Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Февраль/17

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых — 17 февраля
автор Димитрий Ростовский


День семнадцатый
[править]

Страдание
святого великомученика
Феодора Тирона
[править]

Нечестивые цари Максимиан и Максимин[1] разослали по всему царству своему повеление, чтобы все, принявшие Закон Христов, были освобождены от казни, если только они вкусят от идольских жертв, тех же из них, кто откажется от сего, предать суду. В то время святый Феодор Тирон[2], незадолго перед тем избранный в воины, был назначен в мармаритский полк, бывший под начальством препозита[3] по имени Вринка; сей полк стоял тогда в Амасии, городе Понтийском[4]. Когда святый Феодор был приведен в тот полк, то неверующие стали принуждать его, чтобы он принес жертву идолам; истинный же воин Христов Феодор, верный Богу, исполнившись Духа Святого, сказал во всеуслышание:

— Я — христианин, и мне велено не приносить жертвы мерзким языческим богам, ибо я поклоняюсь Иисусу Христу, Истинному Богу и Небесному Царю.

Тогда препозит Вринка стал убеждать святого:

— Послушай меня, Феодор, возьми с собой всё свое оружие и, как воин, приди и принеси жертву богам.

Святый Феодор отвечал ему:

— Я воин моего Царя Христа, и не могу быть воином какого-либо другого царя.

На сие препозит Вринка сказал:

— Вот эти все воины — христиане, и однако же они — воины римского царя.

— Каждый знает, кому он служит, — ответствовал святый Феодор, — я же служу моему Небесному Царю и Владыке — Богу и Единородному Сыну Его — Иисусу Христу.

Тогда сотник Посидоний, стоявший тут, спросил:

— Разве твой Бог, Феодор, имеет и Сына?

Святый Феодор отвечал:

— Он воистину имеет Сына — Слово Истины[5], чрез Которое Он сотворил всё.

Препозит спросил его:

— Можем ли мы познать Его?

На сие святый ответствовал:

— Я желал бы, чтобы Бог дал и вам такое разумение, дабы вы познали Его.

Тогда Посидоний спросил его:

— Если мы познаем Его, то можем ли мы оставить царей наших и приступить к Нему?

— Ничто не препятствует вам, — отвечал святый Феодор, — оставив тьму и временных земных царей, приступить к живому Богу, Царю и Владыке вечному и быть воинами Его, подобно мне.

Тогда препозит Вринка сказал сотнику:

— Оставим его (Феодора) на несколько дней, пусть он поразмыслит и сам решит, что ему делать.

Во всё то время, которое дано было Феодору для размышления, он молился непрестанно и славословил Господа; а нечестивые, дыша яростью на некоторых других граждан, веровавших во Христа, взяли их и отвели в темницу; когда их вели, святый Феодор, идя в след за ними, поучал их вере и терпению, и убеждал, чтобы они не отвергались своего Небесного Царя — Христа. Когда они были заключены в темнице, святый Феодор, выбрав удобное время, зажег ночью капище матери богов[6]. Некоторые граждане видели, как святый поджигал храм, и донесли на него властям. Тогда градоначальник Кронид, боясь, как бы ему не пришлось отвечать за Феодора, взял его, привел к игемону Публию и сказал:

— Господин мой, сей муж, избранный недавно в воины, человек вредный; с злым умыслом он пришел в наш город, сжег храм матери богов наших и обесчестил богов; взяв его, я привел к твоему величеству, чтобы он по божественному повелению владык вселенной — по приказанию царей — воспринял вполне достойную казнь за свою дерзость.

Игемон, призвав препозита Вринку, спросил его:

— Ты ли позволил воину Феодору сжечь храм матери богов наших?

Тот отвечал:

— Часто я увещевал его, и наконец назначил ему срок, чтобы он, поразмыслив, принес жертву богам. И если он поступил таким образом, то, значит, он совершенно отвратился от богов наших и презрел царское повеление; посему ты, как судия, исполни то, что приказали цари.

Тогда игемон, воссев на судилище, призвал к себе блаженного Феодора и спросил его:

— Почему, когда нужно было принести богине жертву и кадило, ты принес ей огонь?

Святый Феодор ответствовал:

— Не стану скрывать, зачем я сделал это. Я зажег дрова, чтобы огонь опалил камень. Неужели так бессильна ваша богиня, что огонь может касаться ее и опалять ее?

Разгневанный этими словами, игемон велел бить его, сказав:

— Моя кротость делает тебя дерзким. Но советую тебе не многословить. Ибо если ты не исполнишь царское повеление добровольно, то мы принудим тебя исполнить его жестокими муками.

На сие святый отвечал:

— Я не боюсь ни тебя, ни твоих мук, как бы люты они ни были. Делай, что хочешь; я надеюсь на Господа моего, уповаю получить от Него награду себе на Небесах и готов пострадать за Него.

— Принеси жертвы богам, Феодор, — сказал судия, — и ты будешь свободен от предстоящих тебе мук, иначе тебя ждет ужасная смерть.

Но святый Феодор мужественно возразил ему:

— Твои муки мне не страшны. Ибо предо мною — Господь и Царь мой Иисус Христос. Он избавит меня от твоих мук. Но ты не можешь Его видеть, так как ты не можешь смотреть духовными очами.

Судья, исполнившись, подобно дикому зверю, ярости, приказать ввергнуть святого в темницу и, запечатав двери, оставить его там на голодную смерть. Но Святый Дух подкреплял блаженного Своею благодатию. Сверх того, однажды ночью ему явился Господь Иисус Христос и сказал:

— Дерзай, Феодор, Я с тобою; не принимай пищи или пития земного, ибо для тебя уготована жизнь вечная со Мной на Небесах.

После сего Господь сокрылся из глаз святого. Утешенный видением, блаженный Феодор начал воспевать Псалмы и возвеселился душею. Великое множество святых Ангелов внимало ему. Темничные стражи, услыхав сие сладкопение, подошли к дверям темницы. Увидев, что двери заперты и печать цела, они посмотрели через окно и увидели множество мужей в белых ризах, воспевающих вместе со святым Феодором. В страхе они возвестили о сем игемону Публию. Он тотчас же отправился поспешно к темнице и, придя на место, увидел, что двери на запоре и замок с печатью целы. А так как игемон слышал голоса поющих внутри вместе со святым Феодором, то он приказал вооруженным воинам со всех сторон обступить темницу. Он думал, что вместе с Феодором находятся в темнице некоторые из христиан. Но войдя в темницу, он никого не нашел там, кроме верного раба Божия святого Феодора, который был связан. Страх и трепет напали на игемона и на всех бывших с ним. Выйдя из темницы, они снова затворили двери и ушли. Судья приказал давать каждый день святому небольшую часть хлеба и немного воды. Но в подтверждение слов Священного Писания: праведный от веры жив будет[7], — святый Феодор не восхотел принимать хлеба и воды, сказав:

— Господь и Царь мой — Иисус Христос питает меня.

Утром судья приказал привести святого на судилище и сказал ему:

— Послушайся моего совета и не заставляй меня приказывать, чтобы тебя пытали и мучили: принеси жертву великим богам. Я тогда напишу о тебе нашим царям — властителям вселенной, и они сделают тебя главным жрецом богов, так что ты получишь тогда почести равные со мной.

Воззрев на Небо и осенив себя знамением креста, святый Феодор отвечал своему мучителю:

— Жги мое тело огнем, предавай меня разным мукам, секи меня мечами, отдай меня на съедение зверям, но я не отвергнусь Христа моего, до конца моей жизни.

Посоветовавшись с препозитом, мучитель повелел повесить святого на дереве и строгать тело его железными зубцами. Святого мучили так до тех пор, пока не стали видны кости. Блаженный при сем ничего не говорил своему мучителю, но только воспевал:

Благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих[8].

Мучитель, удивляясь такому мужеству и терпению святого Феодора, сказал ему:

— Неужели ты, сквернейший из всех людей, не стыдишься уповать на Человека, названного Христом, Который сам был казнен бесчестною смертию? Неужели ты ради Сего Человека так безрассудно подвергаешь себя мукам?

Христов мученик отвечал на это:

— Пусть выпадет на мою долю и на долю всех призывающих Имя Господа Иисуса Христа такое же бесчестие!

Тогда народ стал кричать и требовать, чтобы скорее была совершена казнь над святым Феодором. Слыша вопль народный, судья через глашатая спросил Феодора:

— Хочешь ли ты принести жертву богам или же намерен претерпевать еще большие мучения?

Смело отвечал на сие Христов мученик:

— Нечестивый, всякой скверны и лести исполненный, слуга диавола, разве ты не боишься Бога, давшего тебе такую власть и силу: ибо — Тем царие царствуют и властители держат землю[9]. Как ты можешь принуждать меня оставить живого Бога и поклониться бездушному камню?

Подумав, судья сказал Феодору:

— Чего хочешь ты: быть ли с нами, или с твоим Христом?

С великой радостью святый ответствовал:

— Со Христом моим я был, есмь и буду; ты же делай, что хочешь.

Судья, видя, что ничто не может одолеть твердости Феодора, произнес смертный приговор.

— Феодора, — сказал он, — который не повинуется власти великих царей, не признает великих богов и верует в Иисуса Христа, распятого, как говорят иудеи, при Понтийском Пилате, я повелеваю предать огню.

Сие приказание мучителя было быстро исполнено: слуги его собрали из ближайших домов и бань много дров, сложили огромный костер и привели к костру святого Феодора. Подожженный со всех сторон костер разгорелся ярким пламенем. Войдя на костер, святый Феодор перекрестился, и вот внезапно сошел Дух Святый и посреди пламени дал прохладу святому страстотерпцу. Святый же, воспевая и славословя Бога, в мире предал Ему дух свой.

«И мы видели, — пишет один очевидец блаженной кончины великомученика, — его честную и святую душу, вознесшуюся, как молния, на Небеса».

Одна благочестивая и добродетельная женщина, по имени Евсевия, просила тело святого славного великомученика Феодора. Когда ей отдали честные мощи святого, она помазала их благовонным миром и, обвив чистой плащаницей, погребла в своем доме в городе Евхаитах[10], в митрополии Амасийской, и ежегодно совершала святую память мученика. Скончался святый великомученик Христов Феодор 17 февраля около 306 года, в царствование императора Максимиана.


О чуде святого великомученика Феодора Тирона.

После сына Константина Великого Констанция[11] на царский престол вступил Юлиан Отступник[12]. Он отрекся от Христа, стал поклоняться идолам и воздвиг на христиан великое гонение. Юлиан преследовал христиан не столько открыто, сколько тайно; ибо он не решался явно подвергать жестоким и бесчеловечным мучениям всех христиан, так как боялся, чтобы многие из язычников, видя мужественное терпение мучимых христиан, не обратились бы сами ко Христу. Посему сей нечестивый царь замыслил тайно осквернить христиан. Он знал, что в первую седмицу Великого Поста христиане соблюдают особенную чистоту и каются в своих согрешениях. И вот он призвал к себе константинопольского градоначальника и повелел ему ежедневно в продолжение первой седмицы осквернять припасы, продаваемые на торжищах, кровию идольских жертв, от которых христиане всегда обязаны воздерживаться[13]. Приказание царя было исполнено, и на всех торжищах были положены яства, оскверненные неверующими. Но Всеведущий Господь, посрамляя язычников и заботясь об истинных рабах Своих, разорил сие тайное коварство. Он послал к константинопольскому архиепископу Евдоксию[14], святого страстотерпца Своего Феодора, за много лет пред тем пострадавшего за Христа и пребывавшего во славе в Небесном Царствии. Святый Феодор явился Евдоксию не во сне, но наяву и сказал ему:

— Собери немедленно Христово стадо и прикажи всем православным, чтобы никто из них не покупал на торжищах яств, ибо они, по приказанию нечестивого царя, осквернены идоложертвенной кровью.

Архиерей в недоумении стал спрашивать, чем же заменить покупаемые на торжищах яства людям бедным, имеющим недостаток в домашних запасах:

Святый отвечал:

— Дав им коливо, ты избавишь их от затруднений!

Но епископ продолжал выказывать недоумение, так как не знал, что такое коливо. Тогда святый Феодор сказал:

— Коливо — это вареная с медом пшеница[15]. Так называется это кушание в Евхаитах.

Тогда епископ спросил святого:

— Кто ты и почему так заботишься о православных христианах?

На сие святый отвечал:

— Я — мученик Христов Феодор; я, по Божию повелению, послан вам на помощь.

Сказав это, святый стал невидим. Епископ тотчас же собрал всех христиан и рассказал им, что видел и слышал. Приготовив коливо, он сохранил свое стадо от вражеского коварства. Нечестивый царь, видя, что козни его разрушены, весьма устыдился и приказал доставлять на торжища неоскверненные яства. А христиане, благодаря Господа за его неизреченное милосердие и восхваляя Христова великомученика святого Феодора, в субботу первой седмицы Великого Поста совершили празднование святому великомученику, благословив в честь и память его коливо в пищу для употребление верным. И с того времени даже доныне Церковь творит в первую субботу Великого Поста освящение колива в память бывшего при архиепископе Евдоксии чуда и прославляет страстотерпца Христова Феодора, чтобы дать верующим постоянное напоминание о милостивом Промысле Божием о рабах Своих — и о помощи святого великомученика Феодора христианам[16].

Тропарь великомученику, глас 2:

Велия веры исправления, во источнице пламене, яко на воде упокоения, святый мученик Феодор радовашеся: огнем бо всесожегся, яко хлеб сладкий Троице принесеся. Того молитвами, Христе Боже, спаси душы наша.

Кондак, глас 8:

Веру Христову яко щит внутрь приим в сердце твоем, противныя силы попрал еси многострадальче: и венцем небесным венчался еси вечно Феодоре, яко непобедимый.

Память святой
Мариамны
[править]

Святая Мариамна была сестрою святого Апостола Филиппа[17]. Дав обет девства, она присоединилась к брату, вместе с Апостолом Варфоломеем[18], когда святый Филипп, проповедуя Евангелие в областях Малой Азии, пришел в Лидию и Мизию[19]. С этого времени святая Мариамна была пособницей святых Апостолов Филиппа и Варфоломея в их апостольских трудах, и вместе с ними переносила все тяготы и скорби апостольства. Проповедуя Слово Божие, они пришли в Иераполь Фригийский[20]. Здесь, едва прибыли они, — рассказывает о них на основании древних преданий церковный историк Никифор Каллист, — тотчас прекратилось служение идолам, боготворимая жителями Иераполя ехидна была изгнана из святилища, чтившие ее покрылись стыдом и досадою. Чтобы прекратить успехи их проповеди, градоначальник повелел схватить Филиппа, Варфоломея и Мариамну и заключить их в темницу. Затем Апостол Филипп был предан смерти чрез повешение на кресте. Мариамна же и Варфоломей, после чудесного проявления гнева Божия на градоначальника и жрецов ехидны (их поглотила земля) были освобождены. С любовию облобызав снятое со креста тело скончавшегося мученически брата своего, святая Мариамна прославила Господа и отправилась с проповедию Евангелия в Ликаонию[21]. Здесь, среди успешного благовествования, она мирно скончалась, успокоившись от трудов своих.

Обретение мощей святого мученика
Мины Калликелада
[править]

Будучи родом из Афин, святый Мина получил прекрасное образование и славился красноречием, почему и получил наименование Калликелада (Красноглаголивого). При императоре Максимине[22], он принял мученическую кончину около 313 года[23]. Обретение мощей его было при византийском императоре Василии Македонянине[24].

Примечания[править]

  1. Под Максимианом здесь разумеется Максимиан Галерий, зять императора Диоклетиана (284—305), соправитель его на Востоке, и после — его преемник (305—311). Максимин Дака был соправителем Максимиана Галерия, которому он доводился племянником. От своего дяди он получил во владение Сирию и Египет с титулом цезаря. Царствовал почти одновременно с Галерием (305—313).
  2. Тирон — слово римское, значит: новобранец, воин новый.
  3. Препозит — слово латинское, значит начальник.
  4. Амасия — сильно укрепленный город в Понте, по обоим берегам Ириса, бывшая столица понтийских царей. Понт — северо-восточная область Малой Азии, тянувшаяся по берегу Черного моря, или Понта Эвксинского, как это море называлось в древности. Таким образом, Понтийская область от моря получила свое название (понт — значит море).
  5. Наименование Второго Лица Святой Троицы Словом заимствовано у Евангелиста Иоанна Богослова. Свое Евангелие евангелист Иоанн начинает, вдохновенными строками о Боге-Слове, прежде век бывшем с Богом Отцом, — Слове, Которым вся быша, и без него ничтоже бысть, еже бысть. (Еванг. от Иоан., гл. 1, ст. 1—3).
  6. Здесь разумеется языческая богиня Цибела, дочь неба (Урана) и земли (Геи); она почиталась как великая матерь богов, так как греческая мифология считала ее матерью олимпийских богов с Зевсом во главе.
  7. Кн. прор. Аввак., гл. 2, ст. 4; Посл. Римл., гл. 1, ст. 17.
  8. Псалом 33, ст. 2.
  9. Кн. Притч., гл. 9, ст. 15 и 16.
  10. Евхаиты — незначительный город, находившийся в Понтийской области, близ Амасии.
  11. Император Константин Великий царствовал с 306 по 337, сын его Констанций — с 337 по 361 год.
  12. Юлиан вступил на царство в 361 году и царствовал до 363 года. Воспитанный в христианской вере, он, как только сделался императором, отрекся от христианства и перешел на сторону язычества. За это он и называется Отступником.
  13. См. кн. Деян. Апост., гл. 15, ст. 29.
  14. Святитель Евдоксий занимал константинопольскую кафедру с 360—370 год.
  15. Коливо, иначе кутия, или сочиво, — скудное кушанье. Оно состоит из сухих зерен пшеницы, чечевицы и ячменя, — что, размочив водою, едят с медом.
  16. Празднование в память чудесного явления архиепископу Евдоксию великомученика Феодора начинается в навечерие субботы — в пятницу на Литургии по заамвонной молитве. В это время и совершается благословение колива вместе с пением молебного канона великомученику, составленного святым Иоанном Дамаскиным. В субботу Церковь постановила читать похвальное слово святому Феодору и петь канон Иоанна, митрополита Евхаитского.
  17. Память святого Апостола Филиппа (из 12) празднуется 14-го ноября.
  18. Память святого Апостола Варфоломея (из 12) — 11 июня и 25 августа.
  19. Лидия и Мизия — северо-западные области Малой Азии.
  20. Иераполь Фигийский находился в южной части Фригии (в средней части Малой Азии), в древности довольно значительный город, славившийся ломкою мрамора и теплыми источниками. Ныне здесь одни развалины, и место это служит пристанищем для прокаженных.
  21. Ликаония — одна из серединных областей Малой Азии, граничащая с Фригией.
  22. Разумеется Максимин Дака, царствовавший в Сирии и Египте с 305 по 313 г.
  23. См. об этом подробное повествование в Житиях Святых за декабрь месяц под 10 числом.
  24. Византийский император Василий I Македонянин царствовал с 867 по 869 г.