ПБЭ/ДО/Александрия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Александрія
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Архелая. Источникъ: т. 1: А — Архелая, стлб. 504—512 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БЭАН : ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ПБЭ/ДО/Александрия въ новой орѳографіи


[503-504] АЛЕКСАНДРІЯ, основанная въ 332 г. до Р. Хр. Александромъ Великимъ, быстро разрослась въ царствованіе династіи Птоломеевъ, и къ началу христіанской эры была однимъ изъ первыхъ городовъ міра, съ населеніемъ въ 300,000 свободныхъ гражданъ. Въ 80 г. до Р. Хр. Птоломей Александръ завѣщалъ ее римлянамъ; но въ дѣйствительности она перешла во власть римлянъ только въ 30 г. до Р. Хр., когда взята была Августомъ. Онъ прямо подчинилъ ее императорской власти, и она управлялась императорскими префектами до 196 г. по Р. Хр., когда Северъ возвратилъ ей муниципальную свободу. Такъ какъ городъ всегда [505-506] отличался безпокойствомъ, и склоненъ былъ къ мятежамъ, то нѣкоторые кесари относились къ нему съ крайнею суровостью: и съ начала III вѣка, когда въ 215 г. Каракалла предалъ смерти всѣхъ юношей въ городѣ, способныхъ носить оружіе, онъ началъ падать. Тѣмъ не менѣе, когда (въ 640 г.) Александрія взята была арабами, Амру могъ писать калифу Омару, что онъ завоевалъ городъ, въ которомъ 4,000 дворцовъ, 4,000 бань, 12,000 торговцевъ свѣжимъ масломъ, 12,000 садовниковъ, 40,000 іудеевъ, платящихъ подать, и 400 театровъ. Но большія бѣдствія пришлось потерпѣть ей отъ пиратовъ: торговля была подорвана, и упадокъ дошелъ до раззоренія. Когда въ 969 г. построенъ былъ Каиро, то она совсѣмъ потеряла свою славу, а когда открытъ былъ путь на Востокъ вокругъ мыса Доброй Надежды (въ 1497), то и торговля ея совершенно пала. Въ началѣ настоящаго столѣтія она была просто деревней; но теперь это опять большой и богатый городъ, имѣющій до 250,000 жителей.

Городъ основанъ былъ на узкой полосѣ земли, отдѣляющей озеро Маріотисъ отъ Средиземнаго моря, верстахъ въ 20 къ западу отъ Канопскаго устья Нила. Молъ въ полторы версты длиною соединялъ материкъ съ островомъ Фаросомъ, гдѣ былъ знаменитый маякъ. По обѣимъ сторонамъ этого мола построены были обширныя гавани, и самая западная изъ этихъ гаваней была соединена каналомъ съ озеромъ Маріотисъ, которое опять другимъ каналомъ соединено было съ Канопскимъ рукавомъ Нила. Изъ этихъ двухъ гаваней вывозился зерновой хлѣбъ изъ Египта, и въ теченіе столѣтій Римъ и Константинополь находились въ отношеніи главнаго предмета своего пропитанія въ зависимости отъ Александріи. Вывозъ хлѣба, однако, былъ только одною отраслью промышленности города. Александрія въ дѣйствительности была владычицей торговли всего міра, главнымъ мѣстомъ обмѣна произведеній Испаніи и Индіи, Скиѳіи и Еѳіопіи, и этотъ ея космополитическій характеръ отражался и на ея населеніи, и на самомъ ея устройствѣ. Она состояла изъ трехъ кварталовъ, — Ракотисы, Врухейи и Іудейскаго квартала. Въ Ракотисѣ жили египтяне, и тамъ былъ знаменитый храмъ Сераписа. Врухейю занимали греки, и тамъ былъ еще болѣе знаменитый „Музей“ съ величайшей библіотекой, какую только видѣлъ античный міръ, заключавшей въ себѣ до 700,000 свитковъ или книгъ, и состоявшей изъ произведеній латинской, греческой, египетской и индійской литературы. Іудейскій кварталъ былъ очень густо населенъ. Іудеи часто переселялись въ Египетъ, и переселеніе ихъ началось съ древнихъ временъ. Филонъ говоритъ, что въ его время въ странѣ жило болѣе милліона евреевъ. Послѣ взятія Іерусалима, Птоломей I поселилъ въ Александріи многочисленную колонію іудеевъ и далъ имъ равныя права съ греками. Римляне подтвердили за ними эти права и Августъ учредилъ особый іудейскій совѣтъ для завѣдыванія еврейскими дѣлами подъ властью императорскаго префекта. Но, при болѣе близкомъ знакомствѣ, евреи сдѣлались непріятными для грековъ, и ненавистными для римлянъ. При Калигулѣ они лишились своихъ привиллегій: при Веспасіанѣ ихъ храмы и синагоги были закрыты; въ 415 г., когда патріархомъ былъ св. Кириллъ, они даже совсѣмъ были изгнаны изъ города.

Когда, послѣ македонскаго завоеванія, литературная жизнь Греціи перенесена была въ Александрію, то она уже потеряла свою творческую силу, и получила, въ сущности, критическое направленіе. Вмѣсто поэзіи она производила грамматики, риторики, археологію и миѳологію; вмѣсто философіи она занималась математикой, астрономіей, медициной и географіей. Но физическія и математическія науки были для философіи совершенно тѣмъ же, чѣмъ лингвистическія и историческія науки для поэзіи, — элементомъ разложенія. Въ области философіи, однако, подъ вліяніемъ особыхъ обстоятельствъ, при которыхъ происходила жизнь въ Александріи, возникла особая своеобразная проблема, которая, нося критическій характеръ, не могла быть разрѣшена одной [507-508] только критикой, составляя новую фазу въ исторіи философіи, должна была совсѣмъ оставить философію, чтобы найти свое истинное разрѣшеніе. Тутъ идея научнаго знанія, какъ высшаго состоянія человѣческаго ума, встрѣтилась съ идеями Божественнаго Откровенія, идея разумѣнія съ помощію фантазіи, какъ высшей способности человѣческаго ума, встрѣтилась съ идеей пророческаго вдохновенія, безъ котораго всѣ умственныя усилія были напрасны и слѣпы; тамъ греческая философія и іудейская религія, римскій позитивизмъ и индійскій фантасмагоризмъ, весь Западъ и весь Востокъ, встрѣчались постоянно лицомъ къ лицу, чрезъ взаимообщеніе плодотворно вліяя другъ на друга. Подъ вліяніемъ греческой учености оживилась и ученость среди іудеевъ, а въ началѣ III вѣка до нашей эры среди нихъ появились историки, которые стали излагать исторію своего народа на подобіе Ѳукидида, и поэты, старавшіеся подражать Эсхилу, Софоклу и другимъ поэтамъ Греціи. Александръ Полигисторъ (отъ 80 до 90 г. до Р. Хр.), самъ вѣроятно іудейскаго происхожденія, въ своей книгѣ „объ іудеяхъ“ упоминаетъ о четырехъ іудейско-александрійскихъ историкахъ — Евполемѣ, Артапанѣ, Димитріѣ и Аристеѣ. Нѣкій Іезекіиль сочинялъ библейскія трагедіи, изъ нихъ одна носила заглавіе „Исхожденіе“, т. е. Исходъ евреевъ изъ Египта. Но особенно оказала сильное вліяніе на болѣе образованныхъ іудеевъ греческая философія, которая собственно и послужила источникомъ образованія іудейской школы въ Александріи. Эта философія была особенно изучаема въ столицѣ Птоломеевъ и она пользовалась тамъ большимъ вниманіемъ. Іудеи, познакомившись съ ученіемъ Платона и Аристотеля, съ великимъ удивленіемъ нашли въ нихъ ученіе, отчасти сходное съ ученіемъ, заключающимся въ ихъ св. книгахъ. Отсюда они сдѣлали выводъ, который имѣлъ даже въ первоначальной церкви важное значеніе, именно, что греческіе философы изъ книгъ Моисея заимствовали тѣ истины, которыми всѣ восторгались въ ихъ сочиненіяхъ. Будучи убѣждены, что люди, живущіе въ лонѣ многобожія и идолопоклонства, не могли сами открыть того, что въ ихъ ученіи было истиннаго и добраго, будучи увѣрены также, что одни только потомки Іакова обладали великими религіозными и нравственными истинами, они заключали отсюда, что греческая философія вышла изъ Палестины, и что Платонъ много путешествовавшій, былъ не кто иной, какъ говорящій по-гречески Моисей. Отсюда ихъ особенная привязанность къ Платоновой философіи. Эта теорія Моисеева происхожденія греческой философіи привела александрійскихъ іудеевъ къ пользованію при объясненіи Св. Писанія такимъ, уже извѣстнымъ іудеямъ Палестины, методомъ истолкованія, который тогда былъ въ большомъ ходу въ той средѣ, гдѣ они жили, такъ что они придавали ему большую важность и содѣйствовали переходу его и къ первымъ учителямъ христіанскимъ; это именно методъ иносказательный. Въ надлежащихъ границахъ этотъ методъ вполнѣ законный, но имъ крайне злоупотребляли. Такъ какъ не всегда оказывалось легко согласить въ подробностяхъ ученіе Св. Писанія съ ученіями греческихъ философовъ, чтобы установить между ними полное согласіе, іудейскіе толкователи и прибѣгали къ иносказательному смыслу, подвергая ему даже такія мѣста, которыя прямо требовали буквальнаго смысла. Самымъ древнимъ іудейско-александрійскимъ философомъ былъ Аристовулъ, отъ сочиненій котораго сохранилось до насъ нѣсколько отрывковъ. Онъ жилъ въ Александріи, вѣроятно, въ царствованіе Птоломея VI Филометора (181—146 г. до Р. Хр.) и былъ авторомъ сочиненія подъ заглавіемъ „Объясненіе Писанія Моисеева“, т. е. Пятокнижия. Тутъ онъ во введеніи прямо заявляетъ, что не держится буквы и коры, а для объясненія ученія Моисеева проникаетъ вглубь его, до самой сердцевины, т. е., вполнѣ пользуется методомъ аллегорическимъ. Въ своемъ сочиненіи онъ старается доказать, что книги Моисея, какъ гораздо болѣе древнія, чѣмъ книги поэтовъ и философовъ Греціи, и были именно тѣмъ источникомъ, откуда [509-510] послѣдніе почерпали свои наипрекраснѣйшія мысли. Еще далѣе пошелъ въ этомъ отношеніи Филонъ, который своимъ философическимъ блескомъ затмилъ всѣхъ другихъ писателей іудейско-александрійской школы, болѣе всѣхъ старался согласить Платоновы идеи съ ученіемъ Св. Писанія и болѣе всѣхъ злоупотреблялъ аллегорическимъ методомъ. (См. подъ сл. Филонъ). На встрѣчу этому стремленію іудейскихъ мыслителей согласить свое религіозное міросозерцаніе съ греческой мудростью шла и сама греческая философія, особенно въ лицѣ неоплатонниковъ, воззрѣнія которыхъ на отношенія между Богомъ и человѣкомъ, духомъ и матеріей, прямо указываютъ на стремленіе греческаго генія выбиться изъ колеи чисто человѣческаго мышленія на открытый просторъ — высшаго созерцанія.

Но вслѣдствіе этого самаго философія неоплатонизма и лишается той прелести, какою отличалась философія Платона и Аристотеля: въ ней уже нѣтъ ничего специфически и греческаго. Тонкая, но здравая точность выводовъ переходитъ въ неоплатонизмѣ въ самыя странныя видѣнія и туманности. Наука въ точномъ смыслѣ этого слова исчезла. Только новые сильные геніи могли придать новую жизненность и ясность этой философіи, и ее придали ей величайшіе учители христіанской церкви, сдѣлавшіеся основателями чисто христіанской школы.

2. Александрійскій патріархатъ. Церковь, основанная въ Александріи евангел. Маркомъ, рано получила важное значеніе и по важности самаго города каѳедра ея возвысилась сначала на степень митрополіи, а съ V в. и на степень патріархіи, стоявшей по своему значенію вслѣдъ за римскимъ первосвященникомъ, хотя позже это мѣсто перешло къ епископу константинопольскому. О первыхъ преемникахъ св. Марка намъ почти ничего не извѣстно, кромѣ тщательно составленнаго древними писателями послѣдовательнаго ряда епископовъ; это были: Аніанъ (ум. ок. 84 г.), Авилій, Кердонъ, Примъ, Іустъ (ум. ок. 130 г.), Евменій или Евменъ, Маркъ II, Келадіонъ, Агриппинъ, Іуліанъ. Долго каѳедру занималъ Димитрій. Ему наслѣдовалъ Ираклъ (ум. въ 247 г.), который свою верховную власть проявилъ въ низложеніи Аммонія, епископа Тмуитскаго, и въ поставленіи ему преемника. Большою славой пользовался также слѣдующій епископъ Діонисій Великій. Ему наслѣдовалъ Максимъ Фанаія (282—300), мученикъ Петръ I, Ахиллъ, посвятившій пресловутаго Арія въ священника, и Александръ (см. это слово), который выступилъ ревностнымъ защитникомъ православія и былъ въ этомъ отношеніи превзойденъ только своимъ великимъ преемникомъ Аѳанасіемъ Великимъ. Подобно ему пришлось потерпѣть отъ аріанъ и Петру II (ум. 14 февраля 381 г.). Тимоѳей I (381—385) присутствовалъ на 2-мъ вселенскомъ соборѣ, долго защищалъ Циника Максима и пользовался дурною репутаціей при императорскомъ дворѣ, который уже въ 381 году старался умалить преимущества александрійскаго епископа и сравнять его съ епископомъ столицы. Изъ сочиненій Тимоѳея извѣстны 63 «каноническихъ отвѣта». Въ то время какъ Ѳеофилъ (см. это сл.), несмотря на многія, довольно важныя постановленія, оставилъ по себѣ дурную память, каѳедра св. Марка достигла новаго блеска при св. Кириллѣ. Уже при Аѳанасіѣ насчитывалось въ Египтѣ больше 100 епископовъ. Кириллъ уже имѣлъ подъ своимъ вѣдѣніемъ 10 митрополитовъ. Городъ былъ наполненъ церквами и монастырями, священниками и монахами: его архипастырь, часто выступающій съ именемъ архіепископа и папы, имѣлъ въ своихъ рукахъ также и широкую гражданскую власть (Сократъ, Церк. Исторія 7, 7. 11. 13). Но при запальчивомъ Діоскорѣ каѳедра св. Марка не только потеряла свое прежнее значеніе, но и весь Египетъ вслѣдствіе монофизитской ереси пришелъ въ крайнее смятеніе. Православный патріархъ Протерій былъ убитъ въ 457 году и на его мѣсто монофизитами поставленъ былъ еретикъ Тимоѳей Элуръ, который и послѣ произнесенія надъ нимъ императоромъ Львомъ I приговора объ изгнаніи упорно держался противъ [511-512] православнаго патріарха Тимоѳея Салафакіала (460—481). Послѣ его смерти на каѳедру былъ возведенъ Петръ Монгъ, который успѣлъ устранить православнаго Іоанна Талайю, и съ того времени каѳедру Александріи занимали монофизитскіе патріархи (Аѳанасій II, 490—496; Іоаннъ I, 496—507; Іоаннъ II Никаіотъ, 508—516; Діоскоръ II, 516—518; Тимоѳей III, 518—538). Только императоръ Юстиніанъ I опять поставилъ къ 538 году православнаго патріарха въ лицѣ аввы Павла: когда этотъ послѣдній въ 542 году вслѣдствіе участія въ одномъ несправедливомъ дѣлѣ намѣстника былъ низложенъ, то преемниками его были православные патріархи Зоилъ, затѣмъ Апполинарій (565) и, наконецъ, Іоаннъ (ум. 578 г.). Еще разъ православные александрійцы получили превосходнаго главу въ лицѣ Евлогія (см. это сл.) и слѣдовавшаго за Ѳеодоромъ Скрибономъ (607—609) — Іоанна Милостынника. — Затѣмъ для церкви св. Марка начинается тяжелое время всевозможныхъ и религіозныхъ и политическихъ смутъ (см. подъ словами Монофизитство, Копты), которыя привели нѣкогда цвѣтущій патріархатъ къ крайнему упадку, ускоренному еще тяжелымъ игомъ ислама. Въ настоящемъ столѣтіи высшимъ благословеніемъ для него было продолжительное управленіе имъ со стороны скончавшагося въ концѣ 1899 г. маститаго патріарха Софронія, который бдительно охранялъ свою малую паству, мужественно отражая всѣ посягательства латинской пропаганды водворить свое господство въ церкви св. Марка.

3. Александрійскіе соборы. Первые, извѣстные намъ соборы въ Александріи были собираемы Димитріемъ по дѣлу Оригена. Много было соборовъ въ IV вѣкѣ: въ 306 г. противъ Мелетія (см. это сл.), въ 320 г. противъ Арія (см. это сл.); слѣдующій ок. 323 г. противъ Коллуфа въ присутствіи епископа Осіи, въ 339 г. въ защиту Аѳанасія, въ 346 — для подтвержденія постановленій собора сардикійскаго, затѣмъ въ 361, 362, 363 — по дѣлу аріанъ, наконецъ — въ 399 при Ѳеофилѣ противъ оригенистовъ. Въ V вѣкѣ самымъ важнымъ былъ соборъ 430 г., состоявшійся при св. Кириллѣ по дѣлу Несторія; за нимъ слѣдовалъ соборъ при Протеріѣ для объявленія постановленій IV вселенскаго собора и для осужденія Тимоѳея Элура, который въ 476 году съ противоположною цѣлію созвалъ лжесоборъ. Затѣмъ новоизбранный Іоаннъ Талайя въ 481 гору собиралъ соборъ, издавшій его посланія касательно взаимообщенія; противъ него состоялся въ 482 году еретическій соборчикъ Петра Монга. Въ 489 году при архіепископѣ Евлогіѣ состоялось религіозное собраніе, котораго, однако, нельзя считать соборомъ. Въ 633 году моноѳелитскій патріархъ Киръ составилъ собраніе для объединенія ѳеодосіанъ съ православными. Дальнѣйшіе александрійскіе соборы не имѣютъ для себя достаточныхъ данныхъ, хотя ихъ происходило еще нѣсколько; да они и не имѣютъ уже общецерковнаго интереса.