ЭСБЕ/Рыболовство

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Рыболовство
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пруссия — Сюрра
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Розавен — Репа. Источник: т. XXVII (1899): Розавен — Репа, с. 418—432 (индекс); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 561 (индекс) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ 


Рыболовство (Объект Р. — промысловые рыбы. — Орудия лова). — Объектом Р. в тесном значении этого слова служит рыба. В более широком смысле к Р. относят вообще промысел водных низших и высших животных. Рыбы, служащие предметом лова с промышленной целью, называются промысловыми, причем в их число входят в большинстве случаев такие, которые идут в пищу, почему американцы выделяют их в особую группу Food fishes. Но есть такие рыбы, которые в пищу не идут, однако, служат объектом промыслового лова, для добычи из них жира. С промысловой точки зрения можно разделить рыб: на морских, живущих всегда в море; проходных, проводящих часть жизни (большую) в море и часть в реках, куда они входят на пресную воду для икрометания; и на пресноводных, живущих постоянно в реках, озерах и т. п. Сверх того, в России промысловые рыбы разделяются на красную, к которой относят осетровых, а иногда и лосося с белорыбицей (тарифная классификация), и частиковую (на Волге, белую — на Дону, черную — на Урале), под которой разумеют рыбу всех других пород. Наиболее важные промысловые рыбы относятся к семейству сельдевых (Clupeidae) и тресковых (Gadidae). Менее важное, но все же весьма большое промысловое значение, особенно в России, имеют рыбы из семейства карповых (Cyrpinoidae), лососевых (Salmonidae) и осетровых (Acipenseridae).

Из сельдевых, морская сельдь (Clupea harengus) является самой важной промысловой рыбой. Главная масса ее ловится в Северном море, против берегов Шотландии и Норвегии. Промысловый лов производится и в Тихом океане, у берегов острова Сахалин и Японских островов. В промысловом отношении различают жирную сельдь летнего и зимнего лова (fetthering) и сельдь весеннего лова (vaarhering), расцениваемую значительно ниже. Сельдь потребляется преимущественно в соленом виде, как закуска; значительное количество ее идет в пищу в копченом виде (Англия, Франция), а за последнее время в Шотландии сельдь стали консервировать в жестянках. Особенно удобна для этой цели мелкая разновидность сельди, водящаяся в больших количествах в Балтийском море (Strömling) и в Атлантическом океане, у берегов штата Мэн и соседних с ним, где из нее готовят консервы, подобные сардинам. Весьма близкая к ней разновидность водится и в Белом море, развозится по всей России в копченом виде (копчушка). Количество ловимой у европейских берегов крупной сельди определяется цифрой свыше 10000 млн. штук. Лов сельди у берегов производится преимущественно неводами, в открытом море — плавными сетями. Кроме вида Cl. harengus, большое промысловое значение имеет сардина (Cl. pilchardus), водящаяся в Средиземном море и в особенно большом количестве в Атлантическом океане у берегов Португалии и Франции, где издавна лов сардины ведется в больших размерах, дав основание к открытию по всем этим берегам фабрик для приготовления из сардины консервов в масле. Лов сардины производится совершенно отличным от другой рыбы способом: для привлечения косяков ее в сети, раскинутые в океане, употребляют в качестве приманки тресковую икру, бросаемую в море, где замечается появление сардины. Десятки тысяч пудов тресковой икры вывозятся из Норвегии в порты Бретани исключительно для сказанной цели. Третий вид морской сельди — шпрот (Cl. sprattus), водящийся в Северном и Балтийском морях, вместе с мелкой сельдью, имеет гораздо меньшее промысловое значение; он готовится или под именем шпрота — в поджаренном, копченом и замаринованном виде, или под именем русской сардины — в крепко-соленом виде с кореньями и пряностями. Принадлежащий к другому роду анчоус (Engraulis encrasicholus), водится в громадных количествах в Северном, Средиземном и Черном морях; в последнем он известен под именем хамсы. В большом количестве анчоус ловится по берегам Италии, Франции и Португалии, где эту рыбу солят в бочках и бочонках, с разными приправами или без них, причем в первом случае в торговле его называют анчоусом, в последнем — сардельками. Наконец, к морским же сельдям относятся мэнхэден (Brevoortia tyrannus), ловимая в Атлантическом океане против берегов штата Род-Айланд в громадном количестве кошельковыми неводами и идущая исключительно на жиротопление и приготовление рыбьего гуано (см. Рыбий жир). Из того же семейства сельдевых промысловое значение имеют некоторые проходные виды, каковы: сельдь Черного, Азовского и Каспийского морей (Cl. pontica, Cl. caspia), европейская речная сельдь (Cl. alosa, Cl. finta) и американская речная сельдь или шэд (Cl. sapidissima). Все эти рыбы большую часть своей жизни проводят в море и лишь для целей икрометания входят массами в реки и опресненные части морей (в устьях Волги, Рейна, Сены, Потомака, Делавэра и др.), где преимущественно и производится их лов. Из всех этих видов наиболее важное промысловое значение имеют: керченская сельдь (Cl. pontica), ловимая в Керченском проливе и Азовском море, и астраханская сельдь, к которой относятся виды Cl. caspia (пузанок), Cl. Kessleri Gr. (бешенка), и отчасти более мелкий вид, названный Гриммом Cl. Saposhnikowii. Все эти виды ловятся в количестве до 60 млн. штук в устьях реки Волги и в прилегающей части Каспийского моря. Лет десять назад количество ловимой здесь сельди было в 5 раз больше. Астраханская сельдь, ловимая преимущественно в жаркое время года (май месяц), солится в особых помещениях с охлажденным воздухом, называемых выходами. В продажу астраханская сельдь поступает в бочках (полутарок), вмещающих от 100 до 350 рыб, смотря по величине. Астраханская сельдь, в общем, вдвое крупнее морской сельди (Cl. harengus).

Рыбы из семейства тресковых служат предметом обширного промысла у берегов северной Норвегии, Исландии в Европе и у Ньюфаундленда в Северной Америке. Обыкновенная треска (Gadus morrhua), пикша (G. aeglefinus), вахня (G. virens), суть наиболее важные для промысла виды, причем первый вид является преобладающим. Главный лов этой рыбы производится на крючья, наживляемые или рыбой, или каким-либо другим животным и выставляемые в океане на длинных веревках (ярусы). Кроме ярусов треску ловят на поддев одиночными удочками, наживляемыми и спускаемыми на дно. Пикшу ловят в большом количестве и тралами. Треска приготовляется впрок, преимущественно в солено-вяленом виде под названием клипфиша и стокфиша, или соленой в рассоле (лабардан). Кроме мяса, треска дает жир из печени и икру. Пикша в большом количестве готовится в копченом виде (Англия).

Из лососевых наиболее важное значение имеют виды S. salar — лосось атлантический или благородный, quinnat — лосось тихоокеанский и близкий к нему лосось, водящийся в реках Камчатки, Аляски, Сахалина и реке Амуре. Атлантического лосося в реках ловят неводами, особыми лабиринтами из сети на кольях (weirs) в предустьевых частях рек Северной Америки и впадающих в Атлантический океан. Тихоокеанского лосося ловят разными ловушками, соединенными с перегородками (см. Орудия для лова рыб). Превосходного качества мясо лосося потребляется свежим, идет в посол, на копчение (атлантический лосось), на приготовление жестяночных консервов (тихоокеанский лосось), на сушку и вяление (сибирский лосось у бурят и якут). Инородцы Сибири, кроме сушеного и мороженого мяса, употребляют шкуру лососей на одежду, обувь и даже паруса. Получается довольно мягкая, белого цвета кожа. Кроме лосося, из того же семейства в промысловом отношении большое значение имеют сиги (род Coregonus и близкие к нему роды Osmerus, Luciotrutta). Крупные промыслы сигов, как и лосося, сосредоточиваются в странах диких, почти нетронутых культурой, каковой является северная Канада, Сибирь. В последней ловится значительное количество сибирского сига — омуля и нельмы (разновидность белорыбицы, Luciotrutta leucichtys; см. Лососевые).

Из семейства карповых, кроме собственно карпа (см. Рыбоводство), имеют громадное значение в России: вобла (Leuciscus rutilus, var. wobla, Jac.); менее важное — жерех (Aspius rapax), лещ (Abramis brama), синец (Ab. ballerus), сопа (Abr. sopa), густера (Blicca bjorna), чехонь (Pelecus cultratus), шемая (Alburnus chalcoides), кутум (Leuciscus Frisii) и др. Лов их производится неводами, ставными и плавными сетями. Большая часть этих рыб принадлежит к пресноводным. Лишь вобла и шемая совершают миграции из моря в устья рек. Вобла входит в устья и прораны рек Волги, Урала и Эмбы весьма рано, отчасти подо льдом в марте месяце, но главный разгар хода бывает с открытием весны, в апреле месяце. Ход ее бывает так силен, что можно глазом видеть вал воды, производимый движением массы рыбы. Нередки случаи, что эта масса уносит с собой, вырывая из рук рыбаков, неводы, а сети плавные настолько наполняются попавшей в них рыбой, что разрываются при вынимании из воды. С другой стороны, набиваясь в прораны с солоноватой и еще не освеженной пресной водой, вобла погибает в них массами, ранее, чем ее успеют выловить. Такие случаи нередки в малонаселенных частях северного побережья Каспия. Главный лов воблы производится неводами (в реках и проранах), плавными сетями (в реках), ставными сетями (в море, проранах), вентерями (в проранах). Общее количество ловимой воблы в одной Волге определяется в 300000000 штук, 60000000 дает река Урал, около того же устья реки Эмбы. По рекам, при правильном распределении времени лова в устьях, как это имеет место на Урале, вобла поднимается на 200—300 верст вверх по реке, где ловится также в промысловом количестве. Вобла или солится пластом, т. е. в распластанном со спины виде, в возах, кучах, ямах, вырытых в земле, или солится цельной рыбой в чанах и ларях с засыпкой ее солью, которая с рыбой дает рассол, с тем, чтобы затем вялить или сушить на воздухе: этот способ дает так называемую вяленую воблу-колодку, или, наконец, солится в разделанном виде, с вынутыми внутренностями и надрезами на боках, чтобы затем высушить рыбу: при этом получается так называемая вобла-карбовка. Этот последний способ приготовления воблы соединяется с утилизацией ее икры, нашедшей за последнее время большой сбыт и на внутренних рынках России. Сушеная вобла-колодка и карбовка расходится по России в громадном количестве и представляет народную пищу. Из других карповых рыб, жерех водится в значительном количестве в реке Урале на быстрых местах. Отличаясь белым, вкусным мясом — жерех в последнее время стал заменять сигов для копчения. Такими же высокими вкусовыми качествами обладает и шемая (Alb. chalcoides), водящаяся в реках Тереке и Куре и идущая преимущественно на копчение. Кутум водится в промысловом количестве в персидских реках Сефид-Руф, Атрек. Мелкие виды рода Abramis’a, прежде употреблявшиеся в России лишь в свежем виде рыбаками и местными жителями, стали ловиться на Волге в значительном количестве для посола в бочках и для продажи на отдаленных от места лова рынках Западной России.

Осетровые имеют промысловое значение лишь в России и Североамериканских Соединенных Штатах. В России промысловый лов осетровых сосредоточен в Каспийском, Азовском и Черном морях и впадающих в них реках [1]. Осетры в большом количестве водятся еще в реке Амуре (Ас. orientalis), но добыча их пока невелика. В Северной Америке осетровые имеют промысловое значение в Великих озерах (Ас. brevirostris) и в реках, впадающих в Тихий океан (Ас. transmontanus). Из того и другого добывают, как и из русских видов осетров, икру, составляющую наиболее ценный продукт этих рыб. Кроме икры, осетровые дают весьма ценный рыбий клей (см. это слово) и особый продукт — вязигу, приготовляемую из их спинной струны. Это, собственно, наружная оболочка струны, разрезанная вдоль в виде ленты, освобожденная от внутреннего хрящевато-слизистого вещества («скрип») и высушенная на воздухе. Длинные ленты свивают в жгуты весом от 1 до 5 фунтов. Вязига идет в приправу к пирогам из рыбы. Лов осетровых производится в море на крючковую самоловную снасть, кусовую снасть, наживляемую какой-либо рыбой; в реках — неводами, плавными сетями, баграми. В Америке индейцы осетров колют копьями и острогами. Тот или иной способ лова зависит от места и времени года. Принадлежа (кроме стерляди) к рыбам проходным, осетровые большую часть жизни проводят в море, являясь в реки лишь для икрометания, которое, как показали опыты последнего времени на Урале, не может достигнуть цели, если происходит в соленой морской воде. Этот ход в реки осетровых происходит весной, причем севрюга и отчасти белуга в ту же весну мечет икру и возвращается в море. Осетр же идет в реки с конца мая, в июне, с перерывом в июле, в конце его и в августе и, забираясь верст за 300—500 от устьев реки (Урал), залегает здесь в удобных местах, где и проводит, как бы в спячке, всю зиму. Такие места известны под именем «ятовей». Это — преимущественно глубокие ямы реки с мягким илистым грунтом. Вместе с осетром на ятовях залегает и белуга, которая должна выметать икру следующей после зимы весной. Ятови красной рыбы образуются лишь при благоприятных для того условиях, близких к естественным, когда рыбе не мешают входить в устья рек и располагаться в них при полной свободе движения, при отсутствии шума от судоходства и особенно пароходства. Такие условия в реке, где рыбный промысел сильно развит, известны лишь по отношению к реке Уралу, где, благодаря особенностям организации лова и охраны реки от всякого шума и судоходства во время хода рыбы, она располагается на зиму довольно свободно и образует ятови, известные теперь лишь в глухих местах сибирских рек. На ятовях осетров ловят баграми (на Урале) и самоловными крючьями (Иртыш), подо льдом и особыми сетями, называемыми ярыгами (на Урале), поздней осенью. Аналогичные с осетровыми залежи в ямах реки Волги и реки Урала образуют сомы, сазаны и судаки, которые вылавливаются в таких местах поездухами на Волге и ярыгами на Урале. В море осетровые также залегают «ятовями» и на их отыскании основано аханное Р. в Каспийском море. Осетровых, поднимающихся вверх по реке (ходовая рыба), весною ловят плавными сетями разных наименований (см. ниже об орудиях лова) и неводами, осенью — неводами и ярыгами. В море для лова белуги употребляют кусовую снасть с наживкой (см. табл. I, фиг. 8), для всякой осетровой самоловную снасть и ставные сети — ахан (для белуги), полуахан (для осетра и севрюги зимой), курайскую сеть (для севрюги и осетра мелкого в навигационное время). Морской лов ставными сетями и самоловной снастью основан на передвижении рыбы к устьям рек вообще и по течению, зависящему от ветров, в частности. Стерлядь из всех осетровых является жилой в реках рыбой, совершающей путешествия лишь вверх и вниз по реке. На этом ходе стерляди весной и основан лов ее шашковой снастью и вандами (см. табл. I, фиг. 10). Относительные размеры и вес служащих предметом промысла осетровых таковы: белуги весом max. 70—80 пудов; осетры — длиной до 5 аршин, весом до 13 пудов, средний вес 1 пуд; севрюга 7—8 аршин, max. веса 3 пуда, средний вес 11—15 фунтов; стерлядь до 2 аршин, средний размер 12 вершков, вес max. 10—20, средний 2—5 фунта. Наши сведения о молоди и ее росте у осетровых рыб сводятся к следующему: 1) молодь стерляди (Ас. ruthenus) точно изучена, начиная с выхода ее из икры до 2-месячного возраста; по выходе из икринки длина ее равняется 5 мм. К концу лета того же года 3-месячная стерлядка достигает 1 вершка. Годовик стерляди имеет 3—4 вершка; на 3-й год, величиною в 7 вершков, стерлядь делается половозрелой. 2) Молодь севрюги (Ас. stellatus) известна по искусственно выведенным малькам от выхода ее из икры; по выходе из икры она имеет в длину 8—9 мм, через год она достигает роста в 8 вершков; делается половозрелой ростом в 70 стм на 4-м году. Мелкие экземпляры севрюжек в реках вообще не попадаются, с моря же иногда привозят их величиною 35—40 стм. 3) Молодь немецкого осетра (Ас. sturio) известна теперь от выхода из икры до 3-недельного возраста. На свет появляются величиной от 9,3 мм до 11,5 мм; к 20 дням имеют 20 мм. 4) Молодь белуги (Ас. huso) первых стадий роста неизвестна. В море ловят «чалбыш», т. е. молодую белугу 40—50 стм величиной. 1½-месячная белужка длиной от 40—50 мм. 5) Молодь осетра русского (Ас. Güldenstädtii) теперь известна, с первых стадий развития до 2 месяцев. Известны экземпляры 4 месяцев, размером 150—200 мм. 6) Молодь шипа (Ас. schypa) известна больше, чем всех других осетровых, за исключением стерляди, что связано с отличным от других осетровых образом жизни этой рыбы. Молодые шипята (ростом 200—300 мм, но не меньше) почти круглый год попадаются в реке, где очевидно и проводят по крайней мере 2 первых года своей жизни.

Из других рыб, составляющих предмет промысла и не принадлежащих к перечисленным семействам, можно указать на тунца (Thynnus thynnus), достигающего величины до 5 м и водящегося в Черном море, Средиземном море у берегов Италии и Испании и в Атлантическом океане. Лов этой крупной рыбы производится громадного размера сетями, образующими род двора из сетяной дели с таковым же дном (madragues). Зашедшую в окруженное со всех сторон и со дна сетью пространство рыбу сгоняют в один угол, убивают и вынимают из сети. Тунец идет на консервные фабрики, где из него приготовляют консервы в масле, а также маринады. Наконец, одна из северных рыб — зубчатка (Anarrhichas lupus, An. minor) ловится не только ради ее мяса, но также и ради весьма красивой шкуры, из которой одна петербургская кожевенная фабрика изготовляет замечательно красивую кожу, идущую на поделки: ботинок, патронташей, чехлов к оружию и т. п.

Орудия лова состоят, с одной стороны, из судов — гребных, парусных и паровых, употребляемых при лове рыбы, с другой — из орудий лова в тесном значении этого слова. При речном Р. преобладают гребные суда, при морском — парусные и паровые.

Речные суда делаются или из бересты («пироги» дикарей), из выдолбленного внутри дерева (байдарки сибирских инородцев, будары в уральском Р.), или, наконец, из отдельных досок (еловых), сшиваемых по более твердому остову гвоздями. Эти последние носят различные наименования, смотря по месту и конструкции. Будара — оригинальное речное судно уральских казаков, представляющее усовершенствование «байдарки» многих дикарей; выработалась, благодаря особенностям организации походного уральского рыбного промысла, при котором лодки приходится везти на лошадях на 200 и более верст. Длина будары 10—13 аршин, ширина 16—18 вершков в среднем «киргиче», вышина 10—12 вершков, толщина стенок в дне 1 дюйм, в бортах ½ вершка и тоньше. Вся будара, будучи просмолена, весит 5—10 пудов, сидит в воде на 1—2½ вершка. Подъемная способность от 25 до 40 пудов груза. Будара приводится в движение веслами — парными, близ носа («пашные»), а управляется кормовым веслом. Это незамысловатое речное судно легко перевозить на лошади, оно легко идет против течения в самую быструю воду, его удобно переносить на руках, употреблять, вытащив на сушу, как большое корыто для промывания рыбы, ее посола и т. п. Будары делаются из так называемых «труб», грубо выдолбленных вербовых и осокоревых деревьев, доставляемых в город Уральск из пределов Уфимской и Вятской губерний. На Волге сколоченные из досок речные суда от 2 до 4 саженей длины, 2½—3 фута ширины, 2 аршина глубины, с мачтой (делаются и меньше). Там же для речного лова употребляется рыбница (см.) и неводник. В черноморском районе употребляются каюки (килевые лодки) и шаланды (плоскодонные), на Дону «дубы».

Морские суда для целей Р. весьма разнообразны в разных странах (см. таблицу при ст. Промыслы морские). В Северной Америке распространенным рыболовным судном является шхуна, которая для берегового лова строится 70,5′ длины, 20′ ширины, 8,5′ глубины и 55 тонн вместимости; для глубьевого трескового Р. — 96,6′ длины, 23,6′ ширины, 10,3′ глубины на 109,44 тонн вместимости. Оснастка шхуны 2-мачтовая с двойными парусами и 3 кливерами. Шхуна стоит от 20— 26 тыс. рублей. При снаряжении для трескового лова шхуна забирает на борт 10 подъездных или переборных лодочек, вкладывающихся одна в другую и носящих название «дори». Это гребная, с 2 парами весел, без руля, плоскодонная лодка 12′10″ длины (по дну), 4′10″ ширины и 20″ глубины. Весьма устойчива на валу, легка на ходу. Придя на место лова, шхуна спускает дори с людьми для выставки снастей или их переборки. Суда, употребляемые для морского Р. в России — в Каспийском и Белом море в сравнении с европейскими являются весьма несовершенными. В Каспийском море известны: кусовая лодка, от 3—5 саженей длины, 1½ сажени ширины и 6 футов глубины, 2-мачтовая с 5 парусами, вместимостью от 700—1200 тонн; свойская лодка (около 4 саженей длины); багроушка (менее 4 саженей длины); реюшка — 23 фута длины, 4 фута ширины и 3 фута глубины, без палубы; салмовка рыбница — наиболее крупное из рыболовных судов и др. На Белом море употребляют: шняки — беспалубное, одномачтовое судно, с 6 веслами; карбасы — одномачтовая лодка с рейковым парусом, стоимостью до 15 руб. Последние потребляются для неводного лова.

Орудия лова в тесном смысле слова можно разделить на: 1) колющие ручные, 2) крючковые, 3) сетяные, 4) ловушки из дерева, тростника и проволоки.

1) К первой категории относятся наиболее древние орудия лова европейцев, употребляемые дикими народами и по сие время — дротики, гарпуны (образцы см. на фиг. 1, 2, табл. I), в усовершенствованном виде остроги и сандови. Первые делаются из кости, из кремня (наконечники дротиков), остроги (имеют от 3 до 9 зубцов, фиг. 3, табл. I) и сандови (2 зубца) — из стали с деревянными ручками (4—5 аршин). Все эти орудия можно употреблять лишь для добычи одиночных более или менее крупных рыб и когда рыба видна в воде; иногда прибегают к огневому освещению с лодки, причем рыба выходит с глубины на поверхность, где ее и колют острогой (способ лова называется лучение). Так ловят сазана, щуку, сома (в России), угрей (в Италии, Дании и др. странах).

2) Крючковые орудия относятся также к весьма древним, по крайней мере примитивного устройства удочки, наживляемые рыбкой. Таковы деревянные крючья корелов Новгородской губернии (табл. I, фиг. 4), крючья из костяных щитков хвостового плавника белуги, употребляемые туркменами для лова сельди (табл. I, фиг. 6) и самодельные железные крючья с древками, употребляемые ими же для лова белуги (см. табл. I, фиг. 5). В усовершенствованном виде это большая стальная уда, жерлица, употребляемая с наживкой для лова щуки, судака, трески, палтуса и т. п. [2]. C промысловой целью такие крючья с наживой привязываются на одной общей веревке (хребтине) — на бечевках (поводках), образуя то, что называют на севере ярус (для лова трески и др. морской хищной рыбы). Аналогичный способ практикуется на Каспийском море для лова белуги на крючья с наживой (живодная или кусовая снасть, фиг. 8, табл. I). Кроме крючьев с наживой, в Каспийском и Азовском морях и на Волге в большом употреблении так называемая самоловная снасть, выставляемая совершенно так же, как ярусы крючьев с наживой, с той лишь разницей, что порядок крючьев укрепляется на кольях, вбитых в морское дно (чипчики). Шашковая снасть или самоловная, употребляемая в реках для лова стерляди, изготовляется весом в 1000 от 2½ до 20 фунтов (табл. I, фиг. 7), морская уда — в 1000 от 1 до 4 пудов веса. Размеры крючьев зависят от рыбы, которую имеют в виду ловить. Уход за выставленными порядками или перетягами крючковой снасти заключается в точении крючьев и смазывании их кончиков салом, для предохранения от ржавления. На эту снасть ловят почти исключительно красную рыбу. Шашковая снасть отличается от морской тем, что каждый поволок с крючком снабжен поплавком, поддерживающим крючок вверх жалом по течению. К оригинальным орудиям лова принадлежат «багры», которыми ловят подо льдом красную, отчасти и черную рыбу на Урале. Багор состоит из железного крюка, толщиной в палец, от 4 до 6 дюймов в отгибе, со стержнем от 8 до 10 дюймов длины, за который крюк неподвижно, посредством крепкой пряжи, «причаливается» к вязовой лесине, называемой «навязью», которая, в свою очередь, «счаливается» с другой лесиной из соснового леса, называемой «багровищем». Это последнее имеет от 4 до 6 саженей длины, при толщине в 1—1½″ и не должно иметь сучков. На Урале различают багры ямный, яровой, саромный, смотря по длине, соответствующей глубине ям, яров и песков реки. Рыбаки (см. табл. I, фиг. 14) собираются по несколько тысяч человек в одно место, по команде спускаются на лед, пробивают «пешней», особым копьеобразным орудием с рукоятью, во льду прорубь, в которую спускают багор на дно и, обходя кругом проруби, ищут, нет ли в данном месте, в сфере действия багра, залегшей рыбы; если она тут, ее задевают и тянут ко льду, товарищ подхватывает рыбу для крепости вторым, более коротким и крепким подбагренником, разбивают прорубь, чтобы рыба могла пройти, и вытаскивают ее на лед. Так ловят белугу, осетра, шипа. Для более мелкой черной рыбы (судак, жерех) багор делают 3-рогим, из более тонкой железной проволоки; такой багор зовется «водышком»: им водят по продолговатой проруби и подцепляют идущую вниз по течению от шума рыбу. Багры употребляются и в терском Р.

3) Сетяные орудия найдены у дикарей весьма низкой культуры: правда, это сети из волоса, из ремней, каковые и поныне употребляются сибирскими инородцами. У цивилизованных наций материалом для изготовления сетей служат исключительно пряжа из различных прядильных растений: конопли (пенька), льна (кудель), кендыря (турковое волокно Туркестана) и хлопчатника (хлопчатая бумага). Всего более употребляется сетей из пеньковой и хлопчатобумажной пряжи. Существенную часть всякого сетяного орудия составляет сетяная дель или полотно, в растянутом виде состоящее из серии отверстий — ячей, различного размера или «глаза». Различают: а) ставные сети, б) плавные сети и в) неводы и аналогичные с ними по способу лова орудия. Сетями первых двух родов ловят рыбу, запутывающуюся в них, тогда как неводами ловят рыбу, окруженную этим орудием лова, не давая ей уйти из запертого сетяной делью пространства и вытаскивая её вместе с сетью на берег или на борт, причем сетяная дель играет лишь роль загородки или мешка, в который собирается улов. Всякая сетяная дель «насаживается» на более или менее толстую бечеву или веревку, называемую «подборой», причем та, что на дне подгруживается (камнями, свинцом и т. п.) и называется нижней подборой, а верхняя подбора снабжается поплавками из корья, связок куги, бересты (Россия), стеклянных поплавков (Норвегия), деревянных, пропитанных маслом (Северная Америка). Таким образом получается вертикально стоящее в воде полотно, высота которого («стень») делается, смотря по надобности, или с поверхности до дна, или лишь на часть глубины. Типом простейшего устройства является ставная сеть. Чтобы обеспечить лучшую работу сети по запутыванию рыбы, она «садится» на подбору возможно густо, так что получается слабо натянутое и со складками полотно. Выставка ставных сетей делается при помощи кольев, за которые привязываются нижняя и верхняя подбора и которые втыкаются в дно; при выставке в море употребляются небольшие колышки («чипчики»), вбиваемые в дно, с идущими от них мочальными веревками («подкатовником» и «оттугами»), за которые собственно и привязываются концы подбор; так выставляют в Каспийском море курхайские сети для лова красной рыбы; подо льдом выставляют ставные сети так, что к концам нижней подборы привязывается значительный груз, а верхняя подбора укрепляется к лежащей поперек проруби палке («наслушка»): так выставляют употребляемые в Каспийском море для лова красной рыбы аханы, полуаханы и белорыбичные сети. Курхайская сеть из шестерика длиной 12 саженей, шириной 12—18 ячей, размер ячеи 2½—3 вершка (от узла до узла); ахан из семерика — длина 20—12 саженей, ширина 20 ячей (около 6 саженей) с ячеей 4—5 вершков. Сети эти выставляются в море «порядками» по 100—200 штук в одну линию, обычно направляемую поперек господствующего течения. Аналогичные ставные сети, известные под названием режак, частушки, лещевки и т. п., употребляются для лова рыбы в пресноводных бассейнах (реках, озерах и т. п.). К числу плавных сетей относятся сети, употребляемые в море для лова сельдей (см. Промыслы морские, таблица); подобные же плавные сети, употребляемые для лова красной рыбы, хотя законом и запрещенные, и целый ряд под разными наименованиями сетей, употребляемых в реках, каковы севрюжья, свинчатка, поповка, погоняй. Общий признак их в том, что, выметав сеть поперек реки в месте с достаточным для движения сети вниз течением, плывут с ней на лодке от 200 до 500 саженей, причем поднимающаяся вверх по течению рыба попадает и запутывается в сеть. Для большей уловистости сеть делают двустенной: переднее, более туго натянутое, полотно имеет ячею более крупную, заднее, принимающее форму надутого ветром рейкового паруса, более или менее часто, соответственно ловимой рыбе. Длина сети бывает от 25 до 50 саженей, на один конец верхней подборы привязывается наплав (пустой бочонок и т. п.), другой держит рыбак в лодке, на концы нижней подборы навязывают грузила. Севрюжья плавная сеть берет как севрюгу, так и другую красную рыбу. Погоняй отличается тем, что нижняя подбора грузится слегка, так что сеть идет поверху: она предназначена для лова белуги, идущей обычно по верху воды; употребляется на Волге и Урале. Кроме названных, известны плавные сети для лова сельди, судака, жереха и т. п.

Наконец, последний вид сетяных орудий лова — неводы и аналогичные по принципу употребления орудия являются наиболее распространенными и самыми интенсивными орудиями лова: каковы волокуша, бредень, ярыга, поездуха, тралы разных конструкций. Невод состоит из сетяного полотнища, прикрепленного, как ставные и плавные сети, к верхней (с поплавками) и к нижней (с грузилами) подборам, длиной от 100 до 500 саженей на посадке и шириной, смотря по глубине водоема, от 1 до 6 саженей. Полотно сетяное делается из дели с разной ячеёй: к концам полотна, называемым крыльями, — пореже (50—55 мм, редил), к середине — почаще (40—45 мм, межеумок), а самая середина делается из частика (20—25 мм). Таково устройство простейшего из неводов, употребляемых весной и осенью на Урале (длина 100—150 саженей). В большинстве случаев невод снабжается особым сетяным мешком, в который собирается захваченная рыба (матня). Лов неводом производится так: его набирают в лодку, из которой выметывают постепенно, двигаясь поперек реки, оставив один конец невода (пятной, или береговой) на берегу; веревка от другого конца невода (забегного), когда он весь выметан, привозится на лодке на берег, и за нее подтягивают постепенно невод к берегу, причем пятное крыло подводят к забегному. Вытягивая постепенно невод на берег, доходят до матни с рыбой. Тяга производится или вручную (река Урал), или при помощи ворота и лошадиной силы (Волга, озеро Чархал), или, наконец, при помощи пара (река Маас, Голландия). В некоторых случаях невод вытягивают не на берег, а на лодку (см. Распорный невод). Невод употребляется в реках, озерах и по прибрежью моря для лова всякой рыбы. Дель для невода делается из пеньковой тройной (№№ 14/3 и 16/3) пряжи или соответствующей толщины хлопчатобумажной; для большей прочности ее дубят, иногда просмаливают. Волокуша отличается от невода покроем и тем, что крылья делаются также из частика. Ею ловят на Волге сельдь. Бредень — невод в миниатюре, без матни, длина не более 10 саженей. Им ловят, заходя в воду, протаскивая известное пространство по воде и вытягивая опять на берег. Кошельковый невод (табл. I, фиг. 12) несколько иначе устроен; он делается из нескольких полотнищ, сшиваемых вместе; длина 1200 футов, ширина или глубина 120—150 футов (до 1000 ячей), ячея — 2—2½ дюйма; нижняя подбора подгружается свинцовыми грузилами по 2½ фунта каждая и состоит из 2 веревок, одна из которых снабжена кольцами, через которые продевается еще веревка (1¾"), служащая для стягивания нижней части невода. Верхняя подбора унизана часто сидящими пробковыми поплавками (до 2000 шт.). Кошельковый невод употребляется в Северной Америке для лова в открытом море (от 30 до 100 саженей глубины) макрели и по прибрежьям мэнхэдена и др. Лов основан на предварительном выслеживании косяка рыбы, который стараются окружить неводом, выбрасывая его с парохода; когда это сделано и оба конца сошлись, образуя цельное кольцо, спускают на дно моря, в месте их схождения, гирю пуда в 4 весом, снабженную 2 блоками, через которые пропускается веревка, проходящая через кольца нижней подборы. Гиря не допускает приподниматься стягиваемой нижней подборе и предупреждает уход окруженной неводом рыбы. Когда нижняя подбора вся стянута, образуется громадный кошель, который постепенно уменьшается подбиранием стенок невода до того, пока рыбу можно черпать из кошеля саками в приемную лодку. Кошельковым неводом можно зараз захватить 200—300 бочек макрели, почему он признается истребительным орудием лова. Донные неводы или тралы (beam-trawl, otter-trawl), употребляемые в морском Р. для лова придонной рыбы — трески, пикши, камбалы, палтуса и проч., представляют громадные мешки, влекомые с парусной лодки при помощи одной (beam-trawl) или 2-х лодок (Kurren netz), или парохода (beam-trawl и otter-trawl). Передняя часть трала — зев его — держится открытым при помощи 2 боковых железных рам, соединенных деревянной перекладиной (beam) от 20 до 30 футов длины. Самый мешок имеет внутри приспособление, препятствующее зашедшей рыбе выйти обратно. Вытягивание трала в большинстве случаев производится паровой лебедкой (см. в ст. Промыслы морские). Новейшим усовершенствованием трала является так называемый оттертрал, вытесняющий трал прежней конструкции. Главнейшее отличие его от бим-трала заключается в том, что здесь отсутствует деревянный брус и железные рамы-полозья; эти последние заменены деревянными 4-угольными досками, которые при тяге орудия с парохода расходятся в стороны и держат «зев» сети всегда растянутым (см. фиг.).

Оттертрал или донный невод. Длина 23 сажени по боковой линии, верхняя подбора (headline) 86′ длины, 4″ толщины; нижняя с грузом (ground line) — 138′ длины. Передняя часть сети с более редкой ячеёй имеет 300 ячей ширины; задняя (belly) — 200 ячей более частой. К доскам привязан канат, за который тянут невод.

Длина мешка делается в 15—20 сажен, ширина зева 20—30 футов. В отличие от бимтрала — оттертрал имеет крылья, что в значительной степени уподобляет его неводу с матней и вполне оправдывает название данного невода. Две веревки от двух крыльев оттертрала соединяются «треногой» в одну, за которую орудие и тянут с парохода. К той же категории донных неводов можно отнести употребляемые на Урале ярыги, на Волге поездухи и в Богемии так называемый Steingarn. Все они имеют форму мешка из сетяной дели, расправляющегося при тяге с двух лодок. Ярыга делается 6—7 саженей длины на посадке, зев имеет около 6 кв. саженей; ячея для красной рыбы берется в 75—80 мм, для черной или частиковой в 55 мм, причем задняя часть делается из частика (25—30 мм). От нижней и верхней подборы идут веревки, так называемые «сторожи», которые рыбак держит в руке, тогда как другой гребет веслами. Как только рыбак «наслушает» рыбу, т. е. почует через веревку («сторожи»), что рыба ткнулась в мешок, он быстро поднимает нижнюю подбору, захватывая зев и выход для рыбы. Ярыга выбирается на лодку, причем 2 будары, образующие так называемую «схватку», приближаются одна к другой. Ярыгой на Урале ловят рыбу, преимущественно собравшуюся на ятовях, «настойную», со дна, как красную, так и черную (судака, сома и сазана). Такого же типа сеть, употребляемая на Волге, называется «поездухой».

4) Наконец, к ловушкам разного рода относятся следующие орудия лова: морды, вандры, крылены, мережи, вентери, сижи или сежи, котцы, лабиринты, заколы и т. п. Это — ставные орудия; лов основан на том, что рыба сама заходит в эти ловушки, не имея возможности выйти обратно из замкнутого пространства. Материалом для их изготовления служат: деревянные прутья, деревянные обручи и круги, заколы из шестов, на которые натягивается сетяная дель, тростник, хворост, проволочная решетка и т. п. Наиболее крупными и действительными в смысле улова орудиями этого рода являются употребляемые по прибрежью моря и больших озер ловушки, представляющие целый загороженный двор четырехугольной, иногда неправильной (лабиринтом) формы, из ряда кольев, вбитых в дно и обтянутых крепкой сетяной делью (Bund garn у немцев — см. Промыслы морские; pound nets — на Великих озерах и weirs — в Канаде и штате Мэн). Непременную принадлежность этого орудия составляет более или менее длинная, от берега идущая забойка (перестав), двигаясь вдоль которой рыба доходит до ловушки и заходит в нее. Длина забойки, в Великих озерах, например, делается в несколько верст. Такими ловушками ловят всякую рыбу, начиная с крупных тунцов, осетров, лососей и кончая мелкой сельдью. Орудие действует автоматически и рыбаку остается только по временам приезжать и вынимать попавшую рыбу. Эти ловушки очень распространены в Северной Америке, отчасти в Японии; в России они малоизвестны. Аналогичным, но меньших размеров и делаемым из прутьев и тростника орудием являются так называемые котцы (см. табл. I, фиг. 11), весьма распространенные при лове в озерах, преимущественно зимой, мелкой рыбы. К этой же категории относятся лабиринты для лова угрей в Комаккио (см. табл. I, фиг. 13), заколы в России.

Крылены и мережи представляют уже некоторое отличие: главной частью этих орудий является растянутый на деревянных обручах сетяной мешок больших или меньших размеров, с широким в начале и узким в конце входным отверстием и длинным конусообразным мешком; для придания такой формы обручи ставятся в начале большого диаметра, затем постепенно меньшего и меньшего. Для приема рыбы в обе стороны от мешка идут стенки из сетяной дели — откуда и название крылена (см. табл. к ст. Промыслы морские). Для большей успешности лова крылены выставляются в примычку одна к другой так, что в общем получается запутанный лабиринт. Вентерь — отличается от крылены отсутствием крыльев и большими размерами. С большим успехом употребляются для лова всякой рыбы на Дону в узких протоках, весною и зимой. Морды — употребляемые для лова мелкой рыбы на Урале, ванды — для лова стерляди и нереды — для лова миноги на Волге, гимги — на реках Иртыше и Оби, для лова осетров и др. более крупной рыбы, — делаются из ивовых (иногда из другого дерева) прутьев, идущих вдоль и переплетаемых поперечными кольцами, вследствие чего получаются продольные щели, более или менее крупные у гимог, морд и ванд и очень небольшие у неред для миноги. Форма этих орудий конусообразная, воронкообразный вход образован внутренним конусом с отверстием для входа рыбы; наружный конус закрыт и открывается (на вершине) лишь для выемки рыбы. Выставка этих снарядов делается или в сплошной загородке из плетня и хвороста (гимги, морды, нереды), или же спускается порядками на общей веревке на дно (ванды для лова стерляди, держащейся на дне, см. фиг. 10, табл. I). Такие же снаряды делают из дощечек («бураки» и «вьюнницы» для лова миноги на Неве), из проволочной сетки и из толстой дели (Reusen у немцев), с воронкообразным отверстием с двух концов для лова на приманку рыбы, раков, омаров и т. п. К этому же типу орудий лова с успехом применен электрический свет, особенно на глубине, где царит вечный мрак. Весьма оригинальным орудием лова является употребляемая на реках Урале, Тереке и Сосьве сижа или сежа. В существенных чертах она состоит из сетяного мешка сажени две шириной, 2—5 саженей высотой (в отверстии) и до 5 саженей длиной «кутец». Верхняя часть мешка укрепляется на поверхности (зимой ко льду, весной к плоту), нижняя к деревянной лесине, прижимаемой посредством груза или длинного шеста, «стрела», ко дну; две боковые стороны мешка снабжены кольцами, которые свободно ходят по 2 кольям, вбитым в дно и составляющим основание и ворота для входа рыбы. К этому мешку, выставляемому на большем или меньшем расстоянии от берега, идет перегородка из сетяной дели на кольях («перестав»). Лов основан на том, что рыба, входя в зев сижи, задевает натянутые и идущие к поверхности воды нити — «симы», — связанные с колокольчиком на сторожке, и сигнал дает знать о ее прибытии рыбаку; рыбак пугает приблизившуюся рыбу, делая водоворот впереди входа колом («бот»), рыба бросается в мешок, а рыбак за стрелу поднимает нижнюю часть мешка и захлопывает его. Сижа очень уловистое и удобное для стариков-рыбаков орудие лова. Над прорубью, где поставлена сижа, устраивают кошар или плетеный шалаш, устраивают его для продолжительного пребывания ночью, иногда ставят печь. Сижей (на Урале) ловят как мелкую черную рыбу (воблу, судака, чебака и т. п.), так и крупную — красную. Давая большое поле для наблюдения за ходом и правами рыбы, лов сижей является занятием по преимуществу любителей, но в то же время иногда в одну ночь хороший ход дает до 10 возов (300 пудов) рыбы.

Литература. Benecke, Dallmer und Borne, «Handbuch der Fischzucht u. Fischerei» (Б., 1886); Сабанеев, «Рыбы России» (2 т., 1892); Данилевский и Бэр, «Исследования о состоянии рыболовства в России» (т. I—IX, 3 альбома); Варпаховский, «Рыболовство в бассейне реки Оби» (1898); его же, «Определитель рыб» (1898); Кузнецов, «Терские речные и притерские морские рыбные промыслы» (1898); Гримм, «Первый рыболов и первая удочка» («Вестник Рыболовства», 1889, № 1); Пономарев, «Рыболовные снаряды и пр.» («Вестник Рыболовства», 1889, № 1, ч. 2; 1892, № 3); H. Бородин, «Рыболовный отдел на всемирной выставке в Чикаго» (1894); Беш, «Рыбные промыслы Западной Европы» (вып. 1 и 2); Sauvage, «La grande pêche» (1, 2, 1883); Brehm, «Les poissons et les crustacés» (П.); A. Günther, «Handbuch der Ichtyologie» (Вена, 1886); его же, «Catalogue of fishes» (8 т.); Br. Goode, «Fisheries and Fishery industries of the U. States» (Вашингтон, 1884—1887). Дополнительные данные о современном состоянии рыбного промысла в Соединенных Штатах имеются в изд. с 1872 г. североамериканской рыбной комиссией «Reports» и с 1886 «Bulletins»; Ryder, «The sturgeon and sturgeon industries».

Рыболовство (экон.) принадлежит, вместе с охотой, к числу древнейших занятий человека в тех местностях, где естественные условия ему благоприятствуют. И в настоящее время имеются еще рыболовные племена по берегам морей, преимущественно в холодном поясе, где условия климата и почвы ставят неодолимые пока препятствия переходу к высшим формам хозяйственной жизни. Производства продуктов здесь, строго говоря, нет; природа дает их в готовом виде (захватное хозяйство), и они почти не подвергаются переработке. Слабое разделение труда обуславливает собой весьма малую его производительность. Так как каждый едва может добыть себе дневным трудом необходимое количество пищи, то на примитивных ступенях развития рыболовных (как и охотничьих) племен пользование чужим трудом бывает еще невыгодно; рабство и дифференциация общественных классов составляет у них, поэтому, уже более позднее явление. Слабо развит у них и обмен товаров, так как, за вычетом необходимого для собственного их потребления, остается весьма мало продуктов для продажи, а немногосложные примитивные потребности покрываются добычей Р. На высших ступенях хозяйственной культуры значение Р. сокращается, но не уничтожается. Эксплуатация водной фауны для удовлетворения материальных потребностей человека требует немалого количества труда и у цивилизованных народов. Р. в народно-хозяйственном смысле называется не только добывание рыбы, но и всего прочего, получаемого из воды (морских млекопитающих — кита, моржа, тюленя, морского кота; также кораллов, губки, жемчуга и пр.). Все эти промыслы требуют затраты труда не только на добывание продуктов, но и на их сохранение, доставку, производство орудий их лова и обработки (производство рыболовных принадлежностей, постройка и оснастка судов и т. п.). Размеры таких затрат колеблются в зависимости от величины водной площади и от богатства водной фауны; производительность Р. промысла сокращается по мере обеднения последней. Хищническое Р. влечет за собой упадок народно-хозяйственного значения этого промысла. Поэтому задача Р. заключается в извлечении из водной фауны наибольшего числа продуктов, но с тем, чтобы ее убыль успевала пополняться естественным размножением. Законодательства разных стран издавна берут под свою защиту продукты Р., регулируя их эксплуатацию в интересах будущности самого промысла. Сокращение добычи Р. вызывает также попытки искусственного рыбоводства (см.), требующего новых затрат труда, чтобы вознаградить потери страны от применения хищнических приемов Р. Принято различать Р.: 1) морское (Hochseefischerei, la grande pêche maritime), 2) береговое (Küstenfischerei, la pêche côtière) и 3) внутреннее — в реках и озерах (Binnenfischerei, la pêche dans les rivières, dans les lacs).

Морское Р. производится в морях не ближе трех морских миль от берега (на выстрел прежних пушек) и считается свободным для каждого желающего. Морскому Р. доступны наиболее разнообразные и дорогие продукты водной фауны и потому доходность его может быть наибольшей, несмотря на требуемые этим видом Р. сравнительно крупные затраты на оснастку судов, наем судовой команды, орудия лова и пр.

Береговое Р. вдоль морских берегов (не далее трех морских миль), иногда и в устьях больших рек, составляет (почти всегда) право владельцев берегов.

Внутреннее Р., во внутренних водах, регулируется различно. Первоначальный взгляд на рыбу, как на res nullius, которую может ловить каждый, весьма давно уступил место, в более значительных водных пространствах, государственной рыболовной регалии, а затем — включению права на водную фауну в состав права собственности частных лиц на берега всех вод вообще. Такое ограничение свободы Р. составляет сущность разнообразных узаконений разных стран по этому предмету.

По форме, рыболовные предприятия бывают общинные, артельные и капиталистические. Охота и рыбная ловля ведут к наиболее древним формам кооперации. Описания общинного лова рыбы у первобытных народов доказывают его универсальное распространение в прежнее время. В сочинении Н. И. Зибера «Очерки первобытной культуры» имеются указания на применение этого вида Р. в различных частях земного шара. Общинный лов распространен среди обитателей Австралии и других островов Тихого океана (Фиджи, Палаузских и др.), в Сибири (например, на реке Колыме); совместная охота на тюленей в Гренландии считается наиболее прибыльной; общинная охота на китов и единорогов практикуется в северной части того же острова, на кашалотов и др. — в южной. Есть указания на такую же ловлю рыбы и тюленей у алеутов, лососины — в Колумбии и пр.

У нас в России общинное и артельное Р. сохранилось и поныне. Так, в Яицкой казачьей общине (состоявшей в 1875 г. из 80 тыс. душ и владевшей землей на протяжении 600 верст) еще 25 лет назад время ловли рыбы назначалось войсковым правлением, и вне этого срока никто не имел права ловить рыбу в реке Урале. В назначенный день собравшийся на обоих берегах по выстрелу из пушки народ начинал долбить лед и добывать баграми спящую рыбу. На севере этот вид лова имеет особое распространение. На Лене перед началом осеннего лова организуются артели (человек по 6, считая в том числе и владельца невода). Более трудная ловля в якутских озерах требует большого состава артелей (человек не менее 10). Продукт во всех этих артелях делится поровну между всеми участниками; владелец невода получает лишний один (при богатых уловах — 1½ или 2) пай («на невод»). Рыболовные артели распространены, далее, на озере Ильмене и вообще на всем севере Европейской России. В Гдовском уезде С.-Петербургской губернии для ловли мелкими сетями составляются артели из 4 человек, для зимнего лова крупной рыбы — из 12 человек, для лова снетков — из 18—24 человек. Снасти закупаются сообща. Много таких артелей и в Ямбургском уезде. Существуют они и в более южных местностях, например в уездах Епифанском, Острогожском, Сапожковском, Богородском, Арзамасском. Масса разбросанных в периодической печати сведений убеждает в том, что артельное начало развито в русском Р., вообще, весьма сильно. Не говоря уже о том, что рыба представляет важный предмет питания, при скудости и однообразии крестьянской пищи. Р., требуя сравнительно небольших затрат, доставляет местами хороший заработок населению. Так, при статистическом обследовании Ростовского на Дону округа, в 80-х годах, оказалось, что местное приморское население, при довольно неблагоприятных условиях в отношении размеров землевладения и пользования чужой землей, живет местами безбедно исключительно благодаря Р. Здесь не имеют понятия о той крайней бедности, какая царит иногда в соседних волостях, Р. не занимающихся и ведущих исключительно земледельческое хозяйство. На Чумбурской, например, косе, в год переписи (1882), выручка артельных рыболовов равнялась в среднем 1441 руб. на семью, в Салибалковской волости — 500 руб. Заработок артельщиков-рыболовов в зиму на Чудском озере исчисляется обыкновенно в 100—150 руб. на человека, но иной раз одна тоня приносит рыбы рублей на 300. Обычная цена тони — не свыше 25 руб., но таких тоней в зимний день закидывают 3—4, к весне — до 8, а в зимнюю ночь — от 8 до 10. Средняя выручка рыболова в Шлиссельбургском уезде — 90 руб., в Ямбургском — 120 руб. Встречаются и одиночные рыболовы, работающие самостоятельно. Таковы «забродчики» на Азовском море, жители Ростовского на Дону округа, заработки которых простираются иногда до 800 руб. в зиму на человека. На своих лодках они удаляются нередко верст на 50—80 от берега, что бывает сопряжено с немалыми опасностями. Ведется Р. и в капиталистической форме. В том же Ростовском на Дону округе крупные рыбопромышленники, владельцы баркасов и «астраханок», нанимают рабочих, платя им рублей 30—50 в зиму или руб. 80 в год, снабжают их снастью, и пользуются прибылью от промысла. Аналогичные условия практикуются и в С.-Петербургской губернии. В Шлиссельбургском уезде прасолы-скупщики рыбы часто обращаются в рыболовов-капиталистов. Капиталистическая форма рыболовных предприятий господствует, по-видимому, и на нижней Волге, в смежных с нею частях Каспийского моря, на промыслах Белого моря и Мурманского берега.

В Западной Европе Р. распространено более всего в странах приатлантических. В Великобритании этим и соприкасающимися промыслами занимаются около 200 тыс. человек (с семействами — до 1 млн.), или около 0,7% населения; во Франции — до 150 тыс., или около 0,4% населения; в Голландии — до 12 тыс., или около 0,3% населения. Особенно развито (относительно) Р. в Норвегии; им занимаются около 8% населения (до 160000 человек). В Италии им занимается только 0,1%, в Австро-Венгрии и Германии — 0,03% населения. Ежегодная добыча Р. определяется в среднем: в Великобритании — в 9½ миллионов фунтов стерлингов, во Франции — в 76,2 млн. франков, в Норвегии — около 40 млн. марок, в других упомянутых странах — гораздо меньше.

Сведения о Р. в России скудны. Распространенность его у нас велика. Русских называют иногда «природными рыбаками»; на границах нашей страны пять морей и два океана, внутри — много крупных и мелких озерных и речных систем. Профессиональное «ловецкое» население определяется у нас цифрой около ½ млн. человек (наверно, ниже действительной), или около ½% всего числа населения; но рядом с этим несколько миллионов крестьян занимаются Р. в качестве подсобного занятия, так что число рыболовов в России и абсолютно, и относительно гораздо выше соответственных величин в западных странах, уступая, быть может, одной Норвегии. Потребление рыбных продуктов определяется у нас суммой около 68 млн. пудов (цифра, очевидно, также гораздо ниже действительной, так как рыбная ловля в мелких внутренних водах не может быть усчитана). По данным профессора О. А. Гримма, если разделить Европейскую Россию на 4 части по 55° северной широты и 40° восточной долготы от Гринича, то добыча юго-востока (бассейн Каспийского моря) выразится цифрой в 32 млн. пудов, северо-запада (страна великих озер, Балтийское, Белое моря и Мурманский берег, с их бассейнами) — в 21½ млн. пудов, юго-запада (бассейны Черного и Азовского морей) — около 10 млн. пудов, северо-востока (река Печора) — около 3½ млн. пудов. В северной части Европейской России и в Сибири Р. наблюдается и по всему течению рек; на Волге, Урале, Тереке, Куре оно сосредоточивается в устьях, а в бассейне Азовского моря стало уже береговым и начало даже беднеть в районе устьев Дона и Кубани. Морское Р. начинает усиливаться, несмотря на то, что Балтийское и Черное моря бедны водной фауной, а Белое море и Северный океан представляют много препятствий к развитию промысла и по пустынности берегов, и по климатическим условиям. До 1860 г. на Волге от города Камышина до устьев было лишь 52 ватаги, а с 1861 по 1889 гг. открыто новых 367; число морских ловцов выросло с нескольких сот до 15 тыс. человек; число конфискованных ставных сетей увеличилось с 64 в 1871 г. до 35308 в 1894 г. В Туркестанском крае Р. сосредоточивается преимущественно в Аральском море и в устьях Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи; добыча промысла (рыба красная и частиковая, икра, жир, клей, вязига) оценивается там около 100 тыс. руб. Охота на морских зверей в обоих океанах мало организована и находится пока лишь в начале своего развития. Промысел этот вполне свободен; поэтому записей его улова не существует и статистические данные o нем весьма скудны. Добыча его в северных морях — до 20 тыс. голов тюленей и до 200 моржей, в Финляндии — до 5½ тыс., в Финском заливе и Ладожском озере — до 2 тыс. тюленей. В Восточном океане охотятся на моржа, кита, тюленя, камчатского бобра (до 150 шт.), котика (до 50 тыс. в год, не считая сотен тысяч убиваемых «воровскими» шхунами). Китовым промыслом в тех водах занимаются главным образом англичане и американцы. На Байкальском озере ежегодно бьют до 1000 тюленей, в Астраханской губернии — до 70 тыс. Котиковый промысел, бобровый, песцовый, китовый и (на Каспийском море) тюлений падают в последние годы, вследствие хищнического истребления этих зверей русскими и иностранными промышленниками (особенно у восточносибирских берегов). Добыча беспозвоночных водной фауны имеет небольшое народно-хозяйственное значение. Сюда принадлежат разные виды раков, устрицы у берегов Крыма в Черном море, съедобные ракушки (мидии) — там же, жемчужница — в водах бассейнов Балтийского, Черного и Каспийского морей и на Кольском полуострове, пиявки — в Бессарабии и на Кавказе, трепанги и голотурии — у русских берегов Японского моря (употребляются в пищу китайцами), морская капуста (водоросль) — у берегов Сахалина, бадяга (пресноводная губка) — в губерниях Киевской, Полтавской, Харьковской и смежных.

Литература. Buchenberger, «Fischerei» и «Fischereistatistik» (ст. в «Handwörterbuch der Staatswissenschaften», т. III); его же, «Fischerei», в Schönberg’s «Handbuch der Politischen Oekonomie» (т. II); W. Roscher, «System der Volkswirthschaft» (т. II, кн. 3); H. Карышев, «Труд» (§ 19, СПб., 1897); Гримм, «Рыболовство» (в сборнике «Сельское и лесное хозяйство России», СПб., 1893); его же, «Охотничьи, пушные и рыбные промыслы» (в сборнике «Производительные силы России», отд. V, СПб., 1896; см. также данные в отд. XIV, там же); «Рыбопромышленность в России» («Вестник Финансов», 1893, № 15); «Сибирь и великая Сибирская железная дорога» (изд. Департамента торговли и мануфактур, СПб., 1893); De Foville, «La France économique» (П., 1889); H. Зибер, «Очерки первобытной экономической культуры» (М., 1883); Авесов, «Яицкая община» («Камско-Волжская Газета», 1873, стр. 85); Гамов, «Р. и рыболовные артели на Лене» («Русские Ведомости», 1885, № 139); H. О—в, «На Ильмене» («Русская Мысль», 1883, IV); Сазонов, «Рыболовные артели» («Русская Мысль», 1884, III и VIII); «Материалы по статистике народного хозяйства в С.-Петербургской губернии» (вып. II, III, IV и V); «Артельщина» («Северный Вестник», 1888, XI); «Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии» (т. I; «Ростовский на Дону округ»).

Рыболовство (администрация и законодательство). В административном отношении рыбные промыслы в различных странах находятся в ведении различных министерств и самая организация управления весьма различна. В Англии морским Р. заведует министерство торговли, речным — министерство внутренних дел. Для общего надзора за исполнением узаконений по рыбной ловле имеется инспектор Р. Местными органами являются Boards of conservators, в состав которых входят представители судебной власти, местные владельцы рыбных ловель и выборные члены. Исполнительными агентами по надзору служат водные старосты (waterbaillifs). В Шотландии имеется особое центральное рыболовное управление (Fishery board for Scotland), уполномоченное издавать местные правила Р. (bye laws). Общий надзор за Р. принадлежит инспектору, с помощником, а ближайший полицейско-технический надзор — рыбным смотрителям (fishery offïcers), на обязанности которых лежит клеймение бочек с сельдью установленного правительством достоинства и собирание статистических сведений об уловах (см. Промышленное законодательство, XXV, 430 и сл.). Рыболовное управление имеет в своем распоряжении несколько полицейско-административных судов. Его расходы достигают 224690 руб. (1892). На его станциях и на его средства выполнен целый ряд важных работ в области научно-прикладной ихтиологии, повлиявших на английское рыболовное законодательство. Эти работы издаются ежегодно и составляют часть III ежегодного отчета управления («Annual report of the Fishery board for Scotland»; ч. I, «General report»; ч. II, «Salmon fisheries»; ч. III, «Scientific investigations»). В Ирландии рыболовными делами ведают 3 инспектора, имеющие право издавать дополнительные постановления по рыбной ловле и выдавать разрешительные на рыбную ловлю билеты. Во Франции морские рыбные промыслы (прибрежные и в открытом море) находятся в ведении морского министерства, речные промыслы в реках судоходных — в ведении министерства общественных работ, в реках несудоходных — в ведении министерства земледелия. Все рыбаки числятся записанными во флот (inscription maritime), что дает записанным исключительное право на морское Р. Местное управление Р. лежит на обязанности морских префектов, генеральных комиссаров и комиссаров de l’inscription maritime; последним подчинены многочисленные низшие агенты (syndics des gens de mer, gardes maritimes, gendarmes de la marine). На море рыболовная полиция имеет в своем распоряжении казенные суда. На юге Франции сохранилась оригинальная, на обычном праве основанная корпорация так называемых сведущих рыбаков (Prud’hommes pêcheurs). В число этих сведущих людей назначаются префектом опытные судохозяева, капитаны или самостоятельные рыбаки. Они являются представителями интересов Р. и в то же время образуют род суда присяжных по делам Р. Морское министерство заботится об уменьшении провозной платы на рыбу по железным дорогам, печется о рыбаках, пострадавших в море, оказывает денежные пособия их семействам, а также всем, отправляющимся для производства так называемых больших рыбных ловель (grandes pêches) вдали от французских берегов (у берегов Исландии, Ньюфаундленда). При снаряжении судна на такую ловлю выдается премия за каждую кампанию, от 30 до 50 франков на участника, и, кроме того, за рыбу, доставленную этими судами, от 12 до 20 франков за 90 кг. Морское министерство издает периодический орган «Обзор морских рыбных ловель» («Revue des pêches maritimes»), с подробными статистическими данными об уловах и о числе рыбаков. Оно покровительствует недавно образовавшемуся обществу профессионального образования морских рыбаков. Совместной деятельности этого общества и морского министерства Франция обязана открытием в короткое время (4—5 последних лет) 10 профессиональных школ для рыбаков в приморских городах Франции. Кроме того, морское министерство охотно способствует созданию касс взаимной помощи и страхования морских рыбаков. Законом 30 января 1893 г. определено 4% из выдаваемых хозяевам судов для морского Р. премий отчислять в особый капитал помощи морским рыбакам, потерпевшим крушение или потерявшим орудия промысла. В случае несчастья, рыбак уже теперь может рассчитывать на возмещение по крайней мере ⅔ всей утраты. Страхование жизни рыбаков, по закону 21 апреля 1898 г., сделано обязательным; с этой целью создана национальная касса страхования жизни. В страховании участвуют обязательно сам рыбак, хозяин судна, снаряжаемого для лова или перевозки товаров, и государство. Местными органами министерства общественных работ во Франции по заведованию рыбными ловлями являются окружные инженеры путей сообщения. Министерство земледелия имеет своего особого инспектора рыбных ловель. В Бельгии рыбные промыслы находятся в ведении министерства железных дорог, почты и телеграфов. В Голландии делами Р. ведает особая коллегия морских рыбных промыслов (Kollegie vaar de Zeevischerijen), из 15 членов, назначаемых правительством частью из представителей рыбопромышленности, частью из юристов. Членом комитета состоит правительственный советник по рыбным делам — специалист по ихтиологии. Коллегия собирается 2 раза в год; на председателе и секретаре лежит ведение текущих дел. Уполномоченная возбуждать всевозможные ходатайства по Р., она не имеет никакой исполнительной власти (кроме назначения браковщиков сельди); эта власть, по делам Р., сосредоточена в министерствах финансов и министерстве государственных имуществ. В Норвегии общий надзор за Р. сосредоточен в департаменте внутренних дел; расходы на Р. достигают (1892) 208000 крон. Для надзора за пресноводными ловлями существует один инспектор, за морскими — четыре; им рекомендуется вступать в тесное общение с обществами и товариществами рыбаков, исполняя, насколько возможно, их просьбы и давая им советы. В своих ежегодных отчетах инспектора должны указывать на меры, необходимые для развития рыбных промыслов. Рыболовные общества в Норвегии считаются десятками, число членов их — тысячами. Общества действуют посредством собраний, рыболовных музеев, выставок и печати. Музеи общества дают возможность ознакомиться на практике со всеми новейшими усовершенствованиями, предоставляя членам брать орудия лова и модели судов на дом, на очень не стеснительных условиях. Секретари обществ — специалисты по рыбному делу; они обязаны давать всем обращающимся к ним советы и указания. Особые правительственные агенты содействуют торговле норвежскими рыбными продуктами в Германии и Англии, а по временам — и в России. Об опытных станциях по консервному делу — см. Рыбацкие школы. В Швеции рыболовные дела сосредоточены в министерстве земледелия, в состав которого входит главный инспектор Р., два помощника его и специалист-рыбовод. В Берлине Швеция имеет коммерческого агента по рыбной торговле. Лица, нуждающиеся в советах инспекции, уплачивают за работу командируемых чинов инспекции по 6 крон (3 руб.) в день. В Дании дела по Р. ведает министр внутренних дел, при котором состоят советник по рыбным делам, специалист по прикладной ихтиологии и плавучая биологическая станция; в распоряжении министра имеются, для гидрографических исследований датских вод, четыре парохода. Датское Р. изучено так, как никакое другое в Европе, и с точки зрения условий жизни рыб, и по технике лова. Датская литература по Р. может быть названа образцовой по полноте и разнообразно. Целый ряд мелких брошюр популяризирует добытые научными исследованиями данные в области рыбного промысла. Эти брошюры, за счет правительства, распространяются в народе. Рыболовные суда страхуются за счет правительства. В Германии как в администрации, так и в законодательстве по Р. нет единства. В Пруссии Р. заведует министерство земледелия; неисполнительными агентами по надзору являются рыбные старосты (Fischerschützen), инструкторами — рыбные мастера (Fischmeister); местами надзор возложен на лесничих, инспекторов по мелиоративным сооружениям и т. п. В высшей сельскохозяйственной школе в Берлине преподается Р. Большую роль в развитии собственно морского Р. сыграли немецкое общество прибрежного и морского Р. (Deutscher Küslen- und Hochseefischereiverein) и комиссия по исследованию Северного моря. Благодаря деятельности этих двух учреждений, работающих одно с субсидией, а другое на средства правительства, приисканы новые места для морского Р., даны средства к снаряжению немецких рыбаков в глубьевой рыбный промысел, введены новой конструкции суда и орудия, рыбаки обучены новым способам лова. В Австрии рыболовные дела входят в круг действий министерства торговли. Местным органом является морское управление (Seebehörde) в Триесте; ему подчинены санитарные чины (Hafen- und Seesanitätsämter), в распоряжения которых имеются паровые суда. В главнейших гаванях имеются совещательные рыбные комиссии, состоящие из специалистов по рыбному делу и практиков, под председательством заведующего санитарной частью. Рыбные комиссии дают заключения по всем важным вопросам, ходатайствуют об издании новых узаконений. В Венгрии портовые чины — первая инстанция Р. управления, морское управление в Фиуме — вторая, министерство земледелия, промышленности и торговли — третья. В Италии рыбные дела ведает министерство земледелия, при котором существует постоянная совещательная по Р. комиссия. В Североамериканских Соединенных Штатах изучение вопросов по Р. и проведение мер к поднятию рыбных промыслов возложено на рыбную комиссию (U. S. Commission of fish and fisheries), во главе которой стоит рыбный комиссар (Fish commissioner), пользующийся правами государственного секретаря. Рыбная комиссия состоит из 3 отделений (по рыбоводству, научным исследованиям и Р.). Отделение по рыбоводству заведует правительственными рыбоводными заводами (их более 20) и распределением по стране искусственно выведенной на заводах рыбешки. Отделение научно-промысловых исследований изучает места рыбных ловель, с целью выработки более рациональных способов Р.; водную фауну, в видах рациональной регламентации Р. промыслов; ихтиологию внутренних бассейнов, для решения вопросов о месте постройки новых рыборазводных заводов; оно же производит технохимические исследования в области консервирования рыбных продуктов. Отделение Р. изучает промышленное значение отдельных морских и пресноводных рыбных ловель, статистику занятых рыбным промыслом рабочих и их экономическое положение; приискивает меры к усовершенствованию промысловых судов и орудий лова; изучает способы лова, с целью введения улучшенных и запрещения вредных; разрабатывает технику приготовления рыбных продуктов, испытывает способы перевозки рыбы и рыбных продуктов; исследует условия оптовой рыбной торговли и международные сношения по Р. Рыбная комиссия обладает кредитом в ½ млн. рублей, в ее деятельности, начиная с 70-х гг., принимали участие весьма видные ученые. Грандиозная постановка разведения рыбы в стране (см. Рыбоводство), образцовое изучение разных промыслов в естественноисторических и статистико-экономических отношениях, результатом чего явились десятки томов исследований, прекрасная постановка научно-прикладных исследований, с устройством стационарных и подвижных биологических станций — все это дает выдающуюся страницу в истории администрации Р. Помимо федеральной рыбной комиссии, почти в каждом штате, где Р. имеет какое-либо значение, имеется своя комиссия; некоторые из них ведут также весьма обширные исследования рыбных промыслов (штаты Мичиган, Пенсильвания), имеют обширные рыбоводные заводы и прудовые хозяйства (штаты Мичиган, Нью-Йорк и др.), но здесь нет постоянного персонала научных работников, а имеются лишь рыбоводы; ученые приглашаются лишь в вакационное время, из университетов. В Канаде рыбные ловли морские и пресноводные находятся в ведении министерства морских и рыбных дел. Исполнительными его органами являются окружные инспектора, смотрители и стражники; в его распоряжении девять административных пароходов. Инспекторы, смотрители и начальники пароходов считаются мировыми судьями, что дает им возможность налагать штрафы на месте нарушения правил Р. Наблюдение собственно за рыбоводными заводами вверено главному надзирателю (Superintendent of fish breeding stations). В видах развития морского Р. и судостроения выдаются премии с тонны вместимости рыболовного судна от 3 руб. 88 коп. до 5 руб. 24 коп. и до 9 руб. 80 коп. на каждого члена экипажа. По сведениям за 1898 г., канадским правительством произведены следующие расходы по заведованию рыбными промыслами: надзор — 185305 руб., разведение рыбы — 77078 руб., охрана промыслов — 194402 руб., премия — 310573 руб., прочие расходы — 47763 руб., всего 815121 руб. В России вопросы рыбного хозяйства и законодательства, за исключением рыбных ловель в казачьих войсках, находятся в ведении министерства земледелия и государственных имуществ, по департаменту земледелия. Сверх того, при министре состоит инспектор по рыбной части. Местное заведование волжско-каспийскими и закаспийскими рыбными промыслами принадлежит астраханскому и бакинскому рыбным управлениям. Исполнительными агентами этих управлений являются смотрители за Р., вместе со стражниками и командой административных пароходов и парусных судов. Есть еще инспектора Р. при управлениях государственных имуществ Восточной Сибири и Туркестана и инспектор Р. в Архангельской губернии. Вне района действия названных рыбных управлений надзор за соблюдением существующих по Р. узаконений возлагается на общую полицию. Полный недостаток сил и средств для заведования рыбными промыслами, отсутствие правильно организованной деятельности по развитию и улучшению техники рыбного дела, по изучению промыслов и по разработке мер к упорядочению нерационального и часто хищнического ведения рыбного хозяйства, вполне сознаны как специалистами, так и министерством земледелия, ввиду чего на очереди стоит целый ряд вопросов, как законодательного характера (новые правила волжско-каспийского Р., проект правил для азовско-донского и черноморского Р., открытие местных управлений по Р.), так и административного (увеличение сил и средств центрального управления рыбными делами). Научное исследование вопросов в области рыбного промысла начинает осуществляться, с правительственной помощью, частным обществом судоходства, место действия которого — Северный Ледовитый океан, близ русских берегов (с 1898 г.). С той же целью назначены помощник инспектора, для занятий прикладной ихтиологией, и специалист по Р. и рыбоводству при министерстве земледелия. Обширными рыбными ловлями в землях казачьих войск ведают местные хозяйственные правления, под контролем военного министерства (по главному управлению казачьих войск). В одном из казачьих войск (уральском) с 1894 г. создана должность техника Р., очень близкая по обязанностям к норвежским инспекторам Р. Для полицейского надзора казачьи войска содержат смотрителей за Р. и имеют свои парусные и паровые суда и специальные охранные команды. В Финляндии рыбные дела ведает земледельческая экспедиция хозяйственного департамента сената, с инспектором рыболовства и его помощником, функции которых весьма близки к функциям шведской инспекции.

Рыболовное законодательство преследует следующие общие цели: 1) определение права на Р. в данных водах и порядка пользования этим правом; 2) охранение свободного движения проходных рыб вверх и вниз по рекам; 3) ограничение способов лова и предотвращение вылова мелкой, неполовозрелой рыбы; 4) ограждение водных бассейнов, как обиталищ рыбы, от порчи всякого рода; 5) установление запретных пространств и запретных сроков; 6) установление взысканий за нарушение законов о Р. О праве на Р. см. выше. Во всех новейших законодательствах запрещается заграждать проходным рыбам движение по рекам; в плотинах, существующих с разной целью, требуется или оставлять проходы, или устраивать рыбоподъемные лестницы. В некоторых странах, например в Пруссии, правительство оказывает денежное содействие устройству подобных сооружений. Иногда плотины уничтожаются с вознаграждением владельцев. Во всех законодательствах, сообразно местным условиям, установлены ограничения способов лова и размера рыболовных орудий, в особенности длины сетей и неводов и размера ячей. Эти ограничения весьма разнообразны и часто противоречивы. В большинстве случаев ограничительные постановления этой категории предоставляются издавать местным правительственным органам. В России введено ограничение длины сетей и размера ячей для некоторых водоемов, особенно в видах устранения вылова, вместе с мелкой рыбой (например, снетком), мальков других пород, достигающих в зрелом возрасте большой величины. Одной из наиболее действительных мер для ограждения молодого приплода от истребления считается ограничение размеров ловимой рыбы, причем для каждой породы устанавливается минимальный легальный размер и преследуется как лов, так и торговля рыбой, не имеющей этих размеров. Такие ограничения существуют в Германии, введены (относительно красной рыбы) в местные правила Р. в уральском войске и намечены в новом законе о волжско-каспийском Р. Во всех почти законодательствах безусловно запрещается употреблять для лова рыбы динамит, взрывчатые, ядовитые и вообще разрушительно действующие на рыбу и заражающие воду вещества. Подобное же правило предполагается внести и во вновь проектируемые общие правила о Р. во внутренних водах России. К той же категории мер следует отнести и требование почти всеми иностранными законами не загрязнения рыболовных вод, т. е. воспрещение спуска в них из сельскохозяйственных и промышленных заведений таких веществ и в таких количествах, которые могут быть вредны для рыб, а также мочки льна и конопли в незамкнутых водах. В Швеции, Финляндии и Канаде запрещается бросать в воду опилки и щепки от лесопильных мельниц, вообще всякий мусор и даже уничтожать лес около рыбных ловель. Для обеспечения рыбам свободного прохода к своим нерестилищам, для ограждения их во время икрометания и для охранения мальков, в современных законодательствах устанавливаются запретные или пощадные сроки лова и запретные для лова пространства. Запретные сроки бывают или относительные, когда запрет устанавливается для той или другой породы на определенное время, или абсолютные, когда запрет распространяется в известное время на все породы рыб. Система относительных или индивидуальных запретных сроков принята в Баварии, Вюртемберге, Саксонии и Бадене, причем запрещение ловить ту или другую породу рыб во время ее икрометания соединяется с запрещением в то же время торговать этой рыбой. Прусский закон 1874 г. вызвал к жизни систему абсолютных сроков, которую приняли и многие из германских государств. Почти во всех государствах Германии введены также еженедельные 24-часовые запретные сроки, большей частью по праздникам, для всех или некоторых пород рыб, особенно для лосося в прирейнских местностях. Запретные сроки существуют и в Англии, и в Шотландии, преимущественно для рыб лососевой породы, но они могут быть, в известных пределах, изменяемы местными рыболовными управлениями. Вообще, установление и применение запретных сроков в разных законодательствах в значительной мере подчиняется усмотрению местных рыболовных органов, которым предоставляется, соображаясь с обстоятельствами, изменять эти сроки. В русском законодательстве также существует целый ряд запретных сроков для некоторых бассейнов и пород рыб. Так, в реке Неве запрещается ловить ряпушку с ноября по август; в Псковском озере запрещается ловить мелкоячеистыми сетями с 24 июня по 1 августа, в Чудском — по 1 сентября. В реке Волге, в проточных водах, всякое Р. воспрещается с 15 мая по 15 июля, а в придаточной системе вод — с 15 апреля по 15 мая. В разных участках реки Куры всякое Р. воспрещается с 1 мая по 1 июля, с 15 мая по 15 июля, с 1 июня по 1 августа, в других реках — с 1 мая по 1 июля и т. д. Для свободного размножения рыб служит также установление заповедных районов (Schonreviere), которые могут быть или нерестовые, в пунктах наиболее удобных для нереста и для развития молоди (Laichschutzreviere), или рыбоохранные (Fischschutzreviere), у входа из морей во внутренние воды. Подобного рода запретные пространства установлены у нас в Каспийском море, в так называемых запретных полосах бакенной системы, перед главнейшими рукавами волжской дельты; запретными морскими пространствами ограждены и устья реки Куры; такие же пространства установлены перед входом из морских вод в речные воды Дона и Урала, причем в последнем ширина этого пространства простирается от 30 до 40 верст, и сверх того, запретным пространством считается 15 верст устьев реки Урала, считая от моря [3]. За нарушение установленных в законе правил по Р. во всех странах налагаются взыскания, большей частью денежные, но при несостоятельности виновного они заменяются иногда лишением свободы, по расчету известной суммы денег за один день. Наибольшей строгостью отличаются взыскания, установленные в России — на Урале (6 месяцев тюрьмы за несвоевременный лов), а из иностранных государств — в Соединенных Штатах. Почти всюду замечается недостаточно точное исполнение рыболовных законов, по ограниченности надзора и по невозможности уследить за всеми нарушениями. С наибольшей точностью рыболовные правила исполняются в Канаде, благодаря хорошей организации рыбной полиции. В России можно указать на уральское казачье войско, где военная дисциплина, участие самих членов общины в охранных командах и право всякого члена иметь надзор за соблюдением установленных правил обеспечивают довольно правильное ведение промысла и относительно меньшее количество крупных нарушений постановлений о Р. Здесь промысел производится массой рыбаков по строго определенному плану, за соблюдением которого обязано следить особое должностное лицо — атаман Р., строевой офицер, с большими административно-полицейскими полномочиями. В запретное для Р. время надзор возлагается на особую, с военной организацией, охранную команду, с начальником (тоже офицером) во главе и с необходимым количеством лодок, паровых судов и двумя пароходами. Вообще, как в отношении организации рыбной полиции и охраны вод, так и в отношении рыболовных правил, самостоятельное рыбное хозяйство Уральской общины, по признанию всех исследователей, начиная с Палласа, является единственным в своем роде.

Литература. Вешняков, «Р. и законодательство» (СПб., 1894); Lundberg, «Meddelanden rörande Sveriges fiskerier» (Стокгольм, 1888); F. Trybom, «Meddelanden om Förenta Staternas och Canadas Fiskerier» (Готебург, 1888); Крюков, «Канада» (СПб., 1897); «Sweden Special catalogue of the intern. fisheries exhibition at Bergen 1898» (Стокгольм, 1898); Br. Goode, «The fisheries and fishery industries of the U. States»; «Bulletin of the U. S. Fish Commission 1885—1895»; «Правила рыболовства в Уральском казачьем войске» (Уральск, 1898).

Дополнение[править]

* Рыболовство (законодательство и администрация). — С 1899 г. в области рыболовного законодательства и администрации произошли следующие важнейшие изменения. В 1901 г. в Архангельске открыто рыбопромышленное бюро, в задачу которого входит собирание сведений о местной рыбопромышленности, посредничество между спросом и предложением рыбных товаров и содействие сбыту этих товаров. В 1902 г. учреждена в Уссурийском казачьем войске должность техника по рыболовству по образцу такой же должности в Уральском войске. Законом 12 апреля 1901 г. внесены некоторые изменения в правила 10 апреля 1898 г. и 9 марта 1899 г. относительно Р. в водах р. Дона в пределах Области Войска Донского. 11 февраля того же года ратифицирована конвенция с Румынией о рыболовстве в пограничных водах рек Дуная и Прута. Наблюдение за исполнением конвенции поручено заведующему черноморско-дунайскими промыслами. 3 июня 1902 г. утверждены новые правила о каспийско-волжских рыбных и тюленьих промыслах, представляющие переработку устава 1865 г.; они запрещают, между прочим, продажу маломерной рыбы и употребление при лове ядовитых и взрывчатых веществ. Большая часть штрафных сумм за нарушение правил обращена на образование особого капитала для улучшения рыболовства и рыбоводства. За право лова рыбы или боя тюленей в море взимается с каждого судна, лодки, саней или запряжки билетный сбор в пользу казны в размере 6—80 руб. в год. Скупщики облагаются за привезенные с моря тюленей, тюленьи шкуры и жир особой пошлиной в 30 и 40 к. с пуда. Кроме того, с промышленников взимается особый процентный сбор на расходы по надзору, не свыше 180 тыс. руб. в год. Действие правил решено было распространить на верхневолжский бассейн, где рыбный промысел не подлежал никакому контролю; но затем это отсрочено до 1910 г. 27 мая 1904 г. утверждены правила об ограждении каспийско-волжских водных путей от загрязнения нефтью, вредно отражающегося на рыболовстве; за нарушение установлен денежный штраф не свыше 300 рублей или арест не свыше 3 мес. Эти правила вступают в силу для всех судов лишь с навигации 1914 г. Временными правилами 10 июня 1902 г. впервые урегулирован устричный промысел на Черном море ввиду устранения хищнического лова. Законом 12 июня того же года приняты меры к охране морских промысловых богатств в Приамурском крае: производство промыслов допускается здесь лишь с разрешения правительства. См. Н. А. Бородин, «По поводу новых правил каспийско-волжского рыболовства и их введения в жизнь» («Вестник Рыбопром.», 1902, X); И. Д. Кузнецов, «Очерк русского рыболовства (промысел различных водных животных)» (1902); «Сборник обязательных постановлений и местных правил по рыбопромышленности» (1903); И. Н. Арнольд, «Загрязнение вод нефтяными продуктами и его влияние на рыбные богатства» (1903; все три книги изданы деп-том земледелия).



  1. Здесь ловятся белуга (Ас. huso), севрюга (Ас. stellatus), осетр (Ас. Güldenstädtii) и стерлядь (Ас. ruthenus). Подробности об осетровых см. это слово.
  2. К этой же категории относятся искусственные наживки всех родов, из них блесна, т. е. оловянная блестящая рыбка с крючком, местами служит промысловым орудием.
  3. Законом 2 мая 1895 г., в целях ограждения от вылова мелкой красной рыбы, установлен запрет на лов во всей северной части Каспийского моря на глубине более 2 саженей.

Приложения[править]

РЫБОЛОВСТВО I.
1. Гарпун из пещеры Масса (Massat Ariégé), орудие лова доисторического человека. 2. Сделанный из кости гарпун, доисторическое орудие лова в Дании. 3. Острога. 4. Деревянный крючок (из березы), употребляемый карелами Новгородской губернии для лова налимов на наживу. 5. Железный туркменский крючок с деревянной ручкой, употребляемый на Каспийском море для лова белуги на наживу. 6. Костяной крючок, употребляемый туркменами для лова сельди: A — кусок хвостовой фулькры (костяной пластинки осетровых рыб), из которой делаются крючья; часть, идущая на крючок, оставлена не заштрихованной; B — готовый крючок; буква a и b соответствуют буквам фиг. A; C — способ насадки малька: f — поплавок, d — камешек. 7. Самоловная снасть. 8. Живодная или кусовая снасть для лова белуги на Каспийском море. 9. Подводный лов красной рыбы аханами. 10. Ванды для лова стерлядей. 11. Котцы. 12. Схематический рисунок кошелькового невода; в середине изображены рыбаки, выслеживающие при лове этим орудием, с мачты шхуны, косяки рыбы. 13. Лабиринты для лова угрей в лагунах Комаккио: h — переднее отделение (baldresca); k — заднее отделение (cogolaca); gg, i, ll — сердцевидные окончания лабиринта (otelli); a — вход со стороны лагуны; b — выход в канал. 14. Баграчей, т. е. рыбак, снаряженный багром и др. орудиями лова, на багренье (зимний лов на реке Урале).
РЫБОЛОВСТВО II.
1. Сельдь черноморская (Clupea pontica Eich.). 2. Сельдь каспийская (Clupea caspia Eich.). 3. Белорыбица (Lucio trutta leucichtys). 4. Стерлядь (Acipenser ruthenus). 5. Осетр русский (Acipenser Güldenstädtii Br.). 6. Белуга (Acipenser huso). 7. Севрюга (Acipenser stellatus). 8. Судак (Lucioperca sandla).