Послание к Олегу Святославичу/Поучение детям 1893 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Поученіе дѣтямъ Владиміра Мономаха — Посланіе къ Олегу Святославичу
авторъ Владимир Мономах (1053—1125)
См. Оглавленіе. Изъ сборника «Поученіе дѣтямъ Владиміра Мономаха / Ред. и прим. В. А. Воскресенскаго — СПб.: Типографія и Литографія В. А. Тиханова, 1893.». Опубл.: 1893. Источникъ: Commons-logo.svg Владимир Мономах, С. М. Соловьёв и др. Поучение детям Владимира Мономаха. — СПб.: Типография и литография В. А. Тиханова, 1893.



[19]
ПОСЛАНІЕ.
Владиміра Мономаха къ Олегу Святославичу.
(1096)

1. Увы мнѣ, многострадальному и печальному! Много борюсь я съ сердцемъ своимъ [1], помышляя (о томъ), какъ стать (намъ) предъ страшнымъ Судіей, не очистивъ себя покаяніемъ и не примирившись между собою.

2. Ибо кто скажетъ: Бога люблю, а брата своего не люблю, — ложь есть [пр.63]);

3. и еще: если не отпустите прегрѣшеній брату, и вамъ не отпуститъ Отецъ вашъ небесный [пр.64]).

4. Пророкъ говорить: не ревнуй злодѣямъ, не завидуй дѣлающимъ беззаконіе [пр.65]).

5. Какъ хорошо и какъ пріятно жить братьямъ вмѣстѣ [2] [пр.66]).

6. Дьяволъ же не хочетъ добра роду человѣческому и возстановляетъ насъ другъ противъ друга.

7. Пишу тебѣ, потому что принудилъ меня къ тому сынъ твой крестный, (теперь находящійся близъ тебя): прислалъ ко мнѣ мужа своего и грамоту; пишетъ: уладимся и помиримся, а братцу моему судъ пришелъ; не будемъ за него местники, но положимся во всемъ на Бога: они станутъ на судъ передъ Богомъ, а мы русской земли не погубимъ.

8. Увидавъ такое смиреніе сына своего, я умилился, устрашился Бога и подумалъ: сынъ мой въ юности своей и въ неразуміи такъ смиряется и все возлагаетъ на Бога; (а я что дѣлаю?) — грѣшный я человѣкъ, грѣшнѣе всѣхъ людей. Послушался я сына своего, написалъ къ тебѣ грамоту: примешь ли ее добромъ, или съ [20]пору­ганьемъ, увижу по твоему отвѣту, — но я, (какъ видишь), предупредилъ тебя въ томъ, чего ожидалъ отъ тебя, — въ смиреніи и раскаяніи, надѣясь отъ Бога оставленія старыхъ грѣховъ.

9. Господь нашъ не человѣкъ, а Богъ всей вселенной, что хочетъ — все творитъ во мгновеніе ока, а претерпѣлъ же хуленье, и плеванье, и ударенье, и на смерть отдался, владѣя животомъ , смертью; а мы — что такое? грѣшные люди — (не такъ­ ли?) — сегодня живы, а завтра мертвы; сегодня въ славѣ и чести, а завтра въ гробѣ и забыты, — и другіе раздѣлятъ по себѣ собранное нами. Посмотри, братъ, на отцевъ яашихъ: что они взяли съ собою (или чѣмъ помогло имъ ихъ достояніе)? Ничего, кромѣ того, что̀ сдѣлали для души своей [пр.67]).

10. Съ такими словами тебѣ бы слѣдовало, братъ, прежде всего прислать ко мнѣ. Когда убили дитя мое и твое предъ тобою, когда ты увидалъ кровь его и тѣло увянувшее, какъ цвѣтокъ только что распустившійся, какъ агнца закланнаго, подумать бы тебѣ, стоя надъ нимъ: «Увы, что я сдѣлалъ! воспользовавшись его безумьемъ, для неправды свѣта сего суетнаго, взялъ грѣхъ на душу, отцу и матери причинилъ слезы! Сказать бы тебѣ было тогда по­ Давидовски: беззаконія мои я сознаю, и грѣхъ мой всегда предо мною… [пр.68]) Богу бы тебѣ тогда покаяться, а ко мнѣ написать грамоту утѣшную, да сноху прислать, потому что она ни въ чемъ не виновата, ни въ добрѣ, ни въ злѣ: обнялъ бы я ее и оплакалъ мужа ея и свадьбу ихъ вмѣсто пѣсенъ брачныхъ; не видалъ я ихъ первой радости, ни вѣнчанья, за грѣхъ мой. Ради Бога пусти ее ко мнѣ скорѣе: пусть сидитъ у меня, какъ горлица на сухомъ деревѣ, жалуючись, а я найду утѣшеніе въ Богѣ.

11. Такимъ путемъ шли дѣды и отцы наши: судъ ему (сыну моему) отъ Бога пришелъ, а не отъ тебя.

12. Если бы тогда сдѣлалъ по своей волѣ, Муромъ взялъ бы, а Ростова не занималъ и послалъ ко мнѣ, то мы уладились бы, но разсуди самъ: мнѣ ли было первому къ тебѣ посылать, или тебѣ ко мнѣ; а что ты говоридъ сыну моему: «шли къ отцу», такъ , десять разъ посылалъ.

13. Удивительно ли, что мужъ умеръ на рати, , умирали такъ и прежде наши прадѣды: не искать было ему чужаго и меня въ стыдъ и въ печаль не вводить; это научили его отроки, для своей корысти, а ему на гибель. [21]

14. Захочешь покаяться предъ Богомъ и со мною помириться, то напиши грамоту съ правдою и пришли съ нею посла или епископа; такъ и волость возьмешь добромъ, и наше сердце обратишь къ себѣ, и будемъ жить лучше, чѣмъ прежде: я тебѣ ни врагъ, ни местникъ. Не хотѣлъ я видѣть твоей крови у Стародуба; но не дай мнѣ Богъ видѣть крови и отъ твоей руки или по твоему повелѣнью, ни отъ руки кого­-либо изъ братьевъ; если я лгу, то Богъ меня вѣдаетъ и крестъ честной.

15. Если тотъ мой грѣхъ, что ходилъ на тебя къ Чернигову за дружбу твою съ погаными, то каюсь.

16. Теперь подлѣ тебя сидитъ сынъ твой крестный съ малымъ братомъ своимъ, ѣдятъ хлѣбъ дѣдовскій, а ты сидишь въ своей волости: такъ рядись, если хочешь, а если хочешь ихъ убить, они въ твоей волѣ, а я не хочу лиха, добра хочу братьи и русской землѣ.

17. Что̀ ты хочешь взять насильемъ, то мы, смиловавшись, давали тебѣ и у Стародуба, отчину твою; Богъ свидѣтель, что мы рядились съ братомъ твоимъ, да онъ не можетъ рядиться безъ тебя; мы не сдѣлали ничего дурнаго, но сказали ему: посылай къ брату, пока не уладимся; если же кто изъ васъ не хочетъ добра и мира христіанамъ, то пусть душа его на томъ свѣтѣ не увидитъ мира отъ Бога.

18. Я къ тебѣ пишу не по нуждѣ: нѣтъ мнѣ никакой бѣды; пишу тебѣ для Бога, потому что мнѣ своя душа дороже цѣлаго свѣта[3].

Лавр. Л., стр. 243—246.

Примѣчанія[править]

  1. Затѣмъ: «и одолѣвши (д. б.: одолѣваеши, примѣч. Ред.), душе, сердцю моему, зане, тлѣньне суще, помышляю» и пр.
  2. Затѣмъ — пропускъ, а далѣе: «но все дьяволе наученье! То бо были рати при умныхъ дѣдѣхъ нашихъ, при добрыхъ и при блаженныхъ отцихъ нашихъ; дьяволъ бо» и пр.
  3. Послѣднія слова Посланія; «на страшнѣй при бе­-суперникъ обличаюся, и прочее», не представляютъ яснаго смысла.