Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Май/10

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 10 мая
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. IX. Месяц май. — С. 298—315.


[298]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 38.png
День десятый

Память
святаго Апостола
Симона Зилота

Сей святый Симон происходил из Каны Галилейской и был лично известен Господу и Его Пречистой Матери, так как город Кана отстоял на небольшом расстоянии от Назарета. Когда Симон справлял торжество по случаю своего вступления в брак, то на это торжество он пригласил и Господа, с Его учениками, и Пречистую Матерь. Но так как для гостей недостало вина, то Господь претворил воду в вино[1]. Будучи поражен таким чудом, жених уверовал в Господа Иисуса Христа как Бога Истинного и, оставив брачное торжество и тот самый дом, последовал с усердием за Господом Иисусом; поэтому он и был прозван Зилотом, или ревнителем[2], [299]Святый Апостол Симонтак как разжегся столь великою ревностию, что оставил ради любви к Христу и свою невесту, и все свои привязанности, уневестив душу свою Жениху Небесному. За это Симон был причтен к сонму учеников Христовых и к лику святых двенадцати Апостолов.

Когда на Апостолов в день Пятидесятницы сошел Дух Святый в виде языков огненных, то они получили дар языков, так что могли проповедать Евангелие всем народам; и Симон вместе с прочими одиннадцатью Апостолами сподобился получить Духа Святаго. Получив Духа Святаго, он отправился с проповедию о Христе по разным странам, прошел Египет, Мавританию, Ливию, Нумидию, Киринию и Абхазию. Был он также и в Британии. Здесь он просветил верою Христовою многих язычников, не ведавших Христа, за что и был распят неверными и окончил жизнь свою мучением, подобным мучению крестному, которому был предан Иисус Христос[3].


[300]
Конда́къ, гла́съ в҃:

И҆звѣ́стнѡ премꙋ́дрости ᲂу҆чє́нїѧ, въ дꙋша́хъ бл҃гоче́ствꙋющихъ поло́жшаго, во хвале́нїи ᲂу҆бл҃жи́мъ, ꙗ҆́кѡ бг҃оглаго́ливаго всѝ сі́мѡна: прⷭ҇то́лꙋ бо сла́вы ны́нѣ предстои́тъ, и҆ со безпло́тными весели́тсѧ, молѧ́сѧ непреста́ннѡ ѡ҆ всѣ́хъ на́съ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
Житие преподобной
Исидоры юродивой

В Тавеннисийском женском монастыре[4], находившемся в Фиваиде, среди прочих сестер подвизалась и одна девица, по имени Исидора, принявшая на себя подвиг юродства. Она вела себя как глупая и помешанная, почему и была в столь великом презрении у прочих сестер, что ни одна из них никогда не вкушала пищи вместе с нею. Она была всеми унижаема и оскорбляема, но свой подвиг Исидора выдерживала с великим терпением, всегда благодаря и хваля Бога.

Исидора постоянно трудилась в поварне монастырской, служа всем сестрам, и исполняла все монастырские работы, не гнушаясь самыми трудными и грязными. Она своими руками очищала монастырь от всякой грязи и нечистоты. Так трудилась преподобная постоянно, от утра до ночи, не предаваясь покою даже и на час, всегда измождая плоть свою.

Иногда Исидора притворялась как бы бесноватой, дабы утаить пред окружавшими ее сестрами свои добродетели. Таким образом на ней исполнялось апостольское слово: а҆́ще кто̀ [301]Преподобная Исидорамни́тсѧ мꙋ́дръ бы́ти въ ва́съ въ вѣ́цѣ се́мъ, бꙋ́й да быва́етъ, ꙗ҆́кѡ да премꙋ́дръ бꙋ́детъ[5].

Всех сестер в монастыре том было сорок, и все они, согласно правилам монастырской жизни, носили на головах своих куколь; Исидора же покрывала голову свою простой тряпкой. Никто никогда не видал, чтобы она когда-либо ела кусок хлеба или сидела за столом и вкушала вареную пищу, потому что она собирала крошки, падавшие со стола, и питалась ими; вместо вареной пищи Исидора вкушала ту самую воду, которой мыла горшки и котлы. Никогда преподобная не оскорбляла никого словом, никогда не гневалась ни на кого, никогда не роптала на Бога, но всегда пребывала в молчании; никогда она не вела ни с кем ни длинной, ни короткой беседы и вообще ни с кем не разговаривала, несмотря на то, что другие сестры ее часто и били, и злословили.

После того, как преподобная Исидора провела достаточное число лет в таких подвигах, было о ней откровение Питириму, подвизавшемуся в близлежащей Порфиритской пустыне, мужу весьма добродетельному. Ему явился Ангел Господень и сказал:

— Для чего ты величаешься в уме своем и считаешь себя добродетельным, пребывая в этом пустынном месте? Желаешь видеть женщину, более тебя добродетельную, угодившую Богу своими подвигами более, нежели ты? Если желаешь видеть такую женщину, то иди в Тавеннисийский женский монастырь; здесь встретишь ты одну сестру, носящую на голове своей вместо куколя тряпку; эта сестра угодила Богу своими подвигами более тебя, [302]так как, живя всегда среди других сестер и служа всегда всем с любовию, она находится в презрении у всех; но несмотря на это, никогда она своим сердцем не отлучается от Бога, равно как и ум ее всегда погружен в мысль о Боге. А ты, пребывая здесь в уединении и никогда не уходя отсюда, умом своим обходишь все города.

Питирим тотчас же отправился в Тавеннисийский женский монастырь. Дойдя до мужского монастыря, находившегося в Тавеннисах, Питирим попросил настоятеля этого монастыря дать ему проводников, которые могли бы довести его до монастыря женского. Так как Питирим был известен здесь своими подвигами, то ради его подвижнического жития, а также и ради его старости, настоятель дал ему проводников из братии, которые с осторожностию и любовию перевезли его через реку, разделявшую два монастыря — мужской и женский, и привели его к женскому монастырю.

Придя в монастырь, преподобный отправился прежде всего в храм монастырский. Сотворив здесь обычную молитву, Питирим попросил всех сестер собраться к нему так, чтобы он мог всех их видеть. Все сестры собрались, кроме Исидоры. Не видя той самой сестры, о которой ему было извещение от Ангела и ради которой он пришел сюда, старец сказал:

— Приведите ко мне всех сестер, потому что, думается мне, здесь нет одной.

Сестры же отвечали ему:

— Вот, мы все здесь предстоим честно́му лицу твоему.

Но старец сказал:

— Здесь нет одной, о которой мне было откровение от Ангела Божия.

Тогда сестры сказали:

— Мы все здесь, честный отец; здесь нет только одной сестры, которая находится в поварне; но она глупа и бесновата.

Старец же сказал.

— Приведите и эту сестру ко мне, чтобы я мог видеть ее, так как ради ее я и пришел сюда.

Сестры отправились за ней и сказали ей, что ее зовет старец. Но она не хотела идти, так как разумела духом о откровении, бывшем от Ангела старцу.

Тогда сестры, схватив ее, силою повлекли за собою, сказав:

[303]— Честны́й отец Питирим зовет тебя.

Когда Исидора была приведена к старцу, то сей последний, увидав ее и поняв, что это была именно та сестра, о которой ему поведал Ангел, пал к ногам ее со словами:

— Благослови меня, честна́я мать!

Но Исидора сама упала к ногам его и сказала:

— Ты меня благослови, честны́й отец!

Увидя все это, сестры весьма удивились и сказали старцу:

— Да не будет тебе такого бесчестия, честны́й отец! Ведь эта сестра — помешанная.

Блаженный же Питирим сказал им:

— Может быть, вы все помешанные; но эта сестра более меня и вас всех угодила Богу; она всем нам мать, и я буду молить Господа, дабы сподобил Он меня одной участи с нею в день судный.

Услыхав это, все сестры пали пред старцем и со слезами поведали ему о всех оскорблениях, которые они наносили ей ежедневно. При этом одна из сестер говорила:

— Я всегда ее бранила.

Другая:

— Я выливала на нее помои.

Третья:

— Я била ее рукой.

Четвертая:

— Я палкою ударяла ее.

И прочие сестры поведали старцу о многих других оскорблениях, которые они наносили преподобной. Падая ниц пред Исидорой, все они просили у нее прощения.

Честны́й же старец Питирим вместе с преподобною Исидорою вознес к Богу усердную молитву о сестрах, дабы простились грехи их. Затем Питирим достаточное время поучал сестер и беседовал с ними ради душевной пользы их, и, наконец, возвратился на место подвигов своих, хваля и славя Бога, сподобившего его видеть укрываемую от всех рабу Свою.

Преподобная же Исидора, не желая принимать почтения от сестер, вскоре после того, как ушел старец, вышла тайно от всех из монастыря того и подвизалась в никому неведомых местах до самого дня своей кончины.

[304]Такова была жизнь утаенной от всех угодницы Божией, которая служила Господу тайно от всех под покровом своего юродства. За это она восприимет награду от Господа на Небесах явно, пред очами всех ее небесных сограждан; водворившись с ними, она прославляет Отца, и Сына, и Святаго Духа — Единого Бога в Троице[6].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Память блаженной
Taиcии

В Египте проживала одна отроковица-христианка, по имени Таисия. Когда умерли родители ее и она осталась сиротою, то, желая сохранить себя в девической чистоте, Таисия раздала все имение свое нищим, дом же свой сделала странноприимницею для иноков скитских. Так подвизалась она долгое время, принимая к себе в дом подвижников и доставляя им отдых от путешествия. Спустя довольно продолжительное время, Таисия совершенно истратила все имение свое, так что впала в великую нищету. По коварству диавола с ней сблизились некоторые грехолюбцы, которые совратили и ее ко греху и отвлекли ее от пути спасительного; с этого времени Таисия начала проводить греховную жизнь, предаваясь блуду и разврату.

Когда подвижники скитские узнали о такой перемене жизни Таисии, то весьма опечалились. Посоветовавшись между собою, они пошли к авве Иоанну Колову[7] и сказали ему:

— Мы слышали о сестре той, что она проводит греховную жизнь. Но так как она оказывала нам большую любовь, давая нам приют в своем доме, то и мы покажем ей нашу духовную любовь и позаботимся о спасении души ее. Потрудись же и ты, честный отец, пойди к ней и увещай ее к покаянию, ты сумеешь это сделать, так как ты наделен мудростью от Бога. Мы же будем поститься и принесем Богу усердные моления, дабы помог тебе Господь.

[305]Блаженная ТаисияАвва Иоанн Колов, исполняя просьбу честны́х отцев, пошел в город к женщине той, молясь дорогою про себя Богу, Помощнику своему, Которому благоугодно, чтобы все спаслись.

Подойдя к дому Таисии, старец постучал в дверь и затем сказал женщине, охранявшей вход в дом:

— Скажи госпоже своей, что я пришел побеседовать с ней.

Привратница же с гневом отвечала ему:

— Вы, иноки, растратили все имущество ее!

Но старец сказал ей:

— Скажи ей о мне, что я принес ей нечто весьма ценное.

Привратница пошла и возвестила госпоже своей как сказал старец.

Женщина же та ответила:

— Иноки те, ходя близ Чермного моря, находят иногда бисер. Приведи того старца ко мне.

Войдя в дом, старец сел близ Таисии; затем, посмотрев на лицо ее и глубоко вздохнув, наклонил голову свою и начал плакать.

Тогда Таисия спросила старца:

— Честны́й отец! О чем ты плачешь?

Старец же отвечал ей:

— Я вижу, как сатана играет на лице твоем; как же мне не плакать? Почему ты не хотела иметь своим женихом Господа нашего Иисуса Христа, Жениха Пречестнаго и Бессмертного? Для чего ты презрела чертог Его и отдала себя сатане? Для чего ты поступаешь по скверным делам его?

Услыхав такие слова, Таисия умилилась душою, так как слова старца были для нее как бы стрелою огненною, пронзившею сердце ее. Тотчас же в ней явилось отвращение к своей [306]греховной жизни; она стала стыдиться и самой себя, и своих дел греховных. Затем она сказала старцу:

— Честны́й отец! Есть ли покаяние для грешников?

Старец же отвечал ей:

— Воистину есть, и Спаситель ждет твоего обращения, будучи готов принять тебя в Свои отеческие объятия; ибо Он не желает, чтобы грешник погиб, но желает, чтобы грешник обратился к пути спасительному. И вот, я буду тебе поручителем в том, что, если ты покаешься искренно и от всего сердца обратишься к Господу, то Он снова возлюбит тебя, как невесту Свою и, очистив тебя от всякой греховной нечистоты, введет тебя в нетленный чертог Свой Небесный. О тебе возрадуются тогда все чины Ангелов, потому что они радуются и об одном грешнике кающемся.

Таисия сказала на это:

— Да будет воля Божия, честны́й отец! Возьми меня отсюда и веди, куда ты знаешь, где бы я могла найти себе место, удобное для покаяния.

Старец же сказал:

— Пойдем.

Затем, поднявшись, направился к выходу из дома ее.

Встала и Таисия и пошла за старцем, ничего не устроив в доме своем, ничего никому не сказав относительно дома, но сразу все оставив, ради Христа.

Увидав, что Таисия нисколько не позаботилась о доме своем и ничего никому не сказала, отец Иоанн весьма удивился такой внезапной перемене и такой ревности Таисии по Боге. Возблагодарив за сие Бога, он отправился в путь свой. Таисия же шла сзади его на значительном расстоянии от него.

Когда путники дошли до пустыни, было уже поздно: наступала ночь. Устроив на земле небольшое возглавие из песка, старец сказал Таисии:

— Усни здесь под покровом благодати Божией.

Затем, оградив ее крестным знамением, отошел от нее на небольшое расстояние. Сотворив обычные свои молитвы, старец лег на землю и уснул.

Когда наступила полночь, старец пробудился, так как увидел свет на небе. Подняв свои очи кверху, старец увидел огненную полосу, шедшую с неба по направлению к Таисии. [307]От сего видения Иоанн пришел в ужас. Посмотрев же пристальнее на Таисию, он заметил, что Ангелы Божии возносили к Небу по пути тому душу Таисии. Иоанн взирал на это дивное видение до тех пор, пока оно не скрылось от глаз его. Затем, встав, Иоанн пошел к Таисии; подойдя к ней, он толкнул ее рукой, но увидел, что она умерла[8]. Тогда старец в страхе и трепете упал ниц на землю. И был к нему глас с Неба, говоривший:

— Покаяние ее, принесенное в один час, для Бога приятнее покаяния, продолжающегося долгое время; потому что в последнем случае не бывает у кающихся такой теплоты в сердце.

Старец пробыл в молитве до самого утра. Затем, предав земле честно́е тело блаженной Таисии, он пришел в скит, где и поведал отцам о всем бывшем. Узнав обо всем происшедшем, иноки прославили и возблагодарили Христа Бога за Его великое милосердие. Ему — Богу Истинному — воссылается слава во веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
Житие преподобного
Симона,
епископа Владимирского и Суздальского

То, что сказал Иисус, сын Сирахов, о Симоне, сыне Ониине[9]: сі́мѡнъ сы́нъ ѻ҆ні́инъ і҆ере́й вели́кїй, и҆́же въ животѣ̀ свое́мъ состро́и до́мъ, и҆ во днѝ своѧ̑ ᲂу҆твердѝ це́рковь[10]; и еще: ꙗ҆́кѡ ѕвѣзда̀ ᲂу҆́треннѧѧ посредѝ ѻ҆блакѡ́въ, а҆́ки лꙋна̀ полна̀ во дне́хъ [308]свои́хъ, ꙗ҆́кѡ со́лнце сїѧ́ющее на це́рковь вы́шнѧгѡ[11], — это самое мы должны сказать и о преподобном отце нашем Симоне, епископе Владимирском и Суздальском, свидетеле и списателе житий угодников печерских, втором летописце по блаженном Несторе[12]. Поистине, он хорошо состро́и до́мъ Божий и укрепил Церковь примером жития своего и назидательными повествованиями о житии святых — как один из тех добрых пастырей, о которых Господь обещал Пророку Иеремии, говоря: да́мъ ва́мъ па́стыри по се́рдцꙋ моемꙋ̀, и҆ ᲂу҆пасꙋ́тъ ва́съ ра́зꙋмомъ и҆ ᲂу҆че́нїемъ[13]. Поистине все наименования, относимые к Симону, доброму пастырю и хранителю закона иудейского, могут быть отнесены и к сему преподобному Симону, архипастырю Владимирскому и Суздальскому.

Этот блаженный Симон принял образ иноческий в святом монастыре Киево-Печерском, подобно небу украшенному святыми подвижниками, как бы звездами мысленными, луною и солнцем. Поступив в монастырь, Симон с прилежанием читал повести о житии прежде бывших и Богу угодивших святых, многочисленных, как многочисленны звезды на небе. И сам блаженный Симон воспламенялся любовию к подвигам сих святых и всячески старался им подражать. С любовию вспоминал он подвиги первого строителя сей обители преподобного Феодосия[14], так умножившем сии духовные звезды обители — иноков, и всячески старался подражать жизни его. Вспоминал он также и о подвигах святаго Антония[15], просветившего всех, подобно солнцу, светом добрых дел своих; и его равноангельному житию подражал преподобный; взирая на преподобных, умноженных как звезды, служащие Луне и Солнцу, Симон поучался смирению; в особенности поучался смирению примером святителя Феодосия, который подобно Луне сиял ярче всех прочих звезд и заслужил себе у Бога более славный сравнительно с прочими братиями венец. От Антония, как бы [309]Преподобный СимонСолнца, идущего по небу одиноко, без прочих светил, Симон заимствовал равноангельное безмолвное житие. Подобно зеркалу, он отражал в себе все те духовные светила — звезды, Луну и Солнце, и сам проявлял из себя свет звездный, лунный и солнечный. Кроме того, подобно тому древнему Симону первосвященнику, и сей был как ѕвѣзда̀ ᲂу҆́треннѧѧ, как лꙋна̀ полна̀ и как со́лнце сїѧ́ющее на це́рковь вы́шнѧгѡ. Он усердно подвизался в святом монастыре Киево-Печерском, подобном Небу, и сам Симон уподоблялся своими подвигами звезде утренней, всегда подражая Пресвятой Богородице, прекрасной, как Луна, и славной, как Солнце. Сколько было у него сил, он усердно служил Матери Божией, пребывая постоянно в великом смирении, усердной молитве — как общей с братиею, так и уединенной.

Когда сей святый Симон просиял подвигами своими по многим окрестным странам, так что был даже известен и в странах весьма отдаленных, случилось, что в то время архиерейский престол епархии Владимирской и Суздальской не имел своей главы. Церкви же прилично украшаться звездным венцем[16], как пишет святый Иоанн в своем Апокалипсисе. На том престоле Владимирском и Суздальском не было пастыря, — пресветлого Солнца и красивой Луны, так что та церковь не могла похвалиться словами Псалма: престол мой как Солнце предо мною и ꙗ҆́кѡ лꙋна̀ соверше́на въ вѣ́къ[17]. В это именно время, по изволению Начальника пастырей — Иисуса, вручившего не[310]когда овец Своих любившему Его па́че всѣ́хъ Симону Петру[18], этот блаженный Симон, от всего сердца возлюбивший Пречистую Матерь Божию, был призван Богом на престол епископский для управления Богом хранимыми городами — Владимиром и Суздалем. Таким образом украсился венец церкви той светом звездным, престол же ее просветился как со́лнце и как лун̀а полна̀. Сей блаженный пастырь просиял на престоле добрыми делами своими как ѕвѣзда̀ ᲂу҆́треннѧѧ, как луна̀ и как со́лнце; учением своим он просвещал всех, любовию согревал, благодатию, испрошенною от Бога, даровал всем жизнь (духовную). Сей блаженный Симон всегда представлял себя как бы звездою утреннею, которая возвещает конец ночи и начало дня, поэтому он всегда хранил себя от всех дурных и греховных дел и всеми силами устремлялся на дела добрые, благодатные. Помышлял про себя святый и то, что Солнце и Луна — суть как бы два глаза, неусыпно бдящих на небе; поэтому он всячески заботился о том, чтобы его престол сиял как Солнце и как полная Луна, и лично сам старался подражать тем неусыпным очам небесным, для чего с неусыпною бодростью прилежно пас духовное стадо свое.

Блаженный Симон долгое время подвизался как ревностный пастырь, усердно и внимательно заботившийся о своей пастве; и следует заметить, что преподобный весьма успешно проходил служение свое. В то же время святый не оставлял и трудов своих иноческих, всегда представляя в мысли своей труды и подвиги честны́х подвижников печерских и радуясь душою своею о том, что Господь сподобил его в сей честно́й обители принять образ иноческий и быть как бы сожителем святых печерских подвижников; святый Симон постоянно призывал их к себе на помощь в молитвах своих и по предстательству их пред Богом при помощи благодати Божией успешно устроил дела паствы своей, так что на нем исполнились и все прочие подобия и наименования, усвояемые Иисусом, сыном Сираха, Симону, первосвященнику иудейскому, угодившему Богу в Ветхом Завете. Кроме вышеупомянутых наименований Иисус, сын Сирахов, пишет о том Симоне, что он был как бы дꙋго́ю небесною, как бы цвѣ́тъ ши́пкѡвъ, как крі́нъ, как [311]стебло̀ лїва́ново, как ѻ҆́гнь и҆ лїва́нъ на ѻ҆гни́щи, как сосꙋ́дъ зла́тъ и҆ско́ван, как ма́слина и как кѷпари́съ[19]. Все эти добродетели архипастырские, предуказанные этими наименованиями, проявил в своей жизни и добрый пастырь Симон. Так он весьма заботился о сохранении и водворении между людьми мира, предуказанного небесною дугою; далее, — он учил всех самым делом своим терпению, произрастая как цветок яблочного дерева среди терний, всегда трудясь в мысленном вертограде паствы своей; наставлял всех и делом и словом чистоте духовной, как бы насаждая белую лилию; поучал всех непрестанной молитве к Богу, умножая как бы благоухающие растения ливанские; всегда благодарил Бога, даже среди скорбей своих, и к тому же поучал и паству свою, представляя собою как бы ладан, благоухающий на огне, предлагаемый всем в драгоценном сосуде любви и премудрости духовной; он укоренял среди паствы своей маслину милосердия и любви к ближнему, а также возращал в пастве своей, как кипарис, постоянную мысль о Боге.

Сей блаженный Симон настолько изучил подвижническую жизнь святых угодников Киево-Печерских, что как бы написал ее на скрижалях сердца своего; поэтому он восхотел, чтобы и прочим благочестивым людям была известна жизнь Киево-Печерских подвижников; а для этого он решил составить письменное описание подвижнической жизни печерских иноков. Следует заметить, что в это время по причине многочисленных войн и усобиц было утеряно много книг, так что многие события, описанные в этих книгах, начинали приходить в забвение. Ввиду этого блаженный Симон с большим усердием разыскивал всех очевидцев того или другого чудесного события, случившегося в Киево-Печерской обители, и все, полученные таким образом сведения, преподобный с усердием собирал в одно целое, трудясь как мудрая пчела. Потому-то он и просветил нас светом солнечным, лунным и звездным, так как описал нам чудеса преподобного Антония, этого светозарного солнца, и чудесное окование раки преподобного Феодосия — луны полной; ко всему этому блаженный Симон присовокупил сказание о святой, небесам подобной, церкви Киево-Пе[312]черской, престол которой поистине сиял как Солнце и как Луна полная; — все это занесено преподобным Нестором в первую часть Патерика[20]. Кроме того, блаженный Симон в послании к Поликарпу предложил сведения о жизни многих подвижников печерских, сиявших как звезды подвигами своими; — это вошло во вторую часть Патерика. Впоследствии Симон еще раз написал послание к тому же Поликарпу, в котором говорит о подвигах и многих других подвижников Киево-Печерских.

Из сочинений сего блаженного Симона видно, что он имел великую любовь ко Пресвятой Богородице и к преподобным отцам — Антонию и Феодосию Печерским, так что он с сими преподобными обитал духом и умом своим как бы в одной пещере, несмотря на то, что телом своим жил в своей епархии.

Подобно тому, как Симон Петр более прочих Апостолов любил Господа, так и этот Симон, тезоименитый тому славному Апостолу, выказывал больше всего любовь и ревность к Пресвятой Богородице и обители Ея Киево-Печерской.

Во дни жизни его верующие видели на небе чудное знамение — именно, они видели, что Некая Жена, Невеста Неневестная, Пречистая Богородица, имела под ногами Своими не только свет лунный, но и звездный и солнечный; ибо этот пастырь добрый сиял своими делами благими (как мы сказали выше), как звезда и как луна, причем являл столь великое смирение, что, будучи епископом, писал в послании своем, что считал бы честью для себя быть сором, попираемым и разбрасываемым в сторону ногами проходящих, как об этом свидетельствует послание его.

Этот добрый пастырь потрудился довольно продолжительное время, питая духовных овец своих пищею нетленною, ведущею в жизнь, так как предлагал всем пасомым своим [313]жития святых, подвизавшихся в обители Киево-Печерской, и в письмени и самым делом жизни своей.

Пробыв двенадцать лет на архипастырском престоле, блаженный Симон отошел к пастырям, восседающим на двенадцати престолах и к Самому Пастыреначальнику, Господу Иисусу, дабы восприять от Него неувядаемый венец славы. Тело же его честно́е, согласно его желанию, выраженному в послании к блаженному Поликарпу, а также в соответствие его любви к святым подвижникам Киево-Печерским, положено в печерских пещерах, где и доныне пребывает в нетлении, в честь, славу и хвалу Отца, и Сына, и Святаго Духа — Единого Бога в Троице славимого, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь[21].

Жития Святых (1903-1911) - концовка 33.png

[314]
Страдание святаго мученика
Исихия

Святый мученик Исихий пострадал в царствование императора Максимиана[22]. При дворе последнего он занимал первое место, имел звание магистриана[23] и жил в Антиохии[24]. Максимиан исключил христиан из военной службы и тем, которые желали оставаться в христианской вере, повелел снять с себя воинские пояса и перейти в положение наемных слуг. После такого царского повеления многие предпочли бесславную жизнь слуг губительному почету воинского звания. В числе их был и славный Исихий. Узнав об этом, Максимиан приказал ему снять с себя драгоценные одежды сановника, одеть грубую власяницу[25] и пребывать в числе женской прислуги. Чрез несколько дней после этого он призвал Исихия к себе и сказал ему:

— Исихий! Скажи мне, неужели тебе не стыдно оставаться в таком бесчестии?

Но святый на это ответил ему:

— Честь, которую я имел от тебя, временна.

После такого ответа Максимиан повелел привязать Исихию на шею жерновный камень и бросить его в реку. Так и скончался святый мученик[26].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[315]
Страдание святых мучеников
Алфия, Филадельфа, Киприана[27]
и других, с ними пострадавших

Сии святые Христовы мученики происходили из Италии. Из них Алфий, Филадельф и Киприан были сыновьями италийского князя[28], и их наставил в христианской вере и крестил некий Онисим. В то время из Рима было прислано в их страну повеление разыскивать христиан, и когда обнаружилось, что они христиане, то их вместе с Онисимом, Еразмом и другими четырнадцатью христианами отправили в Рим к императору Ликинию[29]. По повелению последнего Онисиму положили на грудь огромный камень, от чего он и скончался. Еразму же и другим четырнадцати святым мученикам отсекли мечом головы, а Алфий, Филадельф и Киприан были отправлены в Селевкию[30] и там умерщвлены за веру во Христа[31].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png


  1. Срв.: Еванг. от Иоанна, гл. 2, ст. 1—11.
  2. Зилот и ревнитель — подобозначащие слова; зилот есть греческий перевод еврейского слова кананит (от кана — ревность). Существует предположение, по которому Симон Зилот до призвания в Апостолы был членом секты зилотов — ревнителей отечественной веры, обращавших особенное внимание на соблюдение обрядовых предписаний Закона Моисеева.
  3. Симон Зилот скончался мученическою смертию в Абхазии и погребен в городе Никопсии, лежавшем около Джигетии. Остатки этого города местные жители и доселе показывают верстах в 20-ти от Сухума, недалеко от морского берега. На месте кончины святаго была построена церковь, возобновленная в 1875 г. усердием одного из Великих князей. — Воспоминаемого ныне святаго Апостола Симона Зилота следует отличать, во-первых, от Симона Петра, также Апостола из двенадцати, и от Симона, или Симеона, сродника Господня по плоти (Еванг. от Матф., гл. 13, ст. 55), который принадлежит к лику 70-ти апостолов и был вторым епископом Иерусалимским, — преемником Апостола Иакова, брата Господня по плоти. — Память Симона Зилота празднуется еще св. Церковию 30 июня (вместе с памятью прочих одиннадцати Апостолов).
  4. Тавеннисийский монастырь был основан известным египетским подвижником святым Пахомием Великим (память его — 15-го мая). Монастырь Тавеннисийский находился в верхней Фиваиде. Поводом к основанию этого монастыря было желание сестры Пахомия подвизаться отшельнической жизнью. Избранное для обители место называлось Мен и находилось на берегу Нила, тогда как мужской монастырь был расположен на острове, посреди Нила. Св. Пахомий дал отшельницам строгий, почти одинаковый со своим монастырем, устав.
  5. 1 Посл. к Коринф., гл. 3, ст. 18.
  6. Кончина св. Исидоры последовала в конце IV-го в.
  7. Иоанн Колов — известный египетский подвижник. См. житие его под 9 ноября.
  8. Кончина св. Таисии последовала в V в.
  9. Здесь разумеется Симон I, первосвященник Иудейский, сын и преемник первосвященника Онии I, за благочестие свое прозванный современниками праведным. Воспользовавшись спокойным временем под владычеством царей египетских, он возобновил укрепления Иерусалима, украсил храм, обнес его высокими стенами и сделал в нем значительные исправления и улучшения; но, — что самое важное, — он поднял религиозно-нравственную жизнь народа примером своей благочестивой жизни, почему и оставил по себе самые добрые воспоминания (см. Кн. Иисуса, сына Сирахова, гл. 50, ст. 1—21). — Первосвященническое служение свое Симон проходил в нач. III в. до Р. Хр.
  10. Кн. Иисуса, сына Сирахова, гл. 50, ст. 1.
  11. Кн. Иисуса, сына Сирахова, гл. 50, ст. 6—7.
  12. Преподобный Нестор известен как летописец. Кроме того, он оставил нам описание житий некоторых печерских святых, из которых самое важное — житие Феодосия Печерского. — Он жил и действовал в XII в. Память его празднуется св. Церковию 27-го октября.
  13. Кн. Прор. Иеремии, гл. 3, ст. 15.
  14. Память его — 3 мая.
  15. Память его — 10 июля.
  16. Срав.: Апокалип., гл. 12, ст. 1.
  17. Псал. 88, ст. 38.
  18. Еванг. от Иоанна, гл. 21, ст. 15—17.
  19. Кн. Иисуса, сына Сирахова, гл. 50, ст. 8—11.
  20. Патерик, по переводу с греческого, значит отечник, т. е. сборник, заключающий в себе краткие повести о жизни подвижников благочестия, или нравоучительные слова их. Киево-Печерский Патерик представляет собою собрание кратких повестей о подвигах печерских иноков. В основу этого Патерика вошли 14 сказаний Симона, епископа Владимирского и Суздальского, затем жизнеописания святых, составленные летописцем Нестором и другими лицами. — Что касается до сказаний Симона, то девять из них повествуют о чудотворцах печерских и пять — о чудесах, сопровождавших построение главной печерской церкви. — Более подробные сведения о Патерике Киево-Печерском можно читать на стр. XVI—XVII предисловия к I-ой (сентябрьской) книге «Житий святых».
  21. Кончина преподобного Симона последовала в 1226 г., на 11-м году управления им епархией Владимирской и Суздальской (управлял епархией с 1215 по 1226 г.).
  22. Здесь разумеется Максимиан Галерий, зять и преемник императора Диоклетиана, царствовавший в Восточной половине Римской империи с 305 до 311 г. В 292 г. Диоклетиан избрал Галерия помощником своим в управлении империей с титулом кесаря и поручил ему Иллирию и страны по Дунаю. Состоя с Диоклетианом в родственной связи, Галерий имел сильное влияние на престарелого императора и еще до издания в 303 г. общего эдикта против христиан принудил его издать частный эдикт, по которому христиане удалялись из военной службы, причем сам был наиболее ревностным исполнителем этого эдикта. Он не только изгонял христиан из военной службы, но и удалял их от своего двора.
  23. Название магистриана, или магистра, означало при дворе Римских императоров одну из высших придворных должностей, нечто вроде нашего Министра Двора.
  24. Здесь надо разуметь Антиохию Сирийскую, некогда великолепную столицу Сирии, а ныне бедный городок Антиохийской Турции.
  25. Власяница — одежда, сплетенная из конского волоса.
  26. Святый мученик скончался при Диоклетиане, но год его кончины неизвестен.
  27. Киприан по греческому стихословию в Минее — Киприн, а по актам святых и другим древним памятникам — Кирин.
  28. По изысканиям Болландистов родиной сих святых мучеников был город Баста в южной Италии близ берегов Сицилийского, или Ионического, моря; по месяцеслову имп. Василия отец их носил имя Виталия.
  29. Ликиний, как утверждают Болландисты, не был тогда еще императором, а состоял только в должности правителя области, управлял же империей Декий. По месяцеслову имп. Василия мучителем святых братьев-мучеников и других, с ними пострадавших, был префект Диомид, которому Ликиний отдал их для суда и наказания.
  30. Селевкия — город в малоазийской римской провинции Киликии, но здесь в Прологе опечатка или описка. По актам святых святые три брата-мученика скитались в Сицилии, в городе Леонтинах.
  31. Святые мученики скончались в 251 году, 10 мая. Правитель Тертилл Алфею велел отрезать язык, и он умер от истечения крови, Филадельф сожжен на железной решетке, а Киприан — на сковороде. В 1517 году тела их обретены в городе Леонтинах и торжественно выставлены для почитания.