ВЭ/ДО/Железняк, Максим

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Желѣзнякъ, Максимъ
Военная энциклопедія (Сытинъ, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Елисавета Петровна — Иниціатива. Источникъ: т. 10: Елисавета Петровна — Иниціатива, с. 379—380 ( commons ) • Другіе источники: ЭСБЕВЭ/ДО/Железняк, Максим въ новой орѳографіи


ЖЕЛѢЗНЯКЪ (Залізнякъ), Максимъ, вмѣстѣ съ Иваномъ Гонтой былъ глав. предвод-лемъ гайдамац. возстанія, т. наз. "коліивщины", въ 1768 г. въ правобереж. Украйнѣ, принадлежавшей тогда Польшѣ. Возстаніе б. вызвано насиліями Барскихъ конфедератовъ надъ православными и отличалось чрезвыч. интенсивностью. Орг-заторомъ его явился бывш. запорожецъ, послушникъ Мотренинскаго монастыря, близъ Жаботина, Максимъ Ж.; набравъ нѣск. сотъ гайдамаковъ, онъ распустилъ слухъ, что у него имѣется "Золот. грамота" отъ Имп-цы Екатерины II, повелѣвающая истреблять поляковъ и евреевъ. Толпы хлоповъ сошлись на его призывъ, и онъ, разсыпавъ мелкіе отряды по всей почти польск. Украйнѣ, двинулся къ Умани, укрѣпл. городу, принадлежавшему Салезію Потоцкому. Путь его б. ознаменованъ уничтоженіемъ городовъ и мѣстечекъ и рѣзней въ нихъ поляковъ и евреевъ. М. Медвѣдовка (Чигирин. у.), Жаботинъ (Черкас. у.), Смѣла, Черкассы, Корсунь, Каневъ, Богуславъ, Камен. Бродъ, Боярка и Лисянка были кровав. этапами его стихійн. шествія. Подъ Уманью у него было уже 20 т. ч. Защита города лежала на сильн. казацк. отрядѣ, нач-комъ к-раго былъ сот. Иванъ Гонта. Гонта былъ крестьянинъ с. Россошекъ и вскорѣ по зачисленіи въ надвор. милицію Потоцкаго выдвинулся своими воен. дарованіями и усерд. службой и въ 1757 г. б. сдѣланъ старш. сотникомъ, не подчиненнымъ власти полковниковъ милиціи-поляковъ, а лишь губ-ру (упр-щему) Умани, П. Младановичу. Затѣмъ Гонта получилъ отъ Потоцкаго въ пожизн. владѣніе с. Россошки и Орадовку, приносившіе ежегод. дохода до 20 т. злотыхъ. При приближеніи Ж. къ Умани Младановичъ вызвалъ надвор. казаковъ изъ лагеря, приказалъ имъ принести присягу на вѣрность Потоцкому и двинулъ ихъ навстрѣчу Ж. къ Звенигородкѣ. На 3-й день послѣдовалъ доносъ на Гонту, что онъ вступилъ въ сношенія съ гайдамаками. Гонту съ друг. сотниками вызвали назадъ, но онъ оправдался и, давъ нов. присягу, б. отпущенъ къ войску, немедленно перешелъ со всей милиціей къ Ж., и 18 іюня 1768 г. оба казацк. предвод-ля уже стояли передъ Уманью, гдѣ собралась масса пановъ и евреевъ, спасавшихся отъ гайдамаковъ. Въ 1-й день городъ защищался, но на 2-й гайд-ки ворвались въ него и предали городъ огню и мечу. По разсказамъ нѣк-рыхъ польск. мемуаровъ, въ уманьской рѣзнѣ погибло до 20 т. поляковъ и евреевъ обоего пола и всѣхъ возрастовъ. Гонта мало принималъ участія въ рѣзнѣ и даже старался спасти, кого могъ. На состоявшейся затѣмъ радѣ Ж. б. выбранъ гетманомъ, а Гонта — уманьск. полк-комъ, и оба они приняли дѣят. мѣры для распространенія возстанія, но тутъ имъ пришлось столкнуться съ рус. прав-ствомъ, заинтересованнымъ въ охраненіи порядка въ Польшѣ. Ген. Кречетниковъ отправилъ въ Умань полкъ Донск. казаковъ, подъ ком. Гурьева, к-рый, увѣривъ гайдамаковъ въ своей солидарности съ ними, хитростью, устроивъ пирушку, захватилъ и перевязалъ всѣхъ воспользовавшихся приглашеніемъ, въ томъ числѣ и предводителей. Гонта вмѣстѣ съ 845 своими товарищами б. выданъ польск. прав-ству въ нач. іюля и отправленъ въ глав. воен. кв-ру, с. Сербы, ок. Могилева на Днѣстрѣ. Больше мѣсяца ожидали казаки суда, к-рый б. предоставленъ нач-ку войскъ ю.-зап. края, Ксаверію Браницкому; свыше 500 гайд-ковъ изъ 845 б. казнено. По приказанію Браницкаго, Гонту мучили только 3 дня, вопреки приговору к-сіи казнить его лишь на 15-й день мученій. Всѣ мученія Гонта перенесъ стоически. Послѣ казни его тѣло б. разрублено на 14 частей, к-рыя и б. прибиты къ висѣлицамъ въ городахъ Украйны. Память о Гонтѣ долго жила въ малорус. народѣ. Во время крестьян. волненій 1789 г. (Волынь) и 1826 г. (Уманщина) въ народѣ ходили слухи о появленіи "Гонтина сына". Участь Ж. была иная: какъ рус. подданный, онъ не б. выданъ полякамъ, а 8 іюля 1768 г., вмѣстѣ съ 73 товарищами, б. заключенъ въ Кіевѣ въ Печерск. кр-сть и въ концѣ того же мѣсяца предсталъ передъ судомъ Кіев. губ. канцеляріи, к-рая приговорила его къ ссылкѣ въ Сибирь. По пути въ ссылку, ок. Ахтырки, онъ, съ 51 товарищемъ, обезоружилъ стражу и бѣжалъ, но б. скоро пойманъ. Дальнѣйшая судьба его неизвѣстна. Въ преданіяхъ и пѣсняхъ малорус. народа онъ такъ же, какъ и Гонта, является въ героич. свѣтѣ, борцомъ за народъ, угнетенный поляками. (Вл. Антоновичъ, Изслѣдованіе о гайдамачинѣ по актамъ 1700—68 гг. Архивъ Ю.-Зап. Россіи, т. III, ч. 3; М. А. Максимовичъ, Сочиненія, т. I; А. Скальковскій, Наѣзды гайдамаковъ на Зап. Украйну въ XVII ст., Од., 1845; Я. Шульгинъ, Оч. Каніивщины, Кіевъ, 1890; Д. Мордовцевъ, Гайдамачина, Спб., 1872; В. Антоновичъ, Уманьскій сотникъ Гонта, "Кіев. Старина" 1882 г., № 11).