Белое покрывало (Гартман; Михайлов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Бѣлое покрывало
авторъ Морицъ Гартманъ (1821—1872), пер. М. Л. Михайловъ (1829—1865)
Стихотворенія М. Л. Михайлова, 1862.
Изъ нѣмецкихъ поэтовъ.
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Der weiße Schleier («Im Kerker liegt in eisernen Banden…»). — Изъ цикла «Episch-lyrische Gedichte», сб. «Kelch und Schwert». Опубл.: 1859[1]. Источникъ: Стихотворенія М. Л. Михайлова. — Берлинъ: Georg Stilke, 1862. — С. 275—278.. Белое покрывало (Гартман; Михайлов)/ДО въ новой орѳографіи


Бѣлое покрывало.


[275]

1.

Позорной казни обреченной,
Лежитъ въ цѣпяхъ венгерскій графъ.
Своей отчизнѣ угнетенной
Хотѣлъ помочь онъ: гордый нравъ
Въ немъ возмущался; межь рабами
Себя онъ чувствовалъ рабомъ —
И взятъ въ борьбѣ съ могучимъ зломъ,
И къ петлѣ присужденъ врагами.

Едва двадцатая весна
10 Настала для него — и надо
Покинуть міръ! Не смерть страшна:
Больному сердцу въ ней отрада!
Ужасно въ петлѣ роковой
Средь людной площади качаться…

[276]

15 Вороны жадныя слетятся,
И надъ опальной головой
Голодный рой ихъ станетъ драться.
Но графъ въ тюрьмѣ, въ углу сыромъ,
Заснулъ спокойнымъ, дѣтскимъ сномъ.

20 Поу́тру, грустно мать лаская,
Онъ говорилъ: „Прощай, родная!
Я у тебя дитя одно;
А мнѣ такъ скоро суждено
Разстаться съ жизнью молодою!
25 Погибнетъ безъ слѣда со мною
И имя честное мое.
Ахъ, пожалѣй дитя свое!
Я въ вихрѣ битвъ не зналъ боязни,
Я не дрожалъ въ дыму, въ огнѣ;
30 Но завтра, при позорной казни,
Дрожать какъ листъ придется мнѣ.“

Мать говорила, утѣшая:
„Не бойся, не дрожи, родной!
Я во дворецъ пойду, рыдая:
35 Слезами, воплемъ и мольбой
Я сердце разбужу на тронѣ…
И поутру́, какъ поведутъ
Тебя на площадь, стану тутъ,
У мѣста казни, на балконѣ.
40 Коль въ черномъ платьѣ буду я,

[277]

Знай — неизбѣжна смерть твоя…
Не правда ль, сынъ мой! шагомъ смелымъ
Пойдешь на встрѣчу ты судьбѣ?
Вѣдь кровь венгерская въ тебѣ!
45 Но если въ покрывалѣ бѣломъ
Меня увидишь надъ толпой,
Знай — вымолила я слезами
Пощаду жизни молодой.
Пусть будешь схваченъ палачами —
50 Не бойся, не дрожи, родной!“

И графу тихо, мирно спится,
И до утра онъ будетъ спать…
Ему все на балконѣ мать
Подъ бѣлымъ покрываломъ снится.

2.

55 Гудитъ набатъ; бѣжитъ народъ…
И тихо улицей идетъ,
Угрюмой стражей окруженный,
На площадь графъ приговоренный.
Всѣ окна настежь. Сколько глазъ
60 Его слезами провожаетъ,
И сколько женскихъ рукъ бросаетъ
Ему цвѣты въ послѣдній разъ!
Графъ ничего не замѣчаетъ:
Впередъ, на площадь онъ глядитъ.

[278]

65 Тамъ на балконѣ мать стоитъ —
Спокойна, въ покрывалѣ бѣломъ.

И заиграло сердце въ немъ!
И къ мѣсту казни шагомъ смѣлымъ
Пошелъ онъ… съ радостнымъ лицомъ
70 Вступилъ на по́мостъ съ палачомъ…
И ясенъ къ петлѣ поднимался…
И въ самой петлѣ — улыбался!

Зачѣмъ же въ бѣломъ мать была?..
О ложь святая!.. Такъ могла
75 Солгать лишь мать, полна боязнью,
Чтобъ сынъ не дрогнулъ передъ казнью!




Примѣчанія.

  1. Впервые — въ журналѣ «Современникъ», 1859, томъ LXXIV, № 3, с. 174—175 съ подзаголовкомъ «старинная баллада, изъ Морица Гартмана» и пописью «Мих. Михайловъ»; затѣмъ — въ книгѣ Стихотворенія М. Л. Михайлова. — Берлинъ: Georg Stilke, 1862. — С. 275—278..


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.