Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Сентябрь/5

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых — 5 сентября
автор Димитрий Ростовский


День пятый
[править]

Житие
святого пророка
Захарии
[править]

Святый пророк Захария, священник из потомства Ифамара, сына Ааронова, имел жену Елисавету, которая также была из рода Ааронова. Святое Евангелие свидетельствует о Захарии и Елисавете, что они были украшены всеми добродетелями, непорочно проходя свое жизненное поприще. Святый Апостол и Евангелист Лука говорит о них: «беста праведна оба пред Богом, ходяще во всех заповедех и оправданиих Господних безпорочна»[1]. Что житие их было действительно благочестиво, о сем свидетельствует также и святая их отрасль, честный и славный Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн. В Писании сказано: от плод их познаете их[2]: плод от доброго дерева действительно не может быть дурным, ибо, как говорит то же Писание: аще корень свят, то и ветви[3]. Посему и святая ветвь — Иоанн могла произойти только от святого корня.

Св. Захария, отец Предтечи, священствовал в Иерусалиме в царствование Ирода[4]. Он был из дневной чреды Авиевой, то есть из рода Авии, очередь которого приходилась в восьмую седмицу.

О сих чредах повествуется следующее.

Царь Давид, видя, что род Аарона стал очень многочислен, так что не было никакой возможности всем вместе совершать служение в храме, разделил потомков Аарона на двадцать четыре чреды или лика, чтобы они, один за другим, справляя каждый свою седмицу, совершали службы в храме. Во всякой отдельной чреде царь избрал одного честнейшего мужа и сделал его начальником лика, так что каждая чреда имела своего главного священника, в чреде же было более пяти тысяч священников. Для того чтобы не было между главными священниками спора о том, кому из них с своим ликом служить первую седмицу, кому вторую, кому третью и т. д. до двадцать четвертой, они бросили жребий и по жребию сделали распределение, и такой раз установленной очереди они держались до наступления новой благодати, так что потомки каждого священника соблюдали свою очередь по жребию, который выпал их предку. Восьмой жребий выпал священнику Авии[5], в числе потомков коего был также и святый Захария; поэтому-то он и отправлял в течение восьмой седмицы службу в храме вместе со всей своей чредой, ибо он был главным над остальными священниками своего ряда.

Однажды Захарии, — когда он, соблюдая очередь свою, служил пред Богом, — по обычаю священников, нужно было войти в храм Господень для каждения; было же в то время на молитве множество народа. Войдя во святилище, Захария заметил Ангела Господня, стоящего по правую сторону кадильного алтаря. При виде Ангела Захарию объял страх; но посланник Божий успокоил его, сказав: «Не бойся, Захария». И утешил он праведного священника, возвестив, что молитва его благоприятна Богу; внимая ей, Господь дарует ему милость: Он благословил жену его Елисавету, разрешая несмотря на ее престарелый возраст узы ее неплодства, и она родит сына, тезоименитого благодати — Иоанна[6], который своим рождением принесет радость не только родителям, но и множеству людей: «Многие, — прибавил Ангел, — возрадуются рождению его». Возвестил Ангел Захарии также и о том, что сын его будет велик пред Господом не телом, но духом; он будет постником и будет вести такую воздержную жизнь, как никто другой; и действительно, таково же о нем было и свидетельство Самого Сына Божия: «прииде Иоанн Креститель, ни хлеба ядый, ни вина пия»[7]. Ангел предсказал, что еще во чреве матери Иоанн исполнится Духа Святаго и многих из сыновей израильских обратит к Истинному Господу Богу, что он будет Христовым Предтечей в духе и силе Пророка Илии[8] и приготовит народ к принятию Господа Спасителя.

Услыша всё сие, Захария был удивлен и поражен, так что не решался верить сказанному; странным казалось ему сие потому, что Елисавета была неплодна, и оба они были уже преклонного возраста. И сказал он Ангелу:

— Как мне поверить сему: ведь я уже стар, состарилась также и жена моя, которая никогда не имела детей?

Тогда Ангел ответил ему:

— Я — Гавриил, предстоящий пред Богом; я послан сказать и благовестить тебе сие. И за то, что не поверил ты моим словам, ты будешь нем и не скажешь ни одного слова до тех пор, пока всё сие исполнится.

Так как Захария в беседе с Ангелом замедлил в алтаре, то народ, бывший в церкви, дивился сему. Выйдя к народу, Захария принужден был знаками показывать, что он стал нем; тогда присутствовавшие поняли, что ему в алтаре было видение.

Окончив свою очередь, Захария возвратился в дом свой, находившийся в горной стране, в Хевроне, городе Иудове. Этот город был одним из тех, которые даны были по жребию потомкам Иуды и предназначены для жительства священникам[9].

Когда исполнилось возвещенное Ангелом, и бывшая дотоле неплодной Елисавета родила Иоанна, — имя сие Захария написал на поданной ему дощечке, — отверзлись уста Захарии, язык его разрешился, и он стал говорить, благословляя Бога. Исполнившись Святаго Духа, он начал пророчествовать, говоря: «благословен Господь Бог Израилев, яко посети и сотвори избавление людем Своим: и воздвиже рог спасения нам, в дому Давида отрока Своего: якоже глагола усты святых сущих от века пророк Его… И ты, отроча, пророк Вышняго наречешися: предидеши бо пред лицем Господним, уготовати пути Его»[10].

Но вот наступило время, когда родился Господь наш Иисус Христос в Вифлееме, и волхвы, пришедшие с Востока по видению чудесной звезды, возвестили Ироду о новорожденном Царе. Тогда Ирод, послав в Вифлеем воинов, чтобы они избили всех детей, приказал умертвить и сына Захарии, о коем много слышал. Ироду известно было всё случившееся во время рождения Иоанна; так как все события, коими сопровождалось рождение Иоанново, вызывали страх и изумление среди окрестных жителей. Все иудеи говорили о сих чудесных событиях; молва дошла и до Ирода. Все слушавшие слагали в сердце своем происшедшее и говорили: «что убо отроча сие будет?»[11]. Ирод, вспомнив теперь об Иоанне, подумал: «Не сей ли будет царем Иудейским?» Задумав умертвить его, царь отдельно послал в дом Захарии убийц, но посланные не нашли святого Иоанна. Ибо, когда началось безбожное избиение детей в Вифлееме, стоны и вопль были услышаны в Хевроне, городе Иудове, где жили священники, так как он находился на недалеком расстоянии от Вифлеема; скоро узнали в Хевроне конечно и о причине такого вопля. Тогда святая Елисавета, взяв сына своего, отрока Иоанна, коему тогда было уже полтора года, бежала с ним в горы. А святый Захария в то время находился в Иерусалиме, отправляя обычную службу по порядку чреды своей. Скрываясь в горах, Елисавета со слезами молилась Богу, чтобы Он защитил ее и ее сына. Увидав с горы воинов, кои тщательно разыскивали беглецов и уже были недалеко, она в ужасе возопила к ближайшей каменной горе: «Гора Божия, приими мать с сыном!» Гора тотчас расступилась, заключила их в себе, и таким образом они укрылись от настигавших их убийц. Не найдя тех, кого искали, посланные ни с чем возвратились к царю. Тогда Ирод послал к Захарии в храм приказание, чтобы он отдал ему сына своего Иоанна.

— Я служу ныне Господу Богу Израилеву, — отвечал на сие святый Захария, — и не знаю, где теперь находится сын мой.

Разгневанный Ирод вторично послал к нему и приказал убить самого Захарию, если он не отдаст своего сына. Свирепые убийцы устремились как звери, стараясь немедленно исполнить повеление царя, и с яростью закричали священнику Божию:

— Где скрыл ты своего сына? Отдай нам его, ибо так повелел царь; если же не дашь сына своего, то сам погибнешь лютою смертью.

На сие святый Захария отвечал:

— Тело мое вы убьете, а душу мою восприимет Господь.

Тогда убийцы бросились на Захарию и между церковью и алтарем убили его, как повелел им царь; пролившаяся же кровь святого сгустилась на мраморе и отвердела как камень — во свидетельство и вечное осуждение Ироду; а Елисавета, хранимая Богом, с своим сыном пребывала в расступившейся горе. Божиим повелением устроилась для них там пещера, открылся источник воды, а над пещерою выросла финиковая пальма, на коей явились плоды в изобилии. Когда мать с сыном хотели есть, дерево склонялось, подавая в пищу плоды свои, а затем снова выпрямлялось.

Спустя сорок дней после убиения Захарии, святая Елисавета, мать Предтечи, преставилась в той пещере, а святый Иоанн был питаем Ангелом до совершенного возраста и храним в пустынях до дня явления своего к Израильтянам.

Тропарь святому Захарии, глас 4:

Священства одеждею обложен премудре, по Закону Божию всесожжения[12] приятна священнолепно приносил еси Захарие, и был еси светильник и зритель тайных, знамения в тебе благодати нося явственно всемудре: и мечем убиен быв в храме Божии, Христов пророче с Предтечею моли, спастися душам нашым.

Кондак, глас 3:

Пророк днесь и священник Вышняго, Захария предложи, Предтечев родитель, трапезу своея памяти, верныя питая, питие бо правды всем растворив: сего ради скончавается, яко божественный таинник Божия благодати.

Кондак святей Елисавете, глас 4:

Яко луна полна, свет правды от мысленнаго солнца Мессии прияла еси, и во всех заповедех Господних с Захарием ходила еси боговозлюбленная Елисавето: достойными убо тя песньми ублажающе, всещедраго света просвещающаго всех Господа величаем.

Память святых мучеников
Урвана, Феодора и Медимна
и многих с ними
[править]

В царствование злочестивого Валента[13], ариане в Царьграде имели великую силу и распространили свою власть, так как царь, ослепленный той же ересью, помогал им. Подняв гонение на православных христиан, они изгнали епископа Евагрия и сильно притесняли верующих: одних они били, других ввергали в темницы, у третьих разграбляли имения, словом — всячески угнетали их. Сильно скорбя об этом, верующие тайно собравшись решили послать к царю, который тогда находился в Никомидии, просьбу, чтобы он, если нельзя совсем избавить их от ариан, по крайней мере, велел бы ослабить притеснение их, чтобы люди не погибли до конца. Для сего дела они избрали до семидесяти достойных мужей духовного чина, крепких в вере, сильных в слове, отличающихся своим разумом, во главе с Урваном, Феодором и Медимном. Отправившись в путь, они достигли Никомидии и, став перед царем, усердно просили его, чтобы он помиловал их и защитил от рук арианских. Сильно разъярился на них царь, однако не показал вида, что он гневается, но тайно отослал их к епарху Модесту[14], приказав ему, чтобы он схватил и предал их смерти. Епарх, схватив их, боялся, однако, явно пред всеми казнить их и, чтобы не было в народе толков, приказал посадить их всех на корабль и распустить слух, что схваченных отправляют на заточение; а между тем он научил корабельщиков, чтобы они, когда будут посреди моря, сошли в лодку и подожгли бы корабль с семьюдесятью мужами, что те и исполнили: приплыв в Астакийскую пучину, они зажгли корабль со святыми мучениками, спустившись сами заранее в лодку, которая была для того приготовлена, и вернулись к епарху, сообщая ему о кончине тех мужей. Как свеча загорелся корабль и быстро плыл по морю, так как его гнал ветер; охваченное пламенем плывшее судно достигло до места, известного под именем Дакидис; пристав здесь, корабль сгорел до конца, испуская от сгорающих телес святых мучеников дым, подобный кадильному дыму, поднимающемуся к Богу. Так скончались святые, и сбылось на них слово Писания: «проидохом сквозе огнь и в воду, и извел еси ны в покой»[15]. Сожженные на воде огнем, святые мужи сии вселились в небесном покоище[16], где, предстоя пред Престолом Владыки, молятся о нас: тех молитвами, Господи, подай и нам получить жизнь вечную. Аминь.

Память святого мученика
Авдия
[править]

Сей святый мученик жил и пострадал в Персии. За то, что он своим учением многих приводил к вере во Христа, начальник волхвов велел взять его и принудить поклониться солнцу и огню и отречься от Христа. За свое твердое исповедание Истинного Бога он претерпел биение по чреслам терновыми палками, покрытыми острыми колючками. Четыре воина так долго его били, что его замертво унесли в свой дом, где он вскоре предал Богу свою святую и блаженную душу, славя и благодаря Его, и радуясь, что сподобился пострадать за Имя Господа нашего Иисуса Христа[17].

Память святых мучеников
Фифаила и Фивеи
[править]

Сии святые мученики с дерзновением пред всеми исповедовали Христа Истинного Бога, Творца и Промыслителя всего, а идолов называли глухими истуканами. Многих обратили они к истинной вере. Язычники взяли их и много мучили. Наконец, св. Фифаил был повешен на дереве и распилен пилою, а сестру его Фивею умертвили ударом копья в шею. Они оба предали свои святые и блаженные души в руце Божии, с хвалебною молитвою на устах[18].

Убиение святого князя
Глеба
[править]

Брат святого князя Глеба Святополк обманом вызвал его из Мурома, послав ему сказать: «Отец твой при смерти и зовет тебя». В то время Святополк уже умертвил брата Глебова, св. Бориса, и стал замышлять и убийство св. Глеба[19]. Он имел нечестивое намерение убить всех своих братьев, чтобы взять всю власть в свои руки, но концом сего злодеяния была вечная мука, по слову пророка: «увязе грешник в сети своей»[20]. В то время, как князь Глеб был уже на пути в Киев и находился близ Смоленска, на Смядыне[21], настигли его окаянные убийцы, посланные Святополком, по злобе своей подобные свирепым зверям. Святый Глеб ждал от них приветствия, но они замышляли на его жизнь и неожиданно окружили его со всех сторон. Затем повар св. Глеба, родом торчин[22], зарезал господина своего ножом, месяца сентября в пятый день[23]. Его тело было брошено в пустом месте. Но Господь Бог не оставил Своего раба, но прославил его, как некогда и первомученика Стефана[24]: иногда над местом, где лежало тело св. князя, виден был огненный столп, иногда же являлись горящие свечи, или слышалось ангельское пение. Видевшие эти знамения возвестили о них в городе, жители которого взяли тело святого и перенесли в Вышгород[25].

Празднование святому Апостолу
Петру,
в Афире
[править]

О сем храме св. Ап. Петра упоминается в житии св. Евтихия, Патриарха Цареградского (6 апреля), где говорится, что, пред избранием сего Патриарха в 552 году, царю Юстиниану[26] было видение, которое он с клятвою открыл другим: во сне он увидал себя в церкви св. Ап. Петра, в Афире[27], ему явился сам св. Апостол и, указав на св. Евтихия, сказал: «Сей да будет поставлен вам во епископа»[28].

Память святых мучеников
Иувентина и Максима
[править]

Святые мученики Иувентин и Максим воины пострадали при Римском императоре Юлиане Отступнике[29], при котором они состояли в должности щитоносцев. Однажды Юлиан, придя в Антиохию, окропил идоложертвенною водою все продаваемые на рынке снеди и пития, желая таким образом сделать христиан участниками нечестивых своих жертв. В то время сии два раба Христовы, присутствуя на одном пиршестве с другими воинами, со скорбию беседовали с ними о беззаконии царя и повторяли слова святых трех отроков, некогда сказанные в Вавилоне: «Предал еси нас (Господи) в руки врагов беззаконных, мерзких отступников, и царю неправедну, и лукавейшему паче всея земли»[30].

Один из пировавших передал наутро сии слова царю.

Тогда царь призвал святых воинов и спросил:

— Что вы говорили вчера на пиру?

Они отвечали истину и, повторяя те же самые слова, обличали царя, и укоряли в беззаконном отступничестве.

Царь, пришедший в ярость, сначала велел беспощадно быть их и бросить в темницу; потом в полночь послал в темницу палача, который и умертвил их среди темничного мрака.

Примечания[править]

  1. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 6.
  2. Еванг. от Матф., гл. 7, ст. 16.
  3. Посл. к Рим., гл. 11, ст. 16.
  4. Ирод, называемый в истории Великим, сын Антипатра, царя Иудеев, сначала был правителем Галилеи, но при первом Римском императоре Октавие Августе, еще до воцарения его, в 40 г до Р. Х., получил титул Иудейского царя и управлял всей Иудеей, которая тогда была подчинена римскому государству.
  5. 1 кн. Паралипомен., гл. 24, ст. 10.
  6. Слово Иоанн с греч. означает благодать Божия.
  7. Еванг. от Луки, гл. 7, ст. 33.
  8. Т. е. с тою же несокрушимою ревностию и нравственным могуществом, с какими некогда действовал великий ревнитель по Боге Пророк Илия.
  9. Кн.: Иис. Нав., гл. 21, ст. 13. 1 Паралип., гл. 6, ст. 65. Хеврон был одним из древнейших городов земли Ханаанской. Он существует и доселе и имеет до десяти тысяч жителей, которые занимаются торговлею, хлебопашеством, разведением фруктовых садов и виноделием. Город лежит на тысячу футов выше Иерусалима в глубокой и узкой долине, с обеих сторон окруженной горами, в богато возделанной и плодоносной местности. Все окрестности города покрыты масличными, гранатовыми, фиговыми, фисташковыми деревьями; особенно же славится Хеврон большими и превосходными виноградниками.
  10. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 68—76.
  11. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 66.
  12. О жертве всесожжения см. стр. 3, прим. 2.
  13. Валент — Римский император с 364 по 378 г. после Р. Хр., правивший Восточной половиной империи, ревностный покровитель ариан.
  14. Епарх — греческое слово, обозначающее «начальник» (ἔπαρχος). Так назывались правители Римских областей.
  15. Псал. 65, ст. 12.
  16. Это было в 370 г. по Р. Хр.
  17. Святый мученик Авдий пострадал в царствование Персидского царя Издигерда (408—420 гг.).
  18. Пострадали в начале II века в царствование императора Траяна.
  19. Глеб — младший сын св. равноапостольного князя Владимира Великого, от христианского супружества его с греческою царевною Анною. Был князем древнего Мурома, центра северной Ростово-Суздальской области (ныне довольно незначительный уездный город Владимирской губ.). Борис — родной брат св. Глеба от той же матери, князь Ростовский (Ростов — ныне уездный город Ярославской губернии); братоубийственно умерщвлен подкупленными убийцами, вскоре по смерти Владимира в 1015 году, на реке Альте, где стоял станом, возвращаясь с похода на печенегов. Святополк, сын Владимира от вдовы брата его Ярополка, за свое злодеяние остался в истории с именем «Окаянного». По убиении Бориса и Глеба он был побежден Ярославом Мудрым, изгнавшим его из Киева, бежал в Польшу и впоследствии погиб «злою смертию» в пустыне между Польшею и Богемиею.
  20. Псал. 9, ст. 17.
  21. Смядынь — маленький приток Днепра, при Смоленске.
  22. Торки — один из кочевых народов азиатского происхождения; в древней удельно-вечевой Руси обитали преимущественно на юго-западе ее.
  23. Кончина св. благоверного князя Глеба последовала в 1015 году. Во Св. Крещении Глеб именовался Давидом.
  24. О прославлении честны́х мощей святого первомученика Стефана в Четиих-Минеях, между прочим, повествуется: «Ночью над мощами святого являлся свет, и сильное благоухание исходило от ковчега (раки мощей) и в воздухе слышалось ангельское пение». См. под 2-м августа.
  25. Вышгород — древний и прежде значительный русский город, в 15 верстах от Киева вверх по Днепру; служил сильным укреплением для Киева с севера и был излюбленным городом великих Киевских князей, особенно Владимира Великого. — В Вышгород мощи св. князя Глеба были перенесены и положены вместе с мощами св. князя Бориса в княжение в Киеве Ярослава Мудрого в 1019 году. В 1072 году в честь свв. князей установлено празднество. Мощи их утрачены во время нашествия на Киев Батыя, хана монгольского, в 1240 году.
  26. Юстиниан Великий — знаменитый Византийский император, царствовал с 527 по 565 гг.
  27. Город Афира, или Афир, находился при впадении реки Афира в Мраморное море и назывался иначе Порос; он находился в 24 тысячах шагов от Константинополя.
  28. О св. Патриархе Евтихии, см. стр. 57, прим. 5.
  29. О Юлиане Отступнике см. прим. 2 на стр. 55.
  30. Кн. Прор. Даниила., гл. 3, ст. 32.