ПБЭ/ДО/Афанасий Великий

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Аѳанасій Великій
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Археологія — Бюхнеръ. Источникъ: т. 2: Археологія — Бюхнеръ, стлб. 163—177 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : НЭС : ЭЛ : ЭСБЕПБЭ/ДО/Афанасий Великий въ новой орѳографіи


[163-164]

Аѳанасій Великій
Архіепископъ александрійскій, отецъ православія.

АѲАНАСІЙ (съ греч. безсмертный) Великій, архіепископъ александрійскій, — ревностный защитникъ православія во время аріанскихъ смутъ, стяжавшій себѣ имя «Отца православія». Его могучій нравственный обликъ, озаренный свѣтомъ Божественнаго ученія Христова, какъ скала возвышается надъ мятущимся моремъ ересей того времени и какъ яркій маякъ руководитъ вѣрныхъ въ туманѣ сомнѣній и колебаній. Въ эпоху паденія вѣры, равно какъ и во времена религіозныхъ волненій и страстей, св. Аѳанасій можетъ служить примѣромъ горячаго вѣрованія, и идеаломъ кротости и терпимости — тамъ, гдѣ дѣло можетъ обойтись безъ строгости и суровости. Онъ беззавѣтно борется съ бурными волнами разныхъ ересей. Бываютъ моменты, гдѣ онъ, можно сказать, остается почти одинъ противъ всего міра, — и весь міръ идетъ на него. Но стихаетъ гроза, и св. Аѳанасій тотчасъ опускаетъ пылающій мечъ своего огненнаго слова и умиротворяетъ громы своего краснорѣчія, поражающаго еретиковъ. Онъ кротко увѣщеваетъ ихъ покаяться, онъ снова становится терпѣливымъ къ немощамъ и слабостямъ, хотя не на іоту не уступаетъ имъ.

О жизни св. Аѳанасія до 326 г. исторія знаетъ очень мало. Родился онъ въ Александріи въ 293 г., какъ это доказалъ проф. Loofs на основаніи коптскаго Encomium’а (ed. Lemm. S. 36). Разсказъ о томъ, что Аѳанасій, въ бытность мальчикомъ, подражая епископу, крестилъ своихъ сверстниковъ — язычниковъ по христ. обряду, и чрезъ это сдѣлался будто бы извѣстенъ епископу Александру, мало вѣроятенъ, какъ записанный позднѣйшимъ писателемъ Руфиномъ (H. E. I, 14). Несомнѣнно, однако, что онъ рано сдѣлался извѣстенъ еп. александрійскому Александру, который посвятилъ его въ 319 г. въ діакона. Около этого времени появились два первыя сочиненія св. Аѳанасія: «Слово противъ эллиновъ» и «О воплощеніи Бога Слова». Эти сочиненія быстро выдвинули Аѳанасія, и на первомъ вселенскомъ соборѣ молодой діаконъ явился неустрашимымъ обличителемъ аріанства, а по смерти епископа Александра, будучи 33 л. отъ роду, 8 іюня 326 года‚ избранъ на александрійскую каѳедру. [165-166] Новопосвященный епископъ посѣтилъ церкви Ѳиваиды, гдѣ Арій произвелъ не мало смутъ, поставилъ Фрументія епископомъ для Эѳіопіи, громилъ еретиковъ-аріанъ, боролся съ раскольниками-мелетіанами, разсылалъ окружныя посланія, писалъ инструкціи и увѣщанія. Съ этихъ поръ начинаются терніи и волчцы въ жизни Аѳанасія. Пять разъ удавалось врагамъ добиться изгнанія св. Аѳанасія изъ епархіи; нѣсколько соборовъ назначалось для разсмотрѣнія его дѣлъ, но великій исповѣдникъ снова и снова торжествовалъ надъ злобой враговъ своихъ. Энергичный, но исполненный такта, геніальный, но не гордящійся этимъ, Аѳанасій не былъ заносчивымъ, не былъ недоступнымъ и безпощаднымъ, а былъ кроткимъ, мягкимъ, общительнымъ, медленнымъ на гнѣвъ и скорымъ на помощь.

Первое изгнаніе не заставило ждать себя. Арій, отлученный отъ церкви, употреблялъ всѣ усилія получить снова общеніе съ ней и, видя въ Аѳанасіѣ несокрушимую преграду этому, направилъ противъ него вмѣстѣ со своими единомышленниками цѣлый рядъ клеветъ. Аѳанасій обвинялся въ жестокости къ клиру, безнравственности въ частной жизни и въ политической неблагонадежности. И хотя Аѳанасій блестяще опровергъ всѣ обвиненія, Константинъ Великій, считая его нарушителемъ мира, удалилъ его отъ паствы.

По смерти Константина, Аѳанасій возвратился изъ ссылки, къ всеобщему ликованію паствы, но не надолго. Египетскій префектъ Филагрій, желая доставить епископскую каѳедру своему соотечественнику Григорію Каппадокійцу, вооруженной силой заставилъ александрійцевъ признать своего клеврета епископомъ, а аріане добились отъ своего антіохійскаго собора новаго низложенія Аѳанасія, какъ уже отрѣшеннаго отъ каѳедры тирскимъ соборомъ 335 года.

Аѳанасій удалился во второе изгнаніе и, проводя его сначала въ Римѣ, добился у папы Юлія торжественнаго признанія своей невинности на римскомъ (341 г.) и сардикійскомъ (343 г.) соборахъ, а затѣмъ, живя въ Галліи, возбудилъ живѣйшія симпатіи въ галльскомъ правителѣ Констансѣ, который и ходатайствовалъ за него передъ своимъ братомъ Констанціемъ. Въ октябрѣ 346 г. Аѳанасій возвратился въ Александрію. Мудрыми мѣропріятіями онъ добился того, что многіе противники смягчились и склонились къ никейской вѣрѣ. Но аріане не ослабѣли еще и снова возбудили Констанція противъ Аѳанасія, который долженъ былъ бѣжать въ Египетъ и долго скитался въ пустынѣ, пока Юліаномъ Отступникомъ, желавшимъ усилить смуту умовъ, не было сдѣлано общаго постановленія о возвращеніи всѣхъ изгнанныхъ епископовъ. Аѳанасій возвратился въ Александрію, но надежды Юліана — внести смуту въ церковь Христову — не оправдались. Св. Аѳанасій энергично сталъ собирать стадо Христово. Созванъ былъ соборъ, на которомъ сдѣлано было постановленіе,чтобы отпавшіе отъ православія, подъ вліяніемъ насилія со стороны аріанъ, — при раскаяніи — получали прощеніе и оставались на своихъ мѣстахъ. Кроткія мѣры обратили многихъ аріанъ и язычниковъ къ вѣрѣ Христовой. Такая ревность св. Аѳанасія сильно не нравилась Юліану, стремившемуся къ возстановленію язычества, и 24 октября 362 г. Аѳанасій въ четвертый разъ вынужденъ былъ оставить Александрію и скрываться въ пустынныхъ дебряхъ Ѳиваиды, откуда поддерживалъ вѣрныхъ своими посланіями.

26 іюня 363 г. Юліанъ погибъ въ войнѣ съ персами, а его преемникъ Іовіанъ не только торжественно вернулъ Аѳанасія къ его паствѣ и осыпалъ милостями, но и нанесъ послѣдній ударъ аріанамъ, объявивъ никейскій символъ вѣры ненарушимымъ.

Преемникъ Іовіана Валентъ, управлявшій восточной половиной имперіи, снова возбудилъ гоненіе противъ Аѳанасія. Но такъ какъ это послѣднее (5-е) изгнаніе вызвало между православнымъ населеніемъ Александріи сильное волненіе, грозившее перейти въ открытое возмущеніе, то Валентъ черезъ нѣсколько мѣсяцевъ самъ принужденъ былъ возвратить изгнанника.

[167-168] Съ этого времени св. Аѳанасій управлялъ своей паствой спокойно до самой кончины, послѣдовавшей 2 мая 373 года.

Своею смертію Аѳанасій вызвалъ великую скорбь среди своей паствы, потерявшей въ немъ попечительнѣйшаго отца, но онъ далъ своимъ высокимъ служеніемъ образецъ архипастырской дѣятельности и борьбы за вѣру, и оставилъ идеалъ дух. пастыря-писателя. Сила и привлекательность его сочиненій таковы, что преп. Козьма совѣтуетъ, найдя любую изъ книгъ св. Аѳанасія, «если нѣтъ бумаги для списанія ея‚ записать ее хотя бы на одеждѣ». Іоаннъ Дамаскинъ называетъ его «краеугольнымъ камнемъ Церкви Божіей», а Григорій Назіанзинъ — «окомъ вселенной».

Всѣ его многочисленныя сочиненія можно раздѣлить на 6 группъ.

1) Апологетич. сочиненія: «Λόγος καθ᾿ Ἑλλήνων» и «Λόγος περὶ τῆς ἐνανθρωπήσεως τοῦ Λόγου», написанныя около 319 года. Въ первомъ изъ этихъ сочиненій св. Аѳанасій доказываетъ, что вѣра во Христа Спасителя не лишена разумнаго основанія и принятіе ея есть дѣйствительное познаніе истины. Второе же сочиненіе представляетъ собою основательное раскрытіе той истины, что воплощеніе Христа Спасителя было необходимо и достойно Бога.

2) Догматико-полемическія сочиненія: «Λόγοι τέσσαρες κατ᾿ Ἀρειανῶν»‚ «Ἐπιστολαὶ τέσσαρες πρὸς Σεραπιώνα», «Περὶ σαρκῴσεως τοῦ Κυρίου ἡμῶν Ἰησοῦ Χριστοῦ κατὰ Ἀπολλινάριον». Слова св. Аѳанасія противъ аріанъ относятся къ 338—9 г. и имѣли, по заявленію автора, ту цѣль, чтобы люди далекіе отъ аріанства еще болѣе избѣгали его, а обольщенные опомнились. Представляя собою первый опытъ подробнаго разбора тѣхъ оснований, на которыя опиралось аріанство, «слова», по мнѣнію Фотія, являются блестящимъ побѣднымъ трофеемъ надъ всякой ересью. «Письма къ Серапіону» написаны Аѳанасіемъ между 356—362 годами; содержаніемъ ихъ служитъ обличеніе тѣхъ, которые, признавая Божество Іисуса Христа, нечестиво мыслили о Св. Духѣ, относя Его къ числу служебныхъ духовъ, т. е. это были предшественники македоніанства. Двѣ книги противъ аполлинаріанъ съ вѣроятностью можно относить къ 372 г. Въ нихъ Аѳанасій защищаетъ ученіе о двойствѣ естествъ въ Іисусѣ Христѣ, объ ѵпостасномъ ихъ единеніи, о принятіи Спасителемъ истиннаго человѣческаго тѣла. Къ этому же разряду относятся: «Λόγος μείζων περὶ πίστεως» и «Ἔκθεσις πίστεως». Въ первомъ изъ нихъ разъясняется сущность прав. вѣры, а второе представляетъ собою сокращеніе перваго.

3) Догматико-историческія сочиненія: «Ἀπολογητικὸς κατ᾿ Ἀρειανῶν», написанное около 348 года и содержащее исторію обсужденія различными соборами дѣла св. Аѳанасія. «Απολόγια πρὸς τὸν βασιλέα Κονστάντιον» написана въ 358 г. съ цѣлью опровергнуть обвиненія, выставленныя аріанами противъ Аѳанасія. Годомъ ранѣе написана «Ἀπολόγια περὶ τῆς φυγῆς αὐτοῦ»; въ этомъ сочиненіи Аѳанасій оправдывается отъ навѣтовъ аріанъ, упрекавшихъ его въ малодушіи за то, что онъ оставилъ паству, когда она особенно подвергалась бѣдствіямъ. Кромѣ «Посланія къ Антіохійцамъ» и «Люциферу», къ этому разряду относится «Βίος καὶ πολιτεία τοῦ ὁσίου πατρὸς ἡμῶν Ἀντονίου». Жизнь Антонія написана около 357 г. и содержитъ въ себѣ апологію монашества, выразителемъ идеаловъ котораго былъ преп. Антоній.

4) Труды по истолкованію Св. Писанія. Изъ трудовъ Аѳанасія экзегетич. содержанія до насъ дошли только отрывки, главнымъ образомъ — толкованіе на кн. Псалтирь. Въ посланіи къ Марцеллину содержатся предварительныя свѣдѣнія о книгѣ Псалтирь, отчего и самое посланіе озаглавливается «Εἰς τὴν ἑρμηνείαν τῷν ψαλμῶν». Что касается «толкованій на псалмы» (на 146 пс.), то принадлежность ихъ св. Аѳанасію сильно оспаривается Тильмономъ вопреки Монфокону.

Съ именемъ Аѳанасія извѣстны отрывки толкованій на кн. Іова, Пѣснь [169-170] Пѣсней, Еванг. Матѳея и Луки, 1-е посл. къ Коринѳянамъ.

5) Изъ сочиненій нравоучительнаго характера болѣе извѣстны: «Ἐπιστολὴ πρὸς Δρακόντιον» (ок. 355 г.). Въ этомъ посланіи Аѳанасій убѣждаетъ Драконтія не отказываться отъ епископскаго сана, угрожая судомъ Божіимъ. Въ сочиненіи «Ἐπιστολὴ πρὸς Ἀμοῦν μονάζοντα» Аѳанасій преподаетъ разныя наставленія относительно монашеской жизни.

Сохранились еще нѣкоторыя посланія (монахамъ Іоанну и Антіоху) общаго характера.

6) Къ особенному роду посланій должны быть отнесены «Ἐπιστολαὶ ἑωρταστικαὶ», т. е. пасхальныя посланія, которыми александрійскій епископъ оповѣщалъ, по давнему обычаю, остальныя церкви о времени празднованія Пасхи, причемъ эти оповѣщенія сопровождались какими-либо наставленіями касательно вѣры и жизни христіанской.

Великое значеніе литературной дѣятельности св. Аѳанасія очевидно и при краткомъ обзорѣ его твореній. Всѣ его соображенія и доводы проникнуты одной великой идеей воплощенія Бога въ Лицѣ Іисуса Христа и совершеннаго Имъ искупленія людей. Эта идея у него всюду; она — начальный пунктъ и конечная цѣль его научныхъ изслѣдованій. И какъ богооткровенная истина — она не страшится никакихъ притязаній лжи, являясь небеснымъ свѣтомъ, который не только самъ горитъ, не угасая‚ но освѣщаетъ обличительно самую тьму, силящуюся объять его. Подъ мудрымъ перомъ великаго святителя эта возвышенная и непостижимая истина приближается, такъ сказать, къ слабымъ понятіямъ человѣческимъ, и то, во что прежде только вѣровали, теперь принимаютъ съ отчетливымъ и полнымъ убѣжденіемъ. Хотя вѣра стоитъ у св. Аѳанасія выше всего и всего важнѣе, но, по его убѣжденію, между истинами вѣры, данными въ Откровеніи, и результатами собственныхъ изслѣдованій ума человѣческаго существуетъ единство: вѣра не противорѣчитъ знанію, а равно и знаніе не можетъ противорѣчить вѣрѣ. Вотъ главная причина, почему св. Аѳанасій настаиваетъ на тожествѣ философскаго понятія о Логосѣ съ откровеннымъ понятіемъ о Христѣ. Содержаніе перваго составляетъ результатъ человѣческаго умозрѣнія, содержаніе послѣдняго дано въ откровеніи, а въ соединеніи того и другого заключается связь умозрѣнія съ Откровеніемъ, философіи съ богословіемъ, хотя первыя всегда подчинены вторымъ.

Благодаря своей методѣ, св. Аѳанасій всякую частную истину христіанства разсматриваетъ въ связи съ цѣлымъ и подводитъ подъ общій составъ всего христ. вѣроученія. Это качество его, вмѣстѣ съ изощренной діалектикой, громадной эрудиціей и съ выработаннымъ самосознаніемъ христіанина и даетъ несокрушимую силу разсужденіямъ св. Аѳанасія.

Въ жестокой борьбѣ съ ересями св. Аѳанасій одержалъ рѣшительную побѣду, разоблачивъ ихъ и разбивъ всѣ софистическіе пріемы. Не оставляя внѣ связи съ цѣлымъ составомъ христіанства ни одного догмата его вѣроученія, Аѳанасій проникалъ въ сущность его до крайней доступной глубины.

Въ области діалектики Аѳанасій показалъ, что церковное ученіе не имѣетъ въ себѣ никакихъ противорѣчій, а непостижимыя по своей глубинѣ тайны его надо относить на счетъ общей ограниченности человѣческаго ума. Св. Аѳанасій умѣлъ ниспровергнуть діалектику аріанъ превосходной аргументаціей, замѣчательной по проницательности и силѣ. Тамъ же, гдѣ споръ можно было сводить въ область Божественнаго Писанія и Преданія, тамъ онъ еще легче вырывалъ побѣду у еретиковъ, лишалъ ихъ всякой опоры и окружалъ церковное ученіе со всѣхъ сторонъ твердымъ оплотомъ авторитета Библіи, ибо онъ былъ неподражаемый знатокъ ея среди своихъ современниковъ. То же самое должно сказать и о познаніяхъ его въ области Преданія. Наконецъ, съ блестящимъ успѣхомъ св. Аѳанасій опровергалъ еретическія заблужденія и съ точки зрѣнія [171-172] христіанскаго сознанія, воспитаннаго въ церкви.

Общее религіозное сознаніе возмущается мыслью о почитаніи твари за Бога, и въ этомъ отношеніи составляетъ для св. Аѳанасія первый источникъ доказательствъ Божественнаго достоинства Лица Іисуса Христа. А съ другой стороны — глубокая вѣра въ искупленіе, совершенное Господомъ Іисусомъ Христомъ, составляетъ у него также основу множества доказательствъ‚ обнаруживающихъ истинно-созерцательный геній, острую проницательность, дальновидность и краснорѣчіе.

Конечно, св. Аѳанасій не могъ дать всѣмъ догматамъ полное раскрытіе и точную формулировку. Но это и не входило въ его задачу и не могло быть выполнено имъ по разносторонности его догматико-полемической дѣятельности, направленной, главнымъ образомъ, къ охранѣ и защитѣ самыхъ основъ христіанства. При такомъ положеніи дѣла, онъ не могъ останавливаться своимъ вниманіемъ на каждомъ частномъ пунктѣ христіанскаго вѣроученія. Зато, какія бы измышленія ни дѣлали всѣ новые еретики относительно существа Тріѵпостаснаго Бога вплоть до отрицанія Бога, ученіе о Немъ св. Аѳанасія остается несокрушимымъ. — Это ученіе составляетъ одну изъ величайшихъ заслугъ святителя предъ церковію.

Богъ, по ученію св. Аѳанасія, ясно даетъ Себя знать чрезъ тѣ самыя явленія и части вселенной, которыхъ Онъ есть Творецъ, таковы: удивительный порядокъ въ расположеніи и теченіи звѣздъ, гармонія въ природѣ и въ сочетаніи ея безмѣрно разнообразныхъ элементовъ и силъ и пр. Нельзя не убѣдиться при разсмотрѣніи вселенной, что виновникъ бытія всего — Богъ, и что этотъ Богъ одинъ‚ ибо иначе немыслима была бы гармонія міра. И хотя этотъ Богъ невидимъ, но по дѣламъ легко познать Его, и нѣтъ извиненія въ незнаніи Его. Этотъ Богъ есть Духъ невещественный и безтѣлесный, не имѣющій ни въ чемъ нужды. Онъ неизмѣняемъ, самобытенъ и простъ по своей природѣ; Онъ Единъ по существу и нѣтъ другого Бога кромѣ Него.

Но этотъ Единый Богъ — въ трехъ Лицахъ, равно вѣчныхъ и несозданныхъ, — единыхъ по Божеству и славѣ, но отличныхъ одно отъ другого. Отецъ не есть Сынъ и обратно‚ — Сынъ не есть Отецъ, ибо Отецъ есть Отецъ Сына, а Сынъ есть Сынъ Отца. Достопоклоняемая Троица есть едина безъ смѣшенія и различна безъ раздѣленія, едина по Божеству и различна по тремъ Лицамъ. Какъ Сынъ единосущенъ Отцу, такъ и Духъ единосущенъ Отцу, ибо вся Троица единосущна и нераздѣльна. Сынъ находится въ Отцѣ, какъ сіяніе въ свѣтѣ, и тамъ, гдѣ находится Отецъ, находится и Сынъ, какъ и сіяніе тамъ, — гдѣ свѣтъ.

Какимъ же образомъ въ трехъ самостоятельныхъ Лицахъ Св. Троицы — единое Божеское существо? Св. Аѳанасій на это говоритъ, что каждое изъ Лицъ Св. Троицы обладаетъ Имъ сполна и есть всецѣло — Богъ. Объясняя это, онъ представляетъ, что каждое Лицо Св. Троицы, сохраняя свою самостоятельность и личность, находится въ другомъ и не можетъ быть мыслимо безъ другого; всѣ Они взаимно проникаютъ другъ друга: Отецъ находится въ Сынѣ, какъ въ Своемъ образѣ, и Сынъ въ Духѣ, какъ въ Своемъ, и наоборотъ Св. Духъ пребываетъ въ Сынѣ, и Сынъ въ Отцѣ, равно какъ еще — Отецъ въ Духѣ и Духъ въ Отцѣ. При такомъ единствѣ во Св. Троицѣ, когда именуется Отецъ, то съ Нимъ и въ Немъ мыслится и Сынъ и въ Сынѣ Св. Духъ, а когда именуется Сынъ, то съ Нимъ и въ Немъ предполагается и Отецъ и Св. Духъ.

Но исповѣдуя, по Писанію, три Лица въ Богѣ, мы не говоримъ, что существуетъ три Бога. Мы признаемъ только одного, совершеннаго въ Самомъ Себѣ, нерожденнаго, безначальнаго и невидимаго Бога, Отца Господа нашего, имѣющаго бытіе отъ Самого Себя и дающаго его другимъ. И кто осмѣлится сказать, что Сынъ другой природы, чѣмъ Отецъ и отрицать, что Св. Духъ вѣченъ?! Но какъ трудно отдѣлить сіяніе отъ свѣта, такъ безразсудно изслѣдовать, какимъ образомъ Сынъ есть одинъ по существу съ Отцомъ. То, что касается [173-174] до Божества, познается лишь чрезъ вѣру и разумъ при благочестіи.

Св. Аѳанасій первый изъ церковныхъ писателей удовлетворительно раскрылъ ученіе о Троичиости въ Богѣ. Все его ученіе проникнуто одною мыслію: Богъ Единъ и вмѣстѣ Троиченъ. Эти понятія не исключаютъ одно другое, а оба мыслятся совмѣстно другъ съ другомъ. Началомъ Божества служитъ Богъ Отецъ, но какъ Онъ вѣченъ, такъ и Сынъ и Св. Духъ совѣчны Ему, и равны, но такъ, что при этомъ не уничтожается единство и равенство Бога Самого въ Себѣ. Сынъ единосущенъ (ὁμοούσιος) Богу Отцу. Онъ есть полнота Божества, полнота и совокупность Отеческой сущности, Ея образъ и выраженіе, — что можно сказать объ Отцѣ, то должно сказать и о Сынѣ.

Но объясняя единосущіе Сына съ Отцемъ, св. Аѳанасій раскрываетъ, что это не противно понятію о троичности въ Богѣ. Сынъ единосущенъ, равенъ Отцу, какъ одинъ другому, Они — какъ два различныя Лица. Единство и ѵпостасное различіе въ Богѣ св. Аѳанасій указываетъ и въ самомъ значеніи слова ὁμοούσιος (единосущный), откуда видно, что Сынъ подобенъ, равенъ Отцу — ὅμοιος, а сравниваются и уподобляются только два различныя лица, а не два различныя качества въ одномъ лицѣ. Далѣе Сынъ происходитъ отъ сущности (οὐσία) Отца, а не является существомъ низшимъ. Сынъ равенъ Отцу во всемъ, только Сыну нельзя приложить отчества и нерожденности. Поэтому Сынъ имѣетъ Свое начало и происходитъ отъ Отца, и это составляетъ Его существенное ѵпостасное свойство, называемое „сыновствомъ“, какъ и „отчество“ есть отличительное свойство Бога Отца. Сынъ рождается, обособляется отъ Отца, — не во времени, а отъ вѣчности, но это не отдѣленіе, не отчужденіе. Въ Богѣ, Существѣ простомъ, не можетъ быть дѣленія. Это актъ духовный, внутренній. Для нагляднаго представленія это рожденіе св. Аѳанасій сравниваетъ съ происхожденіемъ свѣта отъ огня, или сіянія отъ свѣта, а также беретъ для аналогіи умъ и слово человѣка.

Бросая общій взглядъ на произведенія св. Аѳанасія и на результаты его полемической дѣятельности, мы видимъ, что онъ употребилъ, въ борьбѣ за самыя дорогія вѣрованія христіанина, дѣйствительно всѣ доступныя ему духовныя средства того времени, и не даромъ св. Кириллъ александрійскій говоритъ, что св. Аѳанасій «своими писаніями какъ бы цѣлительнымъ бальзамомъ оживлялъ всю вселенную», а Фотій видитъ въ его твореніяхъ источникъ вдохновенія даже для Григорія Богослова и Василія Великаго, пользовавшихся ими. И справедливость требуетъ сказать, что ореолъ Отца православія, которымъ было окружено имя св. Аѳанасія, не вытекалъ изъ чувства лести, а былъ лишь результатомъ удивленія и благоговѣнія къ высокой личности того, у котораго слово всегда воплощалось въ дѣло. Обладая несокрушимой вѣрой, Аѳанасій соединялъ съ нею великое практическое искусство — проникать въ дѣла самыя запутанныя и располагать ихъ въ порядкѣ. Замѣчательное хладнокровіе уживалось въ немъ рядомъ съ неодолимой энергіей, въ немъ удивительно сочеталась невинность голубя съ мудростію змія. Всегда снисходительный къ немощи человѣческой, св. Аѳанасій съ отеческою любовію прощалъ человѣку временныя заблужденія и не терпѣлъ лишь одного — фарисейства какъ въ вѣрѣ, такъ и въ жизни. Изъ нежеланія оскорбить кого-нибудь св. отецъ, въ полемикѣ съ еретиками, не называлъ иногда ихъ по имени, но въ то же время со всею силою нападалъ на тѣхъ, кто, будучи развращенъ въ глубинѣ сердца, пользовался церковію, какъ средствомъ для достиженія дурной цѣли. Св. Аѳанасій стоялъ въ церкви какъ могучій дубъ подъ солнцемъ, который далеко и глубоко простиралъ свои корни; онъ смотрѣлъ на себя какъ на члена церкви, принадлежавшаго къ ней во всю свою жизнь, и училъ, что Іисусъ Христосъ внутренне былъ соединенъ съ церковію точно такъ же, какъ и съ человѣческой природою. Единство Отца и Сына было для Аѳанасія, какъ и для ап. Іоанна, образомъ единенія и единства въ [175-176] церкви. «Подобно, какъ Отецъ въ Сынѣ, и мы должны, взявши отъ Нихъ примѣръ, жить между собою въ согласіи и единеніи духа, чтобы не раздѣляться подобно коринѳянамъ, а имѣть одни и тѣ же чувства, подобно 5000 вѣрующихъ въ исторіи апостольской, имѣвшихъ какъ бы одну душу».

Достаточно вспомнить испытанныя св. Аѳанасіемъ многочисленныя преслѣдованія, гоненія и мученія, чтобы признать въ немъ геніальный и мощный умъ, чтобы увидѣть ту рѣшимость и твердость, тотъ героизмъ, съ какимъ онъ боролся за свою идею. Съ истиннымъ самоотверженіемъ Христова исповѣдника онъ непреклонно подвизался противъ современныхъ ему ересей и словомъ и дѣломъ. Поставленный Богомъ на высокомъ свѣщникѣ, онъ далеко разливалъ свѣтъ свой; призванный нести знамя православія, онъ высоко держалъ его. Дорожа Божеств. истиной какъ сокровищемъ небеснымъ, онъ готовъ былъ отдать за нее все, только бы сохранить ее въ неприкосновенности. Ученіе св. Аѳанасія, сдѣлавшаго доступнымъ и убѣдительнымъ для всякаго ума христ. вѣрованія и упованія, заслуживаетъ особеннаго вниманія, а тѣмъ болѣе въ настоящее время, когда такъ распространено невѣріе, и когда кругомъ обстоятельства напоминаютъ самыя первыя времена христіанства. Тамъ шла ожесточенная борьба древнихъ нехристіанскихъ воззрѣній съ началами вновь явившагося христіанства. Тамъ разныя лжеученія ополчались на истину Христову. И въ наше время также можно видѣть упорную борьбу христ. началъ съ началами анти-христіанскими. И теперь новыя секты и философскія системы стремятся разрушить церковь и ея устои, а тѣ, кто не отвергаетъ ихъ, зачастую холодно относятся къ нимъ. — Конечно, это состояніе временное, и свѣтъ Христовъ засіяетъ съ новой силой; но намъ все же нужны примѣры иныхъ отношеній къ христіанству. Поэтому намъ и драгоцѣнно ученіе св. Аѳанасія. Поэтому же и самъ св. Аѳанасій, уже за это одно ученіе, особенно дорогъ намъ. При этомъ и жизнь его является идеаломъ и для тѣхъ христіанъ, которые теперь холодно и безразлично, только формально относятся къ своему высокому званію, и для фанатиковъ, которые строго и слѣпо держатся одной только мертвой буквы, для исполненія которой забываютъ и вовсе не обращаютъ вниманія на самые священные завѣты Спасителя: «Да любите другъ друга, якоже Азъ возлюбихъ вы. Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положитъ за други своя» (Іоан. 15, 12—13).

Св. Аѳанасій, какъ вѣрный слуга Христовъ, какъ истинный пастырь, именно полагалъ свою душу за вѣру и за спасеніе душъ своей паствы.

Литература. 1) Творенія св. Аѳанасія на греч. языкѣ, изд. Монфокона, Парижъ, 1698, въ 3-хъ томахъ и дополнит. томѣ въ 1706 г.; наиболѣе полное изданіе у Migne. «Patrologiae cursus completus» t. I. и II, XXV—XXVII. 2) Творенія иже во святыхъ отца нашего Аѳанасія, архіепископа александрійскаго, на русскій яз. переведенныя при Московск. Д. Академіи, отпечатаны въ «Твореніяхъ свв. Отцовъ» 1851—1854 г. 3) Св. Аѳанасій александрійскій. Его жизнь, учено-литературная и полемико-догматическая дѣятельность‚ Преподав. Кишин. сем. іером. Владиміра (Благоразумова), 1895, Кишиневъ (магист. диссертація). 4) Die Lehre des Athanasius von Alexandrien, oder die kirchliche Dogmatik des wierten Jahrhunderts auf Grund der biblischen Lehre vom Logos, Voigt, Bremen‚ 1861. 5) Die Logoslehre des heiligen Athanasius. Ihre Gegner und unmittebaren Vorläufer. Eine dogmengeschichtliche, Studie von Leonhard Atzberger, München, 1880. 6) Athanasius der Grosse und die Kirche seiner Zeit, besonders im Kampfe mit dem Arianismus, Möler, Mainz, 1844. 7) Историческое ученіе объ отцахъ Церкви, Филарета, архіеп. черниговскаго. Спб. 1890. 8) О заслугахъ св. Аѳанасія Великаго для Церкви въ борьбѣ съ аріанствомъ, Е. И. Ловягина, Спб. 1850. 9) Горскій, Жизнь св. Аѳанасія, Москва, 1852. 10) Кириллъ іеромонахъ, Ученіе св. Аѳанасія Великаго о Святой Троицѣ, Казань, 1894 г. 11) Житіе св. отца нашего Аѳанасія Исповѣдника, архіепископа александрійскаго, заимствованное изъ Минеи Четьи и напечатанное съ разрѣшенія Св. Правительствующаго Синода — 1862 года.

Аѳанасій Великій, архіеп. александрійскій въ Мѣсяцесловѣ. — Память его въ Прав. Мѣс. 18 янв. — вѣроятно день возвращенія его изъ сылки (послѣ 337 г.) и 2 мая (день его кончины въ 371 или [177-178] 373 г.). 18 янв. св. Аѳанасій вспоминается церковію вмѣстѣ съ Кирилломъ александр., послѣдній, кромѣ того, и 9 іюня. Чѣмъ вызвано соединеніе памяти этихъ двухъ вселенскихъ святителей — неизвѣстно, хотя предлагались разныя объясненія (см. Сергія, Мѣс. В. II, замѣт., 21). Въ Менол. Вас. въ обоихъ случаяхъ — и на 18 янв. и 2 мая — краткія чтенія о св. Аѳан.‚ въ которыхъ указываются нѣкоторые факты изъ его жизни и ставится въ великую заслугу ему — непоколебимая защита имъ православія въ борьбѣ съ аріанствомъ. Въ древне-русск. Прол. — изъ Мен. В., въ печат. — также изъ Менол. В., только съ нѣкоторыми дополненіями изъ житія св. Аѳан. по Минеямъ. Въ Чт-Мин. Макар. и подъ 18 янв., и на 2 мая сказаніе и житіе св. Аѳан. по Метафр. (см. у Сурія, Historiae sev Vitae SS., 2 мая), Дим. Рост. излагаетъ также, главнымъ образомъ, по Метафрасту. — Въ греч. Синакс. и въ нашемъ Прологѣ такими чертами описывается внѣшній ликъ св. Аѳан. В.: «Бяше же видѣніемъ св. Аѳанасій смиренъ; возрастомъ малоплещенъ, низокъ, оусмѣхливъ; миромъ благопотребенъ, оуплѣшенъ, носомъ похилъ; съ недолгою брадою, но широкою; челюстми полонъ, усты малыми, не зело сѣдъ, ни вельни бѣлъ, но нарусивъ облескомъ».