Забытое письмо (Добсон; Чюмина)/1905 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Забытое письмо
автор Генри Остин Добсон (1840—1921), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Язык оригинала: английский. — Из цикла «Из английских поэтов», сб. «Новые стихотворения 1898—1904». Опубл.: пер. 1905. Источник: О. Н. Чюмина. Новые стихотворения. 1898—1904. — СПб.: Типография т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 209—214.

Редакции




[209]
Забытое письмо
1

«Au coeur blessé—l'ombre et
le silence».H. de Balzac.


Поблекший вынул я листок
Из ларчика с резьбою,
Увядший сорванный цветок
Напомнил он собою.

Рукой небрежною не смят. —
Страничка старой были, —
Хранил он розы аромат
И тонкий запах пыли…

Присел я в кресло у окна;
10 В лучах заката ярко
Мне рисовалась глубина
Аллей старинных парка.

Росла шпалерника стена
Так чинно и так прямо,
15 Как и в былом, во времена
Голландского Вильяма.

[210]


Замысловатый свой узор
Хранили там куртины,
И выпускали до сих пор
20 Струи воды дельфины.

По-прежнему среди колонн,
Служивших богу храмом,
(Теперь безносый) Апполон
Всё улыбался дамам,

25 Но, след новейшей суеты
Повсюду обнаружив,
Как будто юные черты
Из-под старинных кружев,

И в этом мирном уголке
30 Сквозила жизнь иная.
Валялся крокет на песке,
Накидка кружевная,

Картинка модная… А вот —
Гамак в древесной тени,
35 И тут же дремлет белый кот
И щурится от лени…

В глуши такого уголка
Любовь была бы раем!
Но страсть былая — далека,
40 Любовью мы играем.

Увы! не с нынешнего дня,
Презрев её обманы,

[211]

К иному рвёмся мы, храня
И сердце, и карманы.

45 Я взял исписанный листок…
Былого обаянье
Повеяло от этих строк
Наивного посланья.


2

«Милый Джон (говорилось в письме),
Знаешь сам, никогда я не лгу,
Ты один у меня на уме,
Но прийти я теперь не могу:
Брат уехал с отцом в Рогемптон,
Мы с сестрой — по хозяйству с утра…
Вот, пройдёт сенокоса пора, —
За обедней увидимся, Джон.

Мы домой возвратимся пешком,
10 Как случалось и в прежние дни,
Ты меня подождёшь за леском,
Мили две мы пройдёмся одни,
Полли наша отстанет как раз,
Брат же по уши в Китти влюблён,
15 У бедняги, ведь, только и глаз,
Что для Китти одной, милый Джон.
Щеголиха большая она:
Ленты новые, алый кушак…
И при этом — важна… так важна!
20 И над братом смеётся, да — как!
Слишком юным ей кажется он:

[212]

Ей бы надо постарше в мужья…
Но об этом и сам ты, и я,
Ведь, иначе мы думаем, Джон?

25 Милый мой, ни любви, ни тоски
Не знавала я раньше, но верь,
Что одним лишь пожатьем руки
По неделе живу я теперь.
Шлю в письме — угадаешь ли, что?
30 В уголке сохраняется он…
Хочешь знать?.. Не скажу ни за что!
Поищи и найдёшь, милый Джон».


3

Вот, что прочёл я в том письме;
Поблёкшие страницы
Картин минувшего в уме
Рождают вереницы.

Где эти девичьи уста?
Где лёгкий след лобзанья?
Душа её была чиста,
Как роз благоуханья.

Но слово, полное любви,
10 Посланье в час разлуки
Кому оно досталось? В чьи
Оно попало руки?

У той, чья нежная рука
Писала эти строки

[213]

15 Утраты боль была тяжка,
Но чужды ей упреки.

Известна мне любовь твоя
С печальною судьбою,
И, как живую, вижу я
20 Тебя перед собою.

Мне с детских лет знакома ты,
И старческого лика
Я вижу тонкие черты:
Живой портрет Ван-Дика.

25 Всё выражение лица
Передо мной воскресло;
Оборки белые чепца,
Вольтеровское кресло…

Скользит улыбка по устам,
30 Но взор глядит куда-то,
И словно что-то видит там,
Чему уж нет возврата.

Так, позабыв о книге той,
Которую читаем
35 Мы в час заката золотой
Кузнечикам внимаем.

Не обручилась ты кольцом;
Покорно увядая,

[214]

Лишь горя тайного венцом
40 Венчалась ты, страдая.

—А Джон? — вы спросите.
В ином отвечу тоне,
И лучше мы не преминем
Совсем забыть о Джоне.