Записки Екатерины Дашковой/1907 (ДО)/Приложение 3—18. Письма Дашковой к графу А. Р. Воронцову

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Записки княгини Дашковой — Приложенія №№ 3—18. Письма кн. Дашковой къ гр. А. Р. Воронцову
авторъ Екатерина Дашкова
См. Оглавленіе. Опубл.: 1907. Источникъ: Commons-logo.svg Е. Дашкова. Записки княгини Дашковой / под ред. Н. Д. Чечулина. — СПб.: А. С. Суворина, 1907.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данныя


[276]

II.
Переписка съ родными[1].

Письма княгини Е. Р. Дашковой къ брату ея графу А. Р. Воронцову.
(Дополненіе къ письмамъ, находящимся въ V и XII книгахъ Архива князя Воронцова).
№ 3.
Москва, 14-го декабря (1775).

Прости мнѣ, любезный другъ, если я такъ долго не отвѣчала на твое письмо. Во-первыхъ, извиняюсь болѣзнію; а во-вторыхъ удивленіемъ, которое во мнѣ произвела батюшкина пропозиція о Знаменскомъ его дворѣ. На что мнѣ онъ? Деньги, которыя мнѣ Г.[2] пожаловала, есть только одно награжденіе и хлѣбъ моей дочери, который въ моихъ рукахъ. Если я оныя сберегла, то не отъ того, что я достаточна и другіе знатные доходы имѣю, но отъ того, что сама не только прихотей, но иногда и нужнаго лишалась. То разсуди, мой другь, не безумна ли я буду, когда, чувствуя себя истончевающую, я бы то у ней растеряла, что съ такимъ трудомъ ей собрала и чего ужъ нажить ей не успѣю. Настюшѣ этотъ долгъ ни на что не нуженъ; а о себѣ божусь тебѣ, мой другъ, что я бы батюшку безпокоить не стала, если бы я себя не чувствовала такъ слабу. А какъ по [277]духовной моей (которая, бывъ непротивна законамъ, будетъ конечно ея величествомъ конфирмована) опекуны дѣтей моихъ не сдѣлаютъ такого снисхожденія, какое мнѣ теперь на мысль встрѣчается и которое прошу батюшкѣ представить, если ему угодно покажется: я за счастье сочту и забуду, что деревня, кою я могла имѣть за 50 тысячъ, стоила болѣе 70-ти тысячъ, и я принуждена потерять. Я возьму съ радостію въ какомъ бы ни было мѣстѣ и уѣздѣ деревню за 80 руб. за душу, хотя съ пошлинами и отказомъ близъ 100 руб. станетъ. Если же не то, то чтобъ изволилъ вѣрющее письмо на Знаменской домъ прислать съ тѣмъ, что мнѣ: 1‑е) деньги съ него наемныя получать, а потребные расходы на починки изъ дому батюшкинаго шли; 2‑е) чтобъ мнѣ 5,000 нынѣ получить, а какъ батюшка изволилъ у меня деньги для желѣзнаго заводу занимать, то легко и по справедливости онъ въ зачетъ за желѣзо отъ купца занявъ, мнѣ отдать можетъ. Я бы и о сихъ 5,000 не говорила, если-бы я не чувствовала себя въ такой слабости. Разсуди, мой другъ, за что мнѣ дочь свою безвинно, безъ толку и надежности, оставить? Я мучилась, собирала, а наконецъ все безъ пользы оставить! 3‑е) Если я оныя деньги получу, то я согласна въ нѣсколько лѣтъ съ доходовъ съ Знаменскаго дома проценты, а за тѣмъ и капитала моего уплату, получать, и для лучшей ясности при семъ распишу тебѣ долгъ:

 
Батюшка изволилъ взять 1773-го года октября 4-го числа
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
5,000 р.
 
Еще того-жъ году октября 18-го дня
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
11,000 »р.
Итого 16,000 р.
 
Проценту нынѣшняго году
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
960 р.
54 »р.
Итого 17,014 р.
 
На покупку бѣглыхъ ты взялъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
900 »р.
 
отъ Іюня до Октября будущаго году процентовъ на год и 5-ть мѣсяцевъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
79 р.
Итого всей суммы 17.993 р.

Получа 5,000, останется 12,993 р. Найму съ Знаменскаго дому я надѣюсь получить 1,550; а какъ съ 13‑ти тысячъ проценту 780 руб., то и останется въ уплату первой годъ 770 руб. Я бы желала, чтобъ я была въ состояніи болѣе для батюшки [278]сдѣлать, но по совѣсти и долгу матери истинно не могу. Пожалуй, увѣдомь меня поскорѣй о семъ и если батюшка изволитъ восчувствовавъ мое снисхожденіе, то какъ вѣрющее письмо, такъ и помянутыя 5,000 поскорѣе присылайте. Прости, мой другъ; болѣе писать не смогу.

Вѣрющее письмо батюшкино должно быть въ такой силѣ: вѣрю продать, заложить или въ наймы отдавать и деньги принимать, которое письмо должно быть въ Юстицъ-Коллегіи въ Петербургѣ засвидѣтельствовано.

№ 4.

По даверенности отъ батюшки получила я отъ брата Александра Романовича въ совершенную заплату данныхъ мною батюшкѣ въ займы денегъ, вексель отъ Сабакина на всю сумму тоесть на 20,141, вчемъ я сію расписку и дала 1775 года марта 5 дня.

Княгиня Екатерина Дашкова.
№ 5.

Получила я отъ брата въ зачотъ техъ денегъ кои онъ мнѣ долженъ тысячу восемь сотъ восемдесятъ рублевъ въ чемъ и дала сію разписку.

Княгиня Екатерина Дашкова.

Москва 1775 года Марта 6 дня.

№ 6.
Москва, 23-го декабря (1775)

На послѣдней почтѣ я не была утѣшена твоими письмами, здоровъ-ли ты; а я все въ одномъ состояніи. Петръ Иванычъ и Марья Родіоновна[3] тебѣ велѣли кланяться. — Донеси, пожалуй, батюшкѣ, что я контрактъ на Знаменской его дворъ съ директорами совершила на два года съ половиною, по 1,550 р. на годъ и прошлогодскихъ недоплоченныхъ ими 150, да 850 нынѣшнихъ получила, почему изъ батюшкиныхъ долговыхъ денегъ 1,000 и вычла. Управитель же батюшкинъ у меня просилъ оныхъ денегъ, но я не дала ему; потому что ей-ей я не въ состояніи [279]болѣе этого сдѣлать, и всѣ деньги съ дому получая, ни въ 15 лѣтъ капиталъ мой не будеть возвратенъ, почему я и льстилась, что батюшка изволитъ восчувствовать мой поступокъ и мнѣ спасибо скажетъ. — Если ты, мой другъ, не надѣешься быть въ Матренинѣ такъ скоро, такъ дозволь мнѣ оттуда 8-мь штофовъ водки взять: моя вся изошла, а здѣсь очень дурна и дорога.

Ну прости, батюшка; сегодни мнѣ недосугъ распространяться. Дѣти мои руки твои цѣлуютъ, а я по смерть съ безпредѣльною горячностью пребуду вѣрнымъ тебѣ другомъ.

К. Дашкова.
№ 7.
(1784).

Въ виду того, что моя дочь привлекла и тебя, милый другъ, къ участію въ дѣлѣ, которое не можетъ не опечалить тебя, я прошу тебя убѣдить ее не заставлять меня принимать крайнія мѣры, которыя навлекутъ на нее всеобщее осужденіе. Вчера она сказала моему сыну, что не будетъ навѣщать меня, разъ я запретила ей являться ко мнѣ, но что она останется здѣсь всѣ четыре мѣсяца, такъ какъ домъ ея уже нанятъ на этотъ срокъ; я вовсе не увѣрена, что вслѣдствіе своей жестокости и открытаго неповиновенія она станетъ воздерживаться отъ посѣщенія мѣстъ, гдѣ ей предстояло бы веселиться, рискуя или даже съ предвзятымъ намѣреніемъ причинитъ мнѣ своимъ присутствіемъ мученія и наконецъ смерть; въ виду этого я велѣла передать ей сегодня черезъ ея горничную, что я открою свое сердце императрицѣ и что ея величество несомнѣнно, видя мои муки, посовѣтуетъ ей исполнить ея дочерній долгъ и уступить. Она мнѣ отвѣтила, что ее задерживаютъ здѣсь дѣла и что я вольна говорить императрицѣ что угодно, такъ какъ справедливость не позволить ея величеству отправить ее въ ссылку. Я не стану высказывать свое мнѣніе объ ея образѣ дѣйствій, только повторю тебѣ свои условія. Если она уѣдетъ на первой недѣлѣ поста, я не сдѣлаю никакого скандала и никому ни слова не скажу, лишь бы она не пріѣзжала ко мнѣ и не появлялась бы въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ можетъ меня встрѣтить; въ противномъ случаѣ я откроюсь императрицѣ и мнѣ кажется, что она, желая сохранить мою жизнь, посовѣтуетъ ей уѣхать.

Нечего мнѣ конечно присовокуплять, милый другъ, что чѣмъ скорѣе это выяснится, тѣмъ лучше. Еслибы ты видѣлъ, въ какомъ состояніи я нахожусь въ настоящую минуту, ты бы за меня испугался. [280]

№ 8.
Понедѣльникъ, 28 карта (1708).

Вчерашняя почта не принесла мнѣ извѣстій отъ тебя, мои милый другъ, что обезпокоило бы меня, еслибы я не знала, что причиной тому твой переѣздъ изъ Москвы въ Матренино. У насъ слѣдующія новости: 1‑е — вчера получено извѣстіе о сраженіи, выигранномъ Клерфе у Дюмурье, въ которомъ послѣдній потерялъ 18 тыс. человѣкъ и 25 пушекъ. Но въ нашихъ завтрашнихъ газетахъ ты прочтешь, что число пушекъ, отнятыхъ у французовъ, доходитъ до 228, и несмотря на то, что эти цифры положительно невѣрны, отъ меня потребовали, чтобы я помѣстила статью изъ берлинской газеты. Тебѣ, можетъ быть, лучше извѣстны подробности поведенія господъ Дивовыхъ. Я знаю только, что на нихъ сильно негодуютъ; имъ уже послали указъ объ ихъ возвращеніи и они уже находятся на обратномъ пути. До отъѣзда нашего Долгорукова, Державинъ посовѣтовалъ ему написать графу Зубову, что онъ шесть лѣтъ уже просить отпуска, а графъ Безбородко все водитъ его за носъ. Долгоруковъ поблагодарилъ его за добрыя намѣренія, но не принялъ его совѣта. Сегодня у графа ассамблея, на которой буду я. Графъ д’Артуа пріѣзжаетъ на эти ассамблеи въ 9 ч. прямо отъ императрицы; онъ не ужинаетъ, обходитъ игорные столы и смотритъ на ужинъ, т. е. входитъ въ столовую, чтобы сказать нѣсколько словъ дамамъ, и затѣмъ уѣзжаетъ. Епископъ Арасскій, пріѣхавшій съ нимъ, говорилъ со мной вчера болѣе часу въ Эрмитажѣ; хотя онъ очень горячо отзывается о событіяхъ во Франціи, но сужденія о нихъ не могутъ понравиться деспоту; взгляды его на старый режимъ мудрые и правильные.

Мой сынъ только что прислалъ курьера; онъ хочетъ, чтобы я получила для него отъ Бока тѣ 12000 р., которые, по его мнѣнію, ему должна провіантская. Сообщи мнѣ, милый другъ, какъ устроилось это дѣло между тобой и Каховскимъ и должна ли я переслать эти деньги тебѣ или отдать ихъ здѣсь кому ты укажешь; онъ мнѣ объ этомъ ничего не пишетъ. Графиня Потоцкая хочетъ купить долгъ; я ей предлагаю пріобрѣсти твой большой домъ и нарочно поѣду къ ней, чтобы наладить это дѣло.

На дняхъ у меня были Протасовъ и Новосильцевъ; они одни изъ всѣхъ твоихъ друзей какъ будто помнятъ, что я твоя сестра. Завадовскій ведетъ сильную игру и, говорятъ, вовлекаетъ [281]въ нее и Самойлова. Конечно, дѣла отъ этого не подвигаются и Ермоловъ посылаетъ за секретарями и оберъ-секретарями, поручаетъ имъ писать даже самыя пустяшныя бумаги, которыя затѣмъ къ нимъ же и поступаютъ и которыя простой писецъ съумѣлъ бы составить, — Самойловъ вызываетъ Новосильцова и Васильева. Этотъ послѣдній на дняхъ подаетъ въ отставку. Мнѣ жаль Самойлова; онъ честный человѣкъ и не его вина, если его посадили на мѣсто ему неподходящее. Рахмановъ умеръ вчера. Зять Шишковскаго, состоящій въ большой дружбѣ съ посломъ Кутузовымъ, разсказалъ мнѣ въ подробностяхъ нелѣпыя сцены, происходившія въ этой семьѣ; онъ обвиняетъ во всемъ Бакунина. Провизія съ каждымъ днемъ дорожаетъ. Говядина стоитъ 10 коп.

Вотъ, милый другъ, весь мой запасъ новостей. Теперь я съ тобой разстанусь. Прощай. Привѣть г. ла-Фермьеру.

Зиновьевъ пріѣхалъ; онъ гримасничаетъ и кривляется болѣе, чѣмъ когда-либо.

№ 9.

29 мая (1793).

Тысячу разъ благодарю тебя, дорогой другъ, за твое письмо отъ 18‑го числа нынѣшняго мѣсяца, полученное мною вчера; я пошлю Бутурлину приложенную записку на его имя. Изъ моихъ прежнихъ писемъ ты ужъ знаешь, что я поселилась въ твоемъ домѣ. Отъ дурной погоды и плохого состоянія печей онъ очень отсырѣлъ. Погода перемѣнилась, а печи я поправила, такъ что воздухъ въ немъ теперь совершенно другой. Нагаевъ выразилъ мнѣ свое одобреніе и сказалъ: «Прямо по-хозяйски поступаете, спасибо вамъ».

Я не могу сообщить тебѣ много подробностей о Марковѣ; я была занята переѣздомъ и исправленіемъ сломанныхъ замковъ и сожженныхъ половъ въ трехъ комнатахъ, вслѣдствіе чего проводила много времени съ рабочими и никого не видала. Но я знаю, что онъ передъ отъѣздомъ въ Царское Село получилъ вторую головомойку за «легкомысленный тонъ», какъ ты совершенно вѣрно выражаешься; будучи посланъ графомъ Зубовымъ, чтобы объявить непріятное извѣстіе, онъ сказалъ: «Вотъ милая выходка поляковъ». На это ему отвѣтили: «Что вы называете милой выходкой? Видно, что васъ мало огорчаетъ обстоятельство, вредное и для имперіи и для моей славы» и т. д. Съ тѣхъ поръ онъ играетъ комедію и являетъ большое смиреніе, вовсе не соотвѣтствующее его характеру, онъ обманываетъ и его [282]обманываютъ, осыпая его любезностями, которыя, конечно, также далеко не искренни.

Кто касается до Ламберта, онъ никогда не пользовался особенно хорошей репутаціей и не оказалъ никакихъ выдающихся услугъ своимъ несчастнымъ повелителямъ. Ему отведены аапартаменты въ Царскомъ Селѣ. Княгиня Радзивиллъ, говорятъ, уѣхала вчера въ свои помѣстья около Варшавы, чтобы, какъ она увѣряетъ, имѣть почаще извѣстія отъ дѣтей, которыхъ не выпускаютъ оттуда. Она получила цѣнные подарки оть императрицы; между прочимъ медальонъ изъ одного брилліанта, оцѣненнаго въ 25 тыс. р. Иностранные министры полагаютъ, что она будетъ высѣчена, какъ были уже высѣчены двѣ дамы въ Варшавѣ. Но мнѣ кажется, что она со всѣми поладитъ, такъ какъ не обладаетъ ни сильнымъ характеромъ, ни строгими нравами, ни талантами, способными возбудить зависть въ другихъ. Что касается Альтести, то всѣ знаютъ навѣрно, что его здѣсь нѣтъ, но никому неизвѣстно его мѣстопребываніе.

Ты, вѣроятно, уже знаешь, что шведскій посолъ получилъ приказаніе отъ своего двора не видѣться съ неаполитанскимъ министромъ, знаешь также и все, что касается дѣла Армфельда и нашего участія въ немъ; я полагаю даже, что ты на этоть счетъ лучше освѣдомленъ, чѣмъ я. Бутурлина родила сына; мать и ребенокъ здоровы. Вотъ и всѣ мои новости, дорогой другъ. Твой планъ насчетъ моего загороднаго двора великолѣпенъ; я сегодня же напишу объ этомъ туда, хотя уже идетъ спѣшная работа на другомъ дворѣ: ставятъ новыя печи. Прощай, дорогой другъ. Будь здоровъ.

№ 10.
Понедѣльникъ 20 февраля (1799).

Татищевъ уѣзжаетъ непремѣнно на дняхъ. Я напишу тебѣ съ нимъ подробное письмо, милый другъ, а пока сообщу новость, которая навѣрно тебя огорчить: бѣдный Зиновьевъ умеръ въ Ригѣ. Кажется, я не буду имѣть счастья видѣть своего сына, такъ какъ на него возложено не только командованіе всей Малороссійской дивизіей, но еще даны разныя порученія, между прочимъ снабженіе провизіей всей этой дивизіи. Ты не можешь себѣ представить, дорогой другъ, какъ меня это огорчаетъ. Это тѣмъ болѣе досадно, что здѣсь онъ могъ бы перевестись къ Суворову и такимъ образомъ уйти изъ-подъ начальства этого злобнаго и мстительнаго животнаго, князя Ивана Салтыкова. [283]Кажется, судьбѣ угодно послать мнѣ всѣ тягостныя испытанія, какія только можно нагромоздить на одну голову. Прощай, дорогой другъ. Я устала, печальна и больна. Мой привѣтъ ла-Фермьеру.

Дѣло Щербинина затянулось въ Сенатѣ, несмотря на именной указъ. Сенатъ не можетъ рѣшить его, не принявъ во вниманіе всевозможныя отсрочки, которыя они придумываютъ каждый день.

№ 11.
20 іюля (1799).

Послѣ моего послѣдняго письма къ тобѣ, я къ своему удовольствію получила отъ тебя посланіе, дорогой другъ, со вложеніемъ письма отъ брата. Прилагаю при семъ записку для него, и прошу вложить ее въ свой пакетъ, когда ты будешь ему писать. Я еще не видѣла здѣсь никого; въ Смоленскѣ всѣ полки получили приказаніе выступить по первому распоряженію моего сына. Такое же приказаніе получилъ и его бывшій Полоцкій полкъ. На дняхъ я пошлю за бѣднымъ Ѳедюшей; онъ былъ боленъ желчной горячкой. Съ тѣхъ поръ какъ я тебѣ писала, у насъ два раза были грозы и градъ, надѣлавшіе много бѣдъ; моя конопля почти совсѣмъ уничтожена; хорошо, если намъ удастся спасти хоть десятую ея часть; убытокъ свой исчисляю въ 4500 р. Мнѣ также придется дать шести селамъ зерна на обсѣмененіе осенью и на пропитаніе до будущаго года. Гдѣ тонко, тутъ и рвется. Я нынѣшній годъ въ большой разстройкѣ, такъ какъ дала 9 тыс. р. моему сыну, да и градъ лишилъ меня двухъ третей моихъ доходовъ. Я забыла вложить въ мое послѣднее письмо записку, полученную мною отъ сына. Мнѣ предстоитъ еще много хлопотъ и лишнихъ расходовъ изъ-за лазаретныхъ повозокъ и фуръ, которыя новый командиръ Полоцкаго полка не желаетъ принять, ссылаясь на то, что онѣ обошлись слишкомъ дорого.

Пріѣхала Анна Ивановна Черемисина, такъ что я должна съ тобой разстаться. Прощай, дорогой другъ. Нѣжно цѣлую тебя.

№ 12.
Троицкое, 29 октября.

Наконецъ-то я здѣсь, усталая отъ дороги и совершенно больная. Говорятъ, что дороги подъ Москвой ужасны, такъ что [284]я не знаю, когда я пущусь въ путь и пріѣду къ нѣжно любимому брату и другу моего дѣтства. Могу только искренно сказать тебѣ, что съ нетерпѣніемъ жду минуты, когда ты меня примешь въ свои объятія. Я остановлюсь въ Москвѣ на три дня, чтобы поставить себѣ піявки и на одинъ день у княгини Прозоровской, такъ что я буду два съ половиной дня въ дорогѣ, а затѣмъ надѣюсь и тѣломъ и душой отдохнуть въ Андреевскомъ.

Имѣешь ли ты извѣстія отъ брата? Какъ его здоровье? Передай мой привѣть Захару Николаевичу. Я только что узнала, что мой сынъ еще въ Москвѣ и что онъ приказалъ сообщить ему, когда я прибуду въ Троицкое, чтобы немедленно пріѣхать сюда. Ужъ конечно не я удерживаю его вдали отъ его недостойной супруги; она очевидно не обладаетъ особенной притягательной силой для него. Пока я приготовила 24000 р. для уплаты его долга по артиллеріи, оставивъ себѣ къ Петрову дню 900 р. Вотъ, дорогой другъ, какъ я устраиваю и его и свои дѣла. Съ первой же оказіей я пошлю твоему управляющему два сорта смоленской крупы. Прощай, цѣлую тебя.

№ 13.
9 апрѣля (1802).

Наконецъ-то дочь моя со мной; я этому тѣмъ болѣе счастлива, что чувствую себя очень плохо за послѣднія двѣ недѣли и такъ ослабѣла, что едва могу добрести до сада. Прилагаю письмо отъ нея къ тебѣ. Изъ него ты увидишь, что она всецѣло полагается на твое рѣшеніе. Прощай, дорогой другъ, поцѣлуй отъ меня Мишеньку, скажи, пожалуйста, моему милому и доброму племяннику Татищеву, чтобы онъ немедля освѣдомился, какимъ путемъ ему придется внести за меня въ маѣ мѣсяцѣ 2900 р. процентовъ, чтобы ему не пришлось платить еще штрафа.

№ 14.
29 марта.

Твоя старая и больная сестра милліонъ разъ благодаритъ тебя за твое послѣднее письмо и принимаетъ твое предложеніе посылалъ ей гамбургскія газеты; Страховъ больше не пишетъ мнѣ послѣ того, какъ попросилъ у меня взаймы 3 или 4 тыс. р., хотя онъ еще не заплатилъ 5% на 2000 руб., которые онъ мнѣ долженъ съ ноября; я ему отвѣтила очень вѣжливымъ отказомъ, [285]ссылаясь на необходимость спасти секвестрованныя имѣнія сына. Ты пишешь мнѣ о зимѣ, а здѣсь уже два, три дня стоитъ весна; снѣгъ стаялъ на дворѣ и на террассѣ, на сѣверной сторонѣ, горы обнажены и рѣка разлилась. Воздухъ мягокъ и къ столу уже шесть дней подаютъ дикій цикорій и свѣжую крапиву.

Мой сынъ пишетъ, что онъ долженъ задержаться еще нѣсколько дней въ Москвѣ, чтобы перевести свои экипажи на лѣтнее положеніе. У меня со вчерашняго дня рѣку переѣзжаютъ на паромѣ. Не знаю, какъ Арина Ивановна могла третьяго дня предпринять свой путь. Захару Николаевичу свидѣтельствую свой дружескій поклонъ. Не стану говорить о своей безграничной любви къ тебѣ; скажу только, что во время пребыванія здѣсь моего сына хотя я и была поглощена счастьемъ видѣть и слышать его, сердце мое все-таки часто рвалось къ тебѣ и я разъ 20, вмѣсто того, чтобы назвать сына, по ошибкѣ произносила возлюбленное имя моего брата. Прощай, да благословитъ тебя Господь и сохранитъ отъ всякаго зла!

№ 15.
Троицкое, 29 мая (1803 г.).

Хотя мой сосѣдъ Гончаровъ и имѣлъ уже удовольствіе познакомиться съ тобой, дорогой другъ, но онъ усердно проситъ написать тебѣ эти строки. Я рекомендую его тебѣ, какъ очень честнаго человѣка съ возвышенной душой.

Я давно уже не имѣю отъ тебя извѣстій. Я также противъ обыкновенія запоздала съ письмомъ къ тебѣ, такъ какъ совершила большую поѣздку во исполненіе обѣщанія, даннаго два года тому назадъ графу Остерману посѣтить его въ его имѣніи. Возвратившись оттуда, я очень устала и у меня сдѣлались спазмы. Теперь мнѣ немного лучше, но мое здоровье оставляетъ желать еще многаго. Прощай, дорогой другъ. Да хранитъ тебя Богъ! Нѣжно цѣлую тебя.

Получено 10 іюня въ С.-Петербургѣ.
№ 16.
30 ноября 1803 г.

Я писала тебѣ, дорогой другъ, наканунѣ 24, а такъ какъ у меня было очень много народа въ этотъ день, получивъ письмо отъ литератора, покровительствуемаго Трощинскимъ, я попросила моего сына, бывшаго здѣсь, переслать его тебѣ. Вотъ нашъ [286]племянникъ Санти и получилъ пощечину, которая тѣмъ болѣе унизительна, что онъ получилъ ее отъ одного изъ своихъ бывшихъ подчиненныхъ, сдѣланнаго прокуроромъ. Хоть бы ему дали орденъ св. Владиміра 2‑й степени; ради Бога и уваженія къ нашей семьѣ, сдѣлай что-нибудь для него.

Ты увидишь въ Петербургѣ мою дочь. Шесть лѣтъ послѣ того, какъ я заплатила всѣ ея долги, Чихачовъ вдругъ предъявилъ претензію на 10 тысячъ и черезъ шесть недѣль продали часть ея имѣнія. Боюсь тебя обидѣть, дорогой другъ, если стану просить тебя помочь ей; зная тебя, я вѣрю, милый другъ, что ты любишь моихъ дѣтей, которыя мнѣ дороже жизни.

№ 17.

Репортъ отъ вашего Аглинскаго садовника Дашкавой.

Работа вся окончена, но проситъ васъ о нижеслѣдующемъ:

1. Всю его подсадку съ половины Апрѣля по Іюль, есть-ли два дни дождя не будетъ, приказать поливать.

2. Есть-ли на сѣянныхъ трухою мѣстахъ не взойдетъ трава, то перекопавъ посѣять и укатать.

3. Дорожки по краямъ подсыпать глиною съ пескомъ и укатать, то онѣ шире и лучше будутъ.

4. Гдѣ подсадка, а не посѣяно, то граблями выравнять и чисто содержать, чтобъ трава не проростала и тѣмъ растеніямъ не мѣшала.

№ 18.

1. Въ канальцы и ямки, приготовленные для садки, отнюдь не сажать ни березъ, ивнику, сосенъ, ни ёлокъ, а засаживать оные калиновыми, рябиновыми, орѣшниковыми, бересклетовыми и шиповными кустами.

2. Примѣчать надлежитъ, что ближняя къ дорогамъ садка должна быть изъ низкихъ кустовъ, а что̀ ближе къ лѣсу, то выше кусты быть могутъ.

3. Гдѣ не назначено садить, а земля не ровна или плѣшинами, тутъ должно трухою сѣнною засѣевать.

4. Къ каменной стѣнѣ ближній каналъ должно засадить тонкими молодыми липами, въ два аршина съ четвертью вышины: въ переднемъ же каналѣ шиповникъ и бересклетъ посадить.

5. Въ клумбы и близко къ дорожкамъ можно садить ягодки.

6. Нынѣшнюю осеннюю садку и будущую весеннюю по 1‑е Іюля поливать черезъ день. [287]

7. Розы разводить, рѣзавъ черенки, какъ съ смородиной дѣлается. Черенокъ посадить въ гряду хорошей земли, потомъ черезъ годъ въ горшки пересадить.

8. Въ канальцы и по берегамъ садки или лѣсу можно сажать крыжовникъ между другого рода кустами.

9. Если не угодно испортить расположеніе нынѣшнее, то запретить должно, чтобъ, исключая назначенныхъ ямъ и шпалеровъ, вновь чего не садили.

10. Приказать сажать деревья и кусты въ показанномъ мною бульонѣ.

11. Дубъ и другія деревья, есть-ли не очень здоровы покажутся, то поливать онымъ же бульономъ, разведя оный пожиже[4].

Примѣчанія[править]

  1. Письма 3—6, 17, 18 написаны по-русски, остальные по-французски. См. примечание на стр. 352. — Примѣчаніе редактора Викитеки.
  2. Государыня.
  3. Панины.
  4. №№ 17 и 18 — два листка, написанные собственноручно кн. Дашковой въ 1800 г.