ЭСБЕ/Россия/Экономический отдел/Леса и лесное хозяйство

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Россия :: Экономический отдел :: Леса и лесное хозяйство
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пруссия — Сюрра
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Розавен — Репа. Источник: т. XXVII (1899): Розавен — Репа, с. 125 ( скан · индекс ); т. XXVIIa (1899): Репина — Рясское и Россия, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); т. XXVIII (1899): Россия и С — Саварна, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 551 ( скан · индекс ); I—XCVIII ( скан · индекс )


Физическая география | Население | Политика и финансы | Медицина | Экономика | Просвещение | Общественное призрение и благотворительность | История | Право | Русский язык и литература | Искусство | Наука | Дополнение


Деление на районы | Сельское хозяйство | Ветеринарно-санитарная часть | Леса и лесное хозяйство | Промыслы | Промышленность и торговля | Кредитные учреждения | Метрология | Пути сообщения | Почта, телеграф, телефон | Страхование | Приложения: Регионы | Населённые пункты | Монеты | Реки | Иск. водные пути | Озёра | Острова

D. Леса и лесное хозяйство. Распределение лесов. Карта России, дающая представление о распределении лесов, показывает, что, в общем, север Европейской Р. чрезмерно лесист, лесистость Средней Р. приближается к лесистости Западной Европы, Южная же Р. оказывается малолесною, местами почти безлесною. Безлесье Южной Р. является исконным и объясняется естественными причинами (см. Степи), разница же в лесистости Средней и Северной Р. обусловлена различной густотою населения этих областей. Ссылаясь на то, что в культурных странах Западной Европы при значительной густоте населения процент лесистости довольно высок (Австрия — 30,4 %, Германия — 25,8 %, Франция — 15,9 %), обыкновенно утверждают, что слабая лесистость некоторых губерний Средней Р. является результатом неразумного лесоистребления, жалобы на которое стали у нас совершенно обычными. Не отрицая основательности этих жалоб во многих отдельных случаях, следует, однако, указать на одно обстоятельство, обыкновенно упускаемое из виду при сравнении Р. с Зап. Европой. Истребление лесов ради обращения занятой ими почвы под сельскохозяйственную культуру, или, другими словами, борьба между лесом и полем, происходила в Западной Европе в Средние века и в настоящее время оказывается там уже законченною. Если в западноевропейских странах имеется значительное количество лесов, то это зависит не от более бережливого обращения с ними, как обыкновенно думают, а от того, что вышеупомянутая борьба остановилась, встретив естественное препятствие. Разделка лесных пространств под пашню представляет известные выгоды лишь на местах, отличающихся удобною для сельскохозяйственного пользования почвою; пески, крутые склоны гор, топкие низменности для такого пользования непригодны или могут стать пригодными лишь после значительных затрат, не окупаемых доходностью полей. Между тем, подобные пространства пригодны для леса. В Зап. Европе их довольно много, и потому там высок процент лесистости. Такие почвы, пригодные для леса, но непригодные для сельскохозяйственного пользования, принято называть абсолютно лесными. При классической равнинности Средней России абсолютно лесные почвы в ней встречаются лишь на незначительных пространствах; под лесами сплошь и рядом находятся почвы, пригодные непосредственно для сельскохозяйственного пользования. Следовательно, борьба между лесом и полем не может у нас считаться оконченною; этой борьбе ставят искусственные препятствия, о которых будет речь ниже, но они не могут быть столь могущественны, как естественные, положившие предел лесоистреблению в Западной Европе. В Северной Р. лесистость довольно высока (50—90 %), но находящаяся под лесами почва мало пригодна для сельскохозяйственного пользования, вообще стесненного в этой полосе неблагоприятными климатическими условиями. Можно надеяться, что и здесь с повышением уровня сельскохозяйственной техники станет возможною распашка части занятых лесом пространств; но в настоящее время даже на лучших лесных почвах нашего севера сельское хозяйство не вытесняет леса, мирясь с ним благодаря обычному здесь лядинному хозяйству. Так называемые «хищнические» вырубки лесов здесь тоже не влекут за собою уменьшения лесистости, так как вырубленные пространства быстро порастают лесом. В Южной Р. естественные леса встречаются редко, а искусственное их разведение сопряжено с издержками, составляющими от 30 до 60 руб. на десятину. Зато в малолесных местностях Южной Р. лесное хозяйство доставляет такой высокий доход, что оказывается более выгодным, нежели полеводство, даже на вполне пригодных для последнего почвах. Затраченный на лесоразведение капитал может свободно дать 5—6 %, и если до сих пор степное лесоразведение находится только в зачатке, то это следует объяснить обилием более выгодных для капитала предприятий. Искусственное лесоразведение может довести лесистость южной Р. до той примерно высоты, на которой она стоит во Франции.

Количество лесов и степень лесистости отдельных губерний Р.

Названия губерний Общая
площадь
Лесная
площадь
% леси-
стости
в квадратн. верстах
I. Губернии Европейской России
1. Архангельская 648923 413349,1 63,7
2. Астраханская 207193 1108,8 0,5
3. Бессарабская 39015 269,4 5,8
4. Виленская 36825 8940,5 24,3
5. Витебская 38650 12768,0 33,0
6. Владимирская 42832 13986,2 32,6
7. Вологодская 353349 312063,4 88,3
8. Волынская 63037 18631,7 29,6
9. Воронежская 57902 3940,8 6,8
10. Вятская 134538 81868,8 60,8
11. Гродненская 33901 8631,4 25,5
12. Донская область 140784 3328,3 2,4
13. Екатеринославская 59508 1439,0 2,4
14. Казанская 55955 20039,0 35,8
15. Калужская 27178 4261,4 15,7
16. Киевская 44778 8051,5 18,0
17. Ковенская 35315 5520,0 15,6
18. Костромская 74291 38903,0 52,4
19. Курляндская 23747 8815,7 37,1
20. Курская 40821 2890,6 7,1
21. Лифляндская 39996 8826,2 22,1
22. Минская 80152 30649,9 38,2
23. Могилевская 42135 14894,4 35,3
24. Московская 29236 7927,7 27,1
25. Нижегородская 45037 16449,6 36,5
26. Новгородская 104163 44297,3 42,5
27. Олонецкая 112322 87666,2 78,0
28. Оренбургская 166711 35517,1 21,3
29. Орловская 41058 8110,1 19,7
30. Пензенская 31129 5718,7 16,8
31. Пермская 290169 216786,2 74,7
32. Подольская 36922 4022,4 10,9
33. Полтавская 43844 2077,4 4,7
34. Псковская 37956 11375,0 30,0
35. Рязанская 36845 8244,5 22,4
36. Самарская 136714 9148,8 6,7
37. С.-Петербургская 39203 16231,7 41,4
38. Саратовская 74245 8804,2 11,9
39. Симбирская 43491 6286,1 14,4
40. Смоленская 49212 17184,0 34,9
41. Таврическая 53080 3003,8 5,7
42. Тамбовская 58511 10044,5 17,2
43. Тверская 56837 15921,6 28,0
44. Тульская 27204 2110,1 7,8
45. Уфимская 107212 45275,5 42,2
46. Харьковская 47885 4054,1 8,5
47. Херсонская 62213 854,4 1,4
48. Черниговская 46042 6926,4 15,0
49. Эстляндская 17307 3337,9 19,3
50. Ярославская 31231 10844,2 34,7
Всего в 50 г. 4149599 1633396,8 39,4
2. Привислянский край
1. Варшавская 12760 2304,0 18,1
2. Калишская 9961 1670,4 16,8
3. Келецкая 8865 2016,0 22,7
4. Ломжинская 10607 2208,0 20,8
5. Люблинская 14789 3705,6 25,1
6. Петроковская 17763 2323,2 13,1
7. Плоцкая 9546 1516,8 15,9
8. Радомская 10854 3024,0 27,9
9. Сувалкская 10824 2592,0 23,9
10. Седлецкая 12281 2486,4 19,8
Всего в Прив. крае 111554 23846,4 21,4
3. Кавказский край
1. Бакинская губ. 34286 4128,0 12,0
2. Дагестанская обл. 25119 2668,8 10,6
3. Елисаветпольск. г. 38339 8208,0 21,4
4. Закатальский округ 3497 1344,0 38,4
5. Карская область 16299 1315,2 8,1
6. Кубанская обл. 82962 16444,8 19,8
7. Кутаисская губ. 30754 14476,8 47,1
8. Ставропольская 60307 192,0 0,3
9. Терская обл. 52034 3686,4 7,1
10. Тифлисская губ. 35515 10598,4 29,8
11. Черноморская 4646
12. Эриванская 23223
Всего в Кавк. крае 406986 66374,4 16,3
4. Великое княжество Финляндское
1. Або-Бьернеборгская 20310 14256,0 70,2
2. Вазаская 33521 210624 62,8
3. Выборгская 26758 20304,0 75,9
4. Куопиоская 29906 22617,6 75,6
5. Нюландская 9727 6566,4 67,5
6. Ст.-Михельская 12706 11644,8 91,6
7. Тавастгустская 15560 10070,4 64,7
8. Улеаборгская 137553 73046,4 53,1
Всего в Вел. княж. Финляндском 286042 179568,0 62,8
Итого 4954181 1903185,6 38,4
Или 198248500 десятин

Производительность лесов. Общая площадь лесов по всей Европейской Р., включая Кавказ, Польшу и Финляндию, составляет круглым счетом 200 милл. дес. Статистических данных о производительности занятой лесами почвы почти нет, и для суждения о производительности лесов приходится пользоваться лишь данными о количестве древесины, отпускаемой из казенных лесов. По этим данным, относящимся к 1896 г., количество древесины, отпущенной с одной десятины удобной лесной почвы, колеблется в чрезвычайно широких пределах, составляя, напр.:

В Вологодской губ. 0,008 » »
» Архангельской » 0,01 » »

Между тем наибольший с десятины удобной площади отпуск составляет:

Лес Всего
кб. саж.
Растущ. Мертв.
В Полтавской губ. » 1,17 0,27 1,44
Люблинской » » 0,57 0,78 1,30
Тульской » » 0,73 0,22 0,95
Екатериносл.» » 0,69 0,17 0,86
Бессарабской » » 0,60 0,22 0,82

Для 10 губерний Центральной промышленной области (Ярославской, Тверской, Орловской, Тамбовской, Смоленской, Владимирской, Рязанской, Калужской, Московской и Тульской) средний отпуск составляет 0,48 кб. саж., для 10 привислянских губ. — 0,45, для 5 юго-западных и полесских (Могилевской, Минской, Волынской, Киевской и Подольской) — 0,42 кб. саж.

Карта Европейской России с показанием распределения лесов

Консервативность хозяйства в казенных лесах позволяет думать, что даже наиболее высокие из приведенных средних цифр не исчерпывают полной производительности лесов и дают возможность принять без особенного риска среднюю производительность русских лесов в 0,5 кб. саж. с десятины. Тогда окажется, что общая примерная производительность наших лесов выражается 100 милл. кб. саж. ежегодно. Что касается до потребления древесины, то здесь приходится иметь дело с цифрами прямо гадательными. Рудзкий и Шафранов в 1893 г. исчислили потребность промышленных предприятий в древесном топливе в 5,5 милл. кб. саж., количество ежегодно обрабатываемой на фабриках и заводах древесины приняли в 2 милл. кб. саж. и размер потребностей населения в древесине показали на основании гадательного расчета в 37,5 милл. кб. саж. По этому расчету общее ежегодное потребление древесины поглощает около половины ежегодного прироста всех русских лесов. Вывозная торговля, о размерах которой имеются лишь весьма мало достоверные данные, эксплуатирует сравнительно весьма незначительное количество древесины, и потому приходится признать, что почти половина древесины, ежегодно нарастающей в наших лесах, пропадает непроизводительно. Такой вывод не удивит никого, кому приходилось видеть в наших лесах массы загромождающего их сухостоя и валежника. Избыток производства древесины над потреблением замечается не только в Северной Р., чрезмерная лесистость которой делает его понятным, но и в Средней, где, казалось бы, умеренное количество лесов должно создать для них вполне обеспеченный сбыт. Это на первый взгляд странное обстоятельство объясняется значительной неравномерностью в распределении лесов, замечаемой даже в пределах весьма некрупных областей. Недостаток статистических данных заставляет ограничиться предположением, что в Р. преобладают, с одной стороны, мелкие лесные дачи площадью до 500 дес., с другой — весьма крупные, площадью не менее 10000 дес. В первых ведение правильного лесного хозяйства оказывается затруднительным; во вторых приходится считаться с необходимостью перевозить древесину на такие далекие расстояния, что стоимость перевозки, особенно значительная при обычном в лесах бездорожье, не может окупиться продажною ценою менее ценных материалов; вследствие этого оказывается, что в более крупных дачах малоценные материалы, как хворост, жерди, даже тонкие дрова, не всегда находят полный сбыт, иногда же почти вовсе его не имеют. Правда, крупные дачи площадью до 30 тыс. дес. встречаются и в Германии, но там подобная дача всегда оказывается перерезанною несколькими шоссейными, а то и железными дорогами, не говоря о множестве проселков и специальных лесовозных путей. При таких условиях вывозки значительная площадь дачи не представляет препятствия полному и выгодному сбыту лесных материалов, из которых даже наименее ценные находят сбыт благодаря большей густоте населения.

Охранение частных лесов. Искусственное лесоразведение. Отмеченная выше неравномерность в распределении лесов обусловливает наравне с неполным сбытом в лесистых местностях значительную дороговизну лесных материалов в местностях малолесных и густонаселенных. Эта дороговизна приводит, с одной стороны, к сокращению потребления лесных материалов, достигшему высшей степени в степных местностях Р., с другой — к заботам правительства об искусственном уменьшении этой дороговизны. Эти заботы, появившиеся еще при Петре Великом, выражались в разнообразных законодательных мерах как местного, так и общего характера. В настоящее время из числа таких мер наибольшее значение имеет лесоохранительный закон 1888 г. (см. Лес). Наблюдение за выполнением постановлений лесоохранительного закона возложено на лесоохранителные комитеты, которых в 1897 г. было 56, и на чинов казенного лесного управления и местной полиции. Всего в составе лесоохранительных комитетов числилось в указанном году 547 лиц, местный же надзор был поручен 4044 лицам, из которых первое место по численности занимают земские начальники (1539); за ними следуют становые пристава (1085) и чины казенного лесного управления (983). Надзор этот (в 1897 г.) распространялся на:

2410 защитных дач, общею площадью 522452 дес.
394 водоохранных дачи, общею площадью 510427 »
14427 дач, на которые составлены упрощенные планы хозяйства, общею площадью 6814111 »
198794 дачи, которые подлежат действию лесоохранительного закона в полном объеме, но на которые не составлено планов хозяйства, общею площадью 28035000 »

Таким образом, из общей площади (35882000 дес.) лесов, на которые распространяется действие лесоохранительного закона, защитными признано 1,5 %, водоохранными — 1,4 %, эксплуатируется по упрощенным планам хозяйства 19,0 %. Деятельность лесоохранительных комитетов, помимо утверждения упрощенных планов хозяйства и признания дач защитными и водоохранными, выражается в прекращении рубок, признанных опустошительными, и в разрешении расчисток. Со времени введения в действие лесоохранительного закона и по 1897 г. рубки были признаны опустошительными в 3194 случаях, на площади 1468265 дес., составляющей 4,1 % от площади лесов, подлежащих сбережению. За тот же период времени расчистки были разрешены на площади 1288382 дес., составляющих 3,6 %. Если признать, что всякая опустошительная рубка влечет за собою превращение вырубленной площади в пустырь, то окажется, что ежегодно площадь лесов, подлежащих сбережению, сокращается вследствие расчисток и опустошительных рубок на 1 %. На самом деле, однако, опустошительные рубки лишь в редких случаях угрожают существованию леса, так что до сих пор искусственное облесение признано необходимым лишь на площади, составляющей менее 9 тыс. дес., т. е. около 0,6 % всего опустошенного рубками пространства. Расходы казны на охранение частных лесов составляют почти 100 тыс. р. в год, не считая содержания многочисленных агентов лесоохранительного управления, из которых некоторые посвящают все свои силы этому делу, большинство же занимается им между прочим, при многих других обязанностях. По закону защитные и искусственно разведенные леса освобождаются от государственных и земских поземельных сборов; в 1897 г. сумма таких сборов составляла 52820 руб. Освобождение искусственно разведенных лесов от поземельных сборов является одною из мер, направленных к поощрению искусственного лесоразведения, которое ввиду указанных выше особенностей в распределении лесов должно иметь для Р. громадное значение. Несмотря на то, что, кроме этой меры, применяется и целый ряд других, вроде почетных наград, денежных премий, бесплатного или льготного отпуска культурного материала и пр., дело искусственного лесоразведения не получило еще у нас сколько-нибудь значительного развития. Наибольшую энергию в деле искусственного лесоразведения проявляют казенное лесное управление, удельное ведомство и управления некоторых казачьих войск. Труды частных лиц в этом направлении довольно многочисленны, но имеют случайный характер. Наиболее важное значение имеют насаждения среди безлесных степей Южной Р. (см. Степное лесоразведение). Несмотря на значительную дороговизну разведения леса в степи, искусственно разведенные участки становятся весьма доходными уже с молодого возраста и к 25—30 годам обыкновенно могут уже окупить с лихвою все первоначальные затраты. Помимо этой прямой доходности степных лесов, они имеют серьезное влияние на естественные условия хлебопашества. Так как это влияние сказывается лишь на полях, непосредственно прилегающих к лесу, то в последнее время особенной популярностью стало пользоваться разведение леса в виде более или менее узких полос, пересекающих поля. Весьма серьезное значение, затем, имеет укрепление сыпучих песков, как приморских, по Балтийскому побережью, так и материковых, в изобилии встречающихся в губерниях Средней и Южной Р. Эти пески, угрожающие заносом соседним с ними угодьям, становятся по облесении не только безопасными, но и производительными, иногда даже весьма доходными. Вопрос о возможном расширении работ по облесению песков разрабатывается министерством земледелия. Что касается, наконец, искусственного возобновления вырубок, то оно не получило еще значительного развития. Обыкновенно практикуется искусственное возобновление лесосек, не возобновляющихся естественным путем. Наиболее характерной особенностью этих работ является стремление к крайнему удешевлению их производства, приводящее к необходимости дорогостоящих дополнений и ухода. В казенных лесничествах к концу 1897 г. числилось искусственно разведенных насаждений 61601 дес., из которых около 5 тыс. дес. было разведено за последний год. Статистические данные о лесоразведении на землях частных владельцев отсутствуют. Некоторое представление о размерах лесоразведения частными лицами могут дать только данные о количестве культурного материала, заготовленного в казенных лесничествах для надобностей частных лиц: в 1899 г. предлагалось к отпуску: семян — свыше 10 тыс. пд., сеянцев — около 89 милл. и саженцев — до 4 милл. штук.

Лесные породы. Разнообразию почвенных и климатических условий в русских лесах соответствует разнообразие древесных пород. Среди них значительно преобладают хвойные породы. Это объясняется, помимо общих причин — большого географического распространения и нетребовательности к почве, — еще и господством в наших лесах сплошных вырубок, на которых часто замечается появление хвойных насаждений даже среди чисто лиственного леса. Хозяйственное значение важнейших из древесных пород может быть охарактеризовано следующими цифрами, указывающими количество древесины отдельных пород, отпущенной в 1895 г. из казенных лесных дач.

Отпущено древесины Строевой и
поделочн.
Дровяной Всего
Кубических саженей
Сосны 797218 935596 1732814
Ели 553391 922821 1476212
Других хвойных пород 13660 32319 45279
Дуба 99030 278808 377838
Бука и граба 9083 132129 141212
Березы 41075 433812 480887
Ясеня и клена 6552 33625 40177
Ильмовых пород 1889 40261 42150
Других лиственн. пород 78669 595104 673773
Всего 1600567 3410375 5011042

Эти цифры, прежде всего, наглядно иллюстрируют громадное значение сосны в лесном хозяйстве Р.: она доставляет более трети всего количества древесины и около половины поделочного, более ценного леса. Эта порода образует еще во многих местностях прекрасные насаждения, но под влиянием выборочных рубок в северных лесах она большею частью заменяется елью и пихтою, на сплошных же лесосеках Средней Р. вместо срубленной сосны появляются лиственные породы, главным образом береза. Для сохранения за сосною того значения, какое она имеет в настоящее время, скоро придется прибегнуть к искусственным мерам. По количеству доставляемой древесины от сосны немногим отстает ель, доставляющая почти такое же количество дров, но значительно менее поделочного леса. Эта порода образует обширные леса в Сев. и Вост. Р., частью чистые, частью смешанные с сосною и с другими породами. Смешанные еловые насаждения мало-помалу превращаются в чистые, что невыгодно в хозяйственном отношении ввиду сравнительной малоценности еловой древесины. Остальные хвойные породы — лиственница, пихта и сибирский кедр — встречаются сравнительно редко и большой роли в хозяйстве не играют; первая из них дает довольно ценную древесину, две последние доставляют почти исключительно дрова. Среди лиственных пород самое видное место занимает береза, играющая в русском народном хозяйстве такую же роль, какую в Западной Европе играет бук. Менее десятой части древесины этой породы идет на поделки, главная же масса служит топливом, наиболее ценным. Несмотря на весьма широкое распространение, береза не образует обширных лесов, а встречается или в виде подмеси к другим породам, или в виде небольших рощ и перелесков. Для мелких лесных дач она весьма полезна, так как при нетребовательности к почве отличается весьма быстрым ростом. Следующее за березою место среди лиственных занимает дуб, доставляющий значительное количество весьма ценной поделочной древесины. Однако в общей массе дубовой древесины поделочная составляет у нас лишь около 25 %, а в Германии этот % колеблется между 80 и 90, хотя такие чудные дубовые насаждения, какие можно еще видеть в Р., на Западе представляют большую редкость. Большой процент дровяной дубовой древесины объясняется тем, что в рубку поступает масса перестойных, фаутных деревьев, утративших в значительной степени пригодность для поделок. Дуб встречается в смеси с другими древесными породами, весьма разнообразными в различных местностях, но повсюду возобновление его идет туго; обеспечить существование этой ценной породы можно только путем искусственного возобновления, постепенных рубок и тщательного ухода. Остальные лиственные породы весьма многочисленны и разнообразны, но ни одна из них в отдельности не играет в народном хозяйстве значительной роли.

Лесное хозяйство, лесная техника. Несмотря на преобладание казенных лесов и подчинение частных действию лесоохранительного закона, примеры правильного лесного хозяйства встречаются у нас весьма редко. Это объясняется указанными выше естественными и экономическими условиями лесного хозяйства, а также и тем, что правильные взгляды на лесное хозяйство не получили еще права гражданства в нашем обществе. Необходимость затрат для улучшения леса не для всех лесовладельцев представляется очевидною; даже в казенных лесах на улучшение лесов расходуется всего 1,8 % доставляемого ими ежегодно дохода, в то время как для Баварии, например, соответствующий процент равен 10, для Вюртемберга — 11, для Пруссии — 12. Из частновладельческих лесов в Р. устроена ничтожная лишь часть, и в большинстве случаев это устройство ограничивается определением площади годичной вырубки. В казенных лесах устройство производилось по инструкциям, подвергавшимся многократно коренным изменениям, и потому не отличается устойчивостью. В последнее время действует инструкция, устанавливающая распределение площадей по периодам. Такой же принцип положен и в основание устройства лесов удельного ведомства. В северных лесах, где только крупнейшие деревья находят сбыт, практикуются выборочный рубки, в лесах Средней и Южной Р. — сплошные. Возобновление сплошных лесосек в большинстве случаев оставляет желать многого. Лишь в редких сравнительно случаях вырубки возобновляются достаточно быстро желательными породами; обыкновенно возобновление заставляет ждать себя многие годы или сводится к появлению нежелательных пород; весьма часто, наконец, вырубки превращаются в пустыри, и возобновление леса возможно только искусственным путем. Уход за насаждениями в русских лесах практикуется в ничтожных размерах: в казенных лесах, где это дело в последнее время получает некоторое развитие, в 1896 г. прочистки, прореживания и проходные рубки производились на площади около 32 тыс. дес., в то время как сплошь было вырублено 137 тыс. дес. Полученный при этом материал в общей массе отпуска составил 1,8 %. Как в частных, так и в казенных лесах практикуется продажа леса на корне; хозяйственные заготовки практикуются лишь в исключительных случаях. В казенных лесах в 1896 г. было отпущено в разработанном виде всего 1,2 % общего количества древесины. При отсутствии хозяйственной разработки невозможна правильная постановка вопроса о постоянных лесных рабочих, и охранение леса ложится на бюджет хозяйства тяжелым бременем. Развитие лесного хозяйства находится в тесной зависимости от наличности надлежаще подготовленных техников. В прошлом столетии их выписывали из-за границы. 19-го мая 1803 г. близ Петербурга был учрежден лесной институт, ставший рассадником надлежаще подготовленных техников. Отличаясь ныне значительным числом учащихся, превышающим число учащихся во всех семи высших по лесной части учебных заведениях Германии, этот институт дает солидную общую подготовку, позволяющую быстро освоиться с практикою при тех или иных местных условиях. Кроме с.-петербургского института, лесных техников выпускают лесное отделение сельскохозяйственного института в Новой Александрии Люблинской губ. и лесной институт в Эвойсе, в Финляндии. Целая сеть низших лесных школ, устроенных во многих казенных лесничествах, выпускает ежегодно значительное число обученных на практике лесных кондукторов. Лесные съезды, устраиваемые основанным в 1871 г. в СПб. Лесным обществом, собираются периодически в различных городах. Кроме них, в последнее время получили развитие местные съезды казенных лесничих. Русская лесохозяйственная литература до настоящего времени еще страдает избытком позаимствований из литературы немецкой и потому не всегда оказывается пригодною для своеобразных условий русского лесного хозяйства. Периодические издания — издаваемый с 1871 г. Лесным обществом «Лесной журнал» и основанный в 1899 г. справочный листок «Вестник лесопромышленности». Большое число лесохозяйственных статей появляется в различных сельскохозяйственных и иных изданиях. Старейшее из лесных обществ находится в Петербурге, но влачит довольно печальное существование. Подводя итоги сказанному, приходится признать, что в настоящее время лесное хозяйство Р. не вылилось еще в законченные формы; только в будущем, когда лесоразведение наряду с рациональным истреблением лесов в излишне лесистых местностях создаст более прочные экономические условия для ведения лесного хозяйства, — явится возможность поставить более прочно дело устройства лесов и заняться улучшением насаждений, которые в настоящее время далеко не дают того, на что можно рассчитывать, принимая во внимание значительное плодородие занятых лесом почв. Это будущее, вероятно, не очень отдалено: во многих местностях Средней и Южной России уже и в настоящее время имеются дачи, для которых экономические условия являются настолько установившимися, что организация правильного хозяйства является возможной и даже необходимой.

В. Добровлянский.