ЭСБЕ/Япония/Религия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Япония — VIII. Религия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Табак — Фома
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яйцепровод — Ижица. Источник: т. XLIa (1904): Яйцепровод — Ѵ, с. 697—789 ( скан · индекс ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 926—928 ( скан · индекс ) • Другие источники: МСЭ2 : МЭСБЕ


I. Физический очеркII. Население.III. Экономический очеркIV. Государственное устройствоV. Вооруженные силыVI. Народное здравие и медицинаVII. Народное образование, периодическая печать и книжное делоVIII. РелигияIX. ИсторияX. ЯзыкXI. ЛитератураXII. ИскусствоXIII. МузыкаXIV. Библиография

VIII. Религия. Японцев обыкновенно считают народом нерелигиозным, но объясняется это их своеобразным, совершенно отличным от нашего отношением к религии. Молятся они очень редко, мало заботятся о выполнении религиозных обрядов, не интересуются догматической стороной религии. Вопрос относительно принадлежности к той или другой религии ставит японца обыкновенно в сильное затруднение, так как большей частью он ко всем религиозным учениям относится одинаково, часто даже индифферентно. Соображения удобства, положения, личных связей, иногда традиции заставляют японца сближаться с тем или другим вероучением, но с переменой обстоятельств меняются и отношения к данной религии. В некоторых случаях даже установилась практика, когда обращаться за совершением духовных треб к представителям одной религии, когда — к представителям другой. Так напр., после рождения дитя обыкновенно несут в синтоистский храм, погребальные же обряды совершают буддийские монахи. Религиозный фанатизм отсутствует совершенно. Такое отношение к религии является характерным вообще для стран Дальнего Востока (оно наблюдается и в Китае), но столь же характерна для них и глубокая преданность культу предков. Едва ли найдется среди японцев-синтоистов, буддистов или даже атеистов человек, который бы отказался исполнять обряды, требуемые этим культом для обеспечения счастливой загробной жизни предкам. В древнейшую эпоху своей истории японцы были последователями шаманизма, который, однако, представляет здесь много особенностей по сравнению с другими шаманскими племенами и носит название синто («путь богов»). С III в. нашей эры в Японию начали проникать из Китая (при посредстве Кореи) буддизм и конфуцианство. В XVI в. проникло к японцам и христианство. Эти религии в разные эпохи пользовались в стране различным влиянием, то усиливаясь, то вновь падая; изредка делались попытки признать ту или другую религию (буддизм, синтоизм) государственной, но в настоящее время правительство относится к религиозным вопросам совершенно индифферентно; существует полная веротерпимость и свобода для всех религий и, можно сказать, ни одна из них не пользуется особым покровительством. Главной чертой синтоизма является поклонение многочисленным божествам и духам (ками). Между божествами и людьми существует тесная связь даже по происхождению: связующим звеном является микадо, потомок Аматэрасу и ее представитель на земле, а также родоначальник всех японцев. Важнейшие легенды относительно божеств, составляющих пантеон синтоистов, изложены в начале главы об истории. Из них можно видеть, что божества эти имеют тесную связь с силами природы и часто даже представляют их олицетворение. Главную роль между ними играет богиня солнца Аматэрасу; затем есть божества луны, земли, подземного царства, ветра, грома, огня, воды, домашнего очага, пищи, заразных болезней и т. п. К обоготворению природы в синтоизме примешивается культ предков: божеские почести воздаются здесь как прежним, так и царствующему микадо, душам героев и вообще предков. Такова сущность синтоизма, но в этом чистом своем виде он существовал лишь до утверждения буддизма в Японии, т. е. до V—VI ст. по Р. Хр. В этот период у японцев не было какого-либо нравственного кодекса; о загробной жизни существовало лишь самое смутное представление; о какой-либо зависимости этой жизни от характера деятельности на земле не имелось понятия, и даже самые божества отличались то хорошими, то дурными наклонностями. Существовало духовенство; каждый жрец посвящал себя служению какому-либо одному местному божеству. В своей жизни жрецы, подобно мирянам, пользовались и пользуются доныне полной свободой, обетов безбрачия или каких-либо других они не дают. Из обрядов заслуживает внимания очищение посредством воды. Храмов было немного и все они отличались простотой своего устройства; наибольшей известностью пользовались храмы в Изумо и Исэ, где одна из дочерей-девственниц микадо хранила зеркало (гохэй — изображение солнца), меч и драгоценности, унаследованные, по преданию, от Аматэрасу. С утверждением буддизма в Я. начался второй период существования синтоизма, продолжавшийся с половины VI-го до начала XVIII ст. Буддизм, с высоко развитым метафизическим и нравственным учением и пышной обрядностью, сильно действовал на японцев, привыкших к простым формам синтоизма, и последний, чтобы не потерять совершенно почвы, должен был многое позаимствовать из новой религии. Сближение оказалось тем более легким, что буддизм в Я., как и в других странах, поспешил принять в свой пантеон многие из синтоистских божеств. Из синтоистских храмов, кроме находившихся в Исэ и Изумо, были вытеснены прежние жрецы, которых заменили буддийские монахи; храмы получили массу украшений в буддийском стиле. Образовалась как бы новая смешанная религия риобу синто. Самый синтоизм распался на секты; жрецы его занялись колдовством и гаданием. В течение этого периода, благодаря введению письменности, были записаны предания синтоистов и их несложный ритуал. Тогда же появилось и самое слово синто, для отличия старой религии от новой — буддизма. Третий период в истории синтоизма начался в эпоху правления сиогунов Токугава, когда среди японцев стало проявляться стремление к национализации. Национальной религии синто стали отдавать преимущество; сделана была попытка вернуть ее к прежней чистоте. Появился ряд ученых (Мабуци, Мотоори, Хирата), которые занялись религиозной пропагандой в этом смысле. Обширный нравственный кодекс буддизма они заменили двумя предписаниями: следовать во всем естественным побуждениям и повиноваться велениям микадо. Революция 1868 г. еще более возвысила синтоизм; он был объявлен государственной религией и для заведывания духовными делами был учрежден особый совет, который был приравнен к государственному совету. Из синтоистских храмов были удалены буддийские монахи и украшения. Однако, торжество синтоизма было непродолжительно. Его несложное учение могло удовлетворить лишь немногих. Распространение западных идей также нанесло немалый удар этой религии. Правительство почти совершенно отказалось от покровительства ей, и в настоящее время лишь содержит некоторые храмы. Совет по духовным делам потерял всякое значение. Ввиду сильного упадка синтоизма некоторые ученые сделали попытку влить в него новое содержание, позаимствовав его из разных религиозных учений. Один из таких ученых выработал новую систему, под названием нового синтоизма, в которую вошли из христианства учение о троичности, из буддизма — принцип взаимодействия причины и следствия, из конфуцианства — учение о 7 основных добродетелях. Попытки этих ученых остались, однако, совершенно безрезультатными. Больший успех имели две выделившиеся из синтоизма секты: Тэнри-кио и Рэммон-кио, в которых большую роль играет суеверие.

Буддизм проник в Я. в своей позднейшей форме (махаяна), так что японцы относятся к северным буддистам. С самых отдаленных времен и доныне в японском буддизме существует много сект. Из буддийских божеств особым почитанием в Я. пользуется бодисатва милосердия Кваннон (Авалокитэшвара, по-китайски — Гуань-инь), которого они изображают, как и в других странах, в разных формах (11-ликим, 1000-руким и т. п.). Уже при Шотоху тайши, который был регентом в царствование императрицы Суйко (с 593 г. по 621 г.), буддизм являлся главной религией страны; члены царствующего дома сделались ревностными его последователями. Успеху его значительно содействовало принятие им в свой пантеон местных синтоистских божеств. Почти все храмы перешли в руки буддистов, но в конце концов с синтоизмом установился modus vivendi. Буддизм оказал сильное влияние на разные стороны японской жизни, тем более, что вместе с ним проникала в страну корейская и китайская цивилизация. Упадок буддизма в Я. начался в XVIII ст., когда стал усиливаться, как указано выше, синтоизм. В 1868 г. правительство нанесло сильный удар буддизму, конфисковав церковные имущества и изгнав буддийских монахов (бонз) из синтоистских храмов. В самое последнее время японский буддизм проявляет признаки возрождения; некоторые секты распространили свою пропаганду даже на Корею и Китай. Их миссионеры побывали в разных буддийских странах Азиатского материка, между прочим и в Тибете.

Конфуцианство проникло в Я., вместе с китайской цивилизацией, в первые века нашей эры, но в период господства буддизма оно находило очень мало последователей. Только с начала XVII ст., когда Иеясу, покровительствовавший наукам, приказал впервые в Я. напечатать китайские классические книги, конфуцианство начало играть видную роль в умственной жизни страны и оказывало на нее сильное влияние в течение 2½ стол. За это время изучение конфуцианских классиков составляло основу образования. Однако, японские писатели ограничивались изложением конфуцианских мыслей по китайским книгам и не создали в этом отношении ничего нового, даже комментариев. С 1868 г. конфуцианство находится в Я. в полном пренебрежении.

Первые попытки проникновения христианства в Я. относятся ко второй половине XVI в. (см. историю). К началу восьмидесятых годов XVI ст. новообращенных христиан в Я. насчитывалось до 600000; число европейских миссионеров доходило до 138. В 1582 г. несколько феодальных князьков (даймио) решили даже учредить постоянную миссию при римской курии. Благодаря главным образом своей щедрости католические миссионеры пользовались большим расположением мелких владетельных князей и проповедь шла весьма успешно, в особенности на юге страны; так, по сообщению некоторых писателей, на о-ве Кю-сю в конце XVI ст. все даймио были христиане. Но такое положение дел продолжалось недолго. Вместе с христианством миссионеры принесли с собой религиозную нетерпимость и пренебрежение к туземным обычаям, особенно к почитанию предков, а также стремление захватить в свои руки влияние на светские дела. Первое обстоятельство не замедлило возбудить против них неудовольствие народа, глубоко преданного культу предков, второе же естественно не могло нравиться правительству, ибо новая религия угрожала создать государство в государстве. Первое гонение против христианства началось при Хидэиоси. Как рассказывают, ближайшим поводом к сему послужил следующий инцидент. Какой-то капитан испанского корабля сказал японцам, что, когда его правительство желает завоевать какую-нибудь страну, оно обыкновенно предварительно отправляет туда миссионеров, чтобы посредством их проповеди заблаговременно приобрести приверженцев среди местного населения. Услышав это, Хидэиоси приказал изгнать всех миссионеров из пределов Я. Решительных мер против миссионеров сначала, однако, не было принято, и они почти беспрепятственно продолжали свою проповедь. Настоящее гонение началось только с 1614 г. Христиане подвергались всевозможным унижениям и притеснениям, их избивали массами. Незначительное сравнительно число уцелевших христиан собралось на юге в провинции Хизэн. Здесь они в 1637 г., после непродолжительного, но упорного сопротивления, все были перебиты, причем погибло до 40000 человек. Христианские храмы были разрушены, принадлежность к христианской религии была объявлена государственным преступлением, за голову миссионера была объявлена награда. Тем не менее кое-где в отдаленных местах страны уцелели отдельные христианские семьи; новые миссионеры, прибывшие в Я. уже после открытия страны для иностранцев, обнаружили остатки христианских общин около Нагасаки. С 1858 г. начался новый приток миссионеров в Я.; кроме католиков, появились проповедники и других вероисповеданий, не исключая и православия. Число новообращенных растет с каждым годом, чему в значительной мере способствует то, что миссионеры, кроме проповеди, занимаются устройством приютов, школ и благотворительных учреждений. В 1901 г. число католиков достигло 55 тыс.; у них имеется в Токио архиепископ и епископы в Осака, Нагасаки и Хакодате. После католиков первыми появились (в 1859 г.) в Я. англиканские миссионеры, насчитывающие до 8 тыс. последователей. Делами англиканской церкви заведует синод, состоящий из шести епископов и представителей от духовенства и мирян. Вслед за англиканцами проникли протестантские миссионеры, деятельность которых идет успешно, главным образом благодаря изданию ими перевода Библии на японский язык (в 1880 г. издан Новый Завет, в 1887 г. Ветхий Завет). Из протестантских исповеданий наиболее распространены пресвитерианское, баптистское и методистское. О православной миссии см. Японская миссия. Существовала надежда, что японцы, лихорадочно начавшие усваивать европейскую цивилизацию, не оставят в стороне и христианства. На самом деле, однако, христианство распространяется очень медленно.