Всегда (Ришпен; Чюмина)/1905 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Всегда
авторъ Жанъ Ришпенъ (1849—1926), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Языкъ оригинала: французскій. — Изъ цикла «Изъ французскихъ поэтовъ», сб. «Новыя стихотворенія. 1898—1904». Опубл.: пер. 1905. Источникъ: О. Н. Чюмина. Новыя стихотворенія. 1898—1904. — СПб.: Типографія т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 129—132.

Редакціи




[129]
Всегда.

Когда мои кибитки кочевыя
Остановились здѣсь впервые—
Я съ изумленіемъ увидѣлъ пышный градъ:
И зданій, и дворцовъ, и храмовъ цѣлый рядъ.
Въ отвѣтъ на мой вопросъ: Давно ли, всѣмъ на диво,
Здѣсь городъ выстроенъ?—сказали горделиво

[130]

Мнѣ граждане его:—Отчизна наша—онъ,
И съ отдаленнѣйшихъ существовалъ временъ.

Прошли вѣка, и снова я
10 Забрелъ въ знакомые края.

Дома, дворцы и храмъ—исчезло все безслѣдно.
Лишь отблескъ солнечный свѣтился, какъ рубинъ,
На бархатѣ травой покрытыхъ луговинъ.
Я встрѣтилъ пастуха: одинъ одѣтый бѣдно,
15 Жевалъ онъ черный хлѣбъ и пасъ въ лугахъ стада.
Я съ нимъ заговорилъ, спросивъ его: давно ли
На этомъ пастбищѣ пасется скотъ на волѣ?
Пастухъ отвѣтилъ мнѣ:—Онъ пасся тутъ всегда!—

Прошли вѣка и снова я
20 Забрелъ въ знакомые края.

Какъ мачты, высились гигантскія деревья,
Обвиты змѣями тянувшихся ліанъ,
И я въ тѣни вѣтвей разбилъ мои кочевья.
Пловецъ, заброшенный въ зеленый океанъ—
25 Стрѣлокъ мнѣ встрѣтился, и я безъ колебанья
Спросилъ: Давно ли здѣсь дремучіе лѣса,
Почти укрывшіе отъ взоровъ небеса?
— Давно ль? Я думаю, съ дней первыхъ мірозданья!—

Прошли вѣка, и снова я
30 Забрелъ въ знакомые края.

[131]


И что жъ? Пучина водъ блистала синевою,
Ліаны, темный лѣсъ съ роскошною листвою—
Исчезли подъ ея холодной пеленой,
И съ ропотомъ волна катилась за волной.
35 Рыбацкій старый челнъ качался на просторѣ,
И я спросилъ гребца: давно ли здѣсь вода?
— Ты шутишь,—онъ сказалъ,—она была всегда
Съ тѣхъ поръ, я думаю, какъ существуетъ море.—

Прошли вѣка, и снова я
40 Забрелъ въ знакомые края.

На мѣсто свѣтлыхъ волнъ съ серебряной каймой—
Сверкали золотомъ песковъ зыбучихъ волны
И долго я стоялъ, недоумѣнья полный,
Предъ степью выжженной, безплодной и нѣмой.
45 Когда жъ потребовалъ я объясненья чуда—
Отвѣтилъ продавецъ, торочившій верблюда:
— Съ тѣхъ поръ, какъ созданъ былъ Аллахомъ человѣкъ—
Пустыня здѣсь была, и будетъ здѣсь во вѣкъ.—

Прошли вѣка, и снова я
50 Забрелъ въ знакомые края.

Я городъ увидалъ—съ домами и съ дворцами,
Съ толпою шумною, кипящею ключемъ
И я спросилъ, смѣясь въ умѣ надъ гордецами:
Гдѣ прежній пышный градъ, гдѣ память здѣсь о немъ?

[132]

55 Гдѣ волны зелени, песковъ и океана?
И молвили они, не вѣдая обмана:
— Нашъ городъ здѣсь стоитъ въ теченіи вѣковъ.—
И разсмѣялся я при звукѣ этихъ словъ…

Пройдутъ вѣка, и снова я
60 Приду въ знакомые края.