Скитания и грустные думы Леона (Шах-Азиз; Веселовский)/1907 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Скитания и грустные думы Леона
 : Из поэмы «Скорбь Леона»

автор Смбат Шах-Азиз (1841—1908), пер. Юрий Алексеевич Веселовский (1872—1919)
Язык оригинала: армянский. — Из сборника «Армянская муза». Опубл.: 1907. Источник: Commons-logo.svg Армянская муза — М: Типо-литогр. Т-ва И. Н. Кушнерев и Ко,1907.

Редакции



Скитания и грустные думы Леона


…Мчится дальше Леон, — и преград ему нет!
Быстро горы мелькают, долины.
Вот белеет Казбек, вечным снегом одет;
Там — другие теснятся вершины…

Вот раскинулась цепь белоснежная гор,
Смело в мир облаков проникая,
И на солнце горит их алмазный убор,
Над суровой вершиной сверкая…

Из ущелья в горах, вечно мощен и смел,
10 Поднимаясь над бездной высоко,
Величавый орёл гордо к небу взлетел
И в эфире пари́т одиноко.

О, орёл! Твоей целью заветной была
Недоступная высь голубая…
15 Если б слава армян так подняться могла,
После рабства и слёз оживая!

Если б край наш родной снова силу нашёл
Сбросить бремя невзгод и мученья,
Как прозрачный эфир рассекают, орёл,
20 Твоих крыльев могучих движенья!..

*
*       *


Кто изнежен и слаб, кто отваги лишён,
Пусть дивится тому, что, страдая,
С мрачной думой своей неразлучен Леон,
По горам и пустыням блуждая!..

25 Пусть правдивая скорбь непонятна, смешна
Тем, кто ищет утех, наслаждений,
Чья беспечная жизнь суеты лишь полна,
Жажды шумных, пустых развлечений…

Дух Леона, скорбя, ненавидит покой,
30 И чужда ему жизни отрада:
Так страдалец-народ осушает с тоской
Кубок, полный смертельного яда.

Зеленеют поля… Вновь фиалка, жасмин,
Всё под лаской весны расцветает…
35 Как дыхание девы, порой из долин
Ароматный зефир долетает.

Меж душистых цветов себе путь проложив,
Блещет чистый ручей красотою.
Дремлет лилия, томно головку склонив,
40 Над журчащей мечтая водою…

Хочет верить Леон, что поток унесёт
Быстро вдаль его мрачное горе,
Улыбнётся весна… птичек хор запоёт…
И воспрянет душа на просторе!

45 Он ударил по струнам, — но слышит в ответ
Лишь напевы печали, томленья.
Струны шепчут: «Рыдай безутешно, поэт, —
Не настал ещё час избавленья!»

*
*       *


Молча страждет Леон, — и не выдаст он мук,
50 Взор людской разгадать их не может…
Тайно скорбь, натянув свой губительный лук,
Словно демон, страдальца тревожит.

В истомлённой душе — грусть и муки теперь!
Мысли — море с бурливой волною!
55 И навек заперта светлой радости дверь, —
Не повеет, как прежде, весною!..

И душа, что когда-то, светла и ясна,
Как цветок, распускалась беспечно,
Скорбный кубок теперь осушает до дна,
60 Что тоской наполняется вечно.


Юрий Веселовский.