Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Май/9

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 9 мая
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. IX. Месяц май. — С. 271—297.


[271]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 35.png
День девятый

Житие
святаго Пророка
Исаии

Время пророческого служения святаго Исаии[1] было тяжелым временем в жизни народа Еврейского: во дни этого великого Пророка царство Израильское окончило свое существование, а Иудейское доживало последние годы пред Вавилонским пленением. Эта печальная участь — подчинение избранного народа под тяжелую руку языческих царей — была ему наказанием от Господа за то, что он вышел из послушания Богу, все более и более погрязая в беззаконии и идолопоклонстве. Особенно было велико отступление от завета Божия в царстве Израильском, которое за это и постигло ускоренное наказание, «в царстве же Иудейском по временам просвечивала надежда на лучшее будущее», и если не совсем погас огонь святой ревности по Боге в Иудее и Господь еще медлил с исправляющим ее наказанием, то этим Иудейское царство обязано главным образом пророческой деятельности святаго Исаии.

[272]Святый Пророк Исаия, происходивший из колена Вениаминова, родился около 760 года до Рождества Христова; он был сын Амоса, о котором в книгах Священного Писания ничего не сообщается и которого иудейское предание отождествляет с Амосом, братом царя Амасии. Местом постоянного жительства святаго Исаии был Иерусалим — столица Иудейского царства. На годы сознательного детства и отрочества Пророка падает славное правление мудрого и доброго царя Озии; это царствование без сомнения имело благотворное религиозное и политическое влияние на душу будущего Пророка. Ничего собственно неизвестно о днях ранней юности святаго Исаии, но явление ему славы Господней и избрание его Господом на великое служение дают непререкаемое свидетельство о благочестии Пророка и в это время жизни; о том же говорят и его пророческие речи, из которых видно прекрасное знание им священных книг своего народа; очевидно, с ранних лет святый Исаия поучался в Законе Божием. Как человек благочестивый, он взял и жену себе богобоязненную, от которой имел двух сыновей; о жене его известно, что она тоже была пророчицей[2].

На пророческое служение святый Исаия был призван в год смерти царя Озии[3] особым видением. Однажды он присутствовал в храме за Богослужением; пред глазами его находились двор священников и святилище. Взирая молитвенно к святилищу, святый Исаия вдруг увидел, что храм стал раздвигаться; пред его духовными очами открывается внутренность святилища, затем исчезает завеса, скрывавшая таинственное Святое святых, где изумленному и потрясенному Пророку является торжественное видение Владыки Неба и земли, «сидящего на престоле высоком и превознесенном», — стоящем как бы между небом и землею; края царственных риз Божиих наполняли храм. Вокруг Господа «стояли Серафимы; у каждого из них — по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг к другу, и говорили: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф[4]. Вся земля полна славы Его!» От громогласного славословия Се[273]рафимов Святый Пророк Исаия«поколебались верхи врат, и храм наполнился курениями». Святый Исаия пришел в ужас и испуганно воскликнул:

— Горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами и живу среди народа также с нечистыми устами[5], и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа[6].

Тогда к смятенному Пророку прилетел один из Серафимов, державший в руке горящий уголь, взятый клещами с жертвенника, т. е., — как объясняет святый Василий Великий, — с Небесного Алтаря. Он коснулся уст Пророка со словами:

— Вот, это коснулось уст твоих и беззаконие твое удалено от тебя и грех твой очищен.

Тотчас же за этим Пророк услышал таинственный глас Иеговы, вопрошающий:

— Кого Мне послать? И кто пойдет для Нас?[7]

Исполненный священной уверенности святый Исаия выступил с выражением желания принять на себя ответственную и тяжелую обязанность быть проповедником воли Божией для жестоковыйного еврейского народа:

— Вот я, пошли меня, — сказал он.

Господь не отверг предложения святаго Исаии и изъявил Свое согласие в таких словах:

— Пойди и скажи этому народу: слухом услышите — и не [274]уразумеете, и очами смотреть будете — и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтоб Я исцелил их.

Исаия спросил Господа, — долго ли народ будет пребывать в таком нравственном огрубении, и получил от Него в ответ страшное откровение о грядущих бедствиях, имеющих поразить Израиля:

— Доколе не опустеют города и останутся без жителей и дома без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет[8].

Видение окончилось, и на святом Исаии почил Дух Божий, открывавший перед ним таинственное и отдаленное будущее как настоящее и укреплявший его в трудной борьбе с нравственными нестроениями среди родного народа.

Любящее народ сердце Пророка не знало его политического разделения, и послушный воле Божией он не ограничивал своего пророческого служения пределами одного царства. Впрочем, когда святый Исаия выступил с пророческою проповедью, дни царства Израильского были уже сочтены, и Пророку уже ничего не оставалось более как предсказать великое горе, уже нависшее над Самариею, столицею Северного царства:

— Горе (Самарии), венку гордости пьяных Ефремлян, увядшему цветку красивого убранства его, который на вершине тучной долины сраженных вином. Вот крепкий и сильный у Господа… с силою повергает его на землю. Ногами попирается венок гордости пьяных Ефремлян. И с увядшим цветком красивого убранства его… делается то же, что бывает с созревшею прежде времени смоквою, которую, как скоро кто увидит, тотчас берет в руку и проглатывает ее[9].

Это печальное пророчество вскоре исполнилось. В 722 году Самария была взята Саргоном, царем Ассирийским, и царство Израильское навсегда окончило свое существование[10]. Так Из[275]раильтяне, оставившие «все заповеди Господа Бога», были отвергнуты Им от лица Своего. «Не осталось никого, кроме одного колена Иудина»[11].

С падением Самарии святый Исаия сосредоточил свой пророческий взор преимущественно на судьбах царства Иудейского, в котором, с воцарением Ахаза, особенно усилилось нравственное развращение. После царей Амасии, Озии и Иоафама к Ахазу перешло царство Иудейское, возведенное на значительную степень государственного могущества, так что Аммонитяне и многие соседние филистимские города являлись данниками Иудеев. Вместе с этим в Иудее скопились значительные богатства, которые в руках нечестивого Ахаза получили применение, недостойное избранного Богом народа. Израильтянин по происхождению и язычник по душе, Ахаз задался целию сделать Иерусалим полным подобием столиц языческих государств Финикии и особенно Ассирии. Он ввел в Иерусалиме поклонение Солнцу, Луне и остальным светилам небесным[12], причем не убоялся осквернить даже самый храм Иеговы. В доме Господнем был поставлен идол Астарты, богини распутства, и здесь же при храме находились «домы блудилищные», где женщины ткали одежды для Астарты[13]; при самом входе в храм содержались белые кони, посвященные солнечному богу; в конюшни были обращены некоторые из помещений, предназначавшихся для хранения священных сосудов и для пребывания священников, отправлявших чреду служения[14]. Самый жертвенник всесожжения, поставленный Соломоном, Ахаз передвинул с его места пред святилищем к северной стороне храма и заменил новым, устроенным по ассирийскому образцу[15]. По всем углам Иерусалима были устроены жертвенники, чтобы проходящие имели возможность сжигать на них курения[16]; при воротах Иерусалима и в других городах иудейских находились оставшиеся еще [276]от прежнего времени высоты для совершения жертв Иегове[17]; существование их с построением храма Господня было уже незаконно[18]. В честь финикийского божества Молоха под самыми стенами Иерусалима, в долине Гинномовой, было воздвигнуто новое капище; здесь стоял большой медный идол Молоха; внутри его была печь, а под протянутыми руками — жертвенник, на который и приносились дети. Ахаз сам подал пример ревностной преданности этому бесчеловечному идолослужению: он принес в жертву Молоху одного из своих сыновей[19].

За это нечестие, растлевавшее царство Иудейское и возбуждавшее праведный гнев Господа, Иудею вскоре постигло наказание, служившее предвестником более грозных прещений Божиих в будущем. Царь израильский Факей и сирийский Рецин вторглись с соединенными силами в Иудейское царство; грабя и опустошая все на дороге, они дошли до самого Иерусалима; к тому же восстали Едомитяне и Филистимляне, возвращая себе независимость. Так «унизил Господь Иудею за Ахаза, царя Иудейского, потому что он развратил Иудею и тяжко грешил пред Господом»[20].

Когда союзные цари Факей и Рецин стояли у ворот Иерусалима, в последнем царили ужас и смятение, как в дубраве, колеблемой сильным ветром[21]. Но милосердый Господь не оставил грешный народ Свой: вместе с наказанием Он чрез Пророка Исаию послал ему утешение и предостережение. Встретив, по повелению Божию, Ахаза на дороге к полю Белильничьему у водопроводов верхнего пруда, святый Исаия сказал ему:

— Наблюдай и будь спокоен; не страшись, и да не унывает сердце твое… (Рецин и Факей — эти концы дымящихся головней) умышляют против тебя зло, говоря: «Пойдем на Иудею и возмутим ее, и овладеем ею»… Но Господь Бог так говорит: это не состоится и не сбудется.

Видя недоверие Ахаза к его словам, святый Исаия сказал ему:

— Проси себе знамения у Господа, Бога твоего: проси или в глубине, или ни высоте.

[277]На это Ахаз, скрывая свое неверие нежеланием искушать Господа, возразил:

— Не буду просить и не буду искушать Господа.

Тогда Пророк, укорив царя за неверие, указывает как на знамение, подтверждающее исполнение его слов, на грядущее чудесное рождение Мессии-Христа от Девы; предсказав скорое удаление Рецина и Факея, он вместе с тем предсказывает будущее более ужасное нашествие Ассирийцев:

— Слушайте же, дом Давидов!… Сам Господь дает вам знамение: се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут Ему имя: Еммануил[22]. Он будет питаться молоком и медом; доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями ее. Но наведет Господь на тебя и на народы твои, и на дом отца твоего дни, какие не приходили со времени отпадения Ефрема от Иуды, наведет царя Ассирийского[23].

Но неверующий Ахаз надежде на Бога предпочел надежду на царя Ассирийского, от которого предостерегал его Пророк. Ища защиты против вступивших в Иудею царей, Ахаз заключил союз с Феглаффелассаром III, царем Ассирийским, и при этом отдал ему все сокровища не только из своего царского дома, но и из храма; он сам отправился к Феглаффелассару в Дамаск на поклон и здесь получил чертеж уже помянутого Ассирийского жертвенника. В награду за это подчинение царь Ассирийский разоряет Сирию и часть Палестины, составлявшую Израильское царство. Ахаз же, ограбив храм, затворил его великие двери; угасли светильники храма; курение более не возносилось и Святое место было оставлено в полном пренебрежении. Истинное поклонение Иегове, заменяемое все разраставшимся омерзительным идолопоклонством, было почти забыто[24].

Со смертью Ахаза на престол вступил[25] его двадцатилетний сын Езекия, бывший одним из лучших царей избранного на[278]рода. От отца Езекии досталось печальное наследие. Иудейское царство, платившее унизительную и разорительную подать Ассирии, расшатывалось к тому же подтачивавшими его внутренний строй пороками. Среди высших классов населения, сосредоточивших в своих руках суд, царила неправда, и насилие над бедным было обычным явлением со стороны судей-сребролюбцев[26]; священники — учители народа страдали теми же пороками[27], и голос истинных пророков заглушали ложные пророки-корыстолюбцы[28]. Весь вообще народ, погрязший в разврате[29], и далекий от Господа сердцем, в лучшем случае исполнял лишь обрядовую часть Закона[30], не следуя предписаниям его в жизни. Поэтому Господь чрез Пророка Исаию обращался с таким трогательным и грозным увещанием к Своему народу, призывая его к исправлению:

— Я, — говорит Господь, — воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня. Вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет. Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа (Иегову), презрели Святаго Израилева — повернулись назад. Во что вас бить еще, продолжающие упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем… Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай Закону Бога нашего, народ Гоморрский. К чему Мне множество жертв ваших?.. Я пресыщен всесожжением овнов и туком откормленного скота; и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу. Когда вы приходите являться пред лице Мое, — кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы мои! Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие и празднование. Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они — бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы [279]простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу; ваши руки полны крови[31]. Серебро твое стало изгарью; вино твое испорчено водою. Князья твои — законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою; не защищают сироты и дело вдовы не доходит до них[32]. Омойтесь, очиститесь, удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите и рассудим… Если будут грехи ваши как багряное, — как снег убелю. Если будут красны как пурпур, — как волну убелю[33].

Царь Езекия, потомок по матери Пророка Захарии, был полною противоположностью своего отца, человека нечестивого и склонного ко всему ассирийскому: Езекия был предан национальным нравам и обычаям и, горя любовью к истинной вере, целью своей жизни поставил восстановление почитания Иеговы и очищение земли, оскверненной язычеством. Нелегка была эта деятельность среди народа, в большинстве отличавшегося языческими наклонностями. Здесь на помощь благочестивому царю пришли уважаемые им пророки, и во главе их — святый Исаия. Он собрал вокруг себя множество учеников, которые, будучи просвещены своим учителем, в свою очередь сами выступали просветителями народа. Так пророческая школа, созданная святым Исаиею, оказывала могучую поддержку царю Езекии в религиозно-нравственном возрождении народа. — Первым делом Езекии было очищение храма от языческих мерзостей и восстановление в нем Богослужения[34]; вместе с тем уничтожением «высот» Езекия положил конец совершению частных богослужений. Стремясь к искоренению идолопоклонства, он не пощадил даже национального священного сокровища: по его приказанию был истреблен обоготворяемый многими иудеями медный змей, сделанный почти 800 лет назад Моисеем[35] и стоявший посреди Иерусалима[36]. Затем, уже после падения Израильского царства, которому Езекия, опасаясь за свое собственное, [280]не мог оказать помощи, была в Иерусалиме в присутствии множества Иудеев[37] торжественно отпразднована Пасха, ранее, вероятно, совершавшаяся частно, по семействам[38].

Между тем умер завоеватель Самарии Саргон, и на престол вступил младший сын его Сеннахирим. Смерть Саргона положила начало восстанию, широкой волной разлившемуся среди томившихся под тяжелым игом Ассириян народностей, населявших громадное пространство, охватывавшее всю Западную Азию и отсюда идущее далее до берегов Нила. Во главе восставших находились Египетский фараон Сети и Тиргак, царь Ефиопский. К возмутившимся народностям примкнул и царь Езекия. С громадными полчищами Сеннахирим двинулся на усмирение восставших. Поставив конечною целью своего похода Египет, он сначала с севера вступил в Палестину. Снова подчинив здесь власти Ассириян некоторые возмутившиеся народности, Сеннахирим двинул часть своих войск к Иерусалиму. После взятия приступом и ограбления 46 укрепленных городов Иудеи, отряд Сеннахирима скоро осадил и столицу ее — Иерусалим; сам же Сеннахирим окружил Лахис, тоже город Иудейского царства на границе с Египтом. Ужас охватил жителей осажденного Иерусалима, к которым святый Исаия не преминул обратиться со словом ободрения, предсказывая, что Ассириян ждет наказание Божие и именно в земли избранного народа[39]. Но слово Пророка не вливало мужества в смятенные страхом души. Осада города затягивалась, так как Езекия не желал сдавать Иерусалима и усиленно укреплял его; к довершению бедствия появился голод, и некоторые в отчаянии стали предаваться распутству, что вызвало со стороны святаго Исаии грозное обличение[40]. Наконец, видя бесполезность сопротивления Ассириянам, Езекия решил сдаться: он отправил в Лахис к Сеннахириму послов с изъявлением покорности. Сеннахирим снял осаду с Иерусалима, наложив на Иудейское царство дань в бо́льшем, против прежнего, размере, так что для уплаты ее пришлось снять золото, еще остававшееся от прежних [281]разграблений храма на воротах и косяках дверей, ведущих во святилище. Но вот Сеннахирим услышал, что против него выступил, было пораженный им, Египетский фараон Сети с Тиргаком, царем Ефиопским, двинувшим свои войска с берегов Верхнего Нила. При таких обстоятельствах Сеннахириму подчинение Езекии показалось не более как вероломным желанием выгадать время, пока придут на помощь союзные цари. Поэтому Сеннахирим, не обращая внимания на только что заключенный с Езекией договор, вновь отправил к Иерусалиму отряд с тремя военачальниками, среди коих находился и Рапсак, начальник штаба. Отряд нашел ворота Иерусалима запертыми и стены его готовыми к обороне. Начальники Ассирийского войска вступили в переговоры с представителями царя Езекии, убеждая Иерусалим к добровольной сдаче; в силу необходимости переговоры велись чрез стены города в присутствии множества народа. Они окончились следующей богохульной речью Рапсака, обращенной ко всем осажденным:

— Слушайте слова… великого царя Ассирийского. Так говорит царь: пусть не обольщает вас Езекия… и не обнадеживает вас… Господом, говоря: спасет нас Господь, и не будет город сей отдан в руки царя Ассирийского. Не слушайте Езекии, ибо так говорит царь Ассирийский: примиритесь со мною и выйдите ко мне, и пусть каждый ест плоды виноградной лозы своей, и смоковницы своей, и пусть каждый пьет воду из своего колодезя, пока я не приду и не возьму вас в землю такую же, как и ваша земля, в землю хлеба и вина, в землю плодов и виноградников, в землю масличных дерев и меда, и будете жить, и не умрете. Не слушайте же Езекии, который обольщает вас, говоря: Господь спасет вас. Спасли ли боги народов каждый свою землю от руки царя Ассирийского? Где боги Емафа и Арпада? Где боги Сепарваима, Ены и Иввы? Спасли ли они Самарию от руки моей? Кто из всех богов земель сих спас землю свою от руки моей? Так неужели Господь спасет Иерусалим от руки моей?[41].

Когда эту речь передали Езекии, то он в знак великой скорби разодрал одежды свои и, облекшись во вретище, отправился в храм; к Пророку же Исаии он послал Елиакима и [282]Севну, придворных чинов, вместе со старейшими священниками; одетые по примеру царя во вретище посланцы Езекии сказали святому Исаии:

— День скорби и наказания, и посрамления день сей… Может быть, услышит Господь, Бог твой, все слова Рапсака, которого послал царь Ассирийский… хулить Бога Живого и поносить словами, какие слышал Господь, Бог твой. Принеси же молитву об оставшихся, которые находятся еще в живых[42].

На эти слова, дышавшие некоторой неуверенностью, Пророк Божий дал ответ, полный твердой веры в помощь Господа:

— Так скажите господину вашему: Так говорит Господь: не бойся слов, которые ты слышал, которыми поносили Меня слуги царя Ассирийского. Вот, Я пошлю в него дух, и он услышит весть и возвратится в землю свою, и Я поражу его мечом в земле его[43].

Обнадеженный Пророком Езекия ответил послам Ассирийского царя отказом сдать город, хотя вслед за этим отправил к Сеннахириму посольство со своей стороны, желая спасти свою страну от нашествия Ассирийцев уверением в отсутствии изменнических замыслов. Посланцы Езекии застали Сеннахирима уже в самом Лахисе и не имели успеха; Сеннахирим их даже не выслушал. Чтобы обезопасить своим войскам тыл, он решил взять Иерусалим. Не желая тратить времени на осаду города, он попытался сначала склонить Езекию к сдаче города без боя; поэтому Сеннахирим отправил к Езекии вторичное посольство с письмом, в котором, уповая на свое могущество, убеждал его оставить надежду на спасение города Иеговою. Получив свиток, Езекия отправился в храм Божий, развернул его пред лицем Господа и обратился к Нему с такою проникновенною молитвою:

— Господи Боже Израилев, сидящий на Херувимах! Ты один Бог всех царств земли. Ты сотворил Небо и землю. Приклони, Господи, ухо Твое и услышь (меня); открой, Господи, очи Твои и воззри, и услышь слова Сеннахирима, который послал поносить Тебя, Бога живого. Правда, о, Господи! цари Ассирийские разорили народы и земли их, и побросали богов [283]их в огонь. Но это не боги, а изделия рук человеческих, дерево и камень — потому и истребили их. И ныне, Господи, Боже наш, спаси нас от руки его, и узнают все царства земли, что Ты, Господи, Бог один[44].

К молитве Езекии присоединил свою молитву и святый Пророк Исаия[45]. И молитва их была услышана. Господь чрез Пророка Исаию обратился к Езекии с таким укрепляющим душу словом:

— Так говорит Господь, Бог Израилев: то, о чем ты молился Мне против Сеннахирима, царя Ассирийского, Я услышал. Вот слово, которое Господь изрек о нем: Презрит тебя, посмеется над тобою девствующая дочь Сиона, вслед тебя покачает головою дочь Иерусалима. Кого ты порицал и поносил? И на кого ты возвысил голос и поднял так высоко глаза твои? На Святаго Изралева… За твою дерзость против Меня, и за то, что надмение твое дошло до ушей Моих, Я вложу кольцо в ноздри твои… и возвращу тебя назад тою же дорогою, которою ты пришел. И вот тебе, Езекия, знамение: ешьте в этот год выросшее от упавшего зерна, и на другой год — самородное; а на третий год сейте и жните, и садите виноградные сады, и ешьте плоды их. И уцелевшее в доме Иудином оставшееся пустит опять корень внизу, и принесет плод вверху[46]. Ибо из Иерусалима произойдет остаток, и спасенное от горы Сиона[47]. Посему так говорит Господь о царе Ассирийском: не войдет он в этот город и не бросит туда стрелы, и не приступит к нему со щитом, и не насыплет против него вала… Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида, раба Моего[48].

[284]И Господь не замедлил чудесным образом явить Свое могущество над Ассирийским царем и Свое благоволение Иудеи. С солнечным рассветом, рассеявшим ночную мглу, рассеялись страх и тревога, нависшие над Иерусалимом: в ту же самую ночь «пошел Ангел Господень и поразил в стане ассирийском сто восемьдесят пять тысяч; и встали поутру, и вот, всё тела мертвые»[49], и царь Ассирийский «возвратился со стыдом в землю свою»[50]. Жителям же Иерусалима досталась громадная добыча, наполнявшая лишившийся защитников ассирийский стан[51].

Наслаждаясь покоем, Езекия занялся мирным благоустройством своего государства, которое постепенно приобрело уважение окружающих народов[52]. Но эти мирные и счастливые дни сменила новая тревога: царь Езекия заболел смертельно; к его одру явился Пророк Исаия и передал печальное слово Господне, чтобы Езекия сделал завещание относительно своего дома, так как его ожидает скорая смерть. Живший во времена ветхозаветные, когда во мраке загробном едва брезжился отблеск Грядущего Искупителя, Победителя ада и смерти, лишенный к тому же наследника, которому бы мог передать царство, и не насыщенный еще жизнью, Езекия в отчаянии повернулся к стене от солнечного света и горько заплакал: «О! Господи, — воскликнул он, — вспомни, что я ходил пред лицем Твоим верно и с преданным тебе сердцем, и делал угодное в очах Твоих»[53].

Пророк Исаия, оставивший больного царя, «еще не вышел из города, как было к нему слово» Господа, услышавшего молитву верного раба Своего:

— Возвратись и скажи Езекии, владыке народа Моего: так говорит Господь — Бог Давида, отца твоего: «Я услышал молитву твою, увидел слезы твои. Вот, Я исцелю тебя; в третий день пойдешь в дом Господень: и прибавлю ко дням Твоим пятнадцать лет, и от руки царя Ассирийского спасу тебя [285]и город сей, и защищу город сей ради Себя и ради Давида, раба Моего[54].

Для исцеления болезни Езекии Пророк Исаия велел употребить и доселе самое обычное на Востоке лекарство, именно пласт смокв: его, по приказанию Пророка, приложили к нарыву[55], появившемуся на теле царя. Для ободрения царя и по его просьбе Господь дал ему чудесное знамение, уничтожающее всякое сомнение в том, что выздоровевший Езекия будет «ходить в дом Господень». Пророк Исаия сказал царю:

— Вот тебе знамение от Господа, что исполнит Господь слово, которое Он изрек: вперед ли пройти тени на десять ступеней или воротиться на десять ступеней?

Езекия ответил:

— Легко тени подвинуться вперед на десять ступеней; нет, пусть воротится тень назад на десять ступеней.

И воззвал Исаия Пророк ко Господу, и возвратил тень назад на ступенях, где она спускалась по ступеням Ахазовым на десять ступеней[56].

В книге пророка Исаии записана молитва, какую произнес Езекия, получив радостную весть о своем выздоровлении. Молитва эта в таких трогательных словах изображает настроение души царя в преддверии смерти и по избавлении от нее:

«Я сказал в себе: в преполовение дней моих должен я идти во врата преисподней; я лишен остатка лет моих. Я говорил: не увижу я Господа, Господа на земле живых; не увижу больше человека между живущими в мире. Жилище мое снимается с места и уносится от меня, как шалаш пастушеский; я должен отрезать подобно ткачу жизнь мою: Он (т. е. Бог) отрежет меня от основы; день и ночь я ждал, что ты пошлешь [286]мне кончину. Я ждал до утра; подобно льву, Он сокрушал все кости мои; день и ночь я ждал, что Ты пошлешь мне кончину. Как журавль, как ласточка издавал я звуки, тосковал как голубь; уныло смотрели глаза мои к Небу: Господи! тесно мне: спаси меня. Что скажу я? Он сказал мне, — Он и сделал. Тихо буду проводить все годы жизни моей, помня горесть души моей… Вот, во благо мне была сильная горесть, и Ты избавил душу мою от рва погибели (т. е. от могилы), бросил все грехи мои за хребет Свой»[57].

Слух о чудесном выздоровлении царя Езекии, быстро распространяясь, достиг даже такой отдаленной страны, как Вавилония. Царь ее Меродах Баладан, еще сохранивший независимость государства под могучим напором Ассириян, пользуясь случаем, отправил к Езекии посольство под видом того, чтобы поздравить его с выздоровлением и подробнее разузнать о сопровождавшем его чудесном знамении. Действительною же целию посольства было заключение с Езекиею наступательного и оборонительного союза; посольство везло к Езекии письмо и подарки от Вавилонского царя. Езекия обрадовался посольству, идущему от царя обширного государства, и показал ему все свои сокровища. Посольство это было испытанием Езекии от Бога, «дабы открыть все, что у него на сердце». И благочестивый царь не выдержал испытания: еще так недавно видевший над собою проявление милосердия Божия, соединенного с чудесным знамением, Езекия, увлекшись тщеславием, при котором не было места мысли о славе Господа, переносит свое упование с Бога на людей и на себя самого. Но самое открытие Езекиею послам Вавилонского государя всех тайн своего государства было обнаружением слабости человеческого разума в познании неисповедимых судеб Божиих, по которым Иудея и должна была пасть именно от нашествия вавилонского повелителя. С таким печальным откровением, бывшим наказанием Езекии за самонадеянность, и явился Пророк Исаия к царю Иудейскому по удалении послов. Узнав от самого Езекии, что послы приходили «из земли далекой из Вавилона» и что «не оставалось ни одной вещи, которой не показал бы им царь во всем владении своем», Исаия сказал царю Иудейскому:

[287]— Выслушай слово Господне: вот, придут дни, и взято будет все, что в доме твоем, и что собрали отцы твои до сегодня, в Вавилон; ничего не останется. Из сынов твоих, которые произойдут от тебя, которых ты родишь, возьмут и будут они евнухами во дворце царя Вавилонского.

— Благо слово Господне, которое ты изрек, — со смирением отвечал раскаявшийся Езекия, молясь в то же время, чтобы мир и благосостояние сопровождали хотя бы только дни его[58].

Господь не отринул молитвы погрешившего царя: в мире «почил Езекия с отцами своими»[59] и был похоронен со всевозможными почестями, при стечении множества иудеев, над гробницами сынов Давидовых в Иерусалиме[60].

Вскоре окончил дни свои и великий Пророк святый Исаия: по преданию иудейскому, принимаемому Тертуллианом, Лактанцием и блаженным Иеронимом, святый Исаия скончался мученически, перепиленный пилою[61] при преемнике Езекии Манассии.

Если, как говорит святый Кирилл Иерусалимский, «ни одному из пророков не был Христос неведом», то о Пророке Исаии это до́лжно сказать в особенности. Книга его содержит предсказания о Христе-Спасителе столь полные и ясные, что по справедливости устами отцов церкви святому Исаии усвоено наименование «Ветхозаветного Евангелиста».

У этого великого ветхозаветного Пророка находим подробно начертанный образ Грядущего Мессии.

Предваренный пришествием Предтечи (гл. 40, ст. 3) Мессия, происходя по человечеству от рода Иессеева (гл. 11, ст. 1), родится от безмужней Девы (гл. 7, ст. 14) и будет преисполнен Даров Святаго Духа (гл. 11, ст. 2) и носить имена, с несомненностью указующие на Его Божеское достоинство (гл. 9, ст. 6). Смиренный и кроткий Раб Божий, возлюбленный Господом и призванный Им для возвещения народам истины, Мессия «трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит», проявляя в то же время великую силу в водворении на земле своего царства (гл. 9, ст. 1—4), которое явится царством прав[288]ды, и мира и боговедения, — «тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут жить вместе, и малое дитя будет водить их, и корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и малое дитя будет водить их, и лев, как вол, будет есть солому, и младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою в гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет исполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (гл. 11, ст. 6—9). Но наступленью этого царства должны предшествовать уничижение, страдания и, наконец, смерть Мессии за грехи людей: «Господи, — восклицает Пророк, точно стоя у креста Распятого Спасителя, — кто поверил слышанному от нас (т. е. проповеди о воплотившемся Сыне Божием) и кому открылась мышца Господня? Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем и мы ни во что ставили Его». Тогда как «Он взял на себя наши немощи, и понес наши болезни, а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он был изъязвлен за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем и ранами Его мы исцелились; все мы блуждали как овцы, совратились каждый на свою дорогу, и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязаем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца веден Он был на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят, но род Его кто изъяснит? Ибо Он отторгнут от земли живых; за преступление народа своего претерпел казнь. Ему назначили гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха и не было лжи в устах Его». Рядом с этим величественным в своем неизмеримом смирении образом страждущего Мессии Пророк изображает прославленного за Его страдания Мессию Основателя Церкви: «Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умило[289]стивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его; на подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет. Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет иметь добычу за то, что предал душу Свою на смерть и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался Ходатаем» (гл. 53, ст. 1—12).


Конда́къ, гла́съ в҃:

Проро́чества дарова́нїе прїе́мъ, прⷪ҇рокомч҃нче, и҆са́їе бг҃опроповѣ́дниче, всѣ̑мъ и҆з̾ѧсни́лъ є҆сѝ вочл҃вѣ́ченїе гдⷭ҇не, возгласи́въ велегла́снѡ концє́мъ: сѐ дв҃а во чре́вѣ прїи́метъ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
Страдание святаго мученика
Христофора

О сем преславном мученике[62] рассказывают нечто странное и необыкновенное, будто он имел песью голову и происходил из страны людоедов[63]. Когда одним комитом[64] он взят был на войне в плен, то не обладал даром человеческой речи. Он помолился Богу, и Господь послал к нему Ангела, который сказал ему: «мужайся, Репрев!» — таково было его первое имя, — а потом прикоснулся к его устам и сооб[290]щил ему чрез это способность говорить. Когда после сего он прибыл в один город, то стал обличать тех, которые преследовали христиан. За это некий Вакх избил его, но он в ответ на это сказал Вакху, что принимает со смирением от него побои только ради заповеди Христа, а если бы он поддался гневу, то не устоял бы ни сам Вакх, ни даже сила императора, которую он обратил бы в ничто. Вскоре за ним было прислано двести человек воинов, чтобы привести его к императору[65], и, когда они шли, то на пути совершенно сухой жезл, бывший в руках святаго, чудесно расцвел, а затем, когда во время путешествия у воинов не хватило хлеба, то он умножил его в изобилии. Это великое чудо привело в удивление воинов, и они уверовали во Христа и вместе со святым были крещены Антиохийским епископом, святым священномучеником Вавилою[66], причем святому вместо Репрева дано было имя Христофора. Когда святый приведен был к императору, то последний при виде его почувствовал ужас и неожиданно упал навзничь, а потом, придя снова в себя, задумал заставить его отречься от Христа, но не явными мерами насилия, а хитростию сперва изменить его настроение, а потом ласкою склонить его к исполнению своей воли. С этою целию он велел позвать двух женщин — блудниц, красивых лицом и готовых отдать себя на блудное соединение, которые соблазнительными беседами возбуждали в молодых людях непреодолимое, безумное стремление к блудодеянию. Имя одной из этих женщин было Каллиникия, а другой — Акилина. Император велел им войти к святому и внушить ему различные соблазнительные мысли, как это было у них в обычае, чтобы, побуждаемый преступною любовью к ним, он согласился отречься от веры во Христа и принести жертву языческим богам. Но святый Христофор стал их поучать вере во Христа и своим словом отвратил их от идолослужения. Вернувшись к императору, они объявили себя христианками, за что подвергнуты были жестоким мучениям и, потерпевши таким образом страдания за веру во Христа, восприняли мученические венцы. Сильно разгневавшись на этих женщин, император велел привести к нему святаго Христо[291]фора и стал издеваться над ним по поводу необыкновенного вида его лица, но святый в ответ на это назвал его вместилищем действий диавола, ибо такой смысл имело имя императора Декия. После этого император приговорил к смерти тех двести человек воинов, которые были посланы, чтобы привести к нему святаго Христофора и которые приняли Святое Крещение вместе с ним, так как они пришли к святому и на глазах императора поклонились ему. Он велел всем им отсечь головы, а тела их сжечь, святаго же Христофора приказал заключить в медный сосуд, прибить его в нем гвоздями, а затем сосуд раскалить. Но когда это было исполнено, то святый остался невредимым. Не испытывая никаких страданий ни от огня, ни от пригвождения, он стоял в раскаленном сосуде, как бы в какой приятной прохладе. Многим из присутствовавших это показалось обманом, а верующим святый совершенно правдиво и с радостию рассказал, что во время истязания он видел какого-то весьма высокого ростом и прекрасного видом, одетого в белые одежды мужа, который исходящим от него светом превосходил солнце и имел на главе своей блестящий венец, что его окружало множество воинов, с которыми какие-то черные и смрадные арапы вели борьбу, стараясь схватить и увлечь его, но этот страшный вождь с гневом взглянул на них и своим взглядом привел в смятение и поразил все это вражеское воинство, а ему дал силы без вреда перенести мучение. Слыша такой рассказ и видя святаго совершенно невредимым, многие из народа поверили ему и обратились ко Христу, а затем вынули святаго из раскаленного сосуда, за что и были изрублены царскими палачами. После сего святому Христофору привязали на шею камень и бросили его в колодец, но Ангел извлек его оттуда; потом надели на него раскаленную медную одежду и, наконец, отсекли ему мечом голову[67]. Память святаго Христофора и других святых мучеников, с ним пострадавших, празднуется в Кипариссии[68] в день его кончины, близком ко дню кончины святаго великомученика Георгия[69].


[292]
Тропа́рь, гла́съ д҃:

Ѡ҆де́ждами ѿ крове́й ᲂу҆краша́ѧйсѧ, гдⷭ҇еви предстои́ши цр҃ю̀ си́лъ, хрїстофо́ре приснопа́мѧтне: ѿѻнꙋ́дꙋже со безпло́тными и҆ мч҃нки пое́ши трист҃ы́мъ и҆ стра́шнымъ сладкопѣ́нїемъ: тѣ́мже мл҃твами твои́ми сп҃са́й ста́до твоѐ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Сказание о перенесении мощей святителя
Николая,
архиепископа Мирликийского[70]

В лето 1087-е, при царе греческом Алексии Комнине[71] и при Патриархе Константинопольском Николае Грамматике[72], во время княжения на Руси Всеволода Ярославича[73] в Киеве и сына его Владимира Всеволодовича Мономаха в Чернигове[74], в греческую область вторглись Измаильтяне[75] — как с той, так и с другой стороны моря. Они прошли по всем городам и селам, от Корсуня[76] до Антиохии и до Иерусалима; при этом они иссекали мужчин, женщин же и детей брали в плен и сожигали дома и имущества. Церкви и монастыри опустели, и города перешли во власть неверных. Тогда были опустошены и Миры ликийские, в которых почивало тело святителя Николая, тело драгое и всечестное, творившее дивные и преславные чудеса. Преподобный сей муж мог бы защитить град свой и Церковь от опустошения, но, по повелению Божию, не воспротивился, говоря: «Гдⷭ҇и, ᲂу҆гѡ́днаѧ пред̾ ѻ҆чи́ма твои́ма сотворю̀».

[293]Перенесение честных мощей святителя и чудотворца Николая [294] [295]Но Господь наш Иисус Христос не мог допустить, чтобы мощи святителя почивали в опустошенном месте и никем не славились, по сказанному в Писании: восхва́лѧтсѧ преподо́бнїи во сла́вѣ[77]; и еще: сла́ва бꙋ́детъ всѣ̑мъ преподѡ́бнымъ є҆гѡ̀[78].

В граде Бари, принадлежавшем тогда Норманнам[79], жил некий пресвитер, христолюбивый и праведный. Ему явился во сне святый Николай и сказал:

— Иди и скажи гражданам и всему собору церковному, чтобы они пошли в град Миры, взяли меня оттуда и положили здесь, ибо я не могу пребывать там, в опустошенном месте. Такова воля Господа.

Сказав сие, святитель стал невидим. Пробудившись утром, пресвитер поведал всем бывшее видение. Они возрадовались и говорили:

— Ныне возвеличил Господь милость Свою на людях Своих и на граде нашем, ибо сподобил нас приять угодника Своего, святаго Николая.

Тотчас они избрали из своей среды мужей благоговейных и богобоязненных и отправили их в трех кораблях за мощами святителя. Представляясь идущими для торговли, те мужи нагрузили свои корабли пшеницею и отправились в путь.

Приплыв в Антиохию, они продали пшеницу и закупили все, что было нужно. Тут они узнали, что венецианцы, находившиеся там, хотят их предупредить и взять мощи святаго Николая. Тотчас баряне с поспешностью отправились, прибыли в Миры ликийские и пристали к городской пристани. Задумав дело на спасение себе и граду своему, они вооружились и вошли в церковь святаго Николая. Здесь они увидели четырех иноков и спросили их, где почивают мощи святаго Николая. Те показали им место раки. Баряне раскопали помост церковный и нашли раку, полную мира. Миро они вылили в сосуд, а мощи святаго взяли и отнесли на корабль, затем отплыли. Двое иноков [296]остались в Мирах, а двое сопровождали мощи святаго Николая[80]. Отправились они из града Мир месяца апреля в 11 день, а прибыли в град Бари месяца мая в 9 день, в воскресенье вечером. Видя, что прибыли из града Мир с мощами святаго Николая, все жители града Бари, мужи и жены, от мала до велика, вышли навстречу святителю со свещами и фимиамом, приняли мощи с радостию и великою честию и положили их в церкви святаго Иоанна Предтечи у моря.

Многие чудеса творили здесь мощи святителя. Прибыли они в Бари в воскресный день вечером и уже в понедельник утром исцелили 47 больных — мужей и жен, одержимых различными недугами: у одного болела голова, у другого — очи, у иного — руки и ноги, сердце, а то и все тело страдало от духов нечистых. Во вторник исцелились 22 больных, а в среду — 29. В четверг рано утром святый Николай исцелил глухонемого, болевшего уже 5 лет. Затем святитель явился некоему благочестивому иноку и сказал:

— Итак, волею Божиею, пришел я к вам в страну сию, в день воскресный, в час девятый, и вот 111 человек исцелены мною.

И еще другие чудеса по вся дни творил святый Николай, подобный источнику, текущему без конца. И много даров приносили святому — золото и серебро, и многоценные одежды. Видя преславные его чудеса, граждане преисполнились великою радостию, создали великую и прекрасную церковь во имя святителя и чудотворца Николая[81], и сковали для мощей его раку серебряную позлащенную. В третье лето по перенесении мощей из Мир ликийских они послали к Римскому папе Урбану, прося, чтобы он прибыл в Бари со своими епископами и со всем клиром церковным для перенесения мощей святаго Николая. Папа прибыл в сопровождении епископов и клира; они вложили мощи святаго в серебряную раку, затем епископы и вельможи перенесли ее в новую, великую церковь и положили в алтаре, месяца мая в 9 день. Перенесли они и ветхий гроб святителя, в котором он был привезен из Мир, поставили гроб в [297]церкви и положили в него часть руки от мощей святаго. Многие люди приходили и поклонялись святому, целуя мощи его и раку. Римский папа Урбан, епископы и все граждане сотворили в тот день великий праздник и прославление святому, которое творят и до сего времени[82]. В те дни они утешались пищею и питием и, раздав щедрую милостыню убогим, возвратились в дома свои с миром, славя и хваля Бога и святаго угодника Его Николая.


Тропа́рь, гла́съ д҃:

Приспѣ̀ де́нь свѣ́тлагѡ торжества̀, гра́дъ ба́рскїй ра́дꙋетсѧ, и҆ съ ни́мъ вселе́ннаѧ всѧ̀ ликовствꙋ́етъ пѣ́сньми и пѣ́ньми дꙋхо́вными: дне́сь бо сщ҃е́нное торжество̀, въ пренесе́нїе чⷭ҇тны́хъ и҆ многоцѣле́бныхъ моще́й ст҃и́телѧ и҆ чꙋдотво́рца нїкола́а, ꙗ҆́коже со́лнце незаходи́мое возсїѧ̀ свѣтоза́рными лꙋча́ми и҆ разгонѧ́ѧ тьмꙋ̀ и҆скꙋше́нїй же и҆ бѣ́дъ ѿ вопїю́щихъ вѣ́рнѡ: сп҃са́й на́съ ꙗ҆́кѡ предста́тель на́шъ вели́кїй нїко́лае.

Конда́къ, гла́съ г҃:

Взы́де ꙗ҆́кѡ ѕвѣзда̀ ѿ восто́ка до за́пада твоѧ̑ мо́щи, ст҃и́телю нїко́лае, мо́ре же ѡ҆ст҃и́сѧ ше́ствїемъ твои́мъ, и҆ гра́дъ ба́рскїй прїе́млѧ тобо́ю бл҃года́ть: на́съ бо дѣ́лѧ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ чꙋдотво́рецъ и҆зѧ́щный, преди́вный и҆ млⷭ҇тивый.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 26.png


  1. По-еврейски имя это произносится «Иеша—Иагве» и значит «спасение Иеговы», т. е. спасение, получаемое от Господа.
  2. Кн. Прор. Исаии, гл. 7, ст. 3; 8, ст. 3, 18.
  3. В 737 году.
  4. Это славословие Серафимов, трижды указующее на святость Божества, признается откровением о трех лицах Божества не только христианами, но и некоторыми раввинами. Саваоф — Господь Воинств (Небесных).
  5. Здесь св. Исаия, вероятно, уподобляет себя и народ свой прокаженным, которые по Закону Моисея (Кн. Лев., гл. 13, ст. 45) должны были закрываться до уст, предостерегая встречных криком: «Нечист, нечист».
  6. Господь сказал Моисею: «Человек не может увидеть Меня и остаться в живых». Кн. Исх., гл. 33, ст. 20.
  7. Это местоимение множественного числа — Нас, относящееся к Единому Богу, тоже есть раскрытие тайны Св. Троицы. Сравн.: Кн. Быт., гл. 1, ст. 26, гл. 11, ст. 7.
  8. Кн. Прор. Исаии, гл. 6, ст. 1—11.
  9. Кн. Прор. Исаии, гл. 28, ст. 1—4.
  10. Об этом событии в летописях самого Саргона говорится следующее: «Я осадил город Самарию и взял ее. Я увел в плен 27 280 граждан; я выбрал из числа взятых колесниц 50 колесниц для себя; все другое богатство народа этого города я предоставил взять моим слугам. Я назначил постоянных начальников над ними и наложил на них ту же самую дань, какая платилась раньше. На место взятых в плен я отправил туда жителей завоеванных мною земель и наложил на них дань, которую я требую от Ассириян». Ср.: 4 Кн. Царств, гл. 17, ст. 6. Из соединения остатков израильского населения с насильственно переселенными сюда ассирийским царем язычниками и образовалась та смешанная народность, которая впоследствии носила наименование Самарян.
  11. 4 Кн. Царств, гл. 17, ст. 16—18.
  12. 4 Кн. Царств, гл. 23, ст. 5.
  13. 4 Кн. Царств, гл. 23, ст. 6—7.
  14. 4 Кн. Царств, гл. 23, ст. 11.
  15. 4 Кн. Царств, гл. 16, ст. 14—15.
  16. 2 Кн. Паралипом., гл. 28, ст. 24.
  17. 4 Кн. Царств, гл. 15, ст. 4, 35.
  18. 3 Кн. Царств, гл. 3, ст. 2; Второзак., гл. 12, ст. 13—14.
  19. 4 Кн. Царств, гл. 16, ст. 3; 2 Паралипом., гл. 28, ст. 3.
  20. 2 Кн. Паралипом., гл. 18, ст. 19.
  21. Кн. Прор. Исаии, гл. 7, ст. 2.
  22. Св. Ев. Матфей в рождении Господа Иисуса Христа от Пресвятой Девы Марии видит исполнение этого пророчества святаго Исаии: «Все сие произошло, да сбудется реченное Господом чрез пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Бог» (Еванг. от Матф., гл. 1, ст. 22—23).
  23. Кн. Прор. Исаии, гл. 7, ст. 1—17.
  24. 4 Кн. Царств, гл. 16, ст. 5—10. 2 Кн. Паралипом., гл. 28, ст. 5—25.
  25. В 728 году.
  26. Кн. Прор. Михея, гл. 3, ст. 9—11. Кн. Прор. Исаии, гл. 1, ст. 17, 23; гл. 3, ст. 14—15.
  27. Кн. Прор. Михея, гл. 3, ст. 11.
  28. Кн. Прор. Исаии, гл. 30, ст. 20—21. Кн. Прор. Осии, гл. 9, ст. 8—9.
  29. Кн. Прор. Исаии, гл. 1, ст. 21.
  30. В конце царствования Ахаза, как уже видели, и храм был закрыт.
  31. Кн. Прор. Исаии, гл. 1, ст. 2—15.
  32. Кн. Прор. Исаии, гл. 1, ст. 22—23.
  33. Кн. Прор. Исаии, гл. 1, ст. 16—18.
  34. 2 Кн. Паралипом., гл. 29, ст. 3—36.
  35. Кн. Числ., гл. 21, ст. 9.
  36. 4 Кн. Царств, гл. 18, ст. 4.
  37. Хотя Езекия и приглашал оставшихся от переселения Саргоном Израильтян на торжество, но последние с презрением отвергли это приглашение (2 Кн. Паралипом., гл. 30, ст. 5—10).
  38. 2 Кн. Паралипом., гл. 30.
  39. Кн. Прор. Исаии, гл. 24, ст. 24—25.
  40. Кн. Прор. Исаии, гл. 22, ст. 1—2; 12—14.
  41. 4 Кн. Царств, гл. 18, ст. 28—35.
  42. 4 Кн. Цар., гл. 19, ст. 3—4.
  43. 4 Кн. Царств, гл. 19, ст. 6—7. Сеннахирим действительно через несколько лет скончался в Ассирии, умерщвленный своими же сыновьями. 4 Кн. Царств, гл. 19, ст. 37.
  44. 4 Кн. Царств, гл. 19, ст. 15—19.
  45. 2 Кн. Паралипом., гл. 32, ст. 20.
  46. Все жатвы Иудеи были сняты или потоптаны ассирийскими войсками; поэтому Иудеи грозил, по-видимому, неизбежный голод. Но Господь, — говорит Пророк, — не допустит до этого: упавшие на землю зерна принесут плод достаточный для пропитания, не только в год удаления Ассириан, но и на следующий. Так «уцелевший остаток (хлебных злаков) пустит опять корень внизу и принесет плод вверху».
  47. Здесь под остатком разумеется постоянно находившийся среди неверного иудейского народа остаток верных Истинному Богу (Кн. Прор. Исаии, гл. 1, ст. 9; гл. 10, ст. 22; Кн. Прор. Иезек., гл. 6, ст. 8. Римл., гл. 8, ст. 29), из которого произошли ветхозаветные праведники, к которому принадлежали Христовы Апостолы и из которого выросла Церковь — спасение миру.
  48. 4 Кн. Царств, гл. 19, ст. 21—22; 28—34.
  49. 4 Кн. Царств, гл. 19, ст. 35.
  50. 2 Кн. Паралипом., гл. 32, ст. 21.
  51. Восторженная радость и благодарность избранного народа к Богу Избавителю нашла свое выражение, как предполагают некоторые толкователи, в Псалмах 45, 46 и 75.
  52. 2 Кн. Паралипом., гл. 19, ст. 22—23.
  53. 4 Кн. Царств, гл. 20, ст. 3.
  54. 4 Кн. Цар., гл. 20, ст. 5—6.
  55. В еврейском тексте болезнь Езекии носит название шехин; предполагают, что это был чумный нарыв.
  56. 4 Кн. Царств, гл. 20, ст. 8—11. Здесь разумеются устроенные Ахазом по вавилонскому образцу солнечные часы; они могли представлять собою или высокое здание с восходящими ступенями или горизонтальный круг с расположенными на нем в известном порядке чертами; солнечная тень, падая на эти часы, постепенно передвигалась по ступеням или чертам, что, собственно и служило показателем времени. Примечательно, что по астрономическим вычислениям 26 сентября 703 года, год падающий на время болезни Езекии, было частное солнечное затмение, видимое в Иерусалиме; оно и могло быть причиною того чудесного явления (возвращения солнечной тени на десять ступеней назад), о котором сообщает Библия.
  57. Т. е. простил, забыл их. Кн. Прор. Исаии, гл. 38, ст. 11—15, 17.
  58. 4 Кн. Царств, гл. 20, ст. 13—19; 2 Кн. Паралипом., гл. 32, ст. 31; Кн. Прор. Исаии, гл. 39.
  59. 4 Кн. Царств, гл. 20, ст. 21.
  60. 2 Кн. Паралипом., гл. 32, ст. 33. Езекия умер, по указанию наиболее заслуживающих доверия источников, в 699 году.
  61. Вероятно, на мученическую кончину святаго Исаии указывает 39-й ст. 11-ой главы Послания св. Апостола Павла к Евреям.
  62. Память святаго Христофора весьма чтится как на Востоке, так еще больше на Западе, особенно в Испании. На Западе прибегают к нему во время заразительных болезней.
  63. Одни утверждают, что святый Христофор по происхождению своему был хананеем, а другие производят его от канинеев (canis — собака) или кинокефалов (κύων — собака и κεφαλὴ — голова) антропофагов (άνθρωπος — человек и φαγεῖν — есть). Песий вид святаго в славянском Прологе отвергается, а Никодим в Синаксаристе дает ему только безобразный вид.
  64. Комитами назывались царские телохранители, а впоследствии этот титул стал прилагаться вообще к лицам, составлявшим свиту проконсулов, областеначальников и др.
  65. Согласно с греческими прологами Ассемани полагает, что это был император Декий, царствовавший в Римской империи с 249 до 251 года.
  66. Память священномученика Вавилы празднуется 4 сентября.
  67. Святый мученик скончался в Ликии при императоре Декии около 250 г.
  68. Кипариссий, или Кипарисс, — местность в Константинополе.
  69. Согласно с актами мученика день его кончины все древнейшие календари, восточные и западные, относят к 23 апреля.
  70. Житие св. Николая чудотворца см. под 6 декабря.
  71. Алексий I Комнен управлял Византийскою империею с 1081 г. по 1118 г.
  72. Николай III Грамматик патриаршествовал с 1084 г. по 1111 г.
  73. Всеволод Ярославич, сын Ярослава Мудрого и внук Владимира святаго, княжил с 1075 г. по 1076 г. (6 месяцев); затем вторично с 1078 г. по 1093 г.
  74. Владимир Всеволодович Мономах правил с 1073 г. по 1125 г.
  75. Под Измаильтянами здесь разумеются одноплеменные восточные народы: Турки, Печенеги и Половцы.
  76. Корсунь — древний город в Крыму, около Севастополя, называвшийся также Херсонесом Таврическим.
  77. Псал. 149, ст. 5.
  78. Псал. 149, ст. 9.
  79. Город Бари находится на юге итальянского полуострова, на восточном его берегу у Адриатического моря, в области, называвшейся Апулиею. Население южной Италии было издавна греческое. К концу IX в. здесь утвердилась власть Греческого императора. В 1070 г. город Бари был взят у Греков Норманнами, северным племенем германского народа, но и после этого в некоторых апулийских монастырях сохранилась Православная вера и Богослужение, и они были подчинены Константинопольскому Патриарху.
  80. В службе на перенесение мощей святителя Николая воспевается: мо́ремъ ст҃и́телю бы́ша шє́ствїѧ твоѧ̑, и҆з̾ мѵ́ръ лѷкі́йскихъ въ ба́ръ гра́дъ: взѧ́тсѧ бо ѿ гро́ба ковче́гъ тво́й, и҆ къ за́падѡмъ до́йде ѿ восто́ка, благоче́стнѡ послѣ́довавшымъ мона́хѡмъ, и҆̀же при гро́бѣ твое́мъ, че́сть тѝ твори́вшимъ, манове́нїемъ влⷣки всѣ́хъ, нїко́лае пресла́вне.
  81. Церковь эта существует до сих пор.
  82. Празднование перенесения мощей святителя Николая на Руси было установлено при митрополите Киевском Иоанне II, в 1089 году.