История русской армии и флота/1911-1913 (ДО)/01/1.03

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Исторія русской арміи и флота — Первый выпускъ : Очеркъ исторіи военнаго искусства до Петра Великаго
авторъ Андрей Георгіевичъ Елчаниновъ (1868 — 1918)
См. Оглавленіе. Опубл.: 1911. Источникъ: Commons-logo.svg Исторія русской арміи и флота / Исторію арміи ред. полк. ген. штаба А. С. Гришинскій и В. П. Никольскій; Исторію флота ред. проф. Мор. акад. полк. Н. Л. Кладо — Москва: Образованіе, 1911. — Т. I. — С. 28—30.

Редакціи


[28]

III. Съ половины XIII вѣка до половины XIV вѣка.

Крайности очередного порядка княжескаго владѣнія постепенно сдѣлали населеніе Руси безправнымъ и разореннымъ и заставили его тѣмъ болѣе искать выхода изъ тяжелаго положенія, что кочевавшія въ сосѣднихъ восточныхъ степяхъ варварскія племена, постепенно смѣнявшія другъ друга, непрерывно нападали на Русь, разоряли ее, жгли, грабили и уводили плѣнныхъ. Этотъ выходъ населеніе увидѣло въ переселеніи туда, гдѣ подобныхъ условій не было, и въ XII вѣкѣ стало уже замѣтнымъ запустѣніе Кіевской Руси, особенно Приднѣпровья.

Отливъ населенія отсюда шелъ и на западъ, за Западный Бугъ, вглубь Галиціи и Польши, и въ противоположную сторону, на сѣверо-востокъ, за р. Угру, между Окой и Верхней Волгой. Вотъ здѣсь-то и образовалось сильное Суздальско-Владимірское княжество (обратившееся впослѣдствіи въ Московское царство, а позже въ Россійскую Имперію), въ то время, какъ запустѣніе Днѣпровской Руси окончательно завершилось татарскимъ нашествіемъ 1239—40 гг.

Съ другой стороны, природа края вызвала въ хозяйственномъ быту великоруссовъ личную самостоятельность, привычку полагаться только на самого себя, сметку, сообразительность, умѣніе примѣняться къ обстоятелствамъ, изворотливость въ затрудненіяхъ и опасностяхъ, привычку къ терпѣливой борьбѣ съ невзгодами и лишеніями, непритязательность, выносливость и наблюдательность…

Въ итогѣ, новое племя давало и новыя превосходныя основы для развитія прочной и правильной вооруженной силы…

Одновременно въ новомъ краю — по новому сложилось и государственное устройство.

Въ половинѣ XII вѣка Суздальскимъ княземъ сдѣлался одинъ изъ младшихъ сыновей Владиміра Мономаха, Андрей Боголюбскій. Представляя собой истиннаго великоросса, родившагося и выросшаго на сѣверѣ, онъ не любилъ Кіева и вообще юга.

Сдѣлавшись затѣмъ Великимъ Княземъ, Андрей остался въ Суздалѣ.

Благодаря самовластному и рѣшительному нраву, Андрей устанавливаетъ обязательное подчиненіе младшихъ князей старшему, придавъ княжескому старшинству значеніе верховной власти; желая быть независимымъ въ управленіи, Андрей остается жить въ «пригородѣ» Владимірѣ, отстранивъ большихъ отцовыхъ бояръ и окруживъ себя людьми «младшей дружины», отроками.

Въ итогѣ, въ. Суздальской Руси уже съ конца XII вѣка сталъ разрушаться очередной порядокъ княжескаго владѣнія. [29]Вмѣстѣ съ тѣмъ, начавшіяся въ ней усобицы потекли на иныхъ началахъ, чѣмъ въ Южной Руси, и здѣсь мы видимъ борьбу дядей съ племянниками и двухъ слоевъ населенія — высшаго и низшаго — между собою.

Княженіе Всеволода III во многомъ было продолженіемъ внѣшней и внутренней дѣятельности Андрея Боголюбскаго.

Благодаря этому, Суздальская земля, въ началѣ XII в. захолустный сѣверо-восточный уголъ, къ XIII в. уже является княжествомъ, господствующимъ надъ остальною Русью, и власть замѣтно передвигается со Средняго Днѣпра на Клязьму.

Рядомъ со старшей, Владимірской, областью образовалось нѣсколько младшихъ волостей, которыми владѣли младшіе Всеволодовичи, какъ постоянной отдѣльной собственностью извѣстнаго князя и личнымъ его достояніемъ, передававшимся отъ отца къ сыну по личному распоряженію владѣльца.

Такія княжескія владѣнія стали называться сначала вотчинами, а потомъ — удѣлами, въ смыслѣ отдѣльнаго владѣнія, постояннаго и наслѣдственнаго. Отсюда и новый порядокъ княжескаго владѣнія, въ отличіе отъ очередного называемый удѣльнымъ.

Почва для созданія вооруженной силы — великорусское населеніе — была прекраснаго качества, и разъ только судьбѣ угодно было повернуть грядущее Великороссіи въ лучшую сторону — тотчасъ же сказались и эти качества, и мы быстро и твердо пошли въ военномъ дѣлѣ впередъ.

Поворотъ къ лучшему начался съ половины XIV в., — отчасти подъ вліяніемъ татарскаго ига и высокаго военнаго искусства у татаръ.

Вліяніе это началось съ самыхъ первыхъ встрѣчъ съ татарами, т. е. примѣрно, съ 1224 г., и особенно сильно сказалось послѣ покоренія ими Руси.

Рѣзче всего это вліяніе сказалось на соотношеніи нашихъ родовъ войскъ и ихъ вооруженіи и боевыхъ пріемахъ.

Конница сдѣлалась главнымъ и многочисленнѣйшимъ родомъ нашихъ войскъ. Но и пѣхота, уступая конницѣ въ числѣ и качествѣ, такъ какъ состояла изъ не вполнѣ хорошо устроенныхъ и вооруженныхъ дружинъ горожанъ и поселянъ, все же не утратила окончательно своего значенія: конница у насъ не получила того исключительнаго значенія, как на западѣ.

Вооруженіе мало-по-малу стало почти совершенно монгольскимъ, хотя на него оказывали вліяніе и заимствованія у шведовъ, ливонскихъ рыцарей, поляковъ и венгровъ.

Метательное оружіе составляли луки для поля и самострѣлы для дѣйствій подъ крѣпостями. Рукопашное оружіе стало многочисленнѣе и разнообразнѣе. [30]

Бой теперь ведется большею частью на конѣ и начинается стрѣльбой изъ луковъ изъ разомкнутаго или разсыпного строя. Войска то наступаютъ, то отступаютъ, стараясь разстроить противника. Затѣмъ дѣйствуютъ рукопашнымъ оружіемъ въ сомкнутомъ, глубокомъ строю. Ударъ наносится, использовавъ превосходство въ силахъ, различныя хитрости и скрытность и быстроту.

Охраненіе войскъ и добываніе свѣдѣній о противникѣ начинаютъ вновь упорядочиваться. Появляется также стремленіе къ улучшенію боевыхъ построеній.

Наконецъ, необходимо отмѣтить большое развитіе полевыхъ укрѣпленій и искусственныхъ препятствій, а также то, что въ дѣйствіяхъ подъ крѣпостями начинаютъ пользоваться стѣнобитными машинами.

Духъ войскъ стоялъ обыкновенно высоко.

Въ итогѣ, образовался отличный источникъ, изъ котораго при извѣстныхъ условіяхъ можно было создать прекрасное войско. Но общее положеніе страны пока еще мѣшало проявленію этихъ благопріятныхъ условій.