ЭСБЕ/Эстонская мифология

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эстонская мифология
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Эрдан — Яйценошение. Источник: т. XLI (1904): Эрдан — Яйценошение, с. 122—123 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Эстонская мифология. — Несмотря на близкое родство Э. мифологии с мифологией финской (см. XXXVI, стр. 18), древние эстонские верования возможно восстановить благодаря эпическим произведениям, в которых главное место занимает поэма Kalewi pœg (см. Калевипоег, XIV, 11). Верховным божеством древних эстов является Jumala. Укко (дедушка) у эстов во всех отношениях отожествляется с Taara (Toro, Tarapüt и т. п.), богом грома (не имеющим ничего общего с немецким Тором), отчасти богом войны, управителем солнца; поклонение ему совершалось в лесу, под звуки волынки (Torapil) — инструмента, ему посвященного. Высший бог не исключительно один управляет миром, но совместно со своим потомством. В Kalewi pœg встречаются следы почитания небесных светил. Видеман утверждает, что еще теперь существует взгляд, по которому солнце и луна — живые существа, борющиеся с чудовищами и проч. («Aus dem inner, u. auss. Leben der Ehsten»). К числу земных богов относится Rugutaja, бог ветра, Tulu ema — мать ветра. Доныне живет в народе вера в злого лесного духа Metsa isa, Metsik’a, имеющего власть над скотом, в честь которого весной совершаются празднества с песнями и циническими плясками. Царство водяных божеств у эстов достигло меньшего развития, чем у финнов. Море — источник всех благ и богатств; Ahti, бог моря, — богаче всех существ; он требует себе в дань людей и дает за это богатый улов. Профессор В. Ф. Миллер видит в боге Ahti и Ванемуйне прототипы наших былинных Садко и морского царя («Очерки русской народной словесности», М., 1897). Эстонский мир духов завершает целый ряд второстепенных существ: 1) русалки (Näkk), мужского и женского пола, увлекающие купающихся в водоворот и обладающие способностью превращаться в различных животных; 2) подземные духи (maa allused), властители металлов, сковавшие корону змеиному царю; 3) домовые; 4) блуждающие души, не попадающие ни в ад, ни в рай, и т. п. Воззрения на загробную жизнь у эстов развиты сильнее, чем у финнов. По древнему верованию, души умерших покоятся на месте их погребения. Загробный мир состоит из двух царств: небесного и земного. Небесное жилище находится в лоне «дедушки», куда попал герой Kalewi pœg, созерцая богов в вечной радости и счастье. Царство смерти, Manala или Tuonela — место, окруженное со всех сторон ужасной рекой, совершенно схожее с землей, с лесами, полями и горами, но лишь в страшном виде, заселенное хищными, дикими зверями. Владыка загробного мира — ни добрый, ни злой Tuoni. Э. эпос подробно описывает похождения Kalewi poeg’a по царству мрака. Э. мифология не знала борьбы между добром и злом. Крейцвальд записал космогоническую сагу, в которой «дедушка», творец мира и героев Ванемуйне, Ильмаринена и Леммекюне, говорит, что он не может уничтожить зло, которое есть мера добра («Ueber die relig. Vorstellungen des alten Volkes in Liv. u. Ehstland»). С другой стороны, властитель загробного мира совершенно не касается злых существ. Вследствие этого древний эст не чувствовал своей зависимости от высших сил.

См. вышеупомянутое сочинение Крейцвальда; Трусман, «Введение христианства в Лифляндии» (СПб., 1884, глава III: «Религия древних эстов»); Holzmayer, «Erinnerungen aus dem heidnischen Göttercultus» в «Verhandlungen d. gelehrten Estn. Gesell.» (т. VII, 1873); Благовещенский, «Остров Эзель и его обитатели» (в «Сборнике Археологического Института», 1881 г.).

М. Ел.