ВЭ/ВТ/Орудия древней Руси

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Орудия древней Руси
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нитроглицерин — Патруль. Источник: т. 17: Нитроглицерин — Патруль, с. 178—182 ( скан )ВЭ/ВТ/Орудия древней Руси в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


ОРУДИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ. Огнестр-ные арт. О. на Руси впервые появились в послед. год княжения Дм. Донского в 1389 г., когда, по свидет-ву Голицынск. летописи, «вывезли их немец арматы на Русь и огнен. стрельбу, и от того часу уразумели из них стреляти». Ясных указаний на характер этих О. в летописях нет, но так как они у нас привились сразу, выдержав конкуренцию с бывшими в большом распростр-нии тогда неогнестр-ми метат. машинами, то гл. массу этих «армат», по-видимому, составляли тяжел. железн. бомбарды (см. это) и крупнокалиберн. мортиры или можжиры, уже бывшие тогда на з. в широк. употр-нии. Рисунок к статье «Орудия древней Руси». Фигура № 1. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg О. неуклюжего внешн. вида, уложенные на грубо устроен. станки-колоды (фиг. 1), назначались для стрельбы каменными, кован. жел., чугун. и свинц. ядрами. Скоро пушечн. произв-во установилось и дома, так как уже в 1408 г. Москва от хана Эдигея защищалась настенными огнестр. О., а к 1451 г. колич-во моск. одного наряда (см. это) было таково, что каменные и землян. раскаты Кремля были унизаны огнестр-ми О. при отражении нашествия татарск. царевича Мазовши; кроме того, есть свидет-ва, что и Галич (1450 г.), и Псков (1463 г.), и Новгород (1471 г.) имели свои О. Нек-рые пункты отеч-ва с глубок. древности славились своим железн. произв-вом, где, несомненно, и выковывались многочисленные сохранившиеся образцы кован. желез. пищалей (см. это) разн. эпох. В 1852 г. в Устюжне-Железопольской (Новгород. губ.) в земле под стар. домом, принадлежавшим городск. полиции, найдено ок. 30 железн., кованных, груб. работы пищалей от 1,2 до 4,3 дм клб., длиною от 10 до 60 клб. (фиг. 2), по своей конструкции относящихся к XV ст. и, по преданию, принимавших участие в отражении в 1609 г. штурма поляков; на нек-рых сохранились прорези для вставн. мушек и прицел. пластинок, а также тонкие приваренные цапфы. Рисунок к статье «Орудия древней Руси». Фигура № 2. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Позднейш. же образцы железн. О. свидетельствуют о высок. состоянии иск-ва наших отеч. пушкарей-ковачей: они весьма пропорциональны в своих деталях, затейливы по наружн. отделке (выковка многогран. наружн. поверхности, выделка дульн. утолщения, узорчатых или чешуйч. насечек и разных символич. изображений); почти все О. с XVI ст. снабжались тарелью, винградом и цапфами, либо приваренными, либо располож-ми на отдельн. толст. кольце, нагнанном на тело О.; на многих сохранились трубч. прицелы за запалом, а на цапфах — желез. вилки (фиг. 3) со стержнем, к-рый утверждался на колоде для наводки. Об этом иск-ве говорят и нек-рые образцы О. больш. веса (3,6-дм. пищаль XVii в., весящая 62¾ пд., см. фиг. 4), потребовавшие преодоления не малых техн. затруднений для отковки такой значит. массы металла при примитив. средствах тогдашней металлообраб. техники. Наконец, на блест. состояние желез. техники того времени особенно ярко указывают сохранившиеся образцы нарезных, заряж. с казны желез. пищалей XV и XVI ст. (см. Камора). Такому соверш-нию кованных О., несомненно, способствовала конкуренция пушечно-лит. произв-ва, к-рое, однако, в силу своей большей простоты и легкости изготовления медн. и чугун. О., по сравнению с громадн. трудностями ковки железных, неизбежно д. б. одолеть произв-во этих последних, к-рые к концу XVii ст. почти совсем и вышли из употребления. Рисунки к статье «Орудия древней Руси». Таблица № 1. Фигуры № 3-12. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Пушечно-литейн. дело заведено у нас Аристотелем Фиоравенти (см. это), привезенным в 1473 или 1475 г. из Венеции специальн. посольством Иоанна III, желавшего избавиться от иноземн. зав-сти в деле снабжения рус. арт-рии тяжелыми О., называвшимися на Руси пушками, тюфяками и пищалями. В 1-ой пушечн. избе[ВТ 1] (см. это), построенной Фиоравенти, б. отлита в 1483 г. защищавшая Смоленск в 1667 г. и неизвестно куда затем исчезнувшая 1-я наша медн. пушка, сведения о к-рой, однако, остались в летописях: она была длиною 2½ арш. и весила 16 пд., отлита мастером Яковом. 2-й образец, отлитый тем же Яковом в 1485 г., хранится и поныне в Спб. арт. музее; эта пищаль имеет своеобразн. конструкцию (см. т. III, стр. 98): она без цапф, дельфинов и винграда; на дульн. срезе — небольшая медн. мушка, а на казен. плоском срезе — прорезь для прицела; клб. — 2,6 дм, длина ок. 20 клб., вес — 4 пд. 26 фн. К концу XV в. список литейн. мастеров пополняется уже неск-ми нов. именами, по-прежнему, гл. обр., итал-скими; из них Павел Дебосис в 1488 г. отлил 1-ю огромн. Царь-Пушку, м. б., прообраз той, к-рая отлита 100 л. спустя и до сих пор составляет одну из достопримечат-стей моск. Кремля (см. ниже). В состав арт. наряда, к-рым командовал Фиоравенти во время похода Ивана III на Тверь в 1485 г., входили пушки длиною от 17 до 23 клб., гафуници (гаубицы) для прицельн. стрельбы камен. картечью, небольш. железн. пищали и даже органы (см. это). В XVI в. многочисл. ряд имен пушечно-литейщиков пополняется уже и русскими, во главе с извест. Андреем Чеховым, отлившим в 1586 г. сохранившуюся доныне 2-ю Царь-Пушку (см. Дробовик). Медно-литейное пушечн. дело на Руси получило значит. толчек вперед в своем развитии с 1491 г., когда на р. Печоре б. найдена медн. руда и там началось добывание собствен. меди. Техника лит. дела тогда уже стояла высоко, так как потеря в несчастн. боях даже всего наряда не почиталась столь огорчительною, как урон среди самих всё же немногочислен. пушкарей-литейщиков. О состоянии рус. арт. вооружения в XVI в. в донесении посла имп-ра Максимилиана II в 1576 г. находится указание, что моск. князь имеет такой многочисленный огнестр. наряд, что кто не видал его, не поверит описанию. При Иоанне Грозном, как можно заключить из донесений того же посла Кобенцеля, арт. наряд образовал защиту уже мног. городов, составляя в общем внушит. цифру в 2 т. разл. О. В многочисл. походах Иоанна IV постоянно принимала участие значит. арт-рия; т., напр., под Казанью в 1552 г. одних крупных и средн. О. было ок. 150; кроме того, верховые пушки (мортиры) и впервые появившиеся полевые О., (полковые), в больш. числе окружавшие царские шатры. В литовск. походе 1563 г. было до 200 арт. О. Рисунок к статье «Орудия древней Руси». Фигура № 8. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Кроме количеств. развития арт. дела, и орг-зация его, несомненно, приняла при Иоанне Гр. более правил. вид: личн. состав наряда составляли постоян. пушкари, кузнецы, плотники и т. д.; команд-ние нарядом вверялось особ. нач-ку, а иногда неск-м, во главе к-рых ставился пушкар. голова, а всем арт. делом ведал пушкар. приказ, к к-рому причислялись и все пушеч. литейщики, многочисл. имена к-рых сохранились до нашего времени и среди к-рых наиболее выдающимися были: Игнатий, Степан Петров, Богдан, Андрей Чехов и Первой Кузьмин. О состоянии лит. иск-ва свидетельствуют уцелевшие образцы: 1) медн. гафуница (фиг. 5) 5,1-дм. клб., дл. 38 дм; у дула — изображение оленя, чешущего ногой голову; самое древнее из сохранившихся О. этого рода (работы мастера Игнатия, 1542 г.); 2) медн. пищаль 3,6-дм. клб. с российск. гербом на казне и надписью «Богдан» (1563 г.); это — участница войн России с Польшей, так как найдена в Вилен. губ. вместе с двумя польск. гаубицами 1506 и 1562 гг.; 3) пищаль Инрог (см. это) 8,5-дм. клб. (фиг. 5), весом 453 пд. 35 фн. (А. Чехов, 1577 г.); 4) пищаль Онагр 7-пд. клб., дл. 5 арш. 14 вер., весом 312 пд. 27 фн., с изображением на дуле метательной машины онагр (работы Первого Кузьмина, 1581 г., хранится в Москве); 5) дробовик Царь-Пушка (работы А. Чехова 1586 г., см. Дробовик); 6) пищаль Свиток (фиг. 8) 7,1-дм. клб., длиною ок. 14 фт., весом 290 пд. 28 фн., вместо винграда — лев, борющийся с единорогом, а дульн. часть сделана в виде спирал. свернутого пучка прутьев (Семенка Дубинин, 1591 г.) и др. К этому же времени относятся 2 чрезв-но любопытных в техн. отношении О., сделанных из желез. колец, спаянных свинцом и снаружи обтянутых медью (фиг. 7); у одной из этих кольцев. пищалей (фиг. 9), хранящейся в Спб. арт. музее, кое-где медь умышленно сорвана и внутр. строение тела О. видно ясно; обе имеют калибр ок. 5 дм, длина одного — 95 дм, другого — 93 дм, а веса: 33½ и 32 пд. Что касается лит. техники того времени, то О. отливались из сплава меди, олова и цинка (бронза) с готов. каналом при помощи желез. сердечника; определ. правил для относит. размеров не было, — причина чрезвычайн. разнообразия образцов и клб.; на тарели и дульн. части вычеканивались или отливались разл. символич. изображения, иногда чрезв-но затейливые, по к-рым О. получали прозвища: медведь, девка, волк, соловей, аспид, инрог, скоропея (ящерица), царь Ахилес, лисица, василиск, змей и т. д. По роду О. встречаются названия: пищаль, бывшее общим почти для всех О. прицельн. стрельбы, при чём различались стенобитные (осадные), клб. до 2½ пд. и длиною до 2 сж.; затинные или змейки (от нем. Schlange) — средн. клб. для креп. обороны и полковых или соколики, волконейки (фальконеты) — короткие, весом 6—10 пд.; пушка (огненная или верховая), применявшаяся, наряду с можжирою, к О. для навесн. стрельбы; гафуница — более удлиненная мортира, наконец, дробовик или тюфяк — гаубицы больш. клб. для стрельбы дробом (каменной или желез. картечью) прицельно. К прежн. ядрам прибавились еще огненные (брандскугели), кувшины с порохом (гранаты) и дроб (картечь). Заряд в больш. О. равен весу снаряда, а в малых меньше, но точно установл-го соотношения не было. Сообщение огня заряду — через запал в казне помощью пальника или жагры (см. это). Рисунок к статье «Орудия древней Руси». Фигура № 9. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Кроме того, существовали еще органы (см. это) и батарейки — прототипы соврем-х скоростр. О., картечниц и пулеметов, назначавшиеся для непрерывной учащен. стрельбы. Эти типы м. почитаться главнейшими, но в наших старин. документах, напр., в манускрипте XVii ст. «Описная книга пушек и пищалей» (хранится в Имп. публ. библиотеке), составленном по донесениям воевод о вооружении 96 разл. городов и пунктов (кроме, однако, самой Москвы и мног. мон-рей), упоминается еще множ-во разл. терминов, представляющих, несомненно, уклонение от этих видов, как в отношении изменения длины О. независимо от клб., так и формы сечения канала (см. Камнемет и Канал). Главнейшим, основн. материалом была медь (бронза), но с сер. XVI в. пользуются и чугун. О., хотя чугун. литье в применении к ядрам стало известно на Руси с XV ст.; однако, и кованные желез. ядра, несмотря на кропотливость работы, не выходили из употребления до серед. XVii ст. О более поздн. введении чугуна в практику пушечно-лит. дела свидетельствует и то, что чугунные рус. пищали не поражают неуклюжестью и непропорц-ностью своих форм (фиг. 10), что нередко замечается среди наибол. старых медных. До нашего времени дошли сведения и об огромных чугун. О.: в 1554 г. в Москве б. отлита чугун. пушка 26-дм. клб., весом в 1.200 пд., а в след. году — 24-дм., весом 1.020 пд. Приведенные выше образцы работы А. Чехова и С. Дубинина, а также упоминаемые ниже, свидетельствуют, что и при царях Феодоре и Борисе (Годунове) арт. дело не упадало. Из уцелевших до наст. времени работ Чехова, кроме раньше приведенных, заслуживают внимания: 1) медная мортира 1587 г. — 18,5-дм. клб., дл. 46,5 дм, весом 77¼ пд., вес ядра 6½ пд.; 2) пищаль Лев 1590 г. — клб. — 7,2 дм, дл. — 17 фт. 8 дм, вес — 344 пд., на всей пов-сти литые украшения травами, на дуле — лев; это О. принимало участие в осаде Нарвы в 1700 г. и вместе со всей арт-рией Петра В. и первым рус. ген.-фельдцейхм-ром царевичем Имеретинским попало в плен к шведам, о чём свидетельствует швед. надпись, вычеканенная под дельфинами; 3) медн. пищаль 1530 г. Скоропея (фиг. 11) — 7,1-дм. клб., дл. — 16 фт. 10 дм и вес. 224 пд., с литым изображ-м ящерицы на дуле и надписью под ней «Скоропея», а из произведений С. Дубинина: пищаль Медведь 1590 г. — 7,1-дм. клб., дл. — 19 фт. 6 дм и вес. 290 пд., также богато украшенная травами и литым медведем на тарели; судьба этого О. одинакова с судьбою Льва. От Лжедмитрия (1605—06), несомненно оказывавшего большое внимание арт-рии и пушечн. литью, остался только один экземпляр О., отлитого в 1606 г. всё тем же А. Чеховым: медн. мортира 21-дм. клб., дл. 51,6 дм и вес. ок. 117 пд. (см. т. III, стр. 99). Когда Петром, после Нарвск. погрома, переливались даже многие колокола вместе со старинными О., этот образец б. пощажен, о чём свидетельствует чекан. надпись на О.: «Велик. гос-рь по имен. своему указу сего мортира переливать не указал» (1703 г.). Достопамятная 16-мес. осада Троице-Сергиева мон-ря 1608—09 гг. поляками отражалась доблестн. монахами при содействии желез. пищалей отличн. работы, образцы к-рых сохранились. В 1609 г. медные О. уже отливались не только в Москве, но и в Вологде Йваном Москвитином. Царь Михаил Романов (1613—45), несмотря на велик. заботы по внутр. устроению гос-тва после продолжит. разрухи, не оставлял без внимания и арт. дела, что выразилось в ряде приказов воеводам об устроении обороны городов, о распределении имеющегося арт. наряда по город. стенам и строг. росписи пушкарей и др. ратн. людей на случай осады. Возобновилась и полузабытая техника: наряду со стар. литейщиком А. Чеховым появляется ряд новых имен. Из произведений того времени сохранилась медн. пищаль работы А. Чехова Царь-Ахиллес (1617 г.) 6-дм. клб., дл. 20 фт. и вес. 220 пд., украшенная лит. травами и изображением царя Ахиллеса на дульн. части (фиг. 12). Судьба этого памятника одинакова с Инрогом. К этому же времени относится и упомянутая выше желез. пищаль в 62¾ пд. весом, 3,6-дм. клб. с вывинчивающимся винградом для заряжания; длина ок. 200 дм. Во мног. местах на пов-сти сохранились остатки позолоты и серебра, к-рыми б. покрыты чекан. украшения и прорезные желез. накладки с двуглав. орлами. Этот замечат. образчик ковальн. иск-ва хранится в Спб. арт. музее на современном ему дерев. колесн. лафете, уложенный своими цапфами на вилообразной обойме со стержнем внизу. Так как при царе Михаиле горнозавод. дело сильно двинулось вперед, зародились железноделат. заводы в Перми, в Тобольск. губ., в Туле, найдена б. медн. руда на Каме, то недостатка в арт. О. не должно было ощущаться. В царст-ние же Алексея Михаиловича (1645—76) обнаруживается мало внимания к арт-рии, и состояние её во всех городах сильно падает: новые города, даже пограничные (Инсар в 1648 г.), снабжаются арт. нарядом скупо, а также из донесений многих воевод явствует запущение арт. дела. То же продолжается и при кратковрем. правлении сына его Феодора (1676—82), хотя горн. дело расширялось и рус. литейщики не переводились. Из сохранившихся О. этого периода можно упомянуть: 1) медн. 2,6-дм. пищаль Аспид (1671 г.), дл. 102 дм и вес. 20 пд. 13 фн., с изображ-м на дуле крылат. дракона (фиг. 13) и надписью «Аспид» (раб. Харитона Иванова); 2) медн. пищаль 2,6-дм. клб., дл. — 101,5 дм, вес. — 24 пд., работы Осипа Иванова (1679); 3) пищаль Соловей одинаков. данных с предыдущею, с изображ-м на дуле лит. герба, сидящей на дереве птицы и с надписью «Соловей» (работа Евсевия Данилова, 1681 г.); 4) медн. мортиру 11-дм. клб., вес. 28 пд., работы Харитона Иванова (1681 г.) и др. Со вступлением же на престол великого преобразователя рус. армии, и для арт-рии настала новая эра велик. реформ и устроения её на нов. началах как в строевом, так и в техн. отношении (см. Орудие артил.). Рисунки к статье «Орудия древней Руси». Таблица № 2. Фигуры № 13-19. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg В виду явн. расположения к арт. делу юнаго Петра, еще во время совместного его правления с братом Иоанном V пушечно-литейн. дело в Москве сильно оживилось; из оставшихся до наст. времени образцов этой эпохи особенно интересны: 1) медная полков. 2,2-дм. пищаль Волк (1684), дл. ок. 90 дм и вес. 13½ пд., украшенная лит. травами и головою волка на дуле (раб. Як. Дубинина); 2) пушка Троил 45-фн. клб., дл. 2 сж. 15 верш., вес. 402 пд., с изображ-м на казне троянского царя (раб. Як. Дубинина, 1685 г.); 3) Новый Перс, — пушка 43-фн. клб., дл. 2 сж. 1 арш., вес — 353 пд., с изображ-м турка и с вычеканенным названием (1686 г., Мартын Осипов); 4) 6-фн. пушка Гамаюн, дл. 2 сж. 2½ верш. и вес. 102 пд. (1690 г., М. Осипов); 5) 45-фн. пушка Орел, дл. 1 сж. 2 арш., вес. 220 пд. и с изображ-м на дульн. части двугл. орла (1693 г., М. Осипов) и др. Любопытные редк. памятники пушечно-лит. дела южн. России представляют: 1) медн. пищаль 2,7-дм. клб., дл. ок. 107 дм и вес. 23¾ пд., отлитая в 1697 г. (при гетмане Мазепе) в г. Глухове для г. Конотопа; дульн. часть отделана литой чешуей и насечкою; О. снабжено прицелом (толстой медн. плитой с вырезом) и мушкою; у дульн. утолщения по сторонам прикреплены 2 желез. кольца (фиг. 13); 2) медн. 13-дм. мортира, отлитая в 1698 г. тем же мастером Карпом Иосифовичем Людвисаром, иждивением гетм. Мазепы; дл. — ок. 40 дм, вес — 50 пд. (фиг. 15). Но после этих подражаний тяжел. образцам стар. литейщиков к нач. XVIII ст., в уме велик. преобраз-ля созрели новые идеи переустр-ва матер. части арт-рии: вскоре «пушечным, колокольным и всяким лит. делам» предстояло обособиться и начать новое развитие порознь, объединяясь лишь общею волею венценосн. реформатора. В заключение нельзя не отметить сохранившиеся еще от XVI в. образцы О. с клинов. затворами, как в виде простых вклад. клиньев (см. Затвор), так и действующих посредством рукоятки и зубч. передачи. В Спб. арт. музее хранятся: 1) жел. пищаль XVI в. клб. в 1,8 дм, дл. в 110 клб. и вес. ок. 10 пд. (фиг. 16); она выкована в виде неск. аспидов, держащихся один за хвост другого раскрытою пастью, и снабжено приваренными в неск. местах снизу подпорками для укрепления на станке (принадлежала Волоколам. монастырю); казен. часть О. выкована на 4-граннике и снабжена поперечным клинов. горизонт. отверстием, форма к-раго заставляет предполагать об особен. устройстве самого клинов. механизма, к-рый 'не сохранился; этот образец в утриров. виде свидетельствует о сознании факта увеличения дальности стрельбы с удлинением канала, но и вместе с тем о недостаточном еще практическом изучении этого вопроса и неустановл-сти значения не абсолютной, а относител. длины канала, что и заставляет отнести его к XVI ст.; 2) 1,1-дм. жел. пищаль XVii в. (царст-ния Алексея Михайловича), дл. ок. 40 клб. и вес. 1 пд. 8 фн., с клинов. затвором в горизонт-м поперечн. отверстии, действующим от рукоятки с зубч. передачею (фиг. 17); 3) две 1-дм. желез. пищали того же времени, дл. ок. 67 клб. и вес. ок. 1 пд. 15 фн., с клинов. затвором в вертик-ном поперечн. отверстии, действующим от рукоятки и зубч. механизма; запал — в самом клине сверху с откидной крышкой (фиг. 18). Эти образцы свидетельствуют о давнишн. зарождении у нас идеи заряжания с казны, как средстве ускорен. стрельбы, так как в описаниях такие образцы назывались скоростр. пищалями. Наконец, сохранившиеся от времени царей Михаила Феодоровича и Алексея Михаиловича пищали, заряжающиеся с казны и снабженные нарезами, разрешают в нашу пользу спор между немцами и англ-ми о первенстве в применении нарезн. О.: если первые нарезные ружья появились действ-но в Германии, то идея нарезки каналов арт. О. д. б. приписана не англ. ученому Робинсу, жившему в XVIII ст., а нам, так как сохранившиеся образцы относятся к началу и середине XVii ст., точно также как и значение нарезов, хотя бы только в отношении ружейной продолговат. пули, впервые выяснено проф. Спб. ак-мии наук Лейтманом в 1728 г. Указаний на применение при сохранившихся образцах нарезн. О. продолгов. снарядов, к сожалению, нигде не найдено. Эти любопытные образцы, хранящиеся в Спб. арт. истор. музее, суть: одна медн. пищаль времен Михаила Феодоровича и 4 желез. пищали времен Алексея Михаиловича: 1) медная 3-дм. нарезн. пищаль (фиг. 19) с выемн. клином, к-рый не сохранился, имеет 10 крупн. полукругл. нарезов, идущих справа налево и делающих ¼ оборота; длина нарезн. части канала — ок. 18 клб.; длина каморы невелика, т. ч., видимо, камора для заряда была в клине; на орудии, кроме многих орнаментов, имеется литая надпись полатыни, посвящающая О. «велик. гос-рю царю и предвод-лю Михаилу Феодоровичу всех русских», при чём послед. слово вместо «Russorum», написано ошибочно «Ursorum», т. ч. получилось «предвод-лю всех медведей»; предполагать, что это — шуточн. посвящение подарка от какого-нибудь гос-ря Зап. Европы нельзя, так как на западе еще не б. известны в то время нарезн. О. Из желез. пищалей — две 2-дм. калибра с 16 мелк. нарезами, идущими справа налево и делающими 1¼ оборота, длина нарезн. части — ок. 50 клб., вес одной — 6½ пд., другой — 6¾ пд.; цапфы лежат в обойме со стержнем, утвержденным на колесн. лафете, и две 1,7-дм. клб. — одна с 16, другая с 20 мелкими полукругл. нарезами на ½-оборота справа налево; длина нарезн. части канала у одной — ок. 35,5, а у другой — 36 клб., вес первой — 3 пд., второй — 4 пд.; обе цапфами уложены на небольш. треноги. Рисунок к статье «Орудия древней Руси». Фигура № 16. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Все эти 4 пищали заряжаются с казны помощью вывинчивающегося винграда, снабжены запалами сверху с откидн. крышками, украшены серебром, позолотою и накладн. гербами, имеют прицелы и мушки. Как в вопросе заряжания с казны, так и в применении нарезов к О. идея несомненно опередила состояние техники и поэтому не получила надлежащ. развития, но ее необходимо отметить, как многознаменат. момент в истории развития рус. арт-рии. О. особ. конструкции, оставшиеся нам в наследие от XVII и XVIII вв. и либо вовсе не получившие распространения (напр., близнята, паровое О. и др.), либо существовавшие весьма недолго (секретные Шуваловские гаубицы), описаны в ст. Канал огнестр. оружия и Карелин. (М. Д. Хмыров, Арт-рия и арт-ристы в до-петровск. Руси, «Арт. Журн.» 1865 г., № 9; Н. Е. Бранденбург, Истор. каталог Спб. арт. музея, 1877; Описная книга пушек и пищалей, — рукопись XVii ст.; Н. Печенкин, Описание орудий, находящихся у гл. артиллерийского управления, 1905).

Примечания редакторов Викитеки

  1. Указанной статьи нет в данном издании.

См. также[править]