Забытая колокольня (Бальмонт)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Забытая колокольня (Бальмонт)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Забытая колокольня
авторъ Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «Забытая колокольня», сб. «Тишина». Опубл.: 1897. Источникъ: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонтъ. Полное собраніе стиховъ. Томъ первый. Изданіе четвертое — М.: Изд. Скорпіонъ, 1914 Забытая колокольня (Бальмонт)/ДО въ новой орѳографіи



Забытая колокольня[править]

  1. «Надъ забытой колокольней…»
  2. «Лѣсъ молчитъ во снѣ, Сонъ его могиленъ…»
  3. «Много лѣтъ тому назадъ…»
  4. «И тысячи ангеловъ, тысячи Геніевъ Свѣта…»
  5. «Въ темнотѣ милліоны тѣней…»
  6. «Мы цвѣты срывали, намъ цвѣты цвѣли…»
  7. «Лѣсъ молчитъ во снѣ, Сонъ его туманенъ…»
  8. «Русалка очнулась на днѣ…»
  9. «Что же тамъ за странный гулъ?…»
  10. «Вы умершіе, вы мертвые, хоть кажетесь живыми…»


Весь цикл на одной странице:[править]

[249]
ЗАБЫТАЯ КОЛОКОЛЬНЯ.


1.

Надъ забытой колокольней
Таетъ странный блѣдный свѣтъ,
Словно грусть о жизни дольней,
Той, въ которой счастья нѣтъ.
Надъ забытой колокольней,
Въ свѣтѣ сказочныхъ огней.
Все печальнѣй, недовольнѣй
Сонмы блѣдные тѣней—
Тѣхъ, которые молились,
10 Преступленія полны,
И неправдой утомились,
И въ землѣ погребены,
Тѣхъ, которые молились,
Возмущаясь тишиной,
15 И навѣки удалились,
Удалились въ міръ иной.

2.

Лѣсъ молчитъ во снѣ,
Сонъ его могиленъ.
Только въ тишинѣ
Стонетъ мрачный филинъ.


[250]

Красная Луна
Между елей тонетъ.
Всюду тишина,
Только филинъ стонетъ.

Лѣсъ молчитъ и спитъ,
10 Сонъ увидѣлъ чудный.
Кто-то былъ убитъ,
Здѣсь, въ глуши безлюдной.

3.

Много лѣтъ тому назадъ
Звѣзды таяли въ туманѣ.
Ночью брата встрѣтилъ братъ,
На лѣсной глухой полянѣ.

Ночью брата встрѣтилъ братъ,
Смутно дрогнулъ мракъ глубокій.
Въ эту ночь у райскихъ вратъ
Плакалъ ангелъ одинокій.

4.

И тысячи ангеловъ, тысячи Геніевъ Свѣта,
Въ предѣлахъ небесныхъ скорбѣли надъ сонной Землей,
Искали у Бога тревожнымъ вопросамъ отвѣта,
И лучшія звѣзды, блѣднѣя, подернулись мглой.


[251]

Но Богъ не отвѣтилъ, зачѣмъ допустилъ преступленье,
И падали звѣзды въ пространствѣ одна за другой,
Узнавши, что имъ за мятежъ суждено въ искупленье—
Дышать и дрожать надъ пустыней тревоги людской.

5.

Въ темнотѣ милліоны тѣней
Погребальнымъ идутъ хороводомъ.
И при свѣтѣ болотныхъ огней
Исчезаетъ народъ за народомъ.

И не въ силахъ безумцы понять,
Что вращаются въ кругѣ замкнутомъ,
Что невѣрныхъ огней не догнать
И нельзя отдаваться минутамъ,—

Что помимо звѣриныхъ страстей
10 Есть иное святое блаженство—
Красота первозданныхъ Идей,
Гармоничныхъ міровъ совершенство.

И безумцы не въ силахъ постичь
Безконечную прелесть познанья,
15 И не слышатъ немолкнущій кличъ,
Отдаленный восторгъ Мірозданья.

6.

Мы цвѣты срывали, намъ цвѣты цвѣли,
Разныя дороги къ счастью насъ вели.


[252]

Намъ свѣтили звѣзды, Солнце, и Луна,
Все для насъ погасло, всюду тишина.

Мы цвѣты сорвали, больше нѣтъ цвѣтовъ,
Звѣзды утонули въ безднѣ облаковъ.

Разными путями къ смерти мы пришли,
Счастія искали, счастья не нашли.

7.

Лѣсъ молчитъ во снѣ,
Сонъ его туманенъ.
Въ мертвой тишинѣ
Кто-то въ сердце раненъ.

Тамъ волна къ волнѣ
Въ озерѣ стремится.
Въ мертвой тишинѣ
Тѣнь, одна, томится.

Лѣсъ молчитъ во снѣ,
10 Слышитъ: Кто-то стонетъ.
Въ водной глубинѣ
Женскій образъ тонетъ.

8.

Русалка очнулась на днѣ,
Зеленыя очи открыла,
И тутъ же на днѣ, въ сторонѣ,
Родного ребенка зарыла.


[253]

И слышитъ, какъ бьется дитя,
Какъ бредитъ о мірѣ свободномъ.
Русалка смѣется, шутя—
Привольно ей въ царствѣ подводномъ.

И долгіе годы пройдутъ,
10 Русалка въ водѣ побѣлѣетъ,
И люди русалку найдутъ,
Когда глубина обмелѣетъ.

И люди русалку найдутъ
Застывшимъ нѣмымъ изваяньемъ,
15 Дивиться искусству придутъ,
Молчанью молиться молчаньемъ.

То будетъ въ послѣдніе дни,
Когда мы простимся съ Мадонной,
Надъ бездной засвѣтимъ огни,
20 Услышимъ свой маршъ похоронный.

9.

Что́ же тамъ за странный гулъ?
Ты сказалъ, что міръ уснулъ.
Ты сказалъ, что темный лѣсъ
Спитъ въ безмолвіи чудесъ,
Дремлетъ сказкой быстрыхъ дней,
Бредитъ грезами тѣней.
Долгій мрачный гулъ встаетъ.
Это колоколъ поетъ!
Совѣсть грозная земли,
10 Говоритъ: „Возстань! Внемли!“


[254]

Это колоколъ гудитъ,
Долгимъ гуломъ сердцу мститъ
За грѣховныя мечты
Искаженной красоты.

10.

„Вы умершіе, вы мертвые, хоть кажетесь живыми,
Вы закончили круженіе въ жестокой пустотѣ.
Вы, упорствуя, играете костями роковыми,
Но грозитъ ужь срокъ содвинутый, и вы уже не тѣ.

„Все исчерпано, окончено, проиграно, чужое,
Вамъ лишь тлѣніе, гніеніе средь черной темноты.
Если ранѣе томились вы, томленье будетъ вдвое,
Вы—лишь прахъ отъ растоптанія убитой Красоты“.


Примѣчанія[править]

  • Циклъ из десяти стихотвореній.