Маннвельтова неделя (Гартман; Плещеев)/Изд. 1861 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Маннвельтова недѣля : Н. А. Некрасову
авторъ Морицъ Гартманъ (1821—1872), пер. А. Н. Плещеевъ (1825—1893)
Оригинал: нем. Herrn Mannwelts Woche («Herr Mannwelt ritt am Sonntag aus…»), опубл. въ 1858. — Изъ цикла «Erzählende Gedichte», сб. «Zeitlosen». Перевод опубл.: 1860[1]. Источникъ: Стихотворенія А. Н. Плещеева. — М.: Типографія В. Грачева и Комп., 1861. — С. 61—65 (Google)..

Редакціи


Маннвельтова недѣля.


(Н. А. Некрасову).


[61]

Ма́ннвельтъ коня въ воскресенье сѣдлалъ:
Домъ его старый не милъ ему сталъ.
Ѣдетъ… Изъ церкви выходитъ народъ
Нищихъ толпа у церковныхъ воротъ.
Мимо себѣ богомольцы прошли,

[62]

Съ деньгами кружку попы пронесли;
Нищимъ не подалъ никто, — и съ тоской,
Молча поникли они головой.
Вотъ на помостъ прилегли отдохнуть:
10 Можетъ, въ вечерню подастъ кто нибудь.
Ма́ннвельтъ, унылый, вернулся домой.

Ма́ннвельтъ коня въ понедѣльникъ сѣдлалъ:
Домъ его старый не милъ ему сталъ.
Ѣдетъ… Предъ нимъ многолюдный базаръ;
15 Крики и шумъ, и пестрѣетъ товаръ —
Есть изъ чего выбирать богачамъ;
Много поживы и ловкимъ ворамъ.
Съ рынка богатый богаче ушолъ;
Только бѣднякъ былъ попрежнему голъ.
20 Маннвельтъ, унылый, вернулся домой.

Ма́ннвельтъ во вторникъ коня осѣдлалъ:
Домъ его старый не милъ ему сталъ.
Ѣдетъ онъ: площадь народомъ кипитъ, —
Судъ тамъ правитель открыто чинитъ.
25 Кто пресмыкался, былъ знатенъ, богатъ,
Былъ имъ оправданъ, добился наградъ.
Плохо лишь бѣднымъ пришлось отъ него…
А между тѣмъ, за поѣздомъ его
Съ радостнымъ крикомъ народъ весь бѣжалъ,
30 Милость его, доброту прославлялъ.
Полонъ восторга отъ ласковыхъ словъ,
Сыпалъ къ ногамъ его много цвѣтовъ!
Ма́ннвельтъ, унылый, вернулся домой.

Въ середу Ма́ннвельтъ коня осѣдлалъ:
35 Домъ его старый не милъ ему сталъ.
Видитъ онъ, шумной толпою во храмъ

[63]

Люди стремятся… и пастырь ужь тамъ,
Молча стоитъ въ облаченьи своемъ.
Скоро невѣста вошла съ женихомъ.
40 Старъ онъ и сѣдъ былъ, — прекрасна она.
Былъ онъ богатъ, а невѣста бѣдна.
Счастливъ казался женихъ; а у ней
Слезы лились и лились изъ очей.
Пастырь спросилъ у ней что-то; въ отвѣтъ —
45 Да, прошептала она, словно нѣтъ.
Гости чету поздравляютъ, потомъ
Ѣдутъ на пиръ къ новобрачному въ домъ.
Мать молодой была всѣхъ веселѣй:
Дочь своимъ счастьемъ обязана ей!
50 Ма́ннвельтъ, унылый, вернулся домой.

Вотъ онъ коня и въ четвергъ осѣдлалъ:
Домъ его старый не милъ ему сталъ.
Видитъ огромное зданіе онъ,
Видитъ, стекаются съ разныхъ сторонъ,
55 Женщины въ бѣдной одеждѣ туда.
Знатные тамъ собрались господа.
Дамамъ, разряженнымъ въ шелкъ и атласъ,
Бодрыхъ кормилицъ ведутъ на показъ.
Кончился смотръ; и съ довольнымъ лицомъ
60 Вышли иныя, звеня серебромъ.
Стонъ вылеталъ изъ груди у другихъ;
Шли онѣ, плача о дѣтяхъ своихъ,
И еще долго смотрѣли назадъ,
Имъ посылая свой любящій взглядъ.
65 Ма́ннвельтъ, унылый, вернулся домой.

Въ пятницу Ма́ннвельтъ коня осѣдлалъ:
Домъ его старый не милъ ему сталъ.
Видитъ на улицѣ — мужъ и жена

[64]

Спорятъ, кричатъ и бранятся. Она
70 Волосы рветъ на себѣ. „Осквернилъ
Брачный союзъ ты… жену погубилъ!“
Онъ отвѣчаетъ, грозя кулакомъ:
„Адъ принесла ты, злодѣйка, въ мой домъ.
Самъ я обманутъ тобою, змѣя!“
75 Въ книгу закона взглянувши, судья
Молвилъ четѣ: „Вы разстаться должны“.
И разошлись они, злобы полны.
А въ отдаленьи на камнѣ сидѣлъ
Блѣдный ребенокъ дрожа; и глядѣлъ
80 То на отца, то на мать онъ съ тоской.
Брошенный ими — пошелъ онъ съ сумой…
Ма́ннвельтъ, унылый, вернулся домой.

Ма́ннвельтъ въ субботу коня осѣдлалъ:
Домъ его старый не милъ ему сталъ.
85 Въѣхалъ онъ въ городъ: на улицахъ бой.
Кровью исходятъ и добрый и злой;
Рабъ и свободный убиты лежатъ.
Бьютъ барабаны и пули свистятъ.
Вѣятъ знамена — и много на нихъ
90 Словъ благородныхъ, призывовъ святыхъ!..
Падая, ихъ произносятъ бойцы…
Съ крикомъ народъ разрушаетъ дворцы.
Въ бѣгствѣ король… Обуялъ его страхъ.
Вноситъ другаго толпа на рукахъ.
95 Ма́ннвельтъ, унылый, вернулся домой.

Ма́ннвельтъ коня въ воскресенье сѣдлалъ:
Домъ его старый не милъ ему сталъ.
Въ чистое поле онъ ранней порой
Выѣхалъ. — Міръ былъ объятъ тишиной.
100 Гдѣ-то вился надъ деревней дымокъ,

[65]

Легкій его колыхалъ вѣтерокъ.
Жавронокъ въ чистой лазури звенѣлъ;
Плодъ на вѣтвяхъ наливался и зрѣлъ.
Тихо — сквозь сѣть золотистыхъ лучей —
105 Воды катилъ, извиваясь, ручей.
Ма́ннвельтъ задумчивъ сидѣлъ на конѣ;
Слышался топотъ копытъ въ тишинѣ.
Голосъ кукушки звалъ всадника въ лѣсъ…
Вотъ ужь онъ въ чащѣ зеленой исчезъ.
110 Дальше онъ все углублялся во тьму;
Тысячу звуковъ на встрѣчу ему,
Мягкихъ, ласкающихъ, чудныхъ, неслись,
Нѣжили слухъ его… въ душу лились, —
Ей обѣщали забвенье, покой…
115 Ма́ннвельтъ совсѣмъ не вернулся домой!




Примѣчанія.

  1. Впервые — въ журналѣ «Современникъ», 1860, томъ LXXXIII, № 9, с. 305—308. Затѣмъ — въ книгѣ Стихотворенія А. Н. Плещеева. — М.: Типографія В. Грачева и Комп., 1861. — С. 61—65 (Google)..


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.