Ночь на берегу (Гейне; Михайлов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Ночь на берегу (Гейне; Михайлов)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Ночь на берегу
авторъ Генрихъ Гейне (1797—1856), пер. М. Л. Михайловъ (1829—1865)
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Die Nacht am Strande («Sternlos und kalt ist die Nacht…»). — Изъ цикла «Сѣверное море», сб. «Книга пѣсенъ». Опубл.: 1859[1]. Источникъ: «Русское слово», 1859, № 11, отд. I, с. 112—114. Ночь на берегу (Гейне; Михайлов)/ДО въ новой орѳографіи


Ночь на берегу.


[112]

Ночь холодна и беззвѣздна;
Море кипитъ, и надъ моремъ,
На брюхѣ лежа,
Неуклюжій сѣверный вѣтер
Таинственнымъ,
Прерывисто-хриплымъ
Голосомъ съ моремъ болтаетъ,
Словно брюзгливый старикъ,
Вдругъ разгулявшійся въ тѣсной бесѣдѣ…
10 Много у вѣтра разсказовъ —
Много безумныхъ исторій,
Сказокъ богатырскихъ, смѣшныхъ до уморы,
Норвежскихъ сагъ стародавнихъ…
Порой средь рассказа,
15 Далеко мракъ оглашая,
Онъ вдругъ захохочетъ
Или начнетъ завывать
Заклятья изъ Эдды и руны,
Темно-упорныя, чаро-могучіе…
20 И мо́ря бѣлыя чада тогда
Высоко скачутъ изъ волнъ и ликуютъ,
Хмѣльны разгуломъ.

Межъ-темъ по волной-омоченнымъ пескамъ
Плоскаго берега
25 Проходитъ путникъ,
И сердце кипитъ въ немъ мятежнѣй
И волнъ и ветра.
Куда онъ ни ступитъ,
Сыплятся искры, трещатъ
30 Пестрыхъ раковинъ кучки…
И сѣрымъ плащомъ своимъ кутаясь,

[113]

Идетъ онъ быстро
Средь грозной ночи.
Издали манитъ его огонекъ,
35 Кротко, привѣтно мерцая
Въ одинокой хатѣ рыбачьей.

На морѣ братъ и отецъ,
И одна-одинешенька въ хатѣ
Осталась дочь рыбака —
40 Чудно-прекрасная дочь рыбака.
Сидитъ передъ печью она, и внимает
Сладостно-вѣщему,
Завѣтному пѣнью
Въ котлѣ кипящей воды,
45 И въ пламя бросаетъ
Трескучій хворостъ,
И дуетъ на пламя…
И въ трепетно-красномъ сіяньѣ
Волшебно-прекрасны
50 Цвѣтущее личико
И нѣжное бѣлое плечико,
Такъ робко глядящее
Изъ-подъ грубой сѣрой сорочки,
И хлопотливая ручка-малютка…
55 Ручкой она поправляетъ
Пеструю юбочку
На стройныхъ бедрахъ.

Но вдругъ распахнулась дверь,
И въ хижину входитъ
60 Ночной скиталецъ.
Съ любовью онъ смотритъ
На бѣлую, стройную дѣвушку,
И дѣвушка трепетно-робко
Стоитъ передъ нимъ — какъ лилея,
65 Отъ вѣтра дрожащая.
Онъ на земь бросаетъ свой плащъ,
А самъ смѣется
И говоритъ:
«Видишь, дитя, какъ я слово держу!
70 Вотъ и пришелъ, и со мною пришло

[114]

Старое время, какъ боги небесные
Сходили къ дщерямъ людскимъ,
И дщерей людскихъ обнимали,
И с ними рождали
75 Скипетроносныхъ царей и героевъ,
Землю дивившихъ.
Впрочемъ, дитя, моему божеству
Не изумляйся ты много!
Сдѣлай-ка лучше мнѣ чаю — да съ ромомъ!
80 Ночь холодна; а въ такую погоду
Зябнемъ и мы,
Вѣчные боги, — и ходимъ потомъ
Съ наибожественнымъ насморкомъ
И съ кашлемъ безсмертным!»




Примѣчанія.

См. также переводъ Прахова.

  1. Впервые — въ журналѣ «Русское слово», 1859, № 11, отд. I, с. 112—114.