Победитель (Гюго; Чюмина)/1900 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Побѣдитель
авторъ Викторъ Гюго (1802—1885), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Языкъ оригинала: французскій. — Изъ цикла «Переводы изъ иностранныхъ поэтовъ», сб. «Стихотворенія 1892—1897». Дата созданія: пер. 1895, опубл.: пер. 1897. Источникъ: О. Н. Чюмина. Стихотворенія 1892—1897 / Удостоены почетнаго отзыва Императорской Академіи Наукъ — Изданіе второе. — С.-Петербургъ: Книжный магазинъ «Новостей», 1900. — С. 193—200.

Редакціи




[192-193]
Побѣдитель.
(Поэма).


I.

Съ дружиною своей оставилъ Карлъ Великій
Испанію, и ликъ могучаго владыки
Печалью омраченъ, и восклицаетъ онъ
Съ глубокою тоской:—О, гнусный Ганелонъ,
О, Ронсевальская зловѣщая долина!
Тамъ палъ въ бою Роландъ, а съ нимъ—его дружина:
Надежда Франціи и цвѣтъ ея сыновъ.—

Печаленъ государь, заплакать онъ готовъ,
При мысли о своей утратѣ безпримѣрной;
10 Всего лишился онъ, своей дружины вѣрной,
Двѣнадцати вождей, Роланда своего!
Но побѣдителю Испаніи всего
Невыносимѣй мысль, что сложатъ пѣснопѣнья
О понесенномъ имъ тяжеломъ пораженьѣ.

[194-195]


15 Такъ подвигался онъ. Къ концу второго дня
Достигнувъ Пириней высокаго гребня,
Остановился онъ, въ мечтанья погруженный,
И городъ вдалекѣ увидѣлъ, обнесенный
Высокою стѣной. У всѣхъ его воротъ
20 Двѣ башни грозныя оберегали входъ;
И были оловомъ залиты черепицы;
Въ стѣнахъ виднѣлися несчетныя бойницы,
А въ центрѣ—башенокъ зубчатыхъ кружева
Красой плѣняли взоръ. Изъ каждой амбразуры
25 Виднѣлись часовыхъ безмолвныя фигуры.
Налѣво искрилась морская синева,
Сливаясь съ синевой небесной на просторѣ.

И Карлъ заговорилъ съ сіяніемъ во взорѣ:
— Баварскій герцогъ, другъ, совѣтникъ мудрый мой!
30 Кто городъ выстроилъ, лежащій предо мной?
Вы, ратники мои, бойцы, герои, дѣти,—
Прекраснѣе его не видѣлъ я на свѣтѣ!
Предъ этимъ городомъ пускай мы простоимъ
Три пятилѣтія,—но будетъ онъ моимъ.—
35 И герцогъ задрожалъ, хоть былъ недоступенъ
Для страха.—Государь, купите-же его:
Иного средства нѣтъ. Вашъ городъ неприступенъ,
Защитники его—беарнцы; сверхъ того
Въ немъ турокъ тысячи на бой вооруженныхъ,
40 А вашихъ храбрецовъ, больныхъ и утомленныхъ—
Не много государь. Они—слабѣе женъ,
Я болѣе другихъ годами удрученъ,
Но меньше всѣхъ усталъ. Вотъ правда безъ прикрасы:
Снарядовъ нѣтъ у насъ, изрублены кирасы,
45 Чуть живы лошади… Безумцемъ надо быть,
Чтобъ съ луками въ рукахъ твердыни осадить—
И молвилъ государь средь общаго молчанья:
— Но все-же города ты не сказалъ названье?—
— Забывчивость въ мои простительна года!
50 Нельзя, о государь, лишь побѣждать всегда,
Не наслаждаяся побѣдъ своихъ плодами.
Надъ нами сжальтеся! Измучены трудами
И покоривъ для васъ десятки городовъ,
Вернуться мы хотимъ подъ свой домашній кровъ,
55 Нашъ приступъ для врага могучаго не страшенъ;
Смѣяться съ высоты своихъ громадныхъ башенъ
Надъ нами будетъ онъ. Тамъ, въ этой сторонѣ,
Два хода вырыто, и первый ходъ подземный
Ведетъ въ окрестности, второй-же—къ сатанѣ?—
60 — Но какъ зовется онъ, тотъ городъ иноземный?—
Промолвилъ государь, безпечно разсмѣясь.
— Нарбонной!—По сердцу Нарбонна мнѣ пришлась,
Красавицы такой привычки не имѣю
Я мимо пропускать; и о корсажъ ея
65 Всѣ пальцы исколоть готовъ до крови я!—
Тогда онъ подозвалъ отважнаго сеньора
Де-Мондидье.—Мессиръ, нашъ бѣдный герцогъ скоро
Умретъ отъ старости,—но, благородный графъ,
Вы отличитеся, Нарбонну съ бою взявъ.
70 За это всю страну я вамъ даю въ награду…
На приступъ-же, скорѣй! Не надо длить осаду.—
Но графъ де-Мондидье отвѣтилъ:—Государь,
Теперь не биться мнѣ, какъ я бивался встарь,
Все тяготитъ меня: забрало и кольчуга,
75 Лекарство нужно мнѣ отъ тяжкаго недуга,
Ужь скоро годъ, какъ я не раздѣваясь сплю,
Я нынѣ, государь, объ отдыхѣ молю.—

У императора не вырвалось движенья
Неудовольствія. Еще сеньоръ одинъ
80 Былъ вызванъ. Это былъ надменный палатинъ,
Гюго де-Котантенъ. Нарбонну во владѣнье
Я вамъ даю, мессиръ! Что-бъ ею обладать

[196-197]

Вамъ стоитъ лишь пойдти и съ бою городъ взять.—
Гюго де-Котантенъ сказалъ ему съ поклономъ:
85 — Нашъ пахарь во сто кратъ счастливѣй! Негодяй
День отработаетъ, и съ плугомъ заостреннымъ
Пройдется по полямъ, а ночью отдыхай!
А я и въ холода, и подъ палящимъ зноемъ
Ношу броню и мечъ, и барабаннымъ боемъ
90 Разбуженъ на зарѣ… Истерлись у сѣдла
Подпруги и ремни; удары безъ числа
Я наношу другимъ, и самъ ихъ получаю…
Нарбонной овладѣть другимъ предоставляю.—

Король задумался. Съ надеждою въ душѣ
95 Позвалъ онъ герцога нормандскаго, Ришэ.
— Сеньоръ, я знаю васъ, вы близки мнѣ и трону.
Вы—храбрый дворянинъ… Хотите взять Нарбонну?—
— Ношу по праву я нормандскую корону,
Тому-же, кто ее носить имѣетъ честь,
100 Не надо, государь, на приключенья лѣзть.—

И графу гентскому тогда онъ молвилъ слово:
— Не даромъ ты рожденъ у берега морского,
Я помню, какъ сіялъ отвагой этотъ взоръ,
Когда въ сраженіи давали мы отпоръ
105 Насъ окружающимъ толпами сарацинамъ;
Нарбонну побѣди и будь въ ней властелиномъ.—
— Великій государь, безъ пищи и питья
Давно мы странствуемъ въ горахъ и по долинамъ.
Шатаясь по жарѣ, совсѣмъ испекся я.
110 Когда вернусь я въ Гентъ, меня жена моя
Способна не признать подъ этимъ чернымъ глянцемъ
И негромъ назоветъ,—никакъ ужь не фламандцемъ;
Любовникъ у нея завелся можетъ быть?…
Нѣтъ, я вернусь домой, гдѣ можно ѣсть и пить.—

115 — Такъ,—молвилъ государь,—фламандцамъ кушать надо;
Я это позабылъ… Но, Боже упаси,
О чемъ я думаю?… Евстафій де-Нанси,
Тебя не устрашитъ подобная преграда?
Какъ мощному орлу, тебѣ невѣдомъ страхъ.—
120 — Я болѣе похожъ на воробья въ кустахъ;
Къ себѣ, въ гнѣздо свое стремлюся я къ покою.
Я окруженъ солдатъ голодною толпою,
А для уплаты имъ нѣтъ мѣднаго гроша…
Нѣтъ, слава въ юности бываетъ хороша,
125 Теперь, когда я старъ и на рукахъ мозоли—
Опасности меня не привлекаютъ болѣ.—


II.

Конь императора о землю билъ ногой,
Густыя облака надвинулись грядой,
Но видя во главѣ гасконцевъ батальона,
Лихого рыцаря, Жераръ де-Руссильона,
Сказалъ онъ:—Ты похожъ на римскаго вождя
И прямо за бревно, не видя въ немъ гвоздя,
Берешься смѣло ты рукою обнаженной.
Иди и овладѣй прекрасною Нарбонной!—
Жераръ де-Руссильонъ угрюмый кинулъ взглядъ
10 На жалкій лоскутокъ отъ стяга боевого;
Онъ искоса взглянулъ на скакуна хромого
И на зазубрины своихъ желѣзныхъ латъ…
Ты смотришь,—молвилъ Карлъ,—какъ стряпчій изъ Сорбонны,
Какъ? Ты задумался надъ взятіемъ Нарбонны?
15 — Благодарю за честь, на родинѣ своей
Владѣю я землей.—И такъ, толпою всей
Судили рыцари о предстоящемъ дѣлѣ,

[198-199]

А горные ручьи среди дубовъ шумѣли.
Всѣхъ рыцарей своихъ, съ нимъ тысячи чудесъ
20 Свершавшихъ нѣкогда, окликнулъ Карлъ Великій,—
Всѣ отказалися отъ боя наотрѣзъ.
Тогда блеснулъ огнемъ орлиный взоръ владыки,
Въ негодованіи, привставъ на стременахъ,
И вынувъ острый мечъ, врагу внушавшій страхъ,
25 Могучій, какъ орелъ въ степи необозримой,
Воскликнулъ этотъ вождь, досель непобѣдимый:
— Бароны Франціи, героевъ лучшій цвѣтъ,
Великіе вожди, отчизны исполины,
Чьи кости славныя усѣяли долины;
30 Роландъ и Оливье, зачѣмъ васъ больше нѣтъ?
Останься вы въ живыхъ—вы взяли-бы Нарбонну!
Вы не страшилися подвергнуться урону,
Не колебалися, считая каждый шагъ!
И я, при помощи побѣдоносныхъ шпагъ,
35 Завоевалъ бы міръ! Героя съ духомъ смѣлымъ
Гдѣ нынѣ я найду? Передъ великимъ дѣломъ
Они пугаются, ихъ не страшитъ позоръ.
Вы, шедшіе со мной до этихъ самыхъ горъ,
Бургундцы, рыцари Германіи, фламандцы,
40 Бретонцы дальніе, французы и нормандцы,—
Ступайте! Отъ моей особы навсегда
Я изгоняю васъ! Бѣгите безъ стыда
Отъ звуковъ моего воинственнаго рога,
Спѣшите по домамъ, открыта вамъ дорога.
45 Живите, спрятавшись постыдно отъ врага,
И будетъ ваша жизнь спокойна и долга.
Одинъ пойду я въ бой и я восторжествую!
Когда-жь вернетесь вы во Францію родную,
Гдѣ спросятъ обо мнѣ, отвѣтьте: До-того-ль
50 Намъ было? Отъ врага такъ скоро мы бѣжали
Въ канунъ сраженія, что нынче мы едва-ли
Припомнимъ, гдѣ тогда остался нашъ король?—

Такъ Франціи монархъ, Германіи властитель,
Экзархъ Равенны, вождь, державный побѣдитель,
55 Карлъ, по прозванію Великій, говорилъ,
И голосъ короля какъ громъ небесный былъ.
Молчали рыцари. Съ почтительнымъ поклономъ
Красивый юноша, полудитя на видъ,
Какимъ предсталъ царю Израиля Давидъ,
60 Явился передъ нимъ и молвилъ твердымъ тономъ:
— Монарха Франціи Господь да сохранитъ!—
Для этихъ воиновъ въ бронѣ тяжеловѣсной,
Съ рапирой у бедра,—ничтожный и безвѣстный
Пришелецъ, чья рука, какъ дѣтская слаба,
65 Въ одеждѣ бѣдняка, безъ перьевъ и герба
И съ краскою въ лицѣ застѣнчиво алѣвшей,
Казался дѣвушкой, мужской нарядъ одѣвшей.
— Съ какою просьбою являешься ты къ намъ?
Спросилъ его король, и молвилъ тотъ спокойно:
70 — Великій государь, тебя прошу я самъ
О томъ, что прочіе отвергли недостойно.
Съ Господней помощью, пускай я буду тѣмъ,
Чье имя славное извѣстно будетъ всѣмъ,
Какъ имя воина, который взялъ Нарбонну.—

75 И всѣ дивилися увѣренному тону
И простотѣ его.—Вотъ штука! Да никакъ
Вѣдь это Эмери, мальчишка и бѣднякъ?
Замѣтилъ гентскій графъ смѣявшейся дружинѣ.
— Поди сюда!—король воскликнулъ.—Говори,
80 Откуда ты и кто?—Зовусь я Эмери,
Я званьемъ баккалавръ и знаю по латыни.
Съ ученостью моей я бѣдствовалъ донынѣ,
Оставшись въ сторонѣ отъ милостей судьбы,
Когда дѣлилися наслѣдства и гербы.
85 Породой знатною хвалиться я не смѣю,
Владѣнія мои не стоютъ двухъ монетъ,

[200-201]

Но въ сердцѣ у себя ношу я цѣлый свѣтъ!
Я, съ Божьей помощью, Нарбонной овладѣю,
А тамъ насмѣшниковъ я наказать сумѣю.—
90 И Карлъ, сіяющій улыбкой торжества,
Воскликнулъ:—За твои надменныя слова
Я дѣлаю тебя великимъ палатиномъ
И графомъ де-Нарбоннъ! Иди къ моимъ дружинамъ,
Кто оскорбитъ тебя—тотъ будетъ очень смѣлъ!—

95 На утро Эмери Нарбонной овладѣлъ.

1895 г.