Божественная комедия (Данте; Мин)/Ад/Приложение (Бонифаций VIII)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Божественная комедія — Приложенія : I. Бонифацій VIII
авторъ Филалетесъ (1801—1873), пер. Дмитрій Егоровичъ Минъ (1818—1885)
Языкъ оригинала: нѣмецкій. — Источникъ: Адъ Данта Алигіери. Съ приложеніемъ комментарія, матеріаловъ пояснительныхъ, портрета и двухъ рисунковъ. / Перевёлъ съ италіянскаго размѣромъ подлинника Дмитрій Минъ — Москва: Изданіе М. П. Погодина. Въ Университетской Типографіи, 1855. — С. 295—302. Божественная комедия (Данте; Мин)/Ад/Приложение (Бонифаций VIII)/ДО въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


Приложеніе.

[295]

БОНИФАЦІЙ VIII.
(Къ XIX пѣснѣ Ада).

Папа Бонифацій VIII умеръ въ 1303 г., слѣд. въ 1300, въ годъ замогильнаго странствованія Данта, не могъ быть помѣщенъ въ аду. Однакожъ поэтъ, не желая оставить заклятаго своего врага ненаказаннымъ, влагаетъ въ уста Николая III будущее его осужденіе. Краткій перечень событій въ папствованіе Бонифація VIII покажетъ, что Данте имѣлъ полное право произнесть столь строгій приговоръ надъ этою замечательною личностію среднихъ вѣковъ.

Послѣ двухлѣтняго междуцарствія, кардиналы избрали въ папы благочестиваго пустынника Піетро ди Мороне, подъ именемъ Целестина V (въ 1294).[1] Этотъ добрый, но слабодушный человѣкъ вскорѣ такъ сильно покорился вліянію Карла II Анжуйскаго, что, по его настоянію возвелъ двѣнадцать иноземцевъ въ кардинальское достоинство. Честолюбивый кардиналъ Каэтанъ Ананьи (будущій Бонифацій VIII), изъ гибеллинской фамиліи, пользуясь неспособностію Целестина, употребилъ всѣ средства, чтобы возложить на свою голову папскую тіару, и для того, съ одной стороны, вооружалъ противъ [296]Целестина кардиналовъ, а съ другой — дѣйствовалъ на его тревожную совѣсть; говорятъ даже, что онъ черезъ рупоръ намекалъ слабодушному папѣ, что само небо повелѣваетъ ему сложить съ себя папское достоинство. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ съумѣлъ снискать себѣ благосклонность прежняго своего врага Карла II Анжуйскаго обѣщаніемъ содѣйствовать ему во всемъ, если Анжуйскій доставитъ въ пользу его избранія голоса 12 преданныхъ ему кардиналовъ. Целестинъ, издавъ напередъ буллу, въ силу которой дозволялось папѣ слагать съ себя тіару ради спасенія души своей, отказался отъ папскаго престола, и Бонифацій былъ единодушно избранъ на его мѣсто (въ 1294).

Но какъ многіе сомнѣвались въ законности такого выбора и продолжали считать Целестина истиннымъ папою, то Бонифацій повелѣлъ содержать несчастнаго старца, укрывшагося въ своей пустыни, въ Фумонѣ (въ Кампаньи), до самой его смерти въ столь тѣсномъ заключеніи, что ночью онъ преклонялъ голову на ступени того самаго алтаря, на которомъ днемъ служилъ литургію.

Едва вступивъ па престолъ, Бонифацій предался душею и тѣломъ партіи Гвельфовъ, старался всѣми средствами дать Карлу II возможность завладѣть Сициліей и льстивыми обѣщаніями приманилъ Карла Валуа въ Италію, гдѣ онъ и принялъ столь сильное участіе въ дѣлахъ Флоренціи.[2]

Вскоре Бонифацій обнаружилъ всю необузданность своего характера. Узнавъ, что Альбрехтъ Австрійскій избранъ въ императоры римскіе, Бонифацій самъ возложилъ на свою голову императорскую корону, сказавъ: «Я цезарь, я императоръ; мнѣ подобаетъ право управлять имперіей.» — Однажды, въ день освященія пепла, онъ кинулъ освященную золу въ лице генуезскому архіепископу Поркетто Спинола и воскликнулъ: «Помни, гибеллинъ, ты прахъ и вмѣстѣ съ гибеллинами, тебѣ подобными, разсѣешься прахомъ!»

Но всего разительнѣе обнаружилъ Бонифацій бурную неукротимость страстей въ борьбѣ съ могущественнымъ домомъ Колонна. Одинъ изъ членовъ этой фамиліи, Шіарра Колонна, похитилъ часть папскихъ сокровищъ во время переѣзда папскаго двора изъ Ананьи въ Римъ; а кардиналы Іакопо и Піетро Колонна явно противились избранію Бонифація въ папы. Раздраженный этимъ, [297]Бонифацій издалъ въ 1297 буллу съ жесточайшими упреками противъ знаменитой фамиліи: ею лишалъ онъ обоихъ кардиналовъ ихъ достоинства и всего имѣнія, объявивъ весь домъ ихъ до четвертаго колѣна недостойнымъ ни для какой духовной должности. Противъ непокорныхъ былъ объявленъ крестовый походъ, при чемъ Бонифацій хитростію и силою завладѣлъ ихъ замками въ Компаньи ди Рома.[3]

Избѣгая преслѣдованій многіе члены дома Колонна нашли убѣжище при дворѣ Филиппа Прекраснаго, короля французскаго. Этотъ монархъ, прежній другъ Бонифація, теперь, нарушивъ неприкосновенность правъ духовенства отнятіемъ ихъ доходовъ, поссорился съ папою, будучи поддерживаемъ въ этой борьбѣ не только чинами, но и духовенствомъ своего королевства. Вскорѣ вражда ихъ дошла до того, что адвокатъ королевскій Вильгельмъ Ногаретъ, подалъ королю обвинительную грамоту, въ которой уличалъ Бонифація во всевозможныхъ преступленіяхъ: святокупствѣ, волшебствѣ и ереси. Тогда Бонифацій, призвалъ французское духовенство на соборъ въ Римъ для обузданія Франціи въ ея злоупотребленіяхъ по управленіямъ духовному и гражданскому; узнавъ же, что король запретилъ своему духовенству присутствовать на этомъ соборѣ, отлучилъ Филиппа и всѣхъ его соумышленниковъ отъ церкви. Это заставило короля прибѣгнуть къ насильственнымъ мѣрамъ. Ногаретъ, Шіарра Колонна и др. враги папы прибыли въ Италію и, сдѣлавъ десантъ въ Стаджіи, между Флоренціей и Сіенной, напали на папу въ Ананьи. Въ эту критическую минуту Бонифацій обнаружилъ необыкновенное присутствіе духа: въ полномъ папскомъ облаченіи, колѣнопреклоненный предъ алтаремъ, 86-лѣтній старецъ спокойно ожидалъ заговорщиковъ; они же, будучи поражены невольнымъ благоговѣніемъ, не осмѣлились наложить на него руку, а только требовали, чтобы онъ явился на соборъ ліонскій. Послѣ трехсуточнаго грабежа, произведеннаго ими въ Ананьи, народъ, образумившись отъ страха, наконецъ освободилъ папу. Но гнѣвъ и страхъ до того потрясли его душу, что въ Римѣ, куда онъ послѣ того прибылъ, вообразилось ему, что его держатъ въ заключеніи въ домѣ Орсини: послѣ неудавшейся попытки къ бѣгству, Бонифацій со всѣми признаками помѣшательства [298]заперся въ своей комнатѣ, гдѣ и найденъ на другой день мертвымъ (11 Октября 1303).

Гвельфскій историкъ, Виллани, слѣдующими чертами изображаетъ его характеръ: «Папа Бонифацій былъ весьма начитанъ въ Св. Писаніи, имѣлъ природный умъ, славился великою мудростію и опытностію, обладая обширными свѣдѣніями и прекрасною памятью; но вмѣстѣ съ тѣмъ былъ гордъ, высокомѣренъ и жестокъ къ своимъ врагамъ и противниками. Отличаясь необыкновенною смѣлостью, онъ внушалъ во всѣхъ страхъ своего имени, возвысилъ значительно и увеличилъ доходы святой церкви. По его повелѣнію, кардиналы мессеръ Гюильельмо да Бергамо и мессеръ Риккардо да Сіенна, великіе знатоки правъ и декреталій, издали, подъ его собственнымъ иждивеніемъ (ибо и онъ былъ отличнымъ знатокомъ каноническаго права), шестую книгу декреталій, служащую нѣкоторымъ образомъ свѣтомъ для всѣхъ прочихъ законовъ и канона. Онъ щедро награждалъ людей храбрыхъ и ему преданныхъ, сильно домогался свѣтскаго великолѣпія и былъ весьма алченъ до золота, не совѣстясь пользоваться всякаго рода пріобрѣтеніями для обогащенія церкви, или своихъ племянниковъ. Въ свое папствованіе онъ избралъ многихъ ему преданныхъ людей въ кардиналы, въ томъ числѣ двухъ своихъ племянниковъ, которые въ то время были еще очень молоды, и одного дядю по матери, а также 20 епископовъ и архіепископовъ изъ своихъ родственниковъ и друзей въ небольшомъ городкѣ Ананьи; другимъ своимъ племянникамъ и ихъ сыновьямъ, имѣвшимъ титулъ графовъ онъ оставилъ огромныя богатства.» Giov. Villani, Hist. Fior. Libr. VIII. Cap. 64.

Знать эти подробности о Бонифаціѣ потому необходимо, что объ этомъ человѣкѣ, равно какъ и о многихъ событіяхъ его жизни, очень часто упоминается въ Дантовой поэмѣ.[4] Филалетесъ.


  1. Ада III, 58—60 и прим. и XXVII, 105 и прим.
  2. Ада VI, 64 и прим.
  3. Ада XXVII, 67 и прим.
  4. Ада XIX, 53; XXVII, 70—85. Чистил. XX, 87. Рая IX, 132; XII, 90; XVII, 49; XXVII, 22; XXX, 148.