец панславистской поэмы «Дочь Славы»; затем: Ладислав Челаковский (1799—1852), Ян Воцель (1803—71), Яромир Эрбен (1811—70), Иосиф Тыль (1808—56), Карл Маха (1810—36) и многие другие. Эти первые деятели новой Ч. литературы в большинстве отличались замечательно ясным славянским патриотизмом на Ч. почве (властенецтво), почти не затемненным никакой рефлексией. 1848-й год произвел в этой литературе большой перелом, характеризуемый значительной разочарованностью в прежних идеалах и направлением более космополитического склада и духа, ударившимся в конце концов в поэзию «мировой скорби», а в самое последнее время — в символизм и даже декадентство. Крупнейшими выразителями Ч. поэтической мысли во второй половине XIX в. были Витезслав Галек (1835—1874), Ян Неруда (род. в 1834 г.), Адольф Гейдук (род. в 1836 г.), но особенно Святополк Чех (род. в 1846 г.) и Ярослав Вьрхлицкий (род. в 1853 г.: см. Фрида), а в новейшее время И. Махар (род. в 1864 г.), родоначальник и глава поэтов новейшей школы, отделившейся от стариков и предавшейся исканию новых путей, затем Б. Каминский (род. в 1859 г.) и некоторые другие. О поэзии Вьрхлицкого были критические очерки и в русской литературе; см., например, «Этюды в области новой Ч. литературы» А. Степовича, «Очерки из истории славянских литератур» его же (Киев, 1895), и др. Среди Ч. беллетристических произведений выдаются особенно исторические и бытовые романы и повести Алоиза Ирасека (род. в 1851 г., ныне профессор гимназии в Праге; его «Горные рассказы» переведены на русский язык в 5 и 6 выпусках киевского «Славянского Ежегодника», вышли и отдельно в 1884 г., Киев). Другие известные беллетристы: Вячеслав Требизский (кое-что переведено и на русский язык; смотри, например, киевское издание «Рассвет», сборник статей по славяноведению, 1893), Струпежницкий (см. «Славянская Беседа», Киев, 1888), Пфлегер-Моравский, Юлий Зейер, Вячеслав Волчек, Иосиф Галечек, Шмиловский, Шульц, Арбес, Геритес. Средоточиями беллетристов служат общества «Maj» и «Umělecka Beseda». Между драматургами известны более других Ержабек Франт., Боздех Эммануил, Закрейс Франт. и др. Среди более или менее крупных Ч. писателей мы встречаем и несколько женских имен; таковы, например, Божена Немцова (1820—1862; повесть «Бабушка» переведена и на русский язык, последний перевод: СПб., 1900), Каролина Светлая, София Подлинская, поэтесса Е. Красногорская и некоторые др. Ч. наука дала немало очень ценных вкладов в общечеловеческую сокровищницу знаний. Кроме вышеуказанных лиц, следует еще назвать историков литературы Шемберу, Йос. Иречка, Карла Тифтрунка, Патеру Адольфа, Вашка Машка, Тругларя, Ф. Бартоша, Вяч. Флайшганса; языковедов Гатталу, Гебауэра (его «Славянские наречия» переведены по-русски, Киев, 1882), Гейтлера, Маценауэра; историков В. Томка, А. Гиндели, Брандля, Эмлера, Калуска, Ант. Резека, Л. Пича, Нидерле, Ч. Зиберта. Научная работа Ч. ученых сосредоточивается в изданиях музея Ч. королевства («Časopis») и академии наук, основанной в 1890 г. Главкой, и разных обществ («Listy Filologické», «Česke museum Filologické», «Hlidka» «Česky Lid», «Česky časopis historický» и др.). К изданиям чисто литературным можно отнести «Česká Revue», «Athenaeum» (изд. Философа Масарыка с 1883 г.), «Osvěta» (ред. В. Волчек), «Kvety».

Литература (кроме вышеназванных сочинений): Пыпин и Спасович, «История славянских литератур» (т. II, СПб., 1881); А. Степович, «Очерк истории Ч. литературы, с фотографическим снимком Краледворской рукописи» (Киев, 1886); Яр. Волчек, «Dějiny české literatury»; Бачковский, «Zevrubné dějiny českeho pisemnictvi doby nové»; В. Флайшганс, «Pisemnictvi české slověm i obrazem» (Прага, 1901); Тифтрунк, «Historie česke literatury».