Гастибельза (Гюго; Чюмина)/1905 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Гастибельза
авторъ Викторъ Гюго (1802—1885), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Языкъ оригинала: французскій. — Изъ цикла «Изъ французскихъ поэтовъ», сб. «Новыя стихотворенія. 1898—1904». Опубл.: пер. 1905. Источникъ: О. Н. Чюмина. Новыя стихотворенія. 1898—1904. — СПб.: Типографія т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 115—118.

Редакціи




[115]
Гастибельза.

(Баллада).

Гастибельза, чьего карабина
Край родной опасается весь,
Пѣлъ однажды:—«Знакома ли здѣсь
Вамъ красавица донья-Сабина?
Веселитесь и пойте! Просторъ
Серебристая мгла одѣваетъ.
Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

«Отвѣчайте, съ Сабиною вы
10 Не знакомы ль, съ моей сеньоритой?
Мать графиня—подобье совы—
Съ нею въ башнѣ жила знаменитой.
Въ Антекверрѣ обѣихъ сеньоръ
До сихъ поръ не одинъ вспоминаетъ…
15 Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

«Веселитесь! Недологъ нашъ срокъ.
Уноситесь въ безуміи пляски!
Юный взоръ ея—дивно глубокъ,
20 Былъ исполненъ загадочной ласки.

[116]

(Проситъ нищій монету, сеньоръ,
Этотъ мальчикъ его провожаетъ)…
Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

25 «И когда проходила она
По глухимъ переулкамъ Толедо—
Ей навѣрно была бъ суждена
Надъ самой королевой побѣда.
Изъ временъ Карловинговъ уборъ
30 На груди и на шеѣ сверкаетъ…
Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ
Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

«Самъ король, увидавшій Сабину
Такъ воскликнулъ:—Инфантъ мой, Рюи.
35 За ея поцѣлуй я покину,
Уступлю я владѣнья свои!
Ярче блеска короны сіяетъ
Этотъ дивный ласкающій взоръ…—
Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
40 Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

«Я не знаю, любилъ я иль нѣтъ?
Но взгляни она кротко—любовно,
Улыбнись мнѣ, и на десять лѣтъ
Я въ неволю пойду хладнокровно!
45 Я готовъ: ни тюремный затворъ,
Ни страданье—меня не пугаетъ.

[117]

Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

«Помню, какъ-то купалась она
50 Въ этой рѣчкѣ вечерней порою,
Погружаяся въ волны съ сестрою,
И божественныхъ плечъ бѣлизна
Предо мною во мракѣ сіяетъ,
Опьяняя меня до сихъ поръ…
55 Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

«Я—бѣднякъ и ничтожный пастухъ—
Съ Клеопатрой равнялъ я Сабину,
Съ чаровницею цезарей двухъ,
60 Надѣвавшей ярмо властелину.
Но свершился судьбы приговоръ
И отчаянье душу терзаетъ.
Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

65 «Веселитесь! Сгущается мгла.
Все: и чувство любви молодое,
И красу—все она продала,
Промѣнявъ на кольцо золотое!
Перстень графа, богатый уборъ…
70 Кто во тьмѣ безнадежно рыдаетъ?..
Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

[118]


«Тяжкой болью душа смущена,
Обезсилила тѣло кручина.
75 Съ гордымъ графомъ бѣжала она,
Съ нимъ далеко бѣжала Сабина!
Много дней миновало съ тѣхъ поръ.
Гдѣ Сабина—едва ли кто знаетъ?
Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
80 Мнѣ безумье собой навѣваетъ.

«Съ той поры нѣтъ забвенія мнѣ,
Я ни въ чемъ утѣшенья не знаю,
Старый мечъ мой виситъ на стѣнѣ,
Самъ я мыслью далеко блуждаю,
85 И ничей сострадательный взоръ
Безнадежной тоски не разсѣялъ…
Буйный вѣтеръ, несущійся съ горъ,
Мнѣ безумье собою навѣялъ».