Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июнь/5

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 5 июня
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. X. Месяц июнь. — С. 92—102.


[92]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 60.png
День пятый

Память
святаго священномученика
Дорофея,
епископа Тирского

В царствование нечестивого римского императора Диоклетиана[1] епископом города Тира[2] был святый Дорофей. Когда нечестивый царь воздвиг на христиан жестокое гонение, Дорофей оставил свою кафедру и скрывался по неизвестным местам. Но с воцарением императора Константина Великого[3], когда в Церкви наступило успокоение, святый Дорофей снова возвратился в Тир на свою кафедру и благополучно пас стадо словесных овец, приводя к Богу многих от идолопоклоннического заблуждения. Жизнь Дорофея продолжалась до времени императора Юлиана Отступника[4]. Вступивши на престол, Юлиан первоначально преследовал христиан неоткрыто, повелевая [93]Священномученик Дорофейединомышленным с ним областеначальникам всячески стеснять и мучить христиан. Тогда святый Дорофей, видя, что воздвигается на верующих новое гонение, снова оставил кафедру Тирской церкви, избегая, таким образом, рук мучителей: ибо Господь повелел не отдаваться явным напастям со стороны гонителей, но избегать их; Он сказал: є҆гда̀ го́нѧтъ вы̀ во гра́дѣ се́мъ, бѣ́гайте въ дрꙋгі́й[5]. Итак, уйдя из Тира, Дорофей пришел в Малую Азию, но и здесь он не сокрылся от идолослужителей, так как Бог призывал его к венцу мученическому. Он был схвачен приспешниками беззаконного царя в городе Удском[6]. Претерпевши здесь разнообразные мучения, он среди страданий предал в руки Господа блаженную душу свою, имея сто семь лет от роду[7].

В совершенстве изучив как светские, так и духовные науки, святый Дорофей оставил после себя различные, весьма важные для христиан, сочинения на греческом и латинском языках, так как он был весьма сведущ в том и другом. Между прочим он составил жития Пророков и Апостолов, а также другие весьма полезные сочинения и повествования[8]. И теперь, будучи сам записан в книге Живота, он водворен в Небесных селениях с теми святыми, повествования о жизни которых он составил во время земной жизни своей.


[94]
Конда́къ, гла́съ є҃:

Добродѣ́тельми сїѧ́ѧ, и҆ бж҃е́ственными ᲂу҆че́нїи па́че со́лнца, и҆ страда́нїи бл҃же́нне ѡ҆блиста́лъ є҆сѝ: и҆ просвѣти́лъ є҆сѝ зе́млю дѡроѳе́е, ѿгна́въ мглꙋ̀ многобо́жїѧ, и҆ лю̑тыѧ є҆́рєси. сегѡ̀ ра́ди па́мѧть твою̀ свѣ́тлѡ пра́зднꙋемъ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
Преставление преподобного отца нашего
Анувия исповедника
и пустынножителя Египетского

Преподобный Анувий, имевший великую веру и любовь ко Христу Богу, был родом Египтянином. Во время воздвигнутого нечестивыми идолопоклонниками гонения на христиан он дерзновенно исповедал Христа пред язычниками, за что был подвергнут мучениям. Но, по Божию усмотрению, он был освобожден из рук язычников и отправился в пустыню; подвизаясь и угождая Богу, он скитался в ней до глубокой старости. Кончина его произошла при таких обстоятельствах.

По Божию устроению в одном месте на берегу реки Нила, орошающего страну Египетскую, сошлись однажды три пустынника: авва Сур, Исаия и Павел. Расспросивши друг друга о том, кто куда идет, они увидали, что все трое имели одно и то же намерение; ибо каждый из них отправлялся к авве Анувию. От того места, на котором сошлись пустынники, до монастыря Анувия путь был трехдневный и лежал по воде; при этом плыть надо было вверх, против течения. И вот пустынники сели на берегу в ожидании, не покажется ли им какой-либо плывущий туда корабль, чтобы они могли сесть на него и достигнуть местности, где проживает преподобный Анувий. А так как в течение долгого времени корабля не показывалось, то они впали в уныние и сказали сами себе:

[95]Преподобный Анувий— Помолимся Господу, дабы Он, по Своей милости, исполнил желание наше и помог бы нам преодолеть препятствие к предпринятому путешествию.

Исаия и Павел сказали при этом авве Суру:

— В особенности помолись ты, отче, ибо мы веруем, что чрез тебя Бог дарует нам просимое.

Сур повелел и им преклонить с ним колена для молитвы, а сам, крестообразно распростерся на земле и пал пред Господом ниц лицом. Когда, по совершении молитвы, старцы поднялись с земли, они заметили стоявшую около берега лодку. Обрадованные, они возблагодарили Господа и сели в нее. Двинувшись, лодка поплыла, несомая ветром и управляемая невидимой силой Божией, вверх против течения. Она плыла столь быстро, что в течении одного часа переплыла такой путь, по которому нужно было бы плыть с большим трудом в течение трех дней.

Когда лодка пристала к берегу против Анувиевой обители, отцы вышли на берег. При этом Исаия произнес:

— Господи, яви нам мужа, к которому мы направляемся, вышедшим нам навстречу и поведающим каждому из нас его сердечные тайны!

Тогда отец Павел сказал им:

— Господь открыл мне, что, по прошествии трех дней, Он возьмет к себе от мира авву Анувия.

После этого они пошли от берега к монастырю и, когда немного отошли от реки, навстречу им вышел преподобный Анувий и, обратившись к ним с приветствием, сказал:

— Благословен Господь, Который сподобил меня видеть вас ныне во плоти, подобному тому, как раньше я видел вас в духе.

[96]Радушно проводив их в свою келлию, он стал рассказывать каждому из них добрые дела их, никому, кроме одного Бога, неизвестные, — а именно: кто как подвизается в полном уединении, угождая своему Владыке — Христу Господу, и кто какую имеет благодать от Господа.

После того авва Исаия сказал Анувию:

— Так как и нам, честны́й отец, Господь открыл относительно тебя, что по истечении трех дней Он возьмет тебя от сей временной жизни, то умоляем тебя, расскажи также и о твоих пустынных трудах и подвигах, которыми ты угодил Богу. Не думай, что ты впадешь в тщеславие: ведь, удаляясь от сего мира, ты оставишь потомкам образ своей богоугодной жизни, дабы нашлись подражатели тебе.

Тогда старец поведал им о себе следующее:

— Я не помню, чтобы я сделал что-либо великое и славное. Вот что только сохранил я в памяти, по благодати Бога моего: с того времени, когда я исповедывал пред мучителями, во время бывшего на христиан гонения, Имя нашего Спасителя, с моих уст не сошло ложного слова. Ибо, исповедовав однажды правду, я не захотел впоследствии вымолвить чего-нибудь ложного и, однажды возлюбив небесное, я не восхотел в остальное время любить что-либо земное. В том мне споспешествовала и милость Божия, ибо Господь даровал мне силу никогда не искать никаких земных благ. Святые Ангелы приносили необходимую для меня пищу. А Господь мой ничего не утаил от меня из того, что совершается на земле. При этом сердце мое всегда было исполнено жажды общения с Ним. Стремясь всеми помыслами к Владыке Христу, Которого возлюбила душа моя, я, дабы всегда зреть Его душевными очами своими и наслаждаться созерцанием Его, — не засыпал ни днем, ни ночью. Постоянно вижу я также Ангела Божия, присутствующего при мне и показывающего всех миродержителей века сего. Свет ума моего никогда не угасал. Всё, чего я просил у Господа, я получал немедленно. Многократно созерцал я предстоящие пред Богом лики ангельские; созерцал лики святых мучеников и исповедников, соборы иноков и всех святых, а наипаче тех, у которых не было иного занятия во время жизни на земле, как только в простоте сердца и веры всегда славить и благословлять Господа. Я видел также и [97]сатану и ангелов его, преданных огню вечному. И снова в противоположной от тех стороне видел праведников, наслаждающихся вечной радостию.

Это и многое другое сему подобное рассказывал в течение трех дней преподобный Анувий отцам, навестившим его, рассказывал не для тщеславия, но для пользы слушавших. Ибо он говорил это с великим смирением, понуждаемый просьбами пришедших. На исходе же третьего дня он мирно и радостно предал дух свой Богу, — и как только дух его расстался с телом, мгновенно появились сонмы святых Ангелов, взяли душу святаго и стали возносить ее на высоту небесную. При этом в воздухе слышались сладостнейшие ангельские песнопения. Так переселился от земли в обители небесные преподобный Анувий, исповедавший пред язычниками Имя Христово и претерпевший за то мучения[9]. Ныне он прославляется пред небесными Ангелами в лике исповедников Господа нашего Иисуса Христа, Коему со Отцем и Святым Духом воссылается честь и слава во веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Память преподобного отца нашего
Феодора Пустынника

Преподобный отец наш Феодор был скопцом от юности своей. Он оставил мир, принял монашество и удалился в Иорданскую пустыню. Ревнуя об угождении Богу, он много потрудился здесь, за что и получил от Бога дар чудотворения. Однажды ему пришлось отправиться в Константинополь. Придя к морю, он нашел готовый к отплытию корабль и сел в него. Во время плавания случилось, что корабль сбился с пути и долго блуждал, так что все, бывшие на нем, запасы питья и пищи истощились. Моряки и все плывшие на корабле были в недоумении и сильном унынии. Тогда преподобный Феодор, подняв руки к небу, усердно помолился к Богу, спасающему от бед людей. Потом он с молитвою осенил крестным знамением морскую воду и сказал матросам:

[98]— Благословен Бог! Зачерпните сколько вам нужно воды.

Те, почерпнувши, вкусили и нашли, что морская вода превратилась из горькой в пресную, наподобие речной. После того наполнили свои сосуды пресной водой из моря и все другие и, прославивши Бога, до земли поклонились старцу. Но преподобный сказал:

— Простите меня, господа мои! Не ради меня случилось сие чудо Всесильного Бога, но ради вас, скорбевших по причине безводия. Ибо Бог, увидав вашу скорбь и печаль смертную, умилосердился над вами и переменил соленую морскую воду в сладкую речную.

Вскоре после этого корабль по молитвам святаго старца быстро дошел до пристани, к которой он направлялся. Сей преподобный отец Феодор совершил и много других чудес, а затем преставился к Богу[10].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Повесть о кончине блаженного
Константина,
митрополита Киевского

Вскоре после того как великокняжеский престол киевский отнят был от блаженного Игоря[11] и захвачен Изяславом Мстиславичем[12], внуком Владимира Мономаха[13], преставился ко Господу святейший митрополит киевский Михаил II-ой[14]. Случилось это незадолго до убиения Игоря. На место Михаила великий князь Изяслав избрал одного, весьма книжного, инока, Климента философа[15], уже принявшего схиму. Этого инока Изяслав [99]привел из Смоленска, и очень желал, чтобы посвящение его было совершено русскими епископами в Киеве, так как за дальностию расстояния не хотел посылать его в Царьград на благословение Вселенскому Патриарху (как это было прежде в обычае). Изяслав созвал Собор из епископов русских и приказал им рукоположить схимонаха Климента в митрополита Киевского. Однако не все епископы согласились на это, не дерзая рукополагать без благословения Патриарха Константинопольского. Но были и такие епископы, которые, желая угодить князю, посвятили Климента во епископы главою святаго Климента, папы Римского, принесенною святым Владимиром из Херсонеса в Киев. Об этом соборе и поставлении Климента во епископы подробнее сказано в повествовании о житии святаго Нифонта, под 8-м числом месяца апреля (сей блаженный Нифонт не соизволял этому незаконному рукоположению).

После Изяслава Мстиславича престол киевский перешел к Георгию Владимировичу[16], сыну Мономаха. Он не пожелал иметь митрополитом киевским Климента, как рукоположенного незаконно. В это именно время, по просьбе Великого князя, и прибыл из Константинополя от Святейшего Патриарха вселенского в Киев сей Константин митрополит[17], о котором и будет наше слово. Сей Константин властью, данною ему Патриархом, отрешил от архиерейства и от престола митрополичьего Климента, а также отрешил от служения и всех тех, кого Климент рукоположил в тот или другой духовный сан.

Спустя несколько лет Великий князь Киевский Георгий Владимирович Мономахович скончался. И начались великие несогласия среди князей русских, как относительно престола великокняжеского, так и относительно престола митрополичьего: ибо одни считали пастырем Константина, другие требовали вторичного возведения на престол митрополита Климента; в частности, сын умершего великого князя Изяслава Мстиславича, Мстислав Изяславич[18], правнук Владимира Мономаха, стоял не за Константина, а за Климента. Он говорил так:

[100]— Я не желаю, чтобы Константин был митрополитом Киевским, потому что отца моего многие проклинали за Климента.

Вследствие этого князьям русским пришлось отрешить от престола обоих митрополитов — и Климента, и Константина. Потом князья отправили в Константинополь к Святейшему Патриарху просьбу о том, чтобы он прислал к ним нового митрополита. Святейший Патриарх, желая прекратить смуты и несогласия среди князей русских, послал в Киев нового митрополита, по имени Феодора. Тогда блаженный Константин, видя несогласие среди князей и желая уйти от мятежа, оставил престол еще раньше прибытия в Киев нового митрополита. Выйдя из Киева, Константин отправился в Чернигов. Здесь он заболел смертельно. Предчувствуя свою кончину, он написал грамоту, запечатал ее и передал Антонию, епископу Черниговскому; при этом Константин взял с Антония клятвенное обещание — после его смерти, сорвавши печать и прочитавши грамоту, исполнить всё то, что написано в ней.

Как только преставился блаженный Константин митрополит[19], епископ Антоний, взяв запечатанную митрополитом грамоту, отправился с нею к князю Черниговскому Святославу Ольговичу[20]. Распечатав здесь грамоту, Антоний прочитал ее в присутствии всех.

И было написано в той грамоте нечто дивное и ужасное, а именно:

«После моей смерти не предавайте погребению тело мое, но, привязав верви к ногам моим, извлеките меня из города и бросьте на съедение псам; я согрешил; из-за меня произошел мятеж; пусть будет за это на мне рука Господня; пусть я пострадаю, да отвратит Господь несогласие и раздоры от народа Своего».

Услышав это, все пришли в страх и ужас. Князь же сказал епископу:

— Поступи так, как найдешь нужным.

Епископ, не осмеливаясь пренебречь приказанием митрополита и не дерзая нарушить свою клятву, исполнил всё то, что было повелено в грамоте: повлекши тело умершего из города, он бросил его в поле. И лежало тело митрополита [101]без погребения три дня; все преисполнились великого страха и ужаса, видя столь дивное происшествие.

На третий день князь Святослав Ольгович, преисполнившись страха Божия (на него напал великий страх и ужас после того страшного происшествия), приказал похоронить с приличными почестями выкинутое тело архиерея Божия. И принесли тело его в город с великою честию, и положили его в церкви святаго Спаса, в Тереме Красном, где был похоронен новый страстотерпец — блаженный Игорь, князь киевский, убитый киевлянами.

В те дни, когда честно́е тело Константина было выброшено из города Чернигова, в Киеве померкло солнце и поднялась столь великая буря, что даже потрясалась земля, поднялся гром, заблистала молния, так что все киевляне пришли в великий страх и уныние. В это время гром поразил одним ударом восемь человек, — двух священников, двух диаконов и четырех мирян.

Князь Киевский Ростислав Мстиславич[21], внук Владимира Мономаха, находился в это время в Поварах у Вышгорода; буря разрушила шатер, бывший близ него. Преисполнившись страха и вспомнив о смерти митрополита (об ней возвестил ему через гонца князь Черниговский), он послал нарочитого в Киев, к церкви святой Софии и прочим соборам с просьбою совершить всенощное бдение во всех церквах.

— Это наказание, — говорил он, — Господь послал на нас по причине грехов наших.

Все эти страхи и ужасы были только в Киеве; в Чернигове же в эти дни солнце сияло ярко и не было никаких ужасов. По ночам над выброшенным за город телом блаженного митрополита Константина являлись три столпа огненные, ярко сиявшие и доходившие до неба.

После того, как честно́е тело блаженного Константина было погребено, наступило в Киеве полное спокойствие; все, дивясь происшедшему, славили Бога, Которому воссылается слава и от нас, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png

[102]
Страдание святых мучеников:
Маркиана, Никандра, Иперехия, Аполлона, Леонида, Ария, Горгия, Селиния, Ириния и Памвона

Святые мученики Христовы Маркиан и Никандр с дружиною своею происходили из Египта. За веру во Христа они схвачены были по повелению правителя области, и их стали принуждать отречься от Христа и поклониться идолам, но они не согласились на это. Тогда их сперва жестоко избили, потом обожгли им свечами ребра и, наконец, повесив, строгали их железными когтями до тех пор, пока оторванные куски тела не стали падать на землю. После этого едва живыми их заключили в темницу, но в темнице явился им Ангел Господень и исцелил их. По прошествии многих дней они вышли из темницы здоровыми и снова явились на суд к правителю области. Видя эти чудеса, многие из язычников обратились к вере в Истинного Бога. На суде правителя святые мученики снова были приговорены к заключению в темницу и здесь, томимые голодом и жаждою, скончались[22].


В тот же день преставление святаго благоверного князя Феодора Ярославича, брата св. Александра Невского; скончался в Новгороде в 1233 г.


В тот же день перенесение мощей Великого князя Игоря Олеговича, убиенного 19 сентября 1147 г.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png


  1. Диоклетиан царствовал в Восточной половине Римской империи с 284 г. по 305 г.
  2. Тир находился в Финикии и был расположен на берегу Средиземного моря.
  3. Константин Великий царствовал с 306 г. по 337 г.
  4. Юлиан Отступник был императором с 361 г. по 363 г.
  5. См. Еванг. от Матф., гл. 10, ст. 23.
  6. Удский город, или Уд, находился в малоазийской провинции Мизии. На месте древнего Уда находится теперь город Варна.
  7. Это было около 362 г.
  8. С точностию неизвестно, какие именно сочинение написаны святым Дорофеем; полагают, что им написан «Синопсис», или собрание сказаний о житии Пророков и Апостолов; но не все ученые разделяют это мнение.
  9. Кончина преп. Анувия последовала в IV в.
  10. Преподобный Феодор подвизался в VI в.
  11. Игорь Олегович управлял Киевом всего только две недели (в 1146 г.). Он причислен Церковию к лику святых. — Память его — 5-го июня.
  12. Изяслав Мстиславич был Великим князем Киевским с 1146 г. по 1149 г.; потом вторично с 1150 г. по 1154 г.
  13. Владимир Всеволодович Мономах правил Киевом с 1114 г. по 1125 г.
  14. Митрополит Михаил II-ой занимал Киевскую кафедру с 1131 г. по 1145 г.
  15. Климент управлял киевской митрополией с 1147 г. по 1154 г.
  16. Георгий (или Юрий) Владимирович Долгорукий занимал великокняжеский Киевский престол три раза: в первый раз — с 1149 г. по 1150 г.; во второй — в к. 1150 г. и в третий с 1154 г. по 1157 г.
  17. Митрополит Константин управлял киевскою митрополиею с 1155 г. по 1158 г.
  18. Мстислав Изяславич занимал киевский престол в 1158 г.; затем — в 1168 г.
  19. Кончина блаженного Константина последовала в 1159 г.
  20. Святослав Ольгович княжил с 1137 г. по 1165 г.
  21. Ростислав Мстиславич управлял Киевом в 1154 г. (только одну неделю); потом вторично — с 1158 г. по 1167 г.
  22. Год кончины святых мучеников точно неизвестен. Преосвященный Филарет («Жития святых», июнь, стр. 31) относит год их кончины на время царствования Максима, который в 305 году получил верховную власть над Сириею и Египтом и в своих владениях жестоко преследовал христиан. Царствовал с 305 г. до 312 г.