Победитель (Гюго; Чюмина)/1900 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Победитель
автор Виктор Гюго (1802—1885), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Язык оригинала: французский. — Из цикла «Переводы из иностранных поэтов», сб. «Стихотворения 1892—1897». Дата создания: пер. 1895, опубл.: пер. 1897. Источник: О. Н. Чюмина. Стихотворения 1892—1897 / Удостоены почетного отзыва Императорской Академии Наук — Издание второе. — С.-Петербург: Книжный магазин «Новостей», 1900. — С. 193—200.

Редакции




[192-193]
Победитель
(Поэма)


I

С дружиною своей оставил Карл Великий
Испанию, и лик могучего владыки
Печалью омрачён, и восклицает он
С глубокою тоской: — О, гнусный Ганелон,
О, Ронсевальская зловещая долина!
Там пал в бою Роланд, а с ним — его дружина:
Надежда Франции и цвет её сынов. —

Печален государь, заплакать он готов,
При мысли о своей утрате беспримерной;
10 Всего лишился он, своей дружины верной,
Двенадцати вождей, Роланда своего!
Но победителю Испании всего
Невыносимей мысль, что сложат песнопенья
О понесённом им тяжёлом пораженье.

[194-195]


15 Так подвигался он. К концу второго дня
Достигнув Пиреней высокого гребня,
Остановился он, в мечтанья погружённый,
И город вдалеке увидел, обнесённый
Высокою стеной. У всех его ворот
20 Две башни грозные оберегали вход;
И были оловом залиты черепицы;
В стенах виднелися несчётные бойницы,
А в центре — башенок зубчатых кружева
Красой пленяли взор. Из каждой амбразуры
25 Виднелись часовых безмолвные фигуры.
Налево искрилась морская синева,
Сливаясь с синевой небесной на просторе.

И Карл заговорил с сиянием во взоре:
— Баварский герцог, друг, советник мудрый мой!
30 Кто город выстроил, лежащий предо мной?
Вы, ратники мои, бойцы, герои, дети, —
Прекраснее его не видел я на свете!
Пред этим городом пускай мы простоим
Три пятилетия, — но будет он моим. —
35 И герцог задрожал, хоть был недоступен
Для страха. — Государь, купите же его:
Иного средства нет. Ваш город неприступен,
Защитники его — беарнцы; сверх того
В нём турок тысячи на бой вооружённых,
40 А ваших храбрецов, больных и утомлённых —
Немного государь. Они — слабее жён,
Я более других годами удручён,
Но меньше всех устал. Вот правда без прикрасы:
Снарядов нет у нас, изрублены кирасы,
45 Чуть живы лошади… Безумцем надо быть,
Чтоб с луками в руках твердыни осадить —
И молвил государь средь общего молчанья:
— Но всё же города ты не сказал названье? —
— Забывчивость в мои простительна года!
50 Нельзя, о государь, лишь побеждать всегда,
Не наслаждаяся побед своих плодами.
Над нами сжальтеся! Измучены трудами
И покорив для вас десятки городов,
Вернуться мы хотим под свой домашний кров,
55 Наш приступ для врага могучего не страшен;
Смеяться с высоты своих громадных башен
Над нами будет он. Там, в этой стороне,
Два хода вырыто, и первый ход подземный
Ведёт в окрестности, второй же — к сатане? —
60 — Но как зовётся он, тот город иноземный? —
Промолвил государь, беспечно рассмеясь.
— Нарбонной! — По сердцу Нарбонна мне пришлась,
Красавицы такой привычки не имею
Я мимо пропускать; и о корсаж ея
65 Все пальцы исколоть готов до крови я! —
Тогда он подозвал отважного сеньора
Де-Мондидье. — Мессир, наш бедный герцог скоро
Умрёт от старости, — но, благородный граф,
Вы отличитеся, Нарбонну с бою взяв.
70 За это всю страну я вам даю в награду…
На приступ же, скорей! Не надо длить осаду. —
Но граф де-Мондидье ответил: — Государь,
Теперь не биться мне, как я бивался встарь,
Всё тяготит меня: забрало и кольчуга,
75 Лекарство нужно мне от тяжкого недуга,
Уж скоро год, как я не раздеваясь сплю,
Я ныне, государь, об отдыхе молю. —

У императора не вырвалось движенья
Неудовольствия. Ещё сеньор один
80 Был вызван. Это был надменный палатин,
Гюго де-Котантен. Нарбонну во владенье
Я вам даю, мессир! Что б ею обладать

[196-197]

Вам стоит лишь пойти и с бою город взять. —
Гюго де-Котантен сказал ему с поклоном:
85 — Наш пахарь во сто крат счастливей! Негодяй
День отработает, и с плугом заострённым
Пройдётся по полям, а ночью отдыхай!
А я и в холода, и под палящим зноем
Ношу броню и меч, и барабанным боем
90 Разбужен на заре… Истёрлись у седла
Подпруги и ремни; удары без числа
Я наношу другим, и сам их получаю…
Нарбонной овладеть другим предоставляю. —

Король задумался. С надеждою в душе
95 Позвал он герцога нормандского, Ришэ.
— Сеньор, я знаю вас, вы близки мне и трону.
Вы — храбрый дворянин… Хотите взять Нарбонну? —
— Ношу по праву я нормандскую корону,
Тому же, кто её носить имеет честь,
100 Не надо, государь, на приключенья лезть. —

И графу гентскому тогда он молвил слово:
— Недаром ты рождён у берега морского,
Я помню, как сиял отвагой этот взор,
Когда в сражении давали мы отпор
105 Нас окружающим толпами сарацинам;
Нарбонну победи и будь в ней властелином. —
— Великий государь, без пищи и питья
Давно мы странствуем в горах и по долинам.
Шатаясь по жаре, совсем испёкся я.
110 Когда вернусь я в Гент, меня жена моя
Способна не признать под этим чёрным глянцем
И негром назовёт, — никак уж не фламандцем;
Любовник у неё завёлся может быть?…
Нет, я вернусь домой, где можно есть и пить. —

115 — Так, — молвил государь, — фламандцам кушать надо;
Я это позабыл… Но, Боже упаси,
О чём я думаю?… Евстафий де-Нанси,
Тебя не устрашит подобная преграда?
Как мощному орлу, тебе неведом страх. —
120 — Я более похож на воробья в кустах;
К себе, в гнездо своё стремлюся я к покою.
Я окружён солдат голодною толпою,
А для уплаты им нет медного гроша…
Нет, слава в юности бывает хороша,
125 Теперь, когда я стар и на руках мозоли —
Опасности меня не привлекают боле. —


II

Конь императора о землю бил ногой,
Густые облака надвинулись грядой,
Но видя во главе гасконцев батальона,
Лихого рыцаря, Жерар де-Руссильона,
Сказал он: — Ты похож на римского вождя
И прямо за бревно, не видя в нём гвоздя,
Берёшься смело ты рукою обнажённой.
Иди и овладей прекрасною Нарбонной! —
Жерар де-Руссильон угрюмый кинул взгляд
10 На жалкий лоскуток от стяга боевого;
Он искоса взглянул на скакуна хромого
И на зазубрины своих железных лат…
Ты смотришь, — молвил Карл, — как стряпчий из Сорбонны,
Как? Ты задумался над взятием Нарбонны?
15 — Благодарю за честь, на родине своей
Владею я землёй. — И так, толпою всей
Судили рыцари о предстоящем деле,

[198-199]

А горные ручьи среди дубов шумели.
Всех рыцарей своих, с ним тысячи чудес
20 Свершавших некогда, окликнул Карл Великий, —
Все отказалися от боя наотрез.
Тогда блеснул огнём орлиный взор владыки,
В негодовании, привстав на стременах,
И вынув острый меч, врагу внушавший страх,
25 Могучий, как орёл в степи необозримой,
Воскликнул этот вождь, досель непобедимый:
— Бароны Франции, героев лучший цвет,
Великие вожди, отчизны исполины,
Чьи кости славные усеяли долины;
30 Роланд и Оливье, зачем вас больше нет?
Останься вы в живых — вы взяли бы Нарбонну!
Вы не страшилися подвергнуться урону,
Не колебалися, считая каждый шаг!
И я, при помощи победоносных шпаг,
35 Завоевал бы мир! Героя с духом смелым
Где ныне я найду? Перед великим делом
Они пугаются, их не страшит позор.
Вы, шедшие со мной до этих самых гор,
Бургундцы, рыцари Германии, фламандцы,
40 Бретонцы дальние, французы и нормандцы, —
Ступайте! От моей особы навсегда
Я изгоняю вас! Бегите без стыда
От звуков моего воинственного рога,
Спешите по домам, открыта вам дорога.
45 Живите, спрятавшись постыдно от врага,
И будет ваша жизнь спокойна и долга.
Один пойду я в бой и я восторжествую!
Когда ж вернётесь вы во Францию родную,
Где спросят обо мне, ответьте: До-того ль
50 Нам было? От врага так скоро мы бежали
В канун сражения, что нынче мы едва ли
Припомним, где тогда остался наш король? —

Так Франции монарх, Германии властитель,
Экзарх Равенны, вождь, державный победитель,
55 Карл, по прозванию Великий, говорил,
И голос короля как гром небесный был.
Молчали рыцари. С почтительным поклоном
Красивый юноша, полудитя на вид,
Каким предстал царю Израиля Давид,
60 Явился перед ним и молвил твёрдым тоном:
— Монарха Франции Господь да сохранит! —
Для этих воинов в броне тяжеловесной,
С рапирой у бедра, — ничтожный и безвестный
Пришелец, чья рука, как детская слаба,
65 В одежде бедняка, без перьев и герба
И с краскою в лице застенчиво алевшей,
Казался девушкой, мужской наряд одевшей.
— С какою просьбою являешься ты к нам?
Спросил его король, и молвил тот спокойно:
70 — Великий государь, тебя прошу я сам
О том, что прочие отвергли недостойно.
С Господней помощью, пускай я буду тем,
Чьё имя славное известно будет всем,
Как имя воина, который взял Нарбонну. —

75 И все дивилися уверенному тону
И простоте его. — Вот штука! Да никак
Ведь это Эмери, мальчишка и бедняк?
Заметил гентский граф смеявшейся дружине.
— Поди сюда! — король воскликнул. — Говори,
80 Откуда ты и кто? — Зовусь я Эмери,
Я званьем баккалавр и знаю по-латыни.
С учёностью моей я бедствовал доныне,
Оставшись в стороне от милостей судьбы,
Когда делилися наследства и гербы.
85 Породой знатною хвалиться я не смею,
Владения мои не стоят двух монет,

[200-201]

Но в сердце у себя ношу я целый свет!
Я, с Божьей помощью, Нарбонной овладею,
А там насмешников я наказать сумею. —
90 И Карл, сияющий улыбкой торжества,
Воскликнул: — За твои надменные слова
Я делаю тебя великим палатином
И графом де-Нарбонн! Иди к моим дружинам,
Кто оскорбит тебя — тот будет очень смел! —

95 Наутро Эмери Нарбонной овладел.

1895 г.