Хвалебные песни королю Людвигу (Гейне/Минаев)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хвалебные песни королю Людвигу
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. Д. Д. Минаев (1835—1889)
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Lobgesänge auf König Ludwig («Das ist Herr Ludwig von Baierland…»), 1843, опубл. в 1844[1]. — Источник: Полное собрание сочинений Генриха Гейне / Под редакцией и с биографическим очерком Петра Вейнберга. — 2-е изд. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1904. — Т. 6. — С. 156—159. Хвалебные песни королю Людвигу (Гейне/Минаев) в дореформенной орфографии


Хвалебные песни королю Людвигу


I.

Это — Людвиг баварский. Подобных ему
Существует на свете немного.
Короля своего родового теперь
Почитают баварцы в нём строго.

Он художник в душе и с красивейших жен
Он портреты писать заставляет
И в своём рисовальном серале порой,
Словно евнух искусства, гуляет.

Он из мрамора близ Регенсбурга велел
10 Место лобное сделать, и вместе
Соизволил он надписи сам сочинить
Для голов, помещённых в сем месте.

Мастерское созданье — «Валгалла» его,
Где собрал он мужей, прославляя
15 Их сердца и деяния — с Тевта начав,
Шиндерганесом ряд их кончая.

Только Лютеру места в Валгалле той нет,
Недостоин он, верно, той славы;
Так в собрании редкостей всяких, подчас
20 Среди рыб не найдёте кита вы.

Людвиг, нужно заметить, великий поэт,
Он едва только петь начинает —
«Замолчи, иль с ума я сойду!» Аполлон
На коленях его умоляет.

25 Людвиг — храбрый и славный герой как Оттон,
Его дитятко, сын ненаглядный,
Что в Афинах желудок расстроил себе
И запачкал престольчик нарядный.

Если Людвиг умрёт, то причислен к святым
30 Будет папой, в порыве печали…
Слава также пристала к такому лицу,
Как к котёнку манжеты пристали.

Ах, когда обезьяны и все кенгуру
К христианству у нас обратятся,
35 То наверное Людвиг баварский у них
Будет главным патроном считаться.


II.

Грустно Людвиг баварский шептал про себя,
Вдаль смотря сквозь оконные стёкла:
«Удаляется лето, подходит зима,
40 И древесная зелень поблёкла.

Если Шеллинг уйдёт и Корнелиус с ним,
Не скажу я, пожалуй, ни слова:
Уж у первого разума нет в голове
И фантазии нет у другого.

45 Но с короны моей самый лучший алмаз
Мой же родич похитить решился:
Где мой Масман, великий и ловкий гимнаст?
Я его со слезами лишился.

Я такою утратой душевно разбит,
50 И печаль меня сильная гложет…
Кто, как он, для меня на громаднейший столб
Так проворно вскарабкаться может?

Я не вижу коротеньких ножек его,
Носа плоского с круглой спиною.
55 Он как пудель, бывало, изящно, легко
Кувыркался в траве предо мною.

Он немецкий старинный язык только знал,
Язык Цейне и Яково-Гриммский;
Иностранные все были чужды ему,
60 И особенно — греков и римский.

Пил всегда он, как истый в душе патриот,
Желудковое кофе безмерно,
Ел при этом французов и лимбургский сыр,
И последний вонял очень скверно.

65 О, мой родич, ты Масмана мне возврати!
Лик его между лицами то же,
Что я сам, как поэт, меж поэтов других…
Велико мое горе, о, Боже!

О, мой родич, Корнельуса с Шеллингом ты
70 Удержи (что и Рюккерта можно
Удержать — в том, конечно, сомнения нет);
Только Масмана дай неотложно.

О, мой родич! Довольствуйся в жизни своей
Столь завидной и славной судьбою.
75 Я, который в Германии первым мог быть,
Я — второй только рядом с тобою…»


III.

В замке мюнхенском в старой капелле стоит
С кротко ясной улыбкой Мадонна,
И Ребёнок, отрада земли и небес,
80 К ней склонился на чистое лоно.

Этот образ увидя, баварский король
Перед ним на колени склонился
И к Мадонне с своей задушевной мольбой
Очень набожно он обратился:

85 «О, Мария, царица земли и небес,
Ты, святой чистоты королева!
Сонм святых окружает твой вечный престол,
Духи светлые справа и слева.

Окрылённые ангелы служат Тебе,
90 За Тобою повсюду летая,
И цветы, и роскошные ленты в твои
Золотистые кудри вплетая.

О, Мария, небес золотая звезда,
Чище лилии Ты и кристалла;
95 Совершила Ты в мире не мало чудес,
Дивных дел совершила не мало.

Будь же Ты и ко мне, как источник добра,
Снисходительна и благосклонна,
И пошли от своих благодатных щедрот
100 Мне одну хоть крупицу, Мадонна!»

. . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . .




Примечания

Стихи адресованы королю Людвигу I Баварскому (1786—1868). См. также перевод Тынянова.

  1. Впервые — в Deutsch-Französische Jahrbücher, 1844, стр. 41—44.