Дымы (Бальмонт)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Дымы (Бальмонт)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Дымы
авторъ Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «Художникъ-Дьяволъ», сб. «Будемъ какъ Солнце». Опубл.: 1903. Источникъ: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонтъ. Будемъ какъ Солнце. — М.: Изд. Скорпіонъ, 1903 Дымы (Бальмонт)/ДО въ новой орѳографіи



[242]
3. ДЫМЫ.


Въ моемъ сознаньи—дымы дней сожженныхъ,
Остывшій чадъ страстей и слѣпоты.
Я посѣщалъ дома умалишенныхъ,—

Мнѣ близки ихъ безумныя мечты,
Я знаю обликъ нашихъ заблужденій,
Достигнувшихъ трагической черты.

Какъ цѣпкіе побѣги тѣхъ растеній,
Что люди чужеядными зовутъ,
Я льнулъ къ умамъ, исполненнымъ видѣній.

10 Вкругъ слабыхъ я свивался въ жесткій жгутъ,
Вкругъ сильныхъ вился съ гибкостью змѣиной,
Чтобъ тайну ихъ на свой повергнуть судъ.

Отъ змѣя не укрылся ни единый,
Я понялъ все, легко коснулся всѣхъ,
15 И міръ возникъ законченной картиной.

Невинность, ярость, дѣтство, смертный грѣхъ,
Въ нѣмой мольбѣ ломаемыя руки,
Протяжный стонъ, и чей-то тихій смѣхъ,—

Просторъ степей съ кошмаромъ желтой скуки,
20 Оборыши[1] отверженныхъ племенъ,
Всѣ внѣшнія и внутреннія муки,—


[243]

Весь дикій плясъ подъ музыку временъ,
Всѣ радости—лишь ткани и узоры,
Чтобъ скрыть одинъ непреходящій сонъ.

25 На высшія я поднимался горы,
Въ глубокіе спускался рудники.
Со мной дружили геніи и воры.

Но я не исцѣлился отъ тоски,
Понявъ, что неизбѣжно равноцѣнны
30 И нивы, и безплодные пески.

Куда ни кинься, мы повсюду плѣнны,
Все взвѣшено на сумрачныхъ вѣсахъ,
Творцы себя, мы вѣчны и мгновенны.

Мы звѣри—и звѣрьми внушенный страхъ,
35 Мы блески—и гасители пожара,
Мы факелы—зажженные впотьмахъ.

Но въ насъ всего сильнѣй ночная чара:
Мы хвалимъ свѣтъ заката, и затѣмъ
Двѣнадцатаго съ башенъ ждемъ удара.

40 Создавши сонмы солнечныхъ системъ,
Мы смертью населили ихъ планеты,
И сладко намъ, что мракъ-утайщикъ нѣмъ.

Во тьмѣ полночной слиты всѣ предметы.
Скорѣй на шабашъ, къ бѣшенству страстей.
45 Мы дьявольскимъ сіяніемъ одѣты.

Мѣшокъ игральныхъ шулерскихъ костей,
Исполненныя скрытаго злорадства,
Колдуньи, съ кликой демоновъ-людей,


[244]

Спѣшатъ найти убогое богатство
50 Безплодныхъ ласкъ, запретную мечту
Обѣдни черной, полной святотатства.

И звѣзды міра гаснутъ налету,
И тѣнь вѣсовъ качается незримо
На міровомъ таинственномъ посту.

55 Все взвѣшено и все неотвратимо.
Добро и зло—два лика тѣхъ же думъ.
Видѣнье міра тонетъ въ морѣ дыма.

Во мглѣ пустынь свирѣпствуетъ самумъ.


Примечания[править]

  1. Оборышиустар., остатки. (прим. редактора Викитеки)