Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июнь/4

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Жития святых — 4 июня
автор Димитрий Ростовский


День четвертый
[править]

Память
святого отца нашего
Митрофана,
Патриарха Константинопольского
[править]

Святый отец наш Митрофан жил во времена Константина Великого — первого императора-христианина[1]. Он был сын римлянина Дометия, происходившего из царского рода. Этот Дометий, иначе называемый Дометианом, был братом Прова, некогда занимавшего престол римского императора[2]. Будучи человеком благоразумным, Дометий скоро сознал ложь идолопоклонства, отрекся от ложных языческих богов и уверовал в Истинного Бога — Господа нашего Иисуса Христа. А так как Рим в то время был исполнен языческого нечестия и христиане подвергались в нем жестокому преследованию, то Дометий, покинув столицу империи, прибыл с двумя сыновьями своими, Провом и Митрофаном, в Византию. Тогда в Византии был епископом богоугодный и святый муж Тит (называемый иначе Тратом, или Торатом)[3]; при нем-то и стали проживать Дометий и его сыновья, обучаемые вере Христовой и закону Господню и наставляемые в добродетельной жизни. Видя, что Дометий всем сердцем и всею душею прилепился ко Христу и полон пламенной ревности потрудиться для Господа, — епископ сопричислил его к церковному причту, рукоположивши в пресвитеры. Когда, наставив Дометия, Тит скончался, то Дометий принял после него епископский престол[4], а по кончине блаженного епископа Дометия святительский престол принял сын его Пров[5]. После же преставления Прова, на византийскую архиерейскую кафедру возведен был сын Дометия и брат Прова — святый Митрофан[6], о котором предстоит нам слово.

В это время император Константин Великий прибыл во Фракийскую область[7] и остановился в Византии. Увидав здесь святителя Митрофана, император из бесед с ним познал, что он великий угодник Божий, и много дивился добродетельной жизни святителя и его премудрости. Горячо полюбив его и желая наслаждаться боговдохновенными его речами, он взял его с собою в Рим.

Вскоре после того император Константин пожелал перенести свою столицу из Рима в Византию. Город этот ему очень понравился, как по своей красоте, так и по выгодному местоположению своему. Он находится в юго-восточном углу Балканского полуострова на берегу Босфора, пролива, соединяющего Черное море с Средиземным и Мраморным морями. Прекраснейшие дороги с суши и с моря вели к этому городу, и вся окружающая местность изобиловала различными земными плодами. Всё это так понравилось Константину, что он решил перенести сюда столицу империи. Новую столицу император украсил прекраснейшими зданиями и наименовал ее Новым Римом. Но, по имени своего создателя, город чаще называли Константинополем, то есть городом Константина, а как резиденция императоров, он именовался еще Царьградом. Перенесши в Византию столицу империи, Константин перевел сюда также из Старого Рима святителя Митрофана, нарек его своим отцом и исходатайствовал ему у собравшихся в Никее на Первый Вселенский Собор епископов[8] титул Патриарха. Митрофан был таким образом первым Патриархом Константинопольским.

По причине глубокой старости и телесной немощи, сам Митрофан не был на Соборе в Никее. Вместо себя он послал сюда своего хорепископа[9] Александра — мужа почтенного, святого и престарелого, подъявшего много трудов на пользу церковного мира во Фракии и Иллирии[10]. Он на Соборе занимал место своего Патриарха Митрофана и противостоял Арию.

После окончания сего Вселенского Собора благочестивый император Константин Великий упросил всех святителей, бывших на Соборе, отправиться вместе с ним в Константинополь, чтобы навестить там больного Патриарха Митрофана, лежавшего на смертном одре. В одно из воскресений отцы вместе с царем пришли к Митрофану, и долго беседовали с ним. При этом император сказал святому:

— Честнейший отче! Я вижу, что ты изнемог от старости и болезни. Итак, прошу тебя, скажи нам, кто достоин стать твоим преемником?

На эти слова святый Митрофан с радостию во взоре отвечал императору:

— Поистине твоими устами говорит ныне Святый Дух. Действительно, когда я за семь дней до настоящего времени размышлял об этом, Господь открыл мне, что, по истечении десяти дней, я удалюсь из этого мира. И когда я окончу жизнь свою, пусть после меня вступит на престол сослужитель мой Александр — поистине достойный избрания и дара Духа Святаго. После же него имеет быть наследником престола Павел, состоящий в настоящее время чтецом[11].

Затем, взглянув на блаженного Александра, Патриарха Александрийского[12], он сказал ему:

— Брат! И ты оставишь после себя превосходного наследника.

И, взявши за руку архидиакона его, Афанасия, произнес:

— Вот доблестный воин Христов; он будет наследником после тебя[13], и не только твердо восстанет, вместе с моим братом Александром, против арианского нечестия, но и преуспеет в великих подвигах, так что его, вместе с мужественным Павлом, ожидают многие страдания.

Так святый предсказал о будущем, и спустя десять дней после откровения Господня, в мире скончался в четвертый день июня месяца, проживши со дня своего рождения всего сто семнадцать лет. Ныне же святый пребывает в бесконечной жизни, предстоя престолу Великого Архиерея, прошедшего небеса, — Христа Спаса нашего; Ему слава во веки. Аминь.

Кондак, глас 4:

Веру Христову ясно ты проповедал еси, и сию соблюдая, во множество воистинну возрастил еси верное твое стадо: темже со Ангелы Митрофане срадуешися, Христу моляся непрестанно о всех нас.

Ин кондак, глас 4:

От младенства явился еси честен сосуд, святитель быв избран Богу, Емуже с веселием взывал еси: равен еси Христе Отцу и Духу.

Страдание святого мученика
Конкордия
[править]

В царствование императора Антонина[14] в городе Риме было возбуждено столь жестокое гонение против христиан, что никому, — если он не принесет жертвы богам, — ничего нельзя было ни купить, ни продать. Тогда в городе Риме проживал некий муж по имени Конкордий. Он происходил из благородного дома. Отец Конкордия, Гордиан, состоял в священном сане и был пресвитером. Имея сына Конкордия, Гордиан научил его разумению Священного Писания и веры Христовой. Поэтому епископом римским Пием, который претерпел мучение за Христа в царствование императора Марка Аврелия[15], Конкордий был поставлен в иподиаконы. Сей блаженный муж, вместе с отцем своим день и ночь упражнялся в посте и молитве; сверх того они щедрою рукою подавали милостыню убогим и всем нуждающимся. С своей стороны они просили у Господа даровать им возможность избегнуть жестокостей воздвигнутого на христиан гонения.

Однажды блаженный Конкордий сказал своему отцу:

— Господин мой! Если ты не будешь иметь ничего против моего намерения, то дай мне благословение отправиться к святому Евтихию и поселиться с ним на короткое время, пока прекратится свирепство врага нашего, императора Антонина.

— Пробудем лучше здесь, чадо, — сказал на эту просьбу Конкордия отец, — дабы и нам получить от Господа венцы мученические.

Блаженный ответил:

— Мученический венец я могу получить везде, где благоволит Христос Бог, — посему позволь мне исполнить мое намерение.

После этих слов отец отпустил его, и Конкордий удалился к родственнику своему Евтихию, который тогда находился в своем имении на Саларийской дороге, близ города Требула[16].

Принявши Конкордия с большою радостию, блаженный Евтихий стал воздавать благодарение Богу, и они вместе пребывали на том месте, упражняясь в посте и молитвах. Сюда приходили к ним многие, одержимые различными недугами. Они же, молясь во Имя Господа Иисуса Христа, подавали им исцеления, — и чрез это слава о них распространялась среди народа на далекое расстояние. Услышал о них Тусский епарх Торкват[17], который проживал тогда в городе Сполете[18]. Призвав к себе блаженного Конкордия, он прежде всего спросил святого об имени его.

— Я — христианин, — отвечал Конкордий.

— Я спрашиваю тебя о твоем имени, — снова сказал епарх, — а не о Христе твоем.

— Я уже сказал тебе, — отвечал святый Конкордий, — что я христианин и исповедую Христа.

— Принеси жертву бессмертным богам, — сказал епарх, — и будешь нам другом, — я буду считать тебя вместо отца и попрошу императора Антонина — господина моего, чтобы он назначил тебя жрецом богов.

— Пусть твои боги останутся лучше при тебе, — сказал на это святый Конкордий.

— Послушай меня и принеси бессмертным богам жертву, — продолжал уговаривать его епарх.

— Лучше ты меня послушай, — отвечал святый Конкордий, — и принеси жертву Господу Иисусу Христу, дабы избегнуть тебе вечных мучений. Если ты сего не сделаешь, то получишь наказание в вечной жизни и воспримешь мучение в неугасаемом огне.

Тогда епарх повелел бить его палками и бросить в общую темницу.

Ночью к Конкордию пришел блаженный Евтихий со святым епископом Анфимом. Анфим был другом Торквата и упросил его отпустить к нему узника на короткое время. И вот Конкордий ночью был выпущен из темницы и прожил вместе с Анфимом немало времени. При этом Анфим посвятил Конкордия во иереи, и они, живя вместе, упражнялись в посте и молитвах.

По прошествии некоторого времени Торкват послал за Конкордием и спросил его:

— Что ты придумал относительно своей жизни?

— Моя Жизнь — Христос, Которому я ежедневно приношу жертву хваления, а ты будешь гореть в геенне, — сказал епарху Конкордий.

Тогда Торкват повелел привязать святого к позорному столбу. Но святый с радостию говорил:

— Слава Тебе, Господи Иисусе Христе!

— Принеси жертву великому Зевсу[19], — настаивал епарх.

— Я не стану приносить жертву глухому и немому камню, — отвечал блаженный Конкордий, — так как со мною Господь мой Иисус Христос, Которому служит душа моя!

После этого епарх, разгневавшись, отправил Конкордия на заключение в тесную темницу, а на руки и на шею его повелел наложить железо и запретил кому-либо входить к нему, ибо желал уморить святого голодом.

Но блаженный Конкордий, заключенный в темнице, не пал духом, но с веселием начал приносить благодарность всесильному Богу:

«Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение», — воспевал он.

В полночь явился ему Ангел Господень и сказал:

— Не бойся, но мужественно стой в вере, потому что я с тобою.

По прошествии трех дней епарх послал к нему ночью двух оруженосцев своих и повелел им:

— Пойдите и сообщите узнику, дабы он принес жертву нашим богам, или же, в противном случае, — ему будет отсечена голова.

Оруженосцы пришли к Конкордию с идолом бога Зевса и спросили его:

— Слышал ли ты, что приказал епарх?

— Я не знаю этого, — отвечал святый.

— Принеси жертву богу Зевсу, — продолжали оруженосцы, — в противном же случае будешь обезглавлен!

Тогда блаженный Конкордий, благодаря Бога, сказал:

— Слава Тебе, Господи Иисусе Христе.

И плюнул в лицо Зевса.

Видя это, один из воинов извлек меч и отсек святому голову и, таким образом, блаженный Конкордий, исповедуя Господа, испустил дух[20].

После того пришли в темницу два клирика и некоторые благочестивые мужи; взяв тело святого, они положили его недалеко от города Сполеты, в месте, орошенном обильно текущими источниками. Здесь, у гробницы мученика, одержимые демонами и страждущие от различных болезней стали получать исцеления, по молитвам святого Конкордия, предстоящего Господу нашему Иисусу Христу, Который со Отцем и Духом Святым царствует во веки веков. Аминь.

Страдание святых мучеников
Фронтасия, Северина, Севериана и Силана
[править]

Святый Фронтасий, Северин, Севериан и Силан были отправлены первым Петрагорийским епископом Фронтоном[21] проповедывать слово Божие. Во время проповеди их схватил игемон Сквиридон и допрашивал:

— Скажите мне: откуда вы и какими именами называетесь? Ибо вы не только не принесли жертв богам, но отклонили от этого многих других и разрушили даже храмы богов. Скажите же, коею властию вы делаете так?

Они отвечали ему:

— Зачем ты допрашиваешь нас, игемон, будучи чужд божественной добродетели? Уж не стремишься ли ты уничтожить правое дело? Тогда, прежде чем приступить к исполнению намерения своего, рассуди: кто сотворил твою душу и тело? Ведь языческие идолы — изделие человеческих рук и не могут ни себе принести пользы, ни иным помогать, тем более творить что-либо.

— Я вижу, — сказал Сквиридон, — что вы дерзки и многоречивы, наученные всякому пустословию от вашего Учителя.

— Наши слова исполнены истины, — отвечали Северин и Севериан, — ты же почитаешь идолов, которые суть камни, поставленные демонами; они — глухи, немы и пусты.

— Оставьте свои рассуждения, — прервал их Сквиридон, — и если хотите остаться в живых, принесите жертву богам.

— Наше приобретение заключается в том, — отвечал Фронтасий, — дабы жить и умереть за Христа!

После того игемон обратился к Силану, умевшему играть на гуслях, благозвучных кимвалах и лирах, и спросил его:

— А ты, юноша, почему не приносишь жертву богам?

— Я приготовился, — ответил святый Силан, — принести себя в жертву Господу моему Иисусу Христу, Который благодатию Крещения омыл мир от греховной скверны.

— Каким образом омыл? — спросил игемон.

Силан отвечал:

— Господь мой Иисус Христос сказал Своим ученикам: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа[22]. Иже веру имет и крестится, спасен будет: а иже не имет веры, осужден будет[23]. Таким образом и ты, игемон, если уверуешь во Христа и крестишься — будешь спасен, если же не уверуешь — осужден будешь.

Разгневавшись, игемон приказал вывести их на место казни за город и подвергнуть жесточайшим мучениям. При этом, мучители вонзили в головы мучеников железные гвозди, по подобию тернового венца Спасителя нашего, и пригвоздили их к столбу. В голове каждого было по девяти гвоздей. Но жестокая ярость мучителей не могла отвратить от Христа Его воинов. После того как игемон не мог препобедить святых означенными мучениями, он сделал относительно их последнее решение — повелел отсечь им головы. Тогда святые мученики, преклонив на землю свои колени и препоручив Богу свои души, подставили выи палачам и восприяли мученическую кончину за исповедание Имени Христова. Нечестивые воины, усекнувши главы мучеников, бросили их тела для поругания на землю, оставив честны́е останки без погребения. Но божественная сила совершила при этом следующее чудо.

Тела святых, при внезапном наитии на них Святаго Духа, — ожили, и каждое, взявши в руки лежавшую по близости свою голову, без всякой человеческой помощи встало на свои ноги и таким образом пришло к реке, называемой Ил. Вступив здесь на воды, ожившие тела мучеников шли по ним, как бы по сухой земле. Перейдя затем реку, на виду у многих, в изумлении наблюдавших чудо, они взошли на высокий холм. Тут они дошли до церкви Пречистой Богоматери Девы Марии, в которой молился святый епископ Фронтон. Святые мученики вошли внутрь церкви и, преклонив колена, сложили свои головы пред ногами епископа, а телеса свои крестообразно распростерли на земле, и они снова стали мертвыми. Тогда святый епископ Фронтон с пресвитером Анианом и при участии многочисленного народа с почетом и песнопениями предал погребению в вышеозначенном храме Фронтасия, Северина и Силана. Севериана же, по просьбе некоей благоговейной женщины, он с почетом похоронил в другом месте, находившемся в ее владениях, неподалеку от святых сострадальцев его.

Святые мученики пострадали в царствование римского императора Клавдия[24], прославив своими делами и твердым исповеданием Господа нашего Иисуса Христа, Которому со Отцем и Святым Духом честь и слава во веки. Аминь.

Житие преподобного отца нашего
Зосимы,
епископа Вавилонского
[править]

Преподобный Зосима, прозванный Киликсом (так как был родом из Киликии[25]) в юности своей возлюбил Бога. Отвергшись мира, он пришел на Синайскую гору[26], облекся здесь в иноческий чин и начал подвизаться в посте и молитвах. Однако он не долго пробыл на Синае. Стремясь к тишине и безмолвию, Зосима еще в молодых летах отошел с Синайской горы в пустыни Ливии[27], и там поселился в одном пустынном месте, называемом Аммониак. Здесь он стал жить в полном уединении, заботясь об угождении единому Богу. Однажды он увидал в пустыне той старца, одетого в колючую власяницу. Приблизившись к нему, Зосима хотел поклониться старцу и по обычаю испросить у него благословения. Но старец предупредил его, сказав:

— Зачем ты пришел сюда, Зосима? Иди отсюда, ибо тебе не до́лжно здесь оставаться.

Думая, что старец знает его издавна, Зосима, поклонившись ему и испросив благословение, сказал:

— Молю тебя, отче, окажи мне благоволение! Скажи мне, как ты знаешь меня?

Старец ответил:

— Раньше двух дней тому назад явился ко мне муж, чудный видом, и сказал мне: вот, придет к тебе один инок с Синайской горы, по имени Зосима; не давай ему благословения на пребывание в этой пустыне. Я хочу поручить ему церковь Вавилонскую, что в Египте[28].

Сказав это, пустынник отошел от Зосимы на расстояние брошенного камня и стал на молитву, воздев руки свои к Богу. Молился он около двух часов; потом, окончив молитву, старец снова подошел к Зосиме и, отечески обняв его, облобызал его в лице и сказал:

— Чадо мое любезное, хорошо, что ты пришел сюда. Поистине, тебя привел ко мне Бог, чтобы ты предал тело мое земле, так как я отхожу к Господу.

Тогда Зосима спросил старца:

— Много ли лет пребываешь ты, отче, на этом месте?

И старец ответил:

— Вот уже исполнилось сорок пять лет моего пребывания здесь.

При этих словах подвижника лицо его просияло, как огонь. Обратившись снова к Зосиме, старец промолвил:

— Мир тебе, чадо, помолись о мне!

И после таких слов лег на землю и тихо отошел к Господу Богу.

Блаженный Зосима, выкопав могилу, похоронил честно́е тело великого подвижника и, пробыв на месте том два дня, возвратился на гору Синай, славя Бога.

Во время вторичного пребывания его на Синае к нему пришел один разбойник и умолял его такими словами:

— Умилосердись ко мне, авва[29], сподобь меня иноческого пострижения, чтобы мне в безмолвии сокрушаться о грехах своих. Я сотворил много убийств, и вот теперь раскаялся в своей преступной и многогрешной жизни, и хочу остаток дней своих провести в плаче и сердечном сокрушении о бесчисленных моих злодеяниях.

Преподобный Зосима, наставив этого человека, облек его в иноческий чин; но по прошествии некоторого времени, призвав к себе раскаявшегося разбойника, сказал ему:

— Чадо, поверь мне, что тебе оставаться здесь невозможно. Если узнает кто-нибудь из сановников, что ты спасаешься у нас, то он тебя схватит. Кроме того, тебя может признать кто-нибудь из обиженных тобою и донести на тебя. Посему послушай меня, и я отведу тебя в более отдаленный монастырь.

Инок согласился на увещание преподобного, и святый старец отвел его в киновию аввы Дорофея[30], находившуюся близ Газы[31]. Поместив его в этой обители, Зосима воротился на Синайскую гору.

Брат же тот прожил в киновии аввы Дорофея девять лет. Но потом, изучив Псалтирь и искусившись в трудах иноческих, он снова возвратился к преподобному Зосиме и сказал ему:

— Сотвори милость ко мне, отче, — дай мне назад мои мирские одежды, а иноческие возьми от меня.

Преподобный спросил его с печалию:

— Зачем, чадо?

Тогда инок сказал ему:

— В продолжении девяти лет пребывал я, отче, как ты сам знаешь, в киновии, упражняясь в посте и всяком воздержании, трудясь с кротостию, молчанием и страхом Божиим и повинуясь всем, в надежде на бесконечное милосердие Божие и на прощение бесчисленных грехов моих. И всё же, несмотря на постоянные подвиги и труды мои, я всегда вижу пред собою дитя, которое говорит мне: «За что ты убил меня?» Это видение я вижу не только во сне, но и наяву: и когда стою в церкви, и когда приступаю к Божественным Таинам, и когда вкушаю что-либо с братией на трапезе. Ни на один час я не знаю покоя: даже когда я иду, и тогда я вижу пред собою дитя, говорящее мне всегда одно и тоже: «За что ты убил меня?» Вот я и решил, отче, идти туда, где я совершил свои разбои, чтобы меня схватили и предали суду. Мне необходимо умереть за безрассудное убиение того дитяти.

Итак, взявши у преподобного отца мирские одежды, инок тот ушел в мир. Когда он пришел в город Диосполь[32], он был схвачен, и на другой же день восприял казнь, будучи усекнут мечом. Так отошел он к Господу Богу, омыв своею кровию грехи свои.

Вскоре после этого события преподобный Зосима, томимый непреодолимым желанием жить в тишине и безмолвии пустыни, снова задумал оставить Синайскую гору. И вот, взявши с собою ученика своего Иоанна, преподобный отправился с ним в пустыню, носившую название Порфирион[33]. Проходя по этой пустыне, они встретили двух отшельников: один из них был родом из Галатии[34] и носил имя Павла, а другой происходил из Мелетинской области[35] и назывался Феодором, иноческое же пострижение принял в монастыре аввы Евфимия Великого[36]. Тот и другой подвижник носили одежды из кожи буйвола. Преподобный Зосима поселился с своим учеником вблизи тех пустынников, на расстоянии около двух поприщ[37], и прожил там два года.

Но потом ученика преподобного Зосимы, Иоанна, ужалила змия: всё тело его пропиталось змииным ядом, кровь хлынула из глаз, ноздрей, ушей и изо всех кожных отверстий и пор, и Иоанн скончался.

Блаженный Зосима сильно опечалился и пошел к упомянутым выше двум пустынникам. Те, увидав его в сильной скорби, прежде чем Зосима что-нибудь сказал им, предупреждая его, промолвили:

— Что, авва Зосима, умер брат твой?

Зосима, изумившись их прозорливости, возвестил им об обстоятельствах смерти своего ученика, которые и без того были известны старцам.

Тогда оба подвижника, восставши, пошли, вместе с Зосимою, к брату Иоанну. Увидав умершего лежащим на земле, они сказали:

— Не скорби, авва Зосима, — Бог поможет тебе.

И после этих слов громко возгласили, обратившись к умершему:

— Брат Иоанн, встань, ибо тебя зовет твой авва.

Мертвый тотчас же ожил и встал с земли. Тогда старцы отыскали змию и разорвали ее надвое; потом сказали преподобному Зосиме:

— Авва, мы не ложно возвещаем тебе волю Божию: иди на Синайскую гору; потому что Бог хочет поручить тебе епископство в Вавилонской церкви, что в Египте.

Услышав это, преподобный Зосима принял благословение от святых пустынников и, взяв с собою ученика своего Иоанна, снова возвратился на Синай.

По прошествии некоторого времени авва Синайской горы[38] послал блаженного Зосиму, вместе с двумя другими иноками, из-за нужд Синайских монастырей, в Александрию[39]. Александрийский Патриарх полюбил блаженных старцев и, удержав в городе, рукоположил их во епископа: одного — в Илиополь[40], другого — в Леонтополь[41], а Зосиму — в Вавилон Египетский. Ибо в древности было два Вавилона: первый — знаменитейший и древнейший — находился в Халдейской земле[42], и в нем царствовали Навуходоносор и все Халдейские цари, а другой — менее известный и меньший по объему и количеству жителей — находился в Египте. Этот город основали на берегу реки Нила переселенцы из древнего Вавилона, назвавшие новое место поселения своего по имени своей оставленной родины.

В этом-то Вавилоне Египетском преподобный Зосима, по изволению Божию и согласно пророчеству пустынников, принял престол архиерейский и начал пасти стадо Христово. Он добре управлял Святою Церковию, образ бывая стаду словом, действием и чистотою[43]. Довольно долго пробыл он во главе Вавилонской церкви и многих наставил на путь спасения. Когда же святый достиг глубокой старости, то, видя свою телесную немощь и ожидая близкую смерть, оставил епископский престол и снова возвратился на гору Синай, место своего прежнего жительства. Здесь, пожив немного, святый скончался о Господе[44] и в лике святых иерархов предстоит теперь пред Владыкою нашим, Господом Иисусом Христом; Ему слава во веки. Аминь.


В тот же день память святого священномученика Астия, епископа Диррахийского, в Македонии, распятого на кресте в царствование Траяна, в начале II века.


В тот же день преставление преподобного Мефодия, игумена Песношского, в 1392 году.

Примечания[править]

  1. Император Константин Великий царствовал с 306 г. по 337 г.
  2. Пров, или Проб, царствовал с 276 г. по 282 г.
  3. Св. Тит занимал византийский епископский престол с 242 г. по 272 г.
  4. Дометий был епископом Византии с 272 г. по 303 г.
  5. Пров святительствовал с 303 г. по 315 г.
  6. Св. Митрофан, первый Патриарх Константинопольский, занимал Константинопольский престол с 315 г. по 325 г.
  7. Фракия находилась в восточной оконечности Балканского полуострова и примыкала к морям Черному и Мраморному. В настоящее время — это восточная Румелия, турецкая провинция.
  8. Собор происходил в 325 г. и созван был для обличение ереси Ария, учившего, что Сын Божий не единосущен, а только подобосущен Отцу и есть тварное Существо, стоявшее, однако, выше прочих тварей. На этом Соборе присутствовало 318 епископов, съехавшихся из различных стран, находившихся в пределах Римской империи.
  9. Хорепископ — сельский епископ, бывший в подчинении у городского.
  10. Иллирия — провинция, обнимавшая всё восточное прибережье Адриатического моря с лежащими за ним местностями. Теперь на месте этой провинции — Албания, Далмация и Босния.
  11. После св. Митрофана Патриархом Константинополя, действительно, был святый Александр (с 325 г. по 340 г.), а после него св. Павел, занимавший патриарший престол с некоторыми перерывами с 341 г. по 350 г.
  12. Св. Александр занимал александрийский престол с 312 г. по 326 г.
  13. После св. Александра Патриархом Александрийским действительно стал святый Афанасий, занимавший александрийскую кафедру с 326 г. по 373 г. На его долю выпало много преследований от ариан и арианствующих императоров. Несколько раз он скрывался из города, спасаясь на Западе; иногда его изгоняли из Александрии ариане. Такую же участь разделил с ним и св. Павел, Патриарх Константинопольский.
  14. Римский император Антонин, прозванный язычниками Пием, т. е. Благочестивым, царствовал с 138 г. по 161 г.
  15. Марк Аврелий занимал римский императорский престол с 161 г. по 180 г.
  16. Именем Требула назывались 3 городка в Сабинской земле, расположенной в средней Италии, на восток от Рима. Вследствие того, что в дальнейшем говорятся о том, как св. Конкордия призвал к себе Тусский эпарх, обитавший в Сполете, в провинции Умбрии, нужно думать, что город, обозначенный здесь под именем Требула, находился в северной части Сабинской земли, недалеко от Умбрии — провинции, расположенной к северо-востоку от Рима.
  17. Тусками римляне называли жителей Этрурии — провинции, находящейся на западе Средней Италии, к северу от Рима. Таким образом Тусский епарх был правителем Этрурии.
  18. Сполета, ныне Сполето, город в Средней Италии, в древней Умбрии, на границе с Этрурией. Вероятно, Умбрия и Этрурия находились под властью одного правителя.
  19. Зевс, по-римски Юпитер, почитался главным божеством, отцом богов и людей; он являлся повелителем неба и земли, грома и молнии, ветров и дождей.
  20. Это было около 175 года.
  21. Петрагорийская епископская кафедра иначе называлась Перическою. Город Перичев находился в южной Галлии.
  22. Еванг. от Матф., гл. 28, ст. 19.
  23. Еванг. от Марка, гл. 16, ст. 16.
  24. Римский император Клавдий царствовал с 41 по 54 г.
  25. Киликия — область Малой Азии, расположенная в юго-восточной части ее, на границах с Сириею и по южному берегу Средиземного моря.
  26. Гора Синай представляет собою собственно группу гор, состоящих из гранитных скал, прорезанных и окруженных крутыми и шероховатыми долинами. Лежит почти посредине известных рукавов Чермного (Красного) моря, образующих собою Синайский полуостров. Она состоит из трех горных хребтов. Юго-восточная вершина среднего хребта и была местом известного Синайского законодательства. С IV в. по Р. Хр. Синайская гора стала излюбленным местом подвижников и была вся усеяна монастырями.
  27. Ливия — провинция в северной Африки, к западу от Египта. Прилегающая к Средиземному морю часть Ливии была обитаема, другая же, уходящая в глубь материка, представляла пустыню с несколькими оазисами. Это — самая восточная оконечность известной пустыни Сахары, простирающейся от Египта почти до самых берегов Атлантического океана.
  28. О Вавилоне Египетском см. ниже в самом тексте жития.
  29. Авва — сирское слово, значит — отец. Это наименование давалось обыкновенно начальникам монастырей, а также и старшей братии. Новоначальный инок, отданный для искуса под руководство какому-нибудь опытному старцу, также обращался к нему с этим словом — авва.
  30. Преп. Дорофей жил и подвизался в конце VI и начале VII века. Прежде чем удалиться в пустыню для иноческих подвигов, он в молодых летах много занимался науками. Потом, сделавшись иноком, он с тою же любовию и неутомимостию предался упражнению в добродетели. Обитель, в которой он подвизался, была основана собственно Серидом, жившим в VI в., но авва Дорофей пользовался среди современного монашества такою известностию, что эта обитель часто называлась его именем. Обитель эта представляла собою такой вид общежительного монастыря, в котором братия не только стол, но и одежду и т. п. получают от монастыря, по распоряжению настоятеля, а с своей стороны весь своей труд и его плоды представляют обязательно на общую потребу монастыря. Такие обители и назывались киновиями (от греч. слов — кинос — общий, и виос — жизнь).
  31. Город Газа расположен на восточном берегу Средиземного моря, в самой южной оконечности Палестины, недалеко от Египта; некогда он был южным пределом Хананеев. Во время могущества Римлян Газа был значительный торговый город Палестины; это значение поддерживалось за нею некоторое время и позднее, во времена Византийской империи. Но с течением времени этот цветущий город потерял всё свое значение, и теперь только песчаные холмы и жалкие развалины служат свидетельством, что здесь существовал великий город.
  32. Диосполь — палестинский город, на северной дороге от Иерусалима к Иоппии (Яффе).
  33. Разумеется, по-видимому, пустыня, находившаяся около города Порфириона, что в Финикии, близ Кармильской горы (к югу от Птолемаиды). Пустыня эта и в особенности Кармильская гора были наполнены иноками.
  34. Галатия — небольшая гористая, но плодородная провинция Малой Азии, лежавшая между Вифинией, Понтом и Каппадокией. Название получила от Галатов — воинственных племен Гальского или Кельтического происхождения.
  35. Мелетина — область в северной части Малой Армении, недалеко от р. Евфрата. При императоре Траяне (98—117 г.) здесь разрослось до размеров значительного города селение того же имени, что и область.
  36. Преп. Евфимий Великий был родом также из Мелетины. Подвизался он в Палестине, где основал две обители: одну — в пределах Иерихонских, в 14 верстах от Иерусалима на северо-восток, а другую — в 4-х верстах от первой, на горе. Он собрал вокруг себя много славных подвижников, из которых некоторые положили начало многим обителям. Скончался на 97 году от рождения, в 473 году. Память его — 20 января.
  37. Поприще — мера расстояния; оно равнялось нашим 690 саженям. Два поприща, таким образом, составляют 1,380 саженей, или 2¾ версты.
  38. Монастыри Синайской горы находились под ведением одного общего начальника — аввы Синайской горы.
  39. Александрия была главным городом Египта и северо-африканских провинций. Основана была Александром Македонским в Нижнем (Северном) Египте, при устье Нила. После Рима Александрия считалась первым городом в мире и служила центром торговли, промышленности и особенно языческой образованности, а в первые века христианства — рассадником христианского просвещения. С V в. епископ Александрии пользовался титулом Патриарха, и ему были подчинены все церкви Египта, Ливии и Северной Африки. Синайский полуостров, с его монастырями, также находился в ведении Александрийского Патриарха. В настоящее время Александрия (по-турецки и арабски Искандеры) принадлежит к числу важнейших торговых пунктов при Средиземном море, с населением до 230 000 жителей.
  40. Илиополь — город в Африке; находится на правом берегу Нила, на одном из его восточных рукавов, — на юге Нижнего Египта.
  41. Леонтополь — город в среднем Египте.
  42. Халдея находилась в Месопотамии, по рр. Тигру и Евфрату.
  43. 1 Посл. к Тимоф., гл. 4, ст. 12.
  44. Скончался в конце VI века.