Дуэль (Коппе; Чюмина)/1900 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Дуэль
Средневѣковая картинка

авторъ Франсуа Коппе (1842—1908), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Языкъ оригинала: французскій. — Изъ цикла «Переводы изъ иностранныхъ поэтовъ», сб. «Стихотворенія 1892—1897». Дата созданія: пер. 1894, опубл.: пер. 1897. Источникъ: О. Н. Чюмина. Стихотворенія 1892—1897 / Удостоены почетнаго отзыва Императорской Академіи Наукъ — Изданіе второе. — С.-Петербургъ: Книжный магазинъ «Новостей», 1900. — С. 242—244.

Редакціи




[242-243]
Дуэль.

(Средневѣковая картинка).

Два щеголя среди толпы зѣвакъ,
Почтительно раздавшейся предъ ними,
Спѣшили въ Лувръ. Отъ рукоятки шпагъ,
Украшенной каменьями цвѣтными,
До шляпъ съ перомъ, надѣтыхъ на бекрень
И легкую набрасывавшихъ тѣнь
На ихъ черты, все было въ нихъ красиво.
И рѣчи ихъ звучали горделиво,
И смѣлостью горѣлъ надменный взоръ.
10 А въ смѣхѣ слышался воинственный задорь:
Одинъ—сокольничій, другой—наѣздникъ смѣлый,
Обоимъ—двадцать лѣтъ,—но кто рукою бѣлой
Искуснѣй ихъ закручиваетъ усъ,
Въ костюмѣ чьемъ замѣтенъ большій вкусъ,
15 На комъ уборъ изящнѣй и дороже?
Любой изъ нихъ—и бѣлизною кожи,
И граціей изысканной манеръ,
Отъ головы до ногъ—миньонъ и кавалеръ.

Дорогою брюнетъ такъ говоритъ блондину:
20 — Я, кромѣ золотыхъ, не признаю волосъ,
И пусть я дворъ изгнанникомъ покину,
Когда хоть разъ мнѣ пряди черныхъ косъ—
Не золотистыя—послужатъ изголовьемъ!—
— Что до меня—всегда любви условьемъ
25 Я ставлю кудри, черныя какъ смоль,—
Сказалъ блондинъ,—храни свою лилею!—
— А ты—свой макъ!—Однако, графъ, позволь…
Твои слова?..—За нихъ я постоять съумѣю.—
— Чтожъ? Очень радъ… На шпагахъ?—Да, маркизъ…
30 — Когда?—Сейчасъ! Такъ будетъ ближе къ цѣли.—
— Прекрасно! Къ черту всѣ эдикты о дуэли!
Я предложу сойти немного внизъ,
Тутъ менѣе встрѣчается народу…
Побиться я не прочь въ подобную погоду!—

35 Спустясь къ рѣкѣ и по дорогѣ взявъ
Двоихъ солдатъ свидѣтелями, графъ
Съ маркизомъ сбросили свои полукафтанья—
И сталь рапиръ блеснула съ двухъ сторонъ
Червоннымъ золотомъ при солнечномъ сіяньѣ.
40 Какъ требуетъ того учтивости законъ,
И воины оружье обнажили.

Бойцы равны по ловкости и силѣ,
Но въ фехтованьѣ предпочесть должно
Всѣ правила методы флорентинской.
45 Съ увертливостью чисто сатанинской
Маркизъ ударъ пріятелю нанесъ—
И графъ упалъ, проколотый насквозь…

Тогда солдатъ маркизу помогавшій
Надѣть камзолъ и шпагу пристегнуть,
50 Спросилъ его:—Навѣрно чѣмъ-нибудь
Обиду вамъ нанесъ большую павшій?—
Вы были съ нимъ врагами?—
— О, ничуть!—
— Но чѣмъ тогда былъ вызванъ поединокъ?

[244-245]

55 — Брюнеткамъ онъ предпочиталъ блондинокъ.—
— И только-то?!.. Красивыхъ, монсеньоръ,
Тѣхъ и другихъ достаточно въ Парижѣ.—
— Ты правъ,—сказалъ съ усмѣшкою бреттёръ,—
— Тѣмъ больше, что теперь я увлекаюсь рыжей…

1894 г.