ЭСБЕ/Исмаилиты

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Исмаилиты
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Имидоэфиры — Историческая школа. Источник: т. XIII (1894): Имидоэфиры — Историческая школа, с. 394—395 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Исмаилиты — мусульманская секта, ветвь шиитов (см.), верующая, что имамы (непогрешимые «папы-императоры») должны быть из наследников Алия, зятя пророка. У шестого имама, Джафара Садыка, старшим сыном был Исмаил, младшим — Муса. За пьянство отец не признал прав Исмаила и назначил имамом Мусу, но часть шиитов, считая все поступки имама безгрешными, осталась при Исмаиле и по смерти Джафара (765) образовала особую ветвь — И. Потомки Исмаила, боясь аббасидских преследований, удалились в Хорасан и Кандахар, но секта не распалась благодаря энергии нескольких персидских патриотов, между которыми главную роль играл хитрый Абдаллах ибн-Меймун «Каддах» («окулист»). Сам он держался учения Бардесана (одна из ересей парсизма), арабов и их религию ненавидел, но наружно исповедовал ислам. Для освобождения Ирана от арабского владычества Каддах (в 864 г.) реформировал секту исмаилитов таким образом, чтобы в нее вошли и враги ислама, и искренние мусульмане, и чтобы вторые были слепым орудием в руках первых. Для этого он ввел не одну, а несколько стадий посвящения. Нововведением его было также учение о скрывающемся имаме (мессианизм): некоторое время мир лишен имама, который где-то таится, но затем придет и водворит свое царство (см. Махди), а пока Абдаллах ибн-Меймун — его апостол. Искренними, доверенными помощниками Каддаха были только зороастрийцы, манихеи, бардесаниты, фильсуфы (приверж. греч. филос.) и вообще вольнодумцы. Из них он организовал миссионеров («даыев»), которые должны были пользоваться именем Алидов для отвода глаз и вербовать прозелитов для секты, держась правила, что цель оправдывает средства. Наружно даыи должны были вести крайне строгую жизнь. Овладев доверием мусульманина даы должен был внушать ему мысль, что в Коране многие места имеют сокровенный смысл и что он — даы — владеет ключом к ним. Если прозелит клялся соблюдать молчание и вносил положенную сумму денег, даы посвящал его в первую степень учения и, рассыпая каждую минуту хвалы Мухаммеду, истолковывал Коран далеко не правоверно. По отношению к лицам грубым и неразвитым пропаганда на этом и останавливалась; но если даы считал своего ученика способным на большее, он продолжал лицемерить, опутывал сетями душу неофита и осторожно доводил его до второй степени (всех степеней посвящения было 9). На второй и на третьей степени смысл Корана еще более извращался, а на четвертой прозелит узнавал, что Мухаммед не есть последний, заключительный пророк: Он стоит выше Иисуса и Моисея, но ниже грядущего имама (значит, посвящаемый переставал быть с этого момента мусульманином). Восходя по дальнейшим степеням, посвящаемый понемногу узнавал, что нужно смотреть в глубь религии, а не на внешность, что обряды — пустая формальность, что все религии мира — в сущности одинаковы, что религ. предписания обязательны только для грубой черни, а не для того, кто знает их мистич. смысл; тут же прозелиту внушалось, что философия выше религии. Посвященные до конца делались вольнодумцами и исповедовали идеи, близкие к Пифагоровым, Аристотелевым и Платоновым, или идеи магизма, манихейства, бардесанизма. Впрочем, Каддах и его преемники вполне посвящали в тайны секты лишь немногих: главную массу составляли адепты первых стадий, которых Каддах называл ослами. Даже не каждый даы знал о конечных доктринах секты и, распространяя учение известной степени, не подозревал, что доктрина еще не исчерпана. В силу своей крепкой организации исмаилизм медленно, но прочно опутывал невидимой цепью весь халифат, втягивая в себя парсов, мохаммедан, иудеев, христиан и др. Когда Абдаллах (живший в сирийском городе Селамии) умер, верховным даы (гроссмейстером) сделался его сын Ахмед, избравший резиденцией ту же Селамию. При нем секта приобрела огромное политическое значение. Один из его даыев, посланный в Ирак (887), обратил в исмаилизм некоего Кармата, и тот образовал особую группу И. — карматов. В 890 г. карматы овладели областью Севад, а вскоре и Бахрейном, и стали грозой соседей; высланные против них войска халифа были разбиты (900). Затем даыи проникли в Африку, возвещая скорое пришествие «махди»; они подняли берберское племя кетамов (около нын. Константины) против династии Аглабидов и свергли ее. В качестве махди явился к берберам (902) из Селамии тогдашний гроссмейстер И., Абу-Сеид, который принадлежал к роду Каддаха, но выдавал себя за потомка Алия и принял имя Обейдаллаха. Провозглашенный (909) халифом, он начал собой знаменитую династию Фатымидов (Фатыма — дочь пророка, жена Алия). В руки Фатымидов затем попал Египет. О дальнейшей истории И. см. Карматы, Фатымиды, Друзы (XI, 193), Ассассины (II, 309), Носейриты.

Литература. Новейри и Макризи (фр. перев. С. de Саси в I т.) «Exposé de la rel. des Druzes» (Пар., 1838); статья Дози в его «Essai sur l’hist. de l’isl.» (Лейд., 1879; русск. перевод этой статьи у Уманца, в «Очерке развития религ. мысли», полон грубых ошибок); Гюйяр (Guyard), «Un grand maître des Assassins» («Journ. Asiat.», 1877 и отд.).