ЭСБЕ/Аравия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Аравия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Аа — Афины
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алтай — Арагвай. Источник: т. Ia (1890): Алтай — Арагвай, с. 947—953 ( скан · индекс ); доп. т. I (1905): Аа — Вяхирь, с. 138 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭАН : БЭЮ : ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : НЭС : ПБЭ


Аравия (обитателями страны называется Джезирет-эль-Араб, то есть Аравийский остров; турки и персияне называют ее Арабистан) — представляет обширный юго-западный полуостров Азии, отделяемый от азиатского материка Персидским заливом как частью Индийского океана и связанный с твердой землею равнинами Сирийско-Аравийской пустыни. Соединенная с Африкою Суэцким перешейком и отделяемая от нее Красным, или Чермным, морем, суживающимся в Баб-эль-Мандебском проливе до 30 км ширины, А. представляет переходное звено между Африкой и Азией. Полуостров лежит между 12° 45′ и 30° 25′ с. ш. и между 50° 30′ и 76° 22′ в. долг. (от Ферро). А. простирается от берегов Индийского океана к СЗ. до границ Сирийско-Месопотамской пустыни на 2325, от Суэцкого перешейка до Басры на 1500 км; в параллели Джидды — ширина ее имеет более 2000 км. Площадь, занимаемая Аравией, включая Синайский полуостров и Сирийскую пустыню, имеет 3156000 км, следовательно, составляет одну четверть всего европейского материка. Полуостров делится на следующие части: 1) Эль-Гаджр на СЗ., или Каменистая Аравия (Arabia petraea), с 7000 жит., состоящая под османским владычеством; 2) Хеджас — побережье от 19° северной шир. и приб. до 58½° восточ. долготы, включая сюда Мекку и Медину, 357194 км, с Синайским полуостровом и Хедудом с 480000 жит.; далее 3) Азир — 116176 км с 400000 жит. и 4) Йемен — 110120 км с 600000 жит.; и та и другая завоеваны турками 1871—73 гг., так что турецкие владения в этой западн. части А. занимают 583490 км B середине северная часть составляет: 5) Сирийскую пустыню, или Страну бедуинов, с овальною низменностью Джауфом или Джофом с 28000 ж. и песчаною степью Нофуд. 6) государство Шаммар (Шомер) с 500000 жит. и главным городом Хаилем. 7) Ваххабитское государство в Неджеде, 523098 км с 1133000 жит. и главным городом Рижадом. От него отделились Касим и, по-видимому, Харик, так что площадь значительно уменьшилась, число же жителей сократилось в менее значительной степени. Бывшая восточная часть этого государства — 8) Эль-Газа, или Хеджер, 81328 км с 218000 ж. (главный город Хофгуф), была завоевана турками 1871 г. 9) Государство оманского султана, ошибочно называемого маскатским имамом (по мнению Пельгрэва, Маскат вовсе не главный город, а властитель его не имам, то есть высшее духовное лицо), 210450 км с 1598000 жит. 10) В восточной части Йемена, на горном морском берегу, лежит до сих пор почти неизвестный Махрах, жители которого говорят на особом наречии, и к северу — Гадрамаут. 11) Между этими южными областями и султанатом неджедским находятся обширные песчаные пустыни Дахна и Ахкаф. Сверх того, узкая песчаная полоса вдоль берега Красного моря носит название Тихамы, то есть спускающейся к морю низменности. Так же точно Эль-Ахкаф означает покрытую холмами пустыню. Характер пустыни — каменистый или песчаный — при отсутствии пресной воды является преобладающим в А., хотя, по мнению Пельгрэва, три четверти страны имеют почву, поддающуюся обработке.

Горы и орошение. Весь север полуострова до 28° с. ш. представляет низменную равнину, пересекаемую грядами невысоких холмов. Под 28° возвышается в главном пункте почти на 1800 м горная цепь Джебль-Шамара, состоящая из нескольких высоких, гранитных, покрытых кустарником отрогов Джебль-Аджа (350 м над пов. земли) и Джебль-Сельма. Они отделяются друг от друга равниною Альбатин. На С. этой равнины находится пустыня Дахи. Далее к Ю. А. представляет возвышенное плато, преимущественно из твердого гранитного хряща, перерезанное от ЮЗ. к СВ. и от Ю. к С. горными отрогами и бесчисленным множеством глубоких, окруженных обнаженными и крутыми скалами долин, т. н. вади. Только в этой постоянно или периодически орошаемой местности, представляющей способную к возделыванию почву, встречается оседлое население. Здесь замечается полосами идущее понижение поверхности, засыпанное песком и имеющее каменистую основу. Широкая горная долина, обильно орошаемая, богатая плодами и хлебами, идет, постепенно понижаясь, от ассирийских Радвайских гор на В. к Персидскому заливу и разделяет всю нагорную часть страны на северную и южную. Эта долина — лучшая часть обширной местности, носящей название Иемамеха. Главная горная возвышенность здесь — Джебль-Имариэх, или Эль-Арид. Она идет отвесною белою стеною к С., отделяется от 59° в. д. к СВ. до Дерайжеха и простирается еще далее к С. под именем Джебль-Туэка. От Дерайжека к С. идет другой горный кряж, Джебль-эль-Хаир. На Ю. от Западного Иемамеха, параллельно с Джебль-Имариэхом, но в 300 мет. расстояния от него, замечается идущая к С. цепь, которую считают Джебль-Менакибом, упоминаемым арабскими писателями. Многие аравийские горы, несомненно, остаются до сих пор неизвестными.

Название Джебль носят также спускающиеся к морю каменные террасы внутреннего горного плато, зубчатые уступы которых образуют целые стены. На В. от Хеджаса одна из этих стен известна под именем Джебль-эль-Хеджаса; другая часть этой цепи, в Джебль-Шаре, возвышается на 2300 м под 24° с. ш. и называется Джебль-Радва. На В. от нее между вершинами в 1300 и 1625 метр. лежит Медина. Горная цепь между Меккой и Таифом носит название Джебль-Кора. Под 19° с. ш. образуется промежуток между горными цепями, проход от морского берега внутрь страны — это т. н. Ассирская Тихама. Отсюда до Баб-эль-Мандебского пролива идущая горная цепь называется Джебль-эль-Йемен; наиболее южная, разорванная и богатая вершинами часть ее носит название Эль-Джебля. Она доходит до 3200 метр. высоты и, примыкая к обширной горной местности у Саны, составляющей округ Эль-Джоф, круто спускается к песчаной равнине Мареба. Сана лежит на высоте 2130 м, а окружающие ее вершины имеют от 650 до 1300 м высоты над поверхностью земли. В этих горах берет начало множество горных потоков, орошающих глубокие горные долины, но доходящих не далее Тихамы, где их засыпают пески. Хотя крутые горные склоны, с которых давно исчез почвенный слой, по большей части пустынны и лишены всякой растительности, тем не менее, во многих горных районах, а именно в базальтовых, встречаются плодоносные возделанные местности, как, например, южная часть Йемена и Гадрамаута, некогда известная под именем Счастливой Аравии (Arabia felix), благовонные продукты которой доставили ей громкую известность. Вся западная горная местность скалиста, но в ней нет недостатка в деревьях, ручьях и источниках, так что вся эта полоса в южной окраине хорошо населена. Вообще, повсюду, где встречается вода и возможность орошения, встречаем деревья и огороженные поля, и между дикими базальтовыми скалами тянутся обширные, хорошо орошенные долины. В лежащих к Ю. и В. долинах пасутся стада бедуинов, к С. и З. живут оседлые трудолюбивые земледельцы, селения которых украшаются садами, группами пальм и обширными кофейными плантациями. Система орошения в некоторых местностях, а именно в Йемене, достигла высокой степени совершенства. Глубокие колодцы, цистерны и воронкообразные водоемы наполняются водою, льющеюся потоками в дождливое время, а затем быстро испаряющеюся в жаркое, сухое время года. Однако при помощи искусственных водоемов удается содержать кофейные плантации в цветущем состоянии. Водоемы расположены террасами один над другим. Прежде всего пользуются нижними до тех пор, пока они не исчерпаны, затем наполняют их из тех, которые лежат выше, и, наконец, в случае надобности прибегают к более глубоким колодцам и цистернам. На этой системе орошения основано все земледелие в Аравии.

В Аравии нет ни одной большой реки, так как жаркий воздух и песок слишком быстро поглощают атмосферную влагу. К тому же иногда проходят годы, в течение которых не падает ни капли дождя. Весьма вероятно, что на В. достигает Персидского залива река, протекающая частью под землею (под песком); на существование такой реки указывают множество пресноводных ключей, встречаемых у морского берега. Другая постоянная, то есть не пересыхающая, река (что составляет крайнюю редкость в А.) — Майдан, впадающий в море на З. около Адена. В Северной А. большая водная система носит название Вади-эр-Румэм и получает начало из Радвайских гор; она называется в начале Вади-эль-Гамд, а где кончаются горы — Вади-Недж; она течет сначала к ЮВ. по направлению к Meдине, затем к СВ. до Ханакии, откуда направляется на В. к Абану. По этому направлению она принимает все зимние реки Хеджаса. Более значительная река — Вади-Хагир, по берегу которой следует караванная дорога богомольцев между Хаидом и Меккой. Далее течет она в восточном направлении до Анеце и поворачивает здесь к С., а затем к ВСВ. и впадает, по-видимому, в Евфрат у Сук-э-Шуюха. Около устьев она достигает ширины, требующей целого дня для переезда, и зимою нередко бывает совершенно недоступной. В летнее же время или даже большую часть года течение ее прерывается в песчаной полосе от 7—800 км.

Климат. В аравийских равнинах термометр показывает обыкновенно в ночное время 37°, утром 43°, днем в наиболее тенистых и сырых местах 45° по Ц. Побережье Красного моря бесспорно принадлежит к более жарким местностям на земном шаре. Недостаток прохлады даже в ночное время — главная причина вредности этого климата. Летом палящий зной распределяется равномерно по всей прибережной равнине, и нередко в течение 60 дней сряду не замечается ни малейшего движения в воздухе. Когда с переменой времени года начинает дуть ветер, то это бывает обыкновенно дующий с В. самум. В летнее время обычный в А. ветер пассатный. В горных местностях климат более умеренный, а в Таифе и Сане снег и лед — обычное явление. В горных долинах Гадрамаута приходится иногда разбивать лед на поверхности водоемов. В высоких местностях внутри страны не имеется недостатка в дождях, которые, смотря по местности, связаны с различными временами года. На западном склоне йеменских гор дождливое время продолжается от июня до сентября, и, сверх того, дожди идут еще весною. На восточном склоне оно начинается с половины ноября и продолжается до середины февраля, то же самое замечается и в Неджеде, под 28—24° сев. шир. В Гадрамауте и Омане дождливый период в прибрежных местностях продолжается от середины февраля до середины апреля, а в горных местностях Гадрамаута от апреля до сентября бывают частые дожди, сопровождаемые грозами. В дождливое время вся страна покрывается свежею зеленью.

Растения и животные. Аравийская почва доставляет в большом количестве пшеницу, ячмень, овес, просо, рис и маис; здесь встречаются все южно-европейские плоды, прекрасный виноград и превосходные финики, составляющие во многих местностях главную пищу жителей и главный предмет вывоза. Множество разновидностей огуречных растений, тыкв, дынь. Кроме того, произрастают вывезенные из Индии бананы, мангусты [Так в издании 1890 г. — Ред.] и индийские фиги. Более распространенные деревья здесь тамаринды и бальзамное дерево (Ancyris Opobalsamun), смола которого собирается жителями, в особенности в Хеджасе, и продается в Мекке. Ладанное дерево растет в некоторых местностях Гадрамаута, на побережье Индийского океана. Вообще А. отличается особым обилием бальзамических растений. Cassia fistula, алоэ и ладан составляют весьма ценные продукты. Некоторые виды акаций доставляют аравийскую смолу. Александрийский лист (Senna indica) культивируется в юго-западной Аравии, так же как табак, уарс, дающий желтую краску, и фуар, доставляющий красную, и т. д. Сахарный тростник и индиго встречаются во многих местах А. Стране свойственно также множество роскошных по формам и благоуханию цветов. В таифских садах растет один из прекраснейших видов роз. Различные травы, важные как продовольствие для скота, встречаются и среди пустынь; многие достигают от одного до двух м вышины. Но более знаменитым продуктом А. является кофе, культивируемый в Йемене на горных террасах, обращенных к долинам, и встречаемый на высоте 1000 м н. ур. м. Лучший сорт кофе получается в округе Эль-Гамид под 20° с. ш.; в самой А. употребляют, впрочем, только отвар из шелухи кофейных бобов, самые же бобы идут в продажу.

Из хищных зверей в А. встречаются преимущественно пантеры, гиены, волки, шакалы и дикие быки. Множество видов обезьян, кабаны, лисицы, черные дикие собаки, дикие кошки, на горах — каменные бараны, в пустынях антилопы, газели и родственные двуутробке туткангини. Ящерицы и черепахи встречаются часто, а также змеи, из которых иные ядовиты. Важнейшее из домашних животных — лошадь. Быстротою бега, выносливостью и понятливостью арабские лошади превосходят все остальные породы, хотя они ввезены в А. в сравнительно позднейшее время. Лучшие породы встречаются на пастбищах Месопотамии вплоть до Евфрата и в Сирийской пустыне. Другим необходимым для араба животным является верблюд, который здесь несколько меньших размеров, чем в более северных странах; его употребляют для грузов; для верховой же езды пригоден только одногорбый верблюд, или дромадер, помесь, добытая в А. Он имеет более длинную шею и ноги, более тонкое туловище, большие глаза и более широкие ноздри. Порода мегари (оманский верблюд) считается лучшею по быстроте бега. Дикие ослы (онагры) живут во множестве в западной части Джебль-Шамара, где за ними охотятся ради их мяса, шерсти и копыт. Культура рогатого скота незначительна. Коровы, употребляемые при водокачальных машинах, небольшого роста, кряжисты и имеют, подобно египетским (нильским) коровам, горб. Северно-арабские племена занимаются, главным образом, разведением овец и коз. Здешние овцы не имеют мясистого хвоста — курдюка. Нередко можно встретить в стадах и прирученных газелей. В плодоносных местностях замечается богатое птицеводство; немало имеется и диких птичьих пород; в лесах живут в большом количестве цесарки; на равнинах куропатки, дикие гуси, журавли, жаворонки; встречаются также орлы, соколы, ястребы и египетские ягнятники; вид дрозда оказывает большие услуги, истребляя саранчу; в пустынях часто встречается страус; по морским берегам — пеликаны, аисты, гагары и друг.; более зловредное из здешних насекомых — саранча, которая опустошает все низменные части полуострова. В Неджеде саранча вторгается тысячами даже в самые дома. Как в Северной Африке, ее повсюду употребляют здесь в пищу. Саранчу солят, набивают в мешки и продают. Весьма распространен также белый муравей, производящий большие опустошения. Красное море богато крабами (морские раки), но мусульмане не употребляют их в пищу. Наконец, к числу опаснейших насекомых принадлежит тысяченожка (millipeda).

Национальность. Население А. определяется в 5 миллионов жителей. Арабы гордятся своим происхождением от Сима и называют себя его сынами. Однако в настоящее время возникло сильное сомнение относительно единства их происхождения. По мнению Бертона, в Аравии следует различать три расы: 1) первоначальные туземцы, оттесненные пришельцами к восточным и юго-восточным приморским диким местностям; 2) сирийское и месопотамское племя, потомки Сима и Кохтана (или Иоктана), вытеснившие туземцев из более плодоносных местностей, то есть нынешний великоарабский народ, и 3) египетско-аравийское племя, потомки Исмаила, сына его Неваиота и Эдома, или Исава, населяющие Синайский полуостров. Эти три расы, по всей вероятности, совпадают с указанными арабскими писателями: арабами, мутарибами и мустарибами. Арабский народ состоит из большого числа племен, из которых каждое живет в особой местности. В общем они разделяются на оседлых и кочевых. Но и эти последние (бедуины), живущие в палатках и ведущие со своими стадами кочевую жизнь, держатся постоянно в пределах принадлежащего им округа, так что в самой пустыне существуют границы, не нарушаемые соседними племенами. Бедуины с презрением относятся к оседлым и находят, что их свободная бродячая жизнь всего более согласуется с человеческим достоинством. По мнению Буркхардта, бедуины распадаются в Северной А. на кочующих в весеннее и летнее время в плодоносной части Сирии и возвращающихся к зиме в пустыню (анезы) и на таких, которые проводят круглый год вблизи возделанных полос. Анезы составляют одно из самых могущественных пастушеских племен Аравийской пустыни. Они берут дань и с сирийских селений, и с караванов пилигримов. Число их превышает 300000. Многие из прочих племен на границах Сирии и на берегах Евфрата уплачивают анезам ежегодно дань, другие живут с ними в непримиримой вражде; некоторые живут в палатках и, тем не менее, возделывают землю или доставляют продукты своего скотоводства для продажи в Алеппо. Внутри страны и в западных горных местностях известны и многие другие племена, например племя бени-шамар, метер в плодоносных степях Неджеда и бени-харб на Ю. от Медины — могущественнейшее племя после анезов. На В. от Мекки и Таифа живет воинственное и могущественное племя бени-отаиба. Знаменитые в истории корейши близ Джебль-Арафата в настоящее время весьма малочисленны. Известное храбростью и гостеприимством адуанское племя, к которому меккские шерифы посылают воспитывать своих детей, состоит не более как из 100 семейств. К юго-востоку от Таифа племя такифов владеет садами и плодоносными долинами на восточной стороне горной цепи Хеджаса. Еще далее к Ю. В. живут бени-кахтан и бени-сад, с древних времен прославившиеся племена. Между ними и Персидским заливом живут асиры. Населяющие же более восточные местности по направлению к Персидскому заливу племена большею частью неизвестны. Заслуживают упоминания, сверх того, южно-аравийские племена, а именно живущие в городах парии, занимающиеся различными промыслами и пользующиеся у арабов большим презрением. Эти племена — остаток первоначального туземного населения, и их можно считать кушитами или хамитами.

Настоящий, неиспорченный тип араба — это тип воинственного пастуха, до некоторой степени олицетворяемый в древних типах домусульманского периода. Свободная жизнь среди пустынь изощрила чувства араба до изумительной степени. Лишения и жажду бедуины стойко выносят в течение нескольких дней сряду. Они постоянно вооружены копьем, саблей, нередко ружьем и пистолетом. Борьба, хотя бы из-за какого-нибудь источника близ занимаемого ими пастбища или иной собственности, для них необходимый в жизни элемент. Они разбойники от природы и гордятся этим. Однако во время воинских или разбойничьих набегов почти всегда щадят честь женщин и никогда не берут в плен врагов. Кровопролития вообще избегают, если их не побуждает к тому кровная месть. Нигде в мире нельзя встретить такой родовой гордости, как у арабов. Благородное сословие представляют шейхи, то есть военачальники. Сверх того, к этому сословию принадлежат шерифы и сеиды или эмиры в северных мусульманских местностях. Иногда они образуют целые селения и, случается, живут в большой бедности. Однако шерифы Хеджаса (в настоящее время их уцелело лишь немного семейств в Мекке) пользуются особым почетом; они сберегли во всей чистоте свою благородную кровь. Личность их неприкосновенна, как неприкосновенна и их собственность. Из их среды выбираются правители г. Мекки и местности, простирающейся на 370 км от Ямбо до Хали. Во времена ваххабитских войн они пользовались верховною властью в стране, но с тех пор зависят от турецкого султана. Кроме шерифов, Мекка имеет и других представителей благородного сословия, члены которого пользуются известными наследственными преимуществами. Таковы семейства племени корейшей — хранители ключей Каабы. Другие называются муфтиями или имеют иные преимущества, права на которые доказывают на основании десятивековых родословий.

Политические и общественные отношения. Вся А., за исключением подвластных Турции провинций, делится на множество мелких государств, управляемых шейхами, или главами различных знатных родов. Политическая и социальная организация в большинстве случаев имеет патриархальный характер. Несколько семейств образуют род, а главы различных родов, в свою очередь, избирают шейха, который и является их государем. Звание его наследственно, но выборное начало определяет, кто именно должен наследовать. Поэтому государь может быть свергнут с престола или исключен из числа членов царствующего рода. Впрочем, он является лишь вождем и руководителем, а не властителем в собственном смысле. На севере шейхи берут дань с сирийских городов и караванов. На юге берут ее с земли и товаров, а именно значительную подать с кофе. Войны между отдельными государствами нередки, и следствием их является поглощение более мелких крупными и возникновение могущественных союзных государств. Такое государство основали внутри страны ваххабиты, а на берегах Аравийского залива — оманский султан. Судоустройство в А. оставалось постоянно на весьма низкой ступени, приговор шейха нередко остается без исполнения; кадии исправляют обязанности судей и считаются знатоками закона и народных обычаев, их выбирают из семейств, имеющих на то право. Вознаграждаемые обеими тяжущимися сторонами, кадии повсюду продажны; арабы крайне чувствительны к обиде и оскорблениям, из которых нередко даже самые незначительные искупаются смертью. Кровная месть признается везде законной, хотя принимается иногда и денежный выкуп, если ближайшие родственники изъявят на то согласие.

Образ жизни и обычаи. Арабы покрывают свои шатры войлоком из козьей шерсти, предохраняющим их даже от сильного дождя. Шатер имеет 2 м вышины, 6—9 мет. длины и около 3 м ширины. Внутренность шатра разделяется ковром на две части для лиц того и другого пола. В городах каменные дома с плоскими кровлями. Племена, живущие по берегам Евфрата, имеют хижины, сплетенные из стеблей финиковой пальмы, с крышами из тростниковых циновок. Одежда арабов состоит из грубой бумажной рубашки, поверх которой зажиточные люди накидывают длинный шелковый или бумажный плащ. Большей частью его заменяет плащ из легкой белой шерстяной материи или более грубой материи, белый с темными полосами. Плащи шейхов затканы золотом и нередко стоят очень дорого. Голову обвязывают квадратным бумажным платком, и только богатые носят вместо того ценные шали из Багдада или Дамаска. Зимою поверх рубашки накидывают бараньи бурки, которыми нередко и летом защищаются от жары. Женщины носят широкую бумажную тунику темных цветов, а на голове платки; серебряные подвески в ушах и в носу, стеклянные или серебряные браслеты на руках, ногах и ожерелья — на шее. Женщины закутывают рот и подбородок темных цветов покрывалами. В Мекке и Таифе лица обоего пола носят большею частью кожаные передники, которые в летнее время составляют их единственное одеяние; пища повсюду состоит из муки и масла; пресные лепешки, испеченные в золе из верблюжьего помета, сохраняют в деревянных или кожаных кадках. Лепешка из муки и кислого верблюжьего молока составляет обычное блюдо анезов. За исключением торжественных дней никто, даже сами шейхи, не позволяет себе излишеств. Знатным гостям предлагают мясо козы или ягненка, менее знатным — кофе или хлеб с растопленным маслом. В гористых западных местностях употребляют в пищу рис с чечевицей и без хлеба, а где растут финики, там они составляют главную пищу жителей; гостеприимство свойственно всем племенам. Обыкновенно араб живет в единоженстве; примеры расторжения браков — редки, хотя муж имеет право расторгнуть брак, когда ему угодно; бедуины заключают браки иногда на несколько недель, и жена имеет право убежать в шатер своего отца от дурного обращения мужа. Только богатые шейхи имеют по нескольку жен; у большинства племен брачная церемония весьма проста, между тем как обряд обрезания сопровождается с большою торжественностью. Вообще, в нравственном отношении арабы стоят на невысокой ступени. Обман, корыстолюбие, вероломство и нечестность в торговых отношениях — повсюду обычные явления; араб с опасностью жизни готов защищать своего гостя, терпеливо и стойко переносить всякие превратности судьбы, но во время набегов является жестоким и коварным грабителем; в семье он великодушен, приветлив и сдержан, живет в своем шатре ленивою жизнью, и весь труд его ограничивается засыпкой корма лошадям и верблюдам; стада пасет наемный пастух, а жены и дочери занимаются домашнею работою. Из болезней здесь особенно свирепствуют оспа, лихорадки и глазные болезни, а в некоторых семьях из рода в род передается проказа. В городах население смешанное, не имеющее ничего общего с бедуинами; здесь можно встретить представителей всех частей света. Впрочем, городов весьма немного, и все они расположены или на морских берегах, или в нагорных полосах А.; в этих городах можно встретить все пороки и недостатки арабов, но ни одной из их добродетелей. Количество негров (б. ч. сомалии), привозимых на судах из Африки и продаваемых в рабство, довольно значительно. Однако невольничество не имеет здесь жестокого характера, и освобождение из рабства — не редкость.

Торговля, ремесла и умственная культура. Само собою разумеется, что ни мануфактурного, ни какого бы то ни было фабричного производства в Аравии нет. Страна пользуется ввозом чужеземных продуктов, но торговля ее значительна. Впрочем, А. с давних времен служила посредствующею страною между Индией и Западом, и до сих пор еще не вполне исчезли следы ее обширной мировой торговли. С того времени, как Англия проложила свой почтовый тракт через Суэц и Аден, торговля эта получила новый толчок. Важнейший торговый пункт здесь Маскат, торговый флот которого, отчасти приспособленный и к военным нуждам, господствует на Индийском океане, в Восточной Африке, и имеет торговые сношения, простирающиеся до берегов Китая. Большая часть внутренней торговли приурочивается к движению богомольцев. Джидда на Красном море — более цветущий торговый пункт в А., куда стекаются ежегодно к концу мая торговые флоты из Сурата, Бомбея и Калькутты, привозящие более ценные как естественные, так и обработанные продукты Южной Азии. Другие важные приморские города: на Чермном море — Ямбо, Мединская гавань, Лохайа, Ходейда и Мокка; в Йемене: Макулла — в Гадрамауте на берегу Индийского океана; Эль-Хатиф в Эль-Газе и Менама на Бахарейнских островах Персидского залива. О значительных состояниях не может быть и речи, так как собственность недостаточно ограждена. В торговом мире разсчитывают на 30—50 процентов прибыли, но давать деньги в рост запрещено Кораном. В среде нынешнего арабского населения науки и искусства не имеют почвы, ремесла едва существуют. Занимаются кузнечным и седельным делом, а также отчасти кожевенным и ткацким. В городах имеется гончарное производство, изготовляется огнестрельное оружие, шелковые и шерстяные ткани. Ни один бедуин не умеет ни читать, ни писать. Все знание его ограничивается различением звезд и созвездий да пустыми прениями о догматах и словах. Нынешняя литература состоит из любовных и воинственных песен. Пение сопровождается аккомпанементом на инструменте в роде гитары: это единственный арабский инструмент. Даже многие арабские поэты не умеют ни читать, ни писать, а между тем стихотворения их безупречны и в метрическом, и в грамматическом отношении и не лишены поэтических красот. Красноречие, как у всех близких к природе народов, считается необходимым даром для арабского государственного человека; без красноречия ни один, хотя бы храбрейший, шейх не может достигнуть власти и влияния.

История. История арабов до Мохаммеда, слабо связанная с историей остального мира, не имеет большого интереса. Первоначальные обитатели А. называются баиде, то есть погибшие племена, и происходят, по местным преданиям, частью от Кахтана, или Иоктана, потомка Сима, частью от Исмаила, сына Авраамова. Потомки первого по преимуществу называются арабами; потомки второго — мостарабами, то есть арабизированными. Предание повествует, что 31 сын Иоктана переселились в Индию, а двое сыновей — Яроб и Джорхом — остались в Аравии. По имени первого из них, поселившегося в Иемене, и получила свое название Аравия. Второй положил основание Хеджасу, который и управлялся его потомками. По преданию, Исмаил женился на дочери происшедшего от Джорхома короля хеджасского и стал считаться родоначальником народа. Князья аравийских племен (тобба) все принадлежали к племени кахтана, которое под именем Химьяритов в течение 2000 лет властвовало над Йеменом. Арабы Йемена и части района пустынь жили в городах, занимаясь земледелием и торговлею с Ост-Индиею, Персией, Сирией и Абиссинией. Остальные племена, как и в настоящее время, вели кочевую жизнь. В течение веков арабы мужественно отстаивали свою свободу, веру и обычаи от посягательств восточных завоевателей. Ни вавилонским, ни ассирийским, ни египетским и персидским царям не удалось подчинить их своей власти. Александру помешала смерть предпринять поход в Аравию. Затем, воспользовавшись смутным временем, северно-арабские государи расширили пределы страны. С этих пор арабские кочевники получили возможность кочевать, в особенности в зимнее время, по плодородному Ираку и Халдее. Они подчинили себе часть этого края, который и теперь носит название Ирак-Араби, и основали Гирское царство. Другое племя из Йемена отправилось в Сирию на берега реки Гассана и основало там Гассанидское государство. Три века спустя после Александра В. римляне дошли до пределов А., и Траян проник внутрь страны в 107 г. Необъединенное население не имело возможности дать повсеместный отпор завоевателям. Хотя А. никогда не была вполне римскою провинцией, но северные князья ее зависели от римских императоров и считались их наместниками. Более успешно умели оградить свою независимость химьяриты в Йемене, против которых во времена Августа послано было 10000 войска под предводительством Элия Галла. Войско это потерпело поражение, и поход оказался неудачным. Вместе с ослаблением Римской империи стало пробуждаться в Аравии стремление к независимости, которой и можно бы достигнуть при помощи объединения арабских племен. Но они оставались разъединенными, и многие века тянулись у них междоусобия, во время которых горная внутренняя местность Неджеда делалась театром рыцарсках подвигов, неоднократно воспетых поэтами. Христианская религия, хотя и не устранила вполне поклонения звездам, однако, в очень раннее время приобрела в А. многих последователей. В А. было даже несколько епископств, подчиненных митрополиту, имевшему местопребывание в Палестине. Город Гира невдалеке от Евфрата насчитывал много арабов-христиан и немало монастырей, а тамошний властитель Эноман-Бен-эль-Мондзир принял христианство незадолго до Мохаммеда. Борьба против римского деспотизма, которую вели арабы, привлекла к ним восточных христиан, также терпевших преследования, и в особенности несториан и монофизитов. Со времени разрушения Иерусалима в Аравии поселилось также много евреев. Они привлекали даже прозелитов, преимущественно в Йемене. Последний царь химьяритов, бывших раньше христианами, узурпатор Дсу-Новас (Дунаан, Димн, 490—525 по Р. Х.), исповедовал иудейство, и преследования, направленные им против христиан, навлекли на него со стороны эфиопского царя войну, стоившую ему престола и жизни.

С появлением Мохаммеда начинается новый период в истории арабского народа. Впервые объединенный, этот народ занял важное место во всемирной истории и победоносно переступил естественные границы своей страны, чтобы основать затем государства в трех частях света. В Азии померкло историческое значение арабов с падением Багдадского калифата (1258). Гораздо долее продолжалось арабское влияние в Северной Африке и юго-западной Европе, которая не ранее как в 1492 г. вытеснила последних мавров на африканскую землю. В истории культуры эпоха арабского владычества сохранила свое значение (см. Арабский язык и литература). Внутренняя жизнь А. во время внешних войн не представляла почти ничего, кроме малоинтересной борьбы нескольких бедуинских племен и ежегодно прибывавших в Мекку караванов. После падения арабского владычества страна пришла в упадок и раззорение. Из истории последовавших веков заслуживает внимания лишь покорение турками Йемена (1570) и изгнание оттуда турок в XVII столетии, владычество португальцев 1508—1659 в Маскате, завоевание Омара в Индии и Персии, владычество турок в Хеджасе и устранение их персиянами в конце XVI века. Наконец, в XVIII столетии выступают ваххабиты и вносят оживляющий элемент в историю Аравийского полуострова. Нравственное влияние этого события проявляется и в настоящее время, политическое же было вскоре уничтожено соседним Египтом. Египетский паша Мегмет-Али покорил в 1811 г. берега Хеджаса, также многие береговые пункты Йемена и положил конец поступательному движению ваххабитов в 1818 г. сражением, данным Ибрагимом-пашою, и разорением резиденции султана Абдаллы. Последний употребил много усилий для удержания за собою господства в А., обеспечивавшего ему торговлю в Красном море. События 1840 г. в Сирии принудили его, однако, сосредоточить свои силы, и скоро ему пришлось ввиду тогдашней европейской политики отказаться от всяких притязаний на владение аравийским прибрежьем. Таким путем турки снова завладели Хеджасом, а от 1871—73 покорили Йемен, Асир, Ходейду и Сану в юго-западной А. и Эль-Газу на берегу Персидского залива. Со времени победы Мегмета-Али над ваххабитами они успели приобрести новую силу.

Литература. Историю Аравии до введения исламизма разрабатывали, кроме Мариньи, Покока, Саси, Рюля, Лилиенштерна, Форстера («Historical geography of Arabia», 2 т., Лонд., 1844), и другие, а именно: Коссен де Персеваль, «Essai sur l’histoire des Arabes avant l’islamisme» (3 т., Пар., 1847), и Крель, «Ueber die Religion der vorislamischen Araber» (Лейпп., 1863). Далее по истории ислама идут труды Кардона, Дози, Гаммер-Пургшталя, Флюгеля, Кремера и друг. О Мохаммеде — труды: Вейля, Мюра и Шпренгера; Вейля, «Geschichte der Kalifen» (3 т., Манг., 1846—51) и «Geschichte des Abassidenkalifats in Aegypten» (2 т., Штутг., 1860—62). По землеописанию Аравии: Нибур, «Beschreibung v. Arabien» (Копенг., 1772), и его же «Reisebeschreibung nach А.» (т. 1 и 2, Копен., 1774—78; 3 т., Гамб., 1837); Буркхард, «Travels in Arabia» (Лонд., 1829); его же «Notes on the Bedouins and Wahabys» (Лонд., 1830—31); Вельштед, «Travels in Arabia» (2 т., Лонд., 1838); Тамизье, «Voyage en Arabie» (2 т., Пар., 1841); Ляборда, роскошное издание, «Voyage dans l’Arabie Petrée» (2 т., Пар., 1830); Лоттен де Лаваль, «Voyage dans la péninsule arabique» (Пар., 1860); Дю Кура, «Les mystères du désert» (2 т., Пар., 1860); Бертон, «Personal narrative of a pilgrimage to El Medinah and Mecca» (2 т., Лонд., 1855; нов. изд. 1880); Мальцан, «Meine Wallfahrt nach Mekka» (2 т., Лейпц., 1865); Пельгрэв, «A narrative of а year’s journey through Central and Eastern Arabia 1862—63» (2 т., Лонд., 1865); Садлье, «The diary a journey across Arabia» (Бомб., 1866); Гуармани, «Il Nedged settentrionale. Itinerario de Gerusalemme a Aneizeh nel Cassim» (Иepyc., 1866); Шнепп, «Le pélérinage de la Mecque» (Пар., 1865); Авриль, «L’Arabie contemporaine avec la déscription du pélérinage de la Mecque» (Пар., 1868); Браун, «Gemälde der mohammed. Welt» (Лейпциг, 1870); Мальцан, «Reisen in A.» (2 т., Брауншвейг, 1873).

Дополнение[править]

* Аравия (I, 947—953). — По новейшим сведениям страны А., за исключением на­ходящих­ся под турецким владычеством, Адена (англ.) и султанатства Оман, состоят из ряда самостоятельных государств (Шаммар, Неджд и др.) и заключают в себе 2278700 кв. км; жителей 950000. Новейшая литература: Huber, «Journal d’un voyage en Arabie 1883—84» (П., 1891); Bar. Nolde, «Reise nach Innerarabien, Kurdistan u. Armenien, 1892» (Брауншвейг, 1895); Euting, «Tagebuch einer Reise in Inner-Arabien» (1896); Bent, «Southern Arabia» (Л., 1900); Zwemer, «Arabia, cradle of Islam» (Эдинбург, 1900). Ост. см. А. (I, 947—953).