20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879)/XXVIII/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Двадцать мѣсяцевъ въ дѣйствующей арміи (1877—1878)
авторъ Всеволодъ Крестовскій (1840—1895)
См. Оглавленіе. Источникъ: Commons-logo.svg Всеволодъ Крестовскій. Двадцать мѣсяцевъ въ дѣйствующей арміи (1877—1878). Томъ 1. — СПБ: Типографія Министерства Внутреннихъ Дѣлъ, 1879 20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879)/XXVIII/ДО въ новой орѳографіи


[235]

XXVIII
Пріѣздъ Государя Императора къ арміи
Встрѣча, сдѣланная Его Величеству въ Яссахъ. — Остановка въ Браиловѣ. — Представленіе Государю Императору отличившихся офицеровъ и нижнихъ чиновъ. — Пріѣздъ въ Плоешты. — Встрѣча на станціи. — Адресы отъ города Плоешты и отъ болгаръ всѣхъ городовъ и мѣстечекъ Молдо-Валахіи. — Бѣлый голубь. — Пріемъ Его Величествомъ Князя Румынскаго. — Смотръ конвоя Императорской квартиры.
Плоешты, 26-го мая.

Переѣхавъ русскую границу 24-го мая, въ 9 часовъ вечера, Его Императорское Величество въ 25 минутъ десятаго часа прибылъ въ городъ Яссы, и еще не доѣзжая онаго, былъ уже привѣтствованъ криками народа. При выходѣ изъ вагона, Государь Императоръ былъ встрѣченъ городскимъ духовенствомъ, съ ясскимъ митрополитомъ во главѣ, при чемъ духовенство запѣло: «Благословенъ грядый во имя Господне», а митрополитъ произнесъ привѣтственное слово, смыслъ коего заключался въ томъ, что единовѣрная Россіи — земля румынская, испытавшая на себѣ многовѣковое иго турокъ, нынѣ почитаетъ себя счастливою, встрѣчая Русскаго Монарха, идущаго во главѣ своихъ войскъ освобождать изъ-подъ этого ига христіанскіе народы Востока. Послѣ этого было пропѣто Его Величеству многолѣтіе, а представители города поднесли Царственному Гостю хлѣбъ-соль, причемъ ученики ясской гимназіи пропѣли стройнымъ хоромъ на русскомъ языкѣ «Боже Царя храни». Ясскія дамы усыпали цвѣтами путь Его Величества отъ вагона до залы. Всѣ зданія станціи были роскошно иллюминованы.

По румынской дорогѣ Его Величество изволилъ путешествовать въ особомъ, собственномъ поѣздѣ, коего ходовой механизмъ приспособленъ такимъ образомъ, что можетъ совершенно свободно идти по какимъ бы то ни было узко или широко-колейнымъ путямъ. Излишне говорить, что повсюду на пути Своего слѣдованія Русскій Царь былъ встрѣчаемъ самымъ восторженнымъ образомъ русскими войсками и мѣстнымъ населеніемъ. [236]

25-го мая, въ началѣ втораго часа дня, при великолѣпной солнечной погодѣ, Императорскій поѣздъ прибылъ въ Браиловъ. Здѣсь, на изукрашенной станціи, встрѣтили Государя Императора прибывшіе наканунѣ: Его Императорское Высочество Главнокомандующій, Великіе Князья Владиміръ Александровичъ и Николай Николаевичъ Младшій и Герцоги Лейхтенбергскіе Николай и Сергій Максимиліановичи, начальникъ штаба дѣйствующей арміи, командиръ 11-го армейскаго корпуса, князь Шаховской со штабомъ, браиловское начальство русскихъ войскъ, мѣстныя румынскія власти, городскіе представители, духовенство и громадныя толпы народа. Якутскій пѣхотный полкъ, въ бѣлыхъ гимнастическихъ сорочкахъ и съ бѣлыми чахлами на шапкахъ, былъ выстроенъ, безъ оружія, вдоль станціи, по обѣимъ сторонамъ пути, а далѣе стояли люди 5-й батареи 11-й артиллерійской бригады, тѣ самые, что огнемъ своихъ четырехъ легкихъ пушекъ 21-го апрѣля положили начало нашимъ военнымъ дѣйствіямъ и заставили два турецкіе монитора отступить съ урономъ далеко въ Мачинскій рукавъ. За все царствованіе Государя Императора Якутскій полкъ до сего раза имѣлъ счастіе представляться Его Императорскому Величеству только однажды, въ Крыму, въ 1855 году. Между прочимъ, Его Величеству благоугодно было замѣтить, что Селенгинскому и Якутскому полкамъ — судьба сражаться совмѣстно съ моряками; такимъ образомъ оба они преимущественно дрались въ Севастополѣ, такимъ же образомъ начали и нынѣ дунайскую кампанію. На платформѣ, у входа въ станціонную залу, были выстроены матросы гвардейскаго и черноморскаго экипажей, числомъ около 45-ти человѣкъ, участники взрыва втораго турецкаго монитора, а также и четверо гальванеровъ, работавшихъ на шлюпкахъ, при минномъ загражденіи Мачинскаго рукава. Каждый изъ нихъ былъ украшенъ знакомъ отличія военнаго ордена, а впереди ихъ выстроились офицеры, получившіе награды за подвиги подъ Браиловымъ. Здѣсь стояли георгіевскіе кавалеры, лейтенанты: Дубасовъ и Шестаковъ; кавалеры ордена св. Владиміра 4-й степени съ мечами: румынской службы маіоръ Муржеско и лейтенантъ Петровъ: кавалеры ордена св. Анны 3-й степени съ мечами, мичманы: Персинъ и Баль, генералъ-маіоръ Боресковъ, завѣдывающій минными [237]работами въ дѣйствующей арміи, капитанъ 1-го ранга Рогуля и адъютантъ Его Высочества Главнокомандующаго, полковникъ Струковъ, получившіе золотое оружіе за храбрость, и другіе.

Государь Императоръ подошелъ къ нимъ съ радостнымъ лицомъ, видимо тронутый изъявленіями того неудержимаго восторга, который проявлялся въ кликахъ войска и народа. Поздоровавшись съ нижними чинами, георгіевскими кавалерами, Его Императорское Величество изволилъ подойти къ награжденнымъ офицерамъ, каждому изъ нихъ по очереди подалъ Свою руку и каждому сказалъ по нѣскольку ласковыхъ, высоко-милостивыхъ словъ, относившихся къ личнымъ заслугамъ сихъ офицеровъ. Эта минута, когда одинъ изъ могуществениѣйшихъ Императоровъ въ мірѣ, въ виду своихъ воиновъ и чужеземныхъ людей, чающихъ отъ Его Державной воли своего освобожденія, протягивалъ Царственную руку отличившимся офицерамъ и благодарилъ ихъ за самоотверженные подвиги — эта прекрасная минута во всей ея простотѣ была исполнена высокой торжественности и глубокаго нравственнаго значенія для настоящаго военнаго времени.

Русскіе люди, живущіе въ Браиловѣ, поднесли Его Императорскому Величеству хлѣбъ-соль, а болгарскія, румынскія и греческія женщины и дѣвицы бросали къ ногамъ Государя цвѣты и букеты.

Черезъ полчаса Императорскій поѣздъ отошелъ отъ Браиловской станціи, при восторженныхъ кликахъ войска и народа.

Въ тотъ же день, 26-го мая, съ шести часовъ вечера, зала и платформа желѣзно-дорожной станціи въ Плоештахъ быстро начали наполняться массою разнородныхъ посѣтителей. Тутъ присутствовали заранѣе прибывшія въ главную квартиру лица Императорской свиты, адъютанты Государя Наслѣдника Цесаревича, Главнокомандующаго и Великаго Князя Владиміра Александровича, полевой штабъ дѣйствующей арміи, генералы и адъютанты, состоящіе при особѣ князя Карла[1], префектъ города Плоешты, съ депутаціею [238]отъ мѣстныхъ жителей и 75 человѣкъ болгарскихъ депутатовъ отъ всѣхъ городовъ Молдо-Валахіи, гдѣ только проживаютъ болгары, съ настоятелемъ бухарестской болгарской церкви и митрополитомъ всего болгарскаго духовенства въ Румыніи, Папаретомъ Рашевымъ, воспитанницы плоештинскаго городскаго училища съ букетами и, наконецъ, въ залѣ — мѣстное духовенство, въ полномъ облаченіи, со крестомъ и св. водою, имѣя во главѣ своей плоештинскаго соборнаго протоіерея Константина Болинтинено, архимандрита келдурошанскаго монастыря «старца» Тимоѳея и архимандрита тымыдуирскаго монастыря «старца» Ювеналія. Тутъ же находились и представители иностранныхъ армій: германской, австрійской, черногорской, сербской, румынской, французской, датской, и шведской. Почетный караулъ, выстроенный вдоль платформы, занимала рота 3-й дружины болгарскаго ополченія. Посреди ея строя развѣвалось красивое знамя, присланное городомъ Самарою въ даръ болгарскому воинству. На лѣвомъ флангѣ стояли ординарцы отъ почетнаго караула: офицеръ, унтеръ-офицеръ и рядовой — молодецъ-болгаринъ, украшенный сербскою серебряною медалью «за храбрость», а также и хоръ музыки 5-го сапернаго батальона. Обѣ депутаціи, какъ румынская, такъ и болгарская приготовили хлѣбъ-соль на серебряныхъ блюдахъ и слѣдующіе адресы:

1) Адресъ города Плоешты.

«Ваше Императорское Величество!

«Нашъ городъ почитаетъ себя теперь счастливѣе всѣхъ городовъ Румыніи, ибо Провидѣнію угодно было осчастливить его Вашимъ посѣщеніемъ. Мы невыразимо счастливы, имѣя величайшую честь привѣтствовать Ваше Императорское Величество посреди румынскаго народа, который Вамъ столь преданъ. И когда мы видимъ, что на побѣдоносныхъ Вашихъ знаменахъ красуется надпись: «За свободу народовъ Востока», когда мы видимъ Ваше безконечное великодушіе и милосердіе, — мы усердно молимъ Бога, да поможетъ Онъ Вашему Императорскому Величеству сломить общаго врага, на славу Россіи и ради свободы народовъ Востока. Да здравствуетъ Русскій Императоръ! Да здравствуетъ Россія!» [239]

2) Адресъ болгаръ всѣхъ городовъ и мѣстечекъ Молдо-Валахіи.

«Ваше Императорское Величество,
«Всемилостивѣйшій Государь!

«Мы, пребывающіе въ Румыніи болгары, имѣвшіе злополучіе покинуть милую свою родину, чтобы въ чужой землѣ искать убѣжища отъ насилій и гоненій нашихъ мучителей, — считаемъ себя нынѣ счастливѣе своихъ единоплеменниковъ тѣмъ, что намъ выпалъ жребій первымъ встрѣтить свѣтлое Ваше лицо, Великій Государь, и съ благоговѣніемъ выразить у ногъ Вашего Императорскаго Величества безпредѣльную благодарность, которую чувствуетъ весь болгарскій народъ, при мысли о высокомъ подвигѣ, предпринятомъ по Вашей Державной волѣ Великою Россіею изъ святой лишь любви къ угнетеннымъ и страждущимъ братьямъ, въ осуществленіе надеждъ, которыя болгары отъ вѣка, по преданію, возлагаютъ на Православнаго Русскаго Царя и на братственный русскій народъ, для своего избавленія отъ тяжкаго рабства».

На болгарскомъ блюдѣ вырѣзана слѣдующая надпись: «Возвеселихомся вси уповающіи на Тя и похвалимся о Тебѣ любящіи имя Твое. Великому Государю Царю Александру В. (II), дръжавному заступнику за блъгарскій народъ — пребывающи-ти въ Румынія блъгаре, маія, 1877 г.».

Станція — и внѣ, и внутри — была изукрашена русскими и румынскими флагами, гирляндами изъ зелени, цвѣтами и вензелевыми щитами. Городъ также былъ убранъ флагами. На всемъ протяженіи пути отъ желѣзной дороги до дома, въ коемъ изволилъ занять помѣщеніе Государь Императоръ, стояли шпалерами, безъ оружія, войска: болгарскіе батальоны, пѣшій конвой Главнокомандующаго, лейбъ-гвардіи сводный казачій полкъ и часть Собственнаго Его Величества конвоя. Почетный караулъ у дворца выставленъ былъ со штандартомъ отъ терскаго конвойнаго эскадрона. Массы народа покрывали тротуары, занимали окна, балконы, верранды и террасы. На одной изъ улицъ была устроена арка изъ зелени и флаговъ.

Въ 7 часовъ 50 минутъ вечера подошелъ къ станціи Императорскій поѣздъ, доставленный сюда румынскимъ [240]локомотивомъ, на которомъ былъ укрѣпленъ среди зелени и флаговъ щитъ съ русскимъ государственнымъ гербомъ. Тотчасъ же на обширномъ окрестномъ пространствѣ разлилось «ура», вмѣстѣ со звуками русскаго народнаго гимна. Государь Императоръ, по выходѣ изъ вагона, изволилъ прослѣдовать по фронту почетнаго караула и принять ординарцевъ, а затѣмъ и депутаціи, причемъ владыка Панаретъ Рашевъ прочелъ болгарскій адресъ и благословилъ Государя иконою св. царя Константина и матери его Елены, къ которой Его Величество приложился устами, сотворивъ крестное знаменіе. При поднесеніи хлѣба-соли, болгары дружно грянули самое восторженное «живіо̀». Духовенство румынское встрѣтило Государя заздравною литіею и многолѣтіемъ, а воспитанницы городскаго училища поднесли букеты. При слѣдованіи по улицамъ города, дамы съ изукрашенныхъ балконовъ кидали вѣнки и букеты, а у дома, занятаго для Его Величества, въ коляску Государя былъ брошенъ бѣлый голубь — эмблема «благословенія», какъ значилось въ записочкѣ, привязанной вокругъ его шеи. Вечеромъ всѣ окна обывательскихъ домовъ были иллюминованы, и долго еще въ разныхъ концахъ города раздавалась музыка и радостныя румынскія и болгарскія пѣсни.

26-го мая, ранѣе полудня, Его Императорское Величество изволилъ принимать у себя князя Карла и представлять ему Свою свиту, при чемъ Государь Императоръ и всѣ присутствовавшія лица Императорской Фамиліи имѣли на себѣ цѣпь ордена гогенцолернскаго дома. Въ началѣ 1-го часа дня, выѣхавъ верхомъ, въ сопровожденіи Государя Наслѣдника Цесаревича, Великихъ Князей: Николая Николаевича Старшаго, Владиміра и Сергія Александровичей, Николая Николаевича Младшаго, князя Карла, Герцоговъ Лейхтенбергскихъ Николая и Сергія Максимиліановичей, министровъ: Двора, военнаго и шефа жандармовъ и многочисленной свиты, Государь Императоръ изволилъ смотрѣть только что прибывшія въ Плоешты части конвоя главной Императорской квартиры. Впереди, справа по три, шелъ лейбъ-гвардіи кубанскій казачій эскадронъ, за нимъ — по отдѣленіямъ — сводная гвардейская рота, потомъ взводъ гвардейскихъ саперъ, команда пѣшей артиллеріи и, наконецъ, сводный полуэскадронъ всѣхъ гвардейскихъ кавалерійскихъ полковъ. Появленіе нашихъ рослыхъ [241]и красивыхъ молодцовъ-гвардейцевъ видимо сдѣлало очень пріятное впечатлѣніе на массу горожанъ-зрителей. За тѣмъ, въ часъ дня, Его Величество изволилъ посѣтить расположенный неподалеку отъ дворца, въ саду одного частнаго владѣльца, бивуакъ сводной гвардейской роты.


Примѣчанія[править]

  1. Румынскіе министры гг. Братіано и Когальничано встрѣтили Государя Императора въ Яссахъ и проводили до Плоештовъ.