Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Декабрь/30

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 30 декабря
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. IV. Месяц декабрь. — С. 835—850.


[835]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 27.png
День тридцатый

Страдание
святой мученицы
Анисии девицы

В царствование нечестивого императора Максимиана[1] жила в славном городе Солуни[2] одна отроковица, по имени Анисия, дочь богатых христианских родителей, воспитывавших ее в страхе Божием, так что добродетелями она возрастала скорее, нежели летами, ибо родители вскармливали ее более истинами веры и благочестия, нежели молоком. Когда миновали ее младенческие годы и Анисия выросла прекрасною отроковицею, родители тщательно обучили ее всей книжной премудрости. Одаренная разумом Анисия быстро и легко усвоила всё и являла на деле достойные плоды учения. Исполненная Духа Божия, она обладала воистину ангельским нравом, лицо же ее светилось несравненной красотой. В это время она редко выходила из дому и, скрывая в горнице свою юную красоту, часто с прискорбием говорила себе:

«О обманчивая жизнь юности, погубляющая одних и погубляемая другими! Хороша старость, но, увы мне! Скорбью ис[836]полняет меня долгота времени, ибо долгие годы придется дожидаться ее, долгие годы отделяют меня от Неба!»

И Анисия никогда не переставала призывать на помощь Христа, преклоняя колена и проливая на землю обильные слезы. Когда родители ее отошли ко Господу и она сделалась наследницей отцовского имущества, то стала размышлять, что бы ей сделать со своим богатством. Ибо родителями ее были собраны великие сокровища серебра и золота, обширные имения, громадные стада, бесчисленное множество рабов и рабынь, многоценные шелковые и златотканные одежды, золотая утварь, украшенная жемчугом и драгоценными камнями и сияющая великолепием. Увидев всё это, святая Анисия сказала:

— Как спастись посреди стольких богатств земных? Как наступить на главу древнего змия — диавола и преодолеть его силу? Но я знаю, что сделать: я употреблю против змия змеиную же хитрость. Как сам он ежегодно обновляется, совлекая с себя свою ветхую кожу, так и я избавлюсь от своих богатств. Ибо они наносят сильный вред употребляющим их во зло и поражают неисцелимым ядом всех собирающих их, скупых же и немилостивых связывают своими оковами и сетями. Обладание поместьями приучает к гневу и накопляет богатства обманом и неправедной мерой, многоценные одежды научают тщеславной поступи и вовлекают в грех; золотые цепи и ожерелья заставляют горделиво поднимать голову, ибо желают, чтобы люди их видели и восхваляли. Вот как я с ними поступлю: буду их естественною госпожею, прежде чем они получат неестественное господство надо мною. Стану воистину госпожею их и расточу их во благо, уклоняясь вместе с тем и от порождаемых ими искушений. Я найду для них крепкую охрану: вложу их, как в сокровищницу, в дома вдовиц, сирот и нищих. И верен поручитель мой, Господь, Который воздаст мне не вдвойне только, но сторицею и соделает меня участницей вечной жизни. Раздам всё, чтобы всё получить в целости, умноженное во сто крат, и, раздавши, возьму крест Христов. Ибо тогда мне легко будет последовать Христу, оставив на земле земное, чтобы пожить с Ангелами на Небесах. Лучше избежать жизни пагубной и нечистой и возжелать жизни непреходящей и подвигов духовных. Переменю временное на вечное: почту нетленный брак, пребуду в целомудрии [837]Святая мученица Анисияи сохраню для Создателя чистым свое тело. Ныне надобно творить куплю, пока есть торжище. Гонения и преследования пусть исходатайствуют мне награду на Небесах. Мучители и муки пусть откроют мне доступ к райским утехам, раны же и темница пусть введут меня в чертог Христов; ибо не одни только мужи получают воздаяния, но и жены сподобляются венцов.

Так говорила она в себе и молилась со слезами:

— Господи, Иисусе Христе! Свете мой! Источниче бессмертия! Корень нетления, неизреченно зачатый в девственной утробе, и по рождестве сохранивший нетленной Пречистую Твою Матерь! Благий Господи, соделай, чтобы и я вошла в лик девственниц и не была отлучена от чертога Твоего! Включи меня в число мудрых дев[3] и сподоби встретить Тебя с неугасимым светильником, да буду причастницей славы Твоей, непорочно совершивши свой подвиг!

Помолившись так, святая Анисия тотчас же продала всё свое имущество и притом не по той цене, какую оно стоило, и не так, как бывает обыкновенно при рыночных продажах и куплях. Ибо она говорила покупщику:

— Знай, что продаваемые вещи принадлежат нищим и убогим. Поэтому назначь справедливую цену, чтобы получить вместе также и некое воздаяние, ибо праведен Господь и любит правду, и воздает по правде.

Когда было продано всё имущество, она стала раздавать вырученные деньги нищим и страждущим в заключении. Входя сама [838]во все темницы, святая не только подавала всё нужное, но и служила собственноручно узникам, в особенности тем, которые после многих мучений и ран не могли послужить себе сами. Таковых она лечила, помазуя мазями и перевязывая их раны, утешала скорбевших, посещала лежавших на одре болезни и помогала им от своих богатств; обходила площади и улицы и щедрою рукою подавала обильную помощь всем нищим и больным, лежащим на гноище, каких только находила. При этом она говорила себе: «Не буду я искать утех и наслаждений в богатствах, которые в день суда не сравняются даже с каплей воды».

Когда же Анисия истратила всё до последней монеты, ничего не оставив для себя, то она затворилась в некоей горнице и собственноручным трудом стала добывать необходимую для тела пищу, в поте лица своего вкушая хлеб свой, следуя словам Апостола: «а҆́ще кто̀ не хо́щетъ дѣ́лати, нижѐ да ꙗ҆́стъ»[4], ибо христианам подобает питаться от труда рук своих. Подвизаясь в молитвах и посте, Анисия жила подобно бесплотной. Привыкнув к подвигам и суровой жизни, она дни проводила в трудах и чтении божественных книг, а ночи — в псалмопении и молитвах. Ложем ей служила земля, вместо мягкой постели у нее была единственная тростниковая подстилка, вместо теплых одеял — худые рубища; спала она очень мало, ибо говорила себе: «Небезопасно мне спать, когда враг мой бодрствует».

При этом святая проливала обильные слезы, и воздыхания ее были многочисленнее слов, исходивших из ее уст. В такой степени объята была она Божественной любовью, что когда преклоняла колена на молитву, то ей казалось, что она припадает к ногам Спасителя и лобызает их, и волосами своими отирает прах с ног Господних[5]. Эта мысль порождала в ней источники слез, подобно тому как некогда плакала та, которая слезами омыла ноги Владыки и власами главы своей отерла их[6]; и было у нее непрестанное желание освободиться от уз тела и жить со Христом. И она, молясь, ударяла себя в грудь и говорила:

[839]— Всемогущий Господи, Боже, Отче Единородного Сына Твоего Иисуса Христа, Господа и Бога и Спасителя нашего, сидящий на Престоле славы Твоей! Ты, Которому служат тысячи тысяч Архангелов и Которому предстоят тьмы тем[7], повинующихся повелению Его Престолов, Господств, Начал и Властей, которого хвалят Херувимы и непрестанно славословят Серафимы[8], вопия Трисвятую песнь! Ты, погрузивший в адские бездны возмутившихся против Тебя духов и связавший нерушимыми оковами лишившегося Твоей благодати змия, низвергший престол его на землю, лишивший его небесного служения и блаженной жизни и позором креста поправший его гордыню! Ты, пославший нам из непорочных недр Твоих Бога Слова, предвечного Спасителя душ наших, рожденного от Духа Свята и Марии Девы, и Им взыскавший погибшее, утвердивший немощное, и исцеливший сокрушенное! Тебя призываю всем сердцем моим, смиренная и грешная раба Твоя. Ты, ведающий помышления каждого человека, возжегший в сердце моем горячую любовь к Тебе, прииди и спаси меня, недостойную рабу Твою, ибо Тебя желаю, Тебя ищу и к Тебе прилепляюсь всей крепостью моею. Господи Боже Сыне, приими молитву мою, приносимую Тебе сердцем сокрушенным и духом смиренным. Не презри меня, о Иисусе Христе, за которую был Ты пригвожден ко кресту, ударяем по ланитам и за которую испил желчь с уксусом, вкусил горькую смерть, в третий же день воскрес из мертвых и вознесся на Небеса и сидишь одесную Отца: не посрами меня и не отринь меня из числа рабынь Твоих, но сподоби меня христианской кончины, по образу святаго Креста Твоего! Соделай меня участницей страданий Твоих, да буду достойна явиться пред лице Твое. Соблюди меня верной Тебе! Пригвоздѝ стра́хꙋ твоемꙋ̀ плѡ́ти моѧ̑: ѿ сꙋде́бъ бо твои́хъ ᲂу҆боѧ́хсѧ[9]: ѿвратѝ ѻ҆́чи моѝ не ви́дѣти сꙋеты̀[10], но отверзи их, молю Тебя, да ᲂу҆разꙋмѣ́ю чꙋдеса̀ ѿ зако́на твоегѡ̀[11]. Тебе предана я от чрева матери моей, Ты Господь мой! Ѻ҆те́цъ мо́й и҆ ма́ти моѧ̀ ѡ҆ста́виста мѧ̀[12], Ты [840]же, Господи, воспринял меня. Правыми соделай пути мои, да не исполнится стыда раба Твоя, но сотворѝ со мно́ю зна́менїе во бла́го[13] и исполни прошения мое, ибо пред̾ тобо́ю всѐ жела́нїе моѐ, и҆ воздыха́нїе моѐ ѿ тебѐ не ᲂу҆таи́сѧ[14]. И снова молюсь Тебе, Боже Отче, помоги мне, да не обрящется греха на мне, рабе Твоей; ибо Тебе приношу себя в жертву. Прими же меня, как всесожжение овец и тельцов, и как тьмы тучных агнцев да будет жертва моя пред Тобою. И сподоби меня последовать Агнцу Твоему непорочному, Иисусу Христу, с Которым да будет Тебе, со Святым Духом, слава, честь и сила во веки веков, аминь.

Помолившись так, святая Анисия встала и осенила себя крестным знамением. Всё сие видел лукавый враг рода человеческого и не мог вынести ее ангельской и небесной жизни. Он узрел ее уже пребывающей духом на Небесах и всем сердцем желающей пострадать за Христа, и скрежетал зубами своими на нее и покушался поколебать и опрокинуть ее горницу: но, видя ее повсюду огражденной крестным знамением, он отбегал, как бы гонимый невидимыми ударами. Однако иногда ему удавалось внушить святой леность и уныние, но она немедленно сокрушала его коварство, ограждаясь, как стеной, непрестанной молитвой. И враг истины скорбел и говорил себе:

— Увы мне окаянному! Ангелов совлек я за собою с Небес, многих сильных покорил я, а ныне юноши и отроковицы смеются надо мною. Они любят смерть больше жизни и увенчанные ею текут к Небесам и оставляют мне мир сей пустым. Утешала меня кровь убиваемых мучеников, но их вера и подвиги и проповедь их изменили целые города и народы. Храмы мои разрушаются, прорицалища умолкают, жертвенники ниспровергаются, жрецы, веселившиеся раньше, приходят в уныние. На погибель мою, всюду водружается крест, и царство мое приходит в упадок, ибо радостные в муках страшны в гробах: они жгут меня, бьют и прогоняют отовсюду; а то, что было мною изобретено против них, обратилось на еще горшую беду мою. Но я знаю, что сделать с ними: я нашел одну новую хитрость.

[841]И тотчас же враг выдумывает следующее: желая похоронить в пыли забвения славу святых мучеников, дабы не помнили о них последующие поколения, сделать безвестными их подвиги и лишить описания, завистник устроил так, чтобы христиане избивались повсюду без суда и испытания, уже не царями и военачальниками, но самыми простыми и последними людьми. Всезлобный враг не разумел, что Бог требует не слов, а только доброго произволения.

Погубив великое множество христиан, Максимиан, по диавольскому наущению, притворился как бы изнемогшим. Вдоволь насытившись кровью неповинных, он уподобился кровожадному зверю, который, когда уже пресытится мясом и более не хочет есть, то кажется как бы кротким и пренебрегает мимоходящими животными, — так и этот нечестивый мучитель, получив отвращение к убийству, притворился кротким. Он говорил:

— Недостойны христиане того, чтобы их умерщвлять перед царскими очами. Какая нужда испытывать и судить их и записывать их слова и деяния? Ибо эти записи будут читаться и передаваться из рода в род теми, кои исповедуют ту же христианскую веру и память их будет праздноваться затем во веки. Почему же мне не повелеть, чтобы их закалали, как животных, без допроса и записей — так, чтобы и смерть их была безвестной и память о них заглохла в молчании?

Приняв такое решение, нечестивый царь тотчас же издал повсюду повеление, чтобы всякий желающий мог убивать христиан без боязни, не опасаясь ни суда, ни казни за убийство. И стали избивать христиан без числа ежедневно и во всех странах, и городах, и селах, на площадях и дорогах. Всякий встречавший верующего как только узнавал, что он христианин, тотчас же, не говоря ни слова, ударял его чем-либо, или пронзал ножом и разрубал мечом или другим каким-либо случившимся орудием, камнем или палкой и убивал, как зверя, так что исполнились слова Писания: тебѐ ра́ди ᲂу҆мерщвлѧ́емсѧ ве́сь де́нь, вмѣни́хомсѧ ꙗ҆́кѡ ѻ҆́вцы заколе́нїѧ[15].

В это жестокое для христиан время святая Анисия, горящая в сердце желанием умереть за Христа, вышла однажды из своей горницы, побуждаемая духом, и намеревалась идти ко храму [842]Господню. Входя в так называемые Касантриотийские ворота, она услышала шум в народе. Нечестивые праздновали в этот день праздник солнца и приносили свои нечистые жертвы. И вот, один из царских воинов, шедший навстречу, увидев прекрасную деву, святую Анисию, остановил ее, наущаемый самим диаволом, и сказал:

— Остановись, девица, и скажи мне, куда ты идешь?

Видя его бесстыдство и дерзость и полагая, что это вражие искушение, она на глазах его оградила себя крестным знамением. Но воин не устыдился целомудренного молчания девы, а почитая его за бесчестие для себя и выражение презрения, подобно зверю схватил ее, как волк хватает овцу, ибо воистину он был лютее зверя и грозным голосом спросил ее: кто она и откуда идет? Желая освободиться от его рук и дерзких, устремленных на нее взглядов, агница Христова попыталась избавиться от него кротким ответом и сказала:

— Я — раба Христова и иду в церковь.

Но бесстыдный воин, побуждаемый бывшим в нем бесом, возразил ей:

— Не пущу тебя, но поведу тебя в то место, где приносят жертвы богам нашим, ибо сегодня мы почитаем празднеством солнце.

Говоря это, он пытался насильно снять покров, бывший на голове ее, желая совершенно открыть ее лицо, но она мужественно сопротивлялась ему и не позволяла открыть себе главу, но плюнула ему в лицо и произнесла:

— Да запретит тебе, диавол, Господь мой Иисус Христос!

Тогда воин, не вынося Имени Христова, обнажил бывший при нем меч, и, ударив ее в бок, пронзил насквозь. Святая дева упала на землю и вместе с излившеюся кровью предала свою святую душу в руце Христа Бога своего, Которого любила и умереть за Которого усердно желала во все дни своей жизни. Видевшие это прохожие обступили ее уже мертвую и лежавшую в крови, и одни оплакивали ее юные лета и жестокую кончину, другие же роптали на безбожного царя, издавшего такой суровый закон, чтобы губить невинных людей. Некоторые из верующих взяли ее честны́е мощи и, с честью убрав их, погребли в двух верстах от врат Касантриотийских, с левой стороны от народного пути. Впоследствии над местом по[843]гребения Анисии был выстроен молитвенный дом. Произошло это в те времена, когда на земле владычествовал Максимиан, над верующими же царствовал в бесконечные веки Господь наш Иисус Христос, Которому со Отцем и Святым Духом честь и слава, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

Память святаго мученика
Филетера

Однажды, когда Диоклетиан прибыл в Никомидию, ему было сообщено об одном христианине. Царь тотчас же послал за ним, приказав привести его к себе, и при виде его пришел в изумление: святый был высок ростом и весьма красив. Потому Диоклетиан назвал его богом, а не человеком. И сказал ему царь:

— Скажи нам — откуда ты? И как тебе имя? И какого ты происхождения?

Святый ответил:

— Я родился и воспитывался здесь, в Никомидии, сын епарха, по вере христианин и живу с христианами.

Подозвав его к себе поближе, царь хотел сначала подействовать на него ласковою речью, произнося в то же время хулы на Господа нашего Иисуса Христа. — Святый отступил от богохульника и, возведя очи свои к Небу, сказал:

— Да заградятся уста того, кто дерзает хулить Христа моего, пусть то будет царь или кто иной.

И тотчас произошло землетрясение и послышался страшный гром, так что царь и окружающие его затрепетали. После того Филетер брошен был в раскаленную печь. Но святый помолился, — и печь рассыпалась, огонь погас, и он вышел невредимым. Царь же под влиянием только что совершившегося чуда, а также по вниманию к его красоте и знатности рода, даровал ему свободу идти куда хочет.

Впоследствии, когда в Никомидии царствовал Максимиан[16], святый опять оговорен был пред царем: и опять, представ [844]царю, он исповедал Христа Бога нашего, Творца всего мира и Промыслителя. За это прежде всего начали бить его палками: мучители-исполнители казни в своем усердии доходили при этом до совершенного изнеможения, так что сами падали на землю едва живыми, а святый, казалось, не ощущал никакой боли, как будто страдал не он, а кто-то другой: так укреплял его Христос. Потом он был повешен и подвергнут строганию; затем бросили его на растерзание зверям, но звери только валялись у ног святаго; — насильно ввели его в капище, чтобы там заставить поклониться идолам, но мученик вознес молитву к Богу, и идолы распались и ниспроверглись на землю. Тогда царь дал повеления умертвить святаго мечом, но у слуги, который схватил его, рука тотчас иссохла; такая же участь постигла и другого исполнителя царского приказа: как только занес он руку с мечом над головою святаго, чтобы отсечь ее, рука его отнялась. После того мученик посажен был в темницу и закован в цепи. И так как он не обнаруживал ни малейшей склонности к покорности, то царь осудил его на изгнание в Проконнис[17], куда он связанный и был отправлен. На пути он совершил немало чудес: изгонял бесов, очищал прокаженных и врачевал всякие иные болезни; одним своим словом ниспроверг идолов; прикоснулся к идольскому великолепно построенному капищу, и оно распалось до основания. Все эти чудесные знамения и особенно последнее — разрушения капища — многих расположили к вере во Христа, в том числе и шестерых воинов с их начальником, которым велено было отвести святого в ссылку.

Когда мученик и сопровождавшая его стража дошли до Сигрианских стран[18], где святый также совершил много чудес, окружавшие его сказали, что здесь вблизи находится некоторый человек, по имени Еввиот[19], христианин, который претерпел многие и жестокие страдания за Христа от князя, но остался невредим и творит великие чудеса. Слыша об этом, святый Филетер решился зайти и повидаться с Еввиотом. В это время блаженному Еввиоту явился Ангел Господень и сказал: [845]— Выйди из кельи своей и иди на некое место в сретение Филетера сострадальца твоего.

Отшельник тотчас же вышел из кельи и начал сходить с горы, на которой обитал. Между тем Филетер, по указанию одного поселянина, направляя путь свой навстречу Еввиоту, начал восходить на Сигрианскую гору вместе с начальником и шестью воинами, уверовавшими и крестившимися, и желавшими не разлучаться с ним. Пройдя немного, они встретили блаженного Еввиота, сходящего к ним, и, приветствуя друг друга, исполнились взаимной радости. Веселясь духовно, взошли все они на гору в жилище святаго Еввиота и пробыли там вместе семь дней. И уснул блаженный Филетер сном, которого желал с любовию: преставился к любимому им и возлюбившему его Христу Богу, предав в руки Его дух свой[20]. Блаженный Еввиот похоронил его в месте своего обитания. По прошествии одиннадцати дней, скончались и начальник конвоя и шесть воинов, сопровождавшие святого, и все они погребены были близ мощей святаго мученика.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png

Память преподобного
Зотика Сиротопитателя

Преподобный Зотик происходит из знатного и славного рода и родился в городе Риме. С молодых лет он изучил всякую премудрость мирскую и духовную, вследствие чего его приблизил к себе первый христианский император, Константин Великий[21]. Когда сей благочестивый государь перенес столицу империи из Рима в Константинополь[22], то блаженный Зотик, вместе с другими приближенными царя, переселился в сей город и здесь был почтен магистрианским саном[23]. [846]Но вскоре, отвергшись мирской чести и суеты, он принял священство. Как Авраам свою кущу, так святый Зотик свой дом открыл для принятия и питания нищих; принимал в странноприимницу лишенных крова, странников и болящих, был истинным отцом для вдовиц, немощных и сирых.

В то время усилилась в городе болезнь — проказа, которая всегда свирепствовала на Востоке. Чтобы прекратить распространение болезни, издан был приказ бросать в море всякого прокаженного. Милосердный Зотик, распаляясь божественною любовию, отправился к царю и сказал ему:

— О царь! Дай мне, рабу твоему, как можно больше золота, чтобы я мог купить тебе драгоценных жемчугов, блестящих камней для утвари твоей, так как я очень опытен в этих делах.

Царь, любя Зотика, повелел исполнить его просьбу, и сей боголюбезный служитель добра, взяв золото, вышел из царского дворца с веселием и радостию. Для золота он нашел наилучшее употребление: у воинов, которым было поручено епархом брать прокаженных и бросать их в море, святый Зотик посредством золота выкупал несчастных и брал их на свое попечение. Около Константинополя, на противоположном берегу Босфора, на одной горе он построил больницы для прокаженных и там их врачевал. Так он на прокаженных и больных истратил всё золото, данное ему Великим Константином.

Между тем сей благочестивый царь умер и на царский престол вступил сын его, Констанций[24], который не подражал благочестию отца: он впал в Ариеву ересь и преследовал православных. Святому Зотику также суждено было претерпеть страдание от него. По наговору от злобных людей, которые рассказали ему, как Зотик брал у отца его золото для покупки драгоценных камней, — царь призвал Зотика и спросил его:

— Приготовил ли ты жемчуги и другие драгоценные камни для утвари нашей, на покупку которых ты взял у державного отца нашего столько золота?

Зотик ответил:

— Приготовь, царь, корабль, и я покажу тебе такое богатство, какого раньше ты не имел.

[847]Потом, переправившись вместе с царем на другой берег Босфора, он повел его к больницам и, показывая прокаженных и больных, сказал:

— Вот, царь, прекрасные камни и блестящий жемчуг, которые я добыл для спасения твоего с немалым трудом и дорогою ценою.

Царь разгневался на святого и повелел привязать его к диким мулам и гнать их через поля и дороги. Влекомый мулами по камням, преподобный испытывал тяжкие мучения: все члены его были растерзаны острыми камнями; когда же затем мулы быстро совлекли его с горы, самые кости его сокрушились, и он предал душу свою в руки Господа[25]. А на том месте, где он скончался, истек источник чистой и сладкой воды, и этою водою исцелялись всякие болезни в прославление угодника Божия, во славу и честь единого в Троице Бога, всеми славимого и поклоняемого во веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png

Память преподобной
Феодоры Кесарийской

Преподобная Феодора подвизалась в Кесарийской обители святой Анны; жила она в царствования Льва Исаврянина и сына его Константина Копронима[26] и происходила из знатного и славного рода; отец ее, по имени Феофил, имел высокое звание патриция, мать ее называлась Феодорою. Эта последняя, будучи в продолжение многих лет неплодною, сокрушалась и прилежно молилась Богу, особенно же она обращалась с слезной мольбой к Пресвятой Богородице и получила дар, уподобивший ее праведной Анне, матери Богородицы: неплодство Феодоры разрешилось, она зачала и родила дочь. Когда дочь возросла, то мать привела ее в церковь святой Анны, как посвященную Богу от рождения. Отроковица Феодора принята была в монастырь, где и стала жить под добрым руководством благочестивой [848]игумении и была научена божественным книгам. Между тем богобоязненная, добродетельная жизнь юной инокини нестерпима была для вселукавого беса, который видел в том свое посрамление. И вот внушил он императору Льву-иконоборцу мысль выдать замуж непорочную агницу за одного из своих придворных чиновников. Она насильно была взята и, с мучительною скорбию отторгнутая от сестер обители, привезена в Константинополь. Здесь уже всё было приготовлено для ее брака; по воле царской, уготован был и брачный чертог. Но конец этого лукавого замысла был неожиданно такой: Бог, наказавший некогда египтянина, обуреваемого похотливым вожделением на Сарру[27], и низложивший силу Тиридата, покушавшегося на целомудрие Рипсимии[28], спас чудесным образом и Феодору от осквернения чрез насильственный брак. Во время брачного пиршества на столицу сделали нападение скифы[29]; жених тотчас послан был против неприятелей и в первой же схватке погиб. Между тем, среди всеобщего смятения непорочная агница Христова Феодора, пользуясь представившейся свободой, незаметно для присутствовавших на брачном пиру скрылась и, взяв с собою золото, серебро, драгоценности и одежды, украшенные дорогими камнями, пошла на берег моря, села в корабль и возвратилась в свою обитель, радуясь и за всё благодаря Бога. Когда же потом один из царских чиновников, узнав о скрывшейся Феодоре, прибыл в монастырь и нашел ее уже принявшею пострижение и одетою в рубище, то оставил ее, по устроению Промыслителя Бога, в покое. Освободившись таким образом окончательно от своих преследователей, преподобная Феодора подвигами воздержания настолько изнурила свою плоть, что видимы были кости ее чрез телесные покровы. Пищу ее [849]составлял лишь один небольшой кусок хлеба и то только в два или три дня. Единственная одежда ее была из грубой шерсти; постель ее была настлана острыми камнями, прикрытыми суровым рубищем: так она соблюдала бдения и во время невольного, тяжелого сна, а часто она проводила и целые ночи без сна. Не довольствуясь этими подвигами, она обложила тело свое железными веригами и настолько изнурила все суставы и телесные члены, что от костей ее исходил смрадный запах. И так в продолжения многих лет процветая всякими добродетелями, перешла она в нестареющуюся и блаженную жизнь[30].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png

Память преподобной
Феодоры Цареградской

Преподобная Феодора была родом гречанка, имела большое богатство и жила сначала в христианском супружестве. По смерти мужа она, по заповеди Господней, взяла крест свой и приняла монашеский чин, чтобы следовать за Христом[31]. Это было в царствование Романа[32] при жизни преподобного Василия Нового[33], который проживал в доме Феодоры, в нарочито для него устроенной моленной келлии, и под руководством которого она проводила благочестивую жизнь. Дожив так до старости, она преставилась месяца декабря в тридцатый день. И когда душа преподобной Феодоры, по разлучении от тела, несена была святыми Ангелами, то преподобный Василий предупредительно дал им, на помощь ее душе, как бы некий капитал для выкупа, достав из своей пазухи ковчежец.

У того Василия был ученик, по имени Григорий, который молитвенно спрашивал Василия:

— Где пребывает Феодора?

[850]И вот однажды, когда Григорий спал, к нему явился светлого вида юноша и сказал:

— Иди скорее, тебя зовет преподобный Василий, чтобы показать тебе Феодору.

Григорий тотчас восхищен был к вратам рая, потом введен был в места святые и там увидел он преподобного Василия и Феодору, и все они вместе возрадовались. И спросил Григорий:

— Госпожа Феодора! Как ты претерпела страшный час смерти и как избавилась от лукавых духов?

Она же рассказала по порядку:

— Когда я душою своею разлучилась от тела, то увидела страшных ефиопов, которые показывали мне свиток с начертанием всех моих первых дел и взвизгивали, как свиньи, скрежеща на меня зубами. Потом взяли меня Ангелы и понесли по мытарствам. Первое мытарство было — лживость; второе — клевета; третье — зависть; четвертое — ложная обидчивость по самолюбию; пятое — гнев с яростию; шестое — гордость; седьмое — брань и срамословие; восьмое — лихоимство и лесть; девятое — тщеславие; десятое — сребролюбие, одиннадцатое — пьянство; двенадцатое — злопамятование; тринадцатое — чародейство; четырнадцатое — волхвование и употребление талисманов; пятнадцатое — чревоугодие и идолослужение; шестнадцатое — прелюбодеяние; семнадцатое — убийство; восемнадцатое — воровство; девятнадцатое — блудодеяние; двадцатое — немилосердие. И если в каком-либо мытарстве для моего оправдания показания только моих добрых дел было недостаточно, то Ангелы прибавляли к моим добрым делам от дара добрых дел преподобного Василия. Так я и прошла беспрепятственно все мытарства и была введена в это блаженное место. Если же душа будет грешна, то предается тем ефиопам, а они, терзая, сведут ее в муки.

И тотчас Григорий проснулся и рассказал нам, что он видел и что слышал в состоянии своего сонного восхищения. Мы же, слышав то, удивлялись и благодарили великого Бога и Спаса нашего, сподобившего Феодору Своего достояния в Небесных обителях.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

  1. Император Максимиан царствовал с 284 по 305 год.
  2. Солунь, или Фессалоника, — весьма значительный древний город Македонии, лежавший в глубине большого Солунского, или Ферлийского, залива при Эгейском море (Архипелаге). В настоящее время город этот, под именем Салоники, после Константинополя, первый торговый и мануфактурный город в Европейской Турции, с весьма многочисленным населением.
  3. Еванг. от Матф., гл. 25, ст. 1—12.
  4. 2 Послан. к Сол., гл. 3, ст. 10.
  5. Служба св. Анисии, 2-я стихира на «гдⷭ҇и, воззва́хъ».
  6. Еванг. от Луки, гл. 7, ст. 36—50.
  7. Тьма — десять тысяч.
  8. Серафимы, Херувимы, Престолы, Господства, Силы, Власти, Начала, Архангелы и Ангелы — чины ангельские, которых Святая Церковь насчитывает всего 9.
  9. Псалом 118, ст. 120.
  10. Псал. 118, ст. 37.
  11. Псалом 118, ст. 18.
  12. Псалом 26, ст. 10.
  13. Псалом 85, ст. 17.
  14. Псалом 37, ст. 10.
  15. Псалом 43, ст. 23.
  16. Максимиан II Галерий, зять и преемник императора Диоклетиана, царствовал в восточной половине Римской империи с 305 до 311 года.
  17. Проконнис — остров на Мраморном море, ныне Мармара.
  18. Сигрианская страна — гористая местность около Кизика, в Малой Азии.
  19. Память св. муч. Еввиота18 декабря.
  20. Кончина св. мученика Филетера последовала в 311-м году.
  21. Император Константин Великий царствовал в 306—337 гг.
  22. Это было в 330 г., когда последовало торжественное освящение города, который получил название «Нового Рима» вместо прежнего — Византии. Впрочем, это название редко прилагалось к Византии, которая по имени Константина великого преимущественно называлась Константинополем, т. е. городом Константина.
  23. Магистр — собственно учитель; но при Византийских императорах это имя означало одну из высших придворных должностей, нечто в роде нынешнего Министра Двора.
  24. Император Констанций царствовал в 337—361 гг.
  25. Это было около половины IV века.
  26. Лев III Исаврянин царствовал в 717—741 г.; ему наследовал сын его Константин V Копроним (741—775 г.), эти императоры были первыми иконоборцами.
  27. Кн. Бытия, гл. 12, ст. 10—20.
  28. Тиридат, царь Армянский, был в дружбе с императором римским Диоклетианом; последний избрал было Рипсимию-христианку себе в жены, но она убежала и скрылась в одном из монастырей Армении. Диоклетиан просил Тиридата найти ее и прислать к нему, или же, если пожелает, взять ее себе в жены. Узнав об удивительной красоте Рипсимии, Тиридат воспламенился страстным желанием овладеть ею и послал за ней; но посланные — с богатыми подарками — были поражены громом и возвратились в страшном ужасе. Разгневанный царь отправил целый воинский отряд; Рипсимия была приведена к царю и введена в его опочивальню. Царь пытался сделать над нею насилие, но — победитель Готов и Персов — оказался не в силах одолеть деву — невесту Христову.
  29. Скифией называлась страна, лежащая на северо-востоке и Византии, и побережья Понта (Черного моря).
  30. Кончина преподобной Феодоры последовала во второй половине VIII века.
  31. Еванг. от Марка, гл. 8, ст. 34; Еванг. от Матф., гл. 16, ст. 24.
  32. Император Роман I Лакапен царствовал в Византии с 919 по 944 г.
  33. Преподобный Василий Новый пятьдесят лет подвизался в Константинополе и умер около половины X столетия. Память его — 26-го марта.