ВЭ/ВТ/Железняк, Максим

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Железняк, Максим
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Елисавета Петровна — Инициатива. Источник: т. 10: Елисавета Петровна — Инициатива, с. 379—380 ( скан )ВЭ/ВТ/Железняк, Максим в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


ЖЕЛЕЗНЯК (Зализняк), Максим, вместе с Иваном Гонтой был глав. предвод-лем гайдамац. восстания, т. наз. "колиивщины", в 1768 г. в правобереж. Украйне, принадлежавшей тогда Польше. Восстание б. вызвано насилиями Барских конфедератов над православными и отличалось чрезвыч. интенсивностью. Орг-затором его явился бывш. запорожец, послушник Мотренинского монастыря, близ Жаботина, Максим Ж.; набрав неск. сот гайдамаков, он распустил слух, что у него имеется "Золот. грамота" от Имп-цы Екатерины II, повелевающая истреблять поляков и евреев. Толпы хлопов сошлись на его призыв, и он, рассыпав мелкие отряды по всей почти польск. Украйне, двинулся к Умани, укрепл. городу, принадлежавшему Салезию Потоцкому. Путь его б. ознаменован уничтожением городов и местечек и резней в них поляков и евреев. М. Медведовка (Чигирин. у.), Жаботин (Черкас. у.), Смела, Черкассы, Корсунь, Канев, Богуслав, Камен. Брод, Боярка и Лисянка были кровав. этапами его стихийн. шествия. Под Уманью у него было уже 20 т. ч. Защита города лежала на сильн. казацк. отряде, нач-ком к-раго был сот. Иван Гонта. Гонта был крестьянин с. Россошек и вскоре по зачислении в надвор. милицию Потоцкого выдвинулся своими воен. дарованиями и усерд. службой и в 1757 г. б. сделан старш. сотником, не подчиненным власти полковников милиции-поляков, а лишь губ-ру (упр-щему) Умани, П. Младановичу. Затем Гонта получил от Потоцкого в пожизн. владение с. Россошки и Орадовку, приносившие ежегод. дохода до 20 т. злотых. При приближении Ж. к Умани Младанович вызвал надвор. казаков из лагеря, приказал им принести присягу на верность Потоцкому и двинул их навстречу Ж. к Звенигородке. На 3-й день последовал донос на Гонту, что он вступил в сношения с гайдамаками. Гонту с друг. сотниками вызвали назад, но он оправдался и, дав нов. присягу, б. отпущен к войску, немедленно перешел со всей милицией к Ж., и 18 июня 1768 г. оба казацк. предвод-ля уже стояли перед Уманью, где собралась масса панов и евреев, спасавшихся от гайдамаков. В 1-й день город защищался, но на 2-й гайд-ки ворвались в него и предали город огню и мечу. По рассказам нек-рых польск. мемуаров, в уманьской резне погибло до 20 т. поляков и евреев обоего пола и всех возрастов. Гонта мало принимал участия в резне и даже старался спасти, кого мог. На состоявшейся затем раде Ж. б. выбран гетманом, а Гонта — уманьск. полк-ком, и оба они приняли деят. меры для распространения восстания, но тут им пришлось столкнуться с рус. прав-ством, заинтересованным в охранении порядка в Польше. Ген. Кречетников отправил в Умань полк Донск. казаков, под ком. Гурьева, к-рый, уверив гайдамаков в своей солидарности с ними, хитростью, устроив пирушку, захватил и перевязал всех воспользовавшихся приглашением, в том числе и предводителей. Гонта вместе с 845 своими товарищами б. выдан польск. прав-ству в нач. июля и отправлен в глав. воен. кв-ру, с. Сербы, ок. Могилева на Днестре. Больше месяца ожидали казаки суда, к-рый б. предоставлен нач-ку войск ю.-зап. края, Ксаверию Браницкому; свыше 500 гайд-ков из 845 б. казнено. По приказанию Браницкого, Гонту мучили только 3 дня, вопреки приговору к-сии казнить его лишь на 15-й день мучений. Все мучения Гонта перенес стоически. После казни его тело б. разрублено на 14 частей, к-рые и б. прибиты к виселицам в городах Украйны. Память о Гонте долго жила в малорус. народе. Во время крестьян. волнений 1789 г. (Волынь) и 1826 г. (Уманщина) в народе ходили слухи о появлении "Гонтина сына". Участь Ж. была иная: как рус. подданный, он не б. выдан полякам, а 8 июля 1768 г., вместе с 73 товарищами, б. заключен в Киеве в Печерск. кр-сть и в конце того же месяца предстал перед судом Киев. губ. канцелярии, к-рая приговорила его к ссылке в Сибирь. По пути в ссылку, ок. Ахтырки, он, с 51 товарищем, обезоружил стражу и бежал, но б. скоро пойман. Дальнейшая судьба его неизвестна. В преданиях и песнях малорус. народа он так же, как и Гонта, является в героич. свете, борцом за народ, угнетенный поляками. (Вл. Антонович, Исследование о гайдамачине по актам 1700—68 гг. Архив Ю.-Зап. России, т. III, ч. 3; М. А. Максимович, Сочинения, т. I; А. Скальковский, Наезды гайдамаков на Зап. Украйну в XVII ст., Од., 1845; Я. Шульгин, Оч. Каниивщины, Киев, 1890; Д. Мордовцев, Гайдамачина, Спб., 1872; В. Антонович, Уманьский сотник Гонта, "Киев. Старина" 1882 г., № 11).