Божественная комедия (Данте; Мин)/Чистилище/Песнь XVII/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Божественная комедія. Чистилище — Пѣснь XVII
авторъ Данте Алигіери (1265—1321), пер. Дмитрій Егоровичъ Минъ (1818—1885)
Языкъ оригинала: итальянскій. Названіе въ оригиналѣ: Divina Commedia. Purgatorio. Canto XVII. — Источникъ: Данте Алигіери. Божественная комедія. Чистилище. Съ приложеніемъ комментарія и очерка психологіи. / Перевёлъ съ итальянскаго размѣромъ подлинника Дмитрій Минъ — С.-Петербургъ: Изданіе А. С. Суворина, 1902. — С. 89—93. Божественная комедия (Данте; Мин)/Чистилище/Песнь XVII/ДО въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


Божественная комедія. Чистилище.


Пѣснь XVII.


[89]
Третій кругъ. — Гнѣвливые. — Выходъ изъ дыма. — Примѣры свирѣпаго гнѣва въ видѣніяхъ. — Ангелъ мира. — Подъемъ въ четвертый кругъ. — Ночь. — Любовь какъ корень всѣхъ добродѣтелей и всѣхъ пороковъ.


1 Читатель, если въ Альпахъ въ облакъ тонкій
Когда-нибудь вступалъ ты и сквозь паръ
Смотрѣлъ, какъ кротъ глядитъ чрезъ перепонки,—

4 То помнишь ли, какъ тускло солнца шаръ
Во влажныя вступаетъ испаренья,
Когда ихъ въ небѣ разрѣжаетъ жаръ?

7 И дастъ тебѣ полетъ воображенья
Представить то, какъ солнце въ этотъ разъ
Явилось мнѣ въ минуту захожденья.

10 Такъ, по стопамъ учителя стремясь,
Я шелъ изъ облака, облитъ лучами,
Которыхъ блескъ ужъ подъ горой угасъ.

13 Фантазія! ты съ внѣшними вещами
Такъ рознишь насъ, что ужъ не слышимъ мы,
Хоть тысяча-бъ гремѣла трубъ предъ нами.

16 Кто-жъ шлетъ тебя, коль чувства въ насъ нѣмы?
Шлетъ свѣтъ тебя! Онъ сходитъ самъ, иль сила
Небесная намъ льетъ его въ умы.

[90]

19 Злодѣйство той, кто видъ свой измѣнила,
Ставъ птицею, привыкшей распѣвать,
Фантазія! ты мнѣ теперь явила.

22 И здѣсь мой духъ замкнулся такъ опять
Въ самомъ себѣ, что ничего изъ міра,
Изъ внѣшняго, не могъ ужъ воспринять.

25 Затѣмъ въ мечты ниспалъ, какъ дождь съ эѳира,
Свирѣпъ и дикъ, тотъ гордый изувѣръ,
Кто на крестѣ былъ распятъ послѣ пира.

28 Вокругъ него: великій Ассуеръ,
Эсѳирь царица, Мардохей, другъ блага,
Въ дѣлахъ и въ словѣ честности примѣръ.

31 Едва сама собой исчезла сага,
Какъ дождевой пузырь, какъ скоро въ немъ
Создавшая его изсякнетъ влага, —

34 Ликъ дѣвушки въ видѣніи моемъ
Предсталъ въ слезахъ, съ словами: — «О родная!
Почто ничѣмъ во гнѣвѣ ты своемъ

37 «Рѣшилась стать, Лавинію спасая?
Убивъ себя, теряешь дочь, и вотъ
Я съ матерью теряю вольность края».

40 Какъ греза рушится, когда падетъ
Внезапный свѣтъ въ закрытыя намъ очи,
Дрожа въ обломкахъ, прежде чѣмъ умретъ», —

43 Такъ этотъ призракъ канулъ въ сумракъ ночи,
Лишь только свѣтъ лицо мнѣ озарилъ
Сильнѣй того, что вынесть въ нашей мочи.

46 Я взоръ обвелъ, чтобъ видѣть, гдѣ я былъ;
Вдругъ чей-то гласъ, сказавъ: — «Здѣсь всходятъ въ гору!»
Отъ всѣхъ иныхъ предметовъ отвратилъ

[91]

49 Мнѣ мысль, и такъ хотѣлось мнѣ въ ту пору
Узрѣть того, кто такъ вѣщаетъ съ горъ,
Что я предстать въ его не медлилъ взору.

52 Но, словно солнце, что, слѣпя намъ взоръ,
Въ избыткѣ свѣта образъ свой скрываетъ, —
Онъ поразилъ глаза мои въ упоръ.

55 — «Божественный то духъ! Онъ предлагаетъ
Безъ нашихъ просьбъ длань помощи тебѣ,
И самъ себя во свѣтъ свой облекаетъ;

58 «Онъ намъ даетъ, какъ каждый самъ себѣ,
Затѣмъ что всякъ, кто просьбы ждетъ отъ брата,
Готовъ злорадно отказать въ мольбѣ.

61 «Спѣшимъ на зовъ! Коль не минуемъ ската
И не войдемъ, покамѣстъ длятся день,
Придется ожидать намъ дня возврата».

64 Такъ вождь сказалъ, и я за нимъ, какъ тѣнь,
Направилъ шагъ въ обитель благодати,
И лишь вошелъ на первую ступень,

67 Какъ за собой услышалъ гласъ: «Beati
Pacifici»
, и вѣтръ, какъ бы отъ крылъ,
Пахнулъ въ меня, чтобъ снять съ лица печати.

70 Такъ высоко надъ нами ужъ свѣтилъ
Послѣдній лучъ, за коимъ ночь приходитъ,
Что тамъ и сямъ сверкнулъ ужъ блескъ свѣтилъ.

73 «О силы! что-жъ васъ въ немощь ночь приводитъ?»
Въ душѣ сказалъ я, чуя, какъ тяжелъ
Истомы гнетъ, что на меня нисходитъ.

76 Мы были тамъ, гдѣ дальше ужъ не велъ
Ходъ лѣстницы, и скрылись мы подъ кровомъ
Горы, какъ челнъ, который въ портъ вошелъ.

[93]

79 И чтобъ узнать, что въ этомъ кругѣ новомъ, —
На мигъ свой слухъ напрягъ я у межи;
Потомъ къ вождю такъ обратился съ словомъ:

82 — «Отецъ мой добрый, что за грѣхъ, скажи,
Здѣсь очищается въ скалистомъ гротѣ?
Ты шагъ сдержалъ, но слова не держи».

85 — «Любовь къ добру, ослабшую въ полетѣ»,
Онъ провѣщалъ, «вновь проявляютъ тутъ;
Отсталое весло тутъ вновь въ работѣ.

88 «Но, чтобъ понять тебѣ былъ легче трудъ, —
Въ часъ отдыха впери въ меня мышленье;
Слова мои плодъ добрый принесутъ.

91 «Ты знаешь, сынъ, не можетъ быть творенье,
Ни самъ Творецъ творенья безъ любви
Природной иль духовной ни мгновенье.

94 «Въ природѣ нѣтъ ошибки; но, увы!
Другая впасть въ ошибку можетъ — цѣлью,
Избыткомъ силъ иль слабостью въ крови.

97 «Бывъ предана небесныхъ благъ веселью
И благъ земныхъ ища не безъ конца,
Она грѣху не станетъ колыбелью.

100 «Но къ злу склоняясь иль стремя сердца
Ко благу больше иль слабѣй, чѣмъ надо, —
Тварь возстаетъ тѣмъ самымъ на Творца.

103 «Любовь — отсюда самъ поймешь ты, чадо, —
Даетъ посѣвъ дѣламъ, какъ полнымъ благъ,
Такъ полнымъ зла, за нихъ же казнь — награда.

106 «А какъ любовь къ самимъ себѣ никакъ
Не можетъ выгоды своей не видѣть,
То нѣтъ существъ, кто-бъ самъ себѣ былъ врагъ.




Комментаріи.