К дереву (Гораций/Фет)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Къ дереву
авторъ Горацій (68 — 8 г. до н. э.), пер. Аѳанасій Аѳанасьевичъ Фетъ (1820—1892)
Языкъ оригинала: латинскій. Названіе въ оригиналѣ: «Ille et nefasto te posuit die…». — Опубл.: 1856. Источникъ: «Отечественныя записки», 1856, томъ CV, с. 15—16 К дереву (Гораций/Фет)/ДО въ новой орѳографіи


Къ дереву[1].


Тотъ, кто бы ни былъ онъ, недобрый день избралъ
Садить тебя рукой, свершавшей преступленья,
Кто ростъ твой медленный, о древо! охранялъ
На гибель правнуковъ и на позорь селенья.
Что и родителю — повѣрю я о немъ
Онъ выю сокрушилъ, что крался къ изголовью
Онъ въ полуночный часъ къ забывшемуся сномъ
И спальню темную обрызгалъ гостя кровью.
Колхійскій ядъ мѣшалъ[2] и всѣхъ былъ полонъ золъ,
10 Какія гдѣ-либо свершались, насаждавшій
На полѣ у меня тебя, несчастный стволъ,
Владѣльцу на главу невинную упавшій.
Кому чего бѣжать — никто и никогда
Не знаетъ изъ людей. Трепещетъ лишь Босфора[3]
15 Пунійскій плаватель, и больше никуда
На жребій свой слѣпой не обращаетъ взора;
Боится воинъ стрѣлъ и быстроты парѳянъ:
Парѳянамъ цѣпь страшна да итальянцевъ сила…
Но смерть нежданная, безжалостный тиранъ,
20 Уноситъ племена, какъ прежде уносила.
Въ твоемъ владѣніи, о Прозерпина! я
Эака судію чуть не увидѣлъ близко[4],
И праведныхъ тѣней отъемные края[5],
И Саффо грустную, на голосъ эолійскій[6]
25 О дѣвахъ родины поющую съ тоской,
И съ лирой, полною громчайшихъ пѣснопѣній,
Тебя, Алкей, пѣвецъ погибели морской[7]
И бѣгства злыхъ трудовъ и бѣдствія сраженій.
Въ священной тишинѣ, какъ должно, кругъ тѣней
30 Обоимъ внемлетъ имъ, и радуется духомъ,
Но пѣсни про войну, про изгнанныхъ царей
Толпа плечо съ плечомъ пьетъ ненасытнымъ ухомъ.
Что дивнаго? Когда лишь пѣсня зазвучитъ,
Стоглавый звѣрь смущенъ[8] и уши шевелятся
35 На черномъ черныя, а змѣи эвменидъ[9]
Свиваясь межь волосъ летучихъ, веселятся.
Не страждетъ Прометей, и Пелопса отецъ[10]
Забылъ мученія подъ звукъ краснорѣчивый,
И не преслѣдуетъ самъ Оріонъ ловецъ[11]
Заслушавшись, ни льва, ни рыси торопливой:


<1856>


Примѣчанія.

  1. Горацій на одной изъ прогулокъ по своей дачѣ въ Сабинѣ, чуть не былъ убитъ неожиданно упавшимъ деревомъ. Хотя и считали озлобленныя проклятія этому дереру шуткой, но поэтъ говоритъ о немъ еще въ трехъ мѣстахъ и, какъ кажется, вовсе нешутя (II, 17, 27, III, 4, 28 и III, 88). Принимая, что III, 8 написана въ 725 году, должно сочиненіе предлежащей оды отнести къ 724 году. (Прим. перев.)
  2. Колхійцы, скиѳское племя, извѣстны были составленемъ яда и женщинами, которыя этимъ занимались. (Прим. перев.)
  3. Карѳагенскій купецъ боится только Копстантинопольскаго Пролива и не знаетъ, что слѣпая судьба можетъ настигнуть его и въ другомъ мѣстѣ. (Прим. перев.)
  4. Эакъ, царь Эгины, отецъ Пелея и Теламона, дѣдъ Ахиллесса и Аякса, за мудрость приговоровъ былъ сдѣланъ судьей въ царствѣ теней. (Прим. перев.)
  5. Края, отдѣленные отъ Тартара. (Прим. перев.)
  6. Саффо и Алкей, оба изъ Митилены, на островѣ Лесбосѣ — поэты эолійскаго нарѣчія. По имени Саффо одинъ размѣръ названъ саффическимъ. (Прим. перев.)
  7. Алкей (см. I, 32 5), какъ и Горацій, самъ бѣжалъ съ поля сраженія, и говорилъ по опыту. (Прим. перев.)
  8. Хотя Цербера, стража адскаго входа, воображеніе древнихъ представляло только съ тремя головами, но Горацій считаетъ и головы ехиднъ, которыя извиваются на немъ въ видѣ гривы. (Прим. перев.)
  9. Фурій. (Прим. перев.)
  10. Горацій измѣнилъ извѣстный миѳъ о кавказской скалѣ: онъ заставляетъ Прометея мучиться въ аду (смот. I, 3, 28 и II, 18, 35). Танталъ — (см. I, 28, 7 и II, 18, 38) подробное описаніе его мученій (см. «Одиссею» Жуковскаго XI, 582). (Прим. перев.)
  11. О звѣроловѣ Оріонѣ (см. «Одиссею» Жуковскаго XI, 572): «Послѣ Миноса явилась гигантская тѣнь Оріона; гналъ по широкому асфоделосскому лугу звѣрей онъ» и проч. (Прим. перев.)