Русская старина (журнал)/1870 изд. 2 (ДО)/001/Петербург в 1781 году, письма Пикара к князю А. Б. Куракину

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Петербургъ въ 1781 году, письма Пикара къ князю А. Б. Куракину
авторъ Пикар, переводчикъ неизвѣстенъ
Языкъ оригинала: французскій. — См. Оглавленіе. Источникъ: Commons-logo.svg Журналъ «Русская Старина». Томъ I — СПб.: Типографія И. Н. Скороходова, 1870.

Редакціи

Том I(огл.)
Том II(огл.)
Том III(огл.)
Том IV(огл.)
Том V(огл.)
Том VI(огл.)
Том VII(огл.)
Том VIII(огл.)
Том IX(огл.)
Том X(огл.)
Том XI(огл.)
Том XII(огл.)
Том XIII(огл.)
Том XIV(огл.)
Том XV(огл.)
Том XVI(огл.)
Том XVII(огл.)
Том XVIII(огл.)
Том XIX(огл.)
Том XX(огл.)
Том XXI(огл.)
Том XXII(огл.)
Том XXIII(огл.)
Том XXIV(огл.)
Том XXV(огл.)
Том XXVI(огл.)
Том XXVII(огл.)
Том XXVIII(огл.)
Том XXIX(огл.)
Том XXX(огл.)
Том XXXI(огл.)
Том XXXII(огл.)
Том XXXIII(огл.)
Том XXXIV(огл.)
Том XXXV(огл.)
Том XXXVI(огл.)
Том XXXVII(огл.)
Том XXXVIII(огл.)
Том XXXIX(огл.)
Том XL(огл.)
Том XLI(огл.)
Том XLII(огл.)
Том XLIII(огл.)
Том XLIV(огл.)
Том XLV(огл.)
Том XLVI(огл.)
Том XLVII(огл.)
Том XLVIII(огл.)
Том XLIX(огл.)
Том L(огл.)
Том LI(огл.)
Том LII(огл.)
Том LIII(огл.)
Том LIV(огл.)
Том LV(огл.)
Том LVI(огл.)
Том LVII(огл.)
Том LVIII(огл.)
Том LIX(огл.)
Том LX(огл.)
Том LXI(огл.)
Том LXII(огл.)
Том LXIII(огл.)
Том LXIV(огл.)
Том LXV(огл.)
Том LXVI(огл.)
Том LXVII(огл.)
Том LXVIII(огл.)
Том LXIX(огл.)
Том LXX(огл.)
Том LXXI(огл.)
Том LXXII(огл.)
Том LXXIII(огл.)
Том LXXIV(огл.)
Том LXXV(огл.)
Том LXXVI(огл.)
Том LXXVII(огл.)
Том LXXVIII(огл.)
Том LXXIX(огл.)
Том LXXX(огл.)
Том LXXXI(огл.)
Том LXXXII(огл.)
Том LXXXIII(огл.)
Том LXXXIV(огл.)
Том LXXXV(огл.)
Том LXXXVI(огл.)
Том LXXXVII(огл.)
Том LXXXVIII(огл.)
Том LXXXIX(огл.)
Том XC(огл.)
Том XCI(огл.)
Том XCII(огл.)
Том XCIII(огл.)
Том XCIV(огл.)
Том XCV(огл.)
Том XCVI(огл.)
Том XCVII(огл.)
Том XCVIII(огл.)
Том XCIX(огл.)
Том C(огл.)
Том CI(огл.)
Том CII(огл.)
Том CIII(огл.)
Том CIV(огл.)
Том CV(огл.)
Том CVI(огл.)
Том CVII(огл.)
Том CVIII(огл.)
Том CIX(огл.)
Том CX(огл.)
Том CXI(огл.)
Том CXII(огл.)
Том CXIII(огл.)
Том CXIV(огл.)
Том CXV(огл.)
Том CXVI(огл.)
Том CXVII(огл.)
Том CXVIII(огл.)
Том CXIX(огл.)
Том CXX(огл.)
Том CXXI(огл.)
Том CXXII(огл.)
Том CXXIII(огл.)
Том CXXIV(огл.)
Том CXXV(огл.)
Том CXXVI(огл.)
Том CXXVII(огл.)
Том CXXVIII(огл.)
Том CXXIX(огл.)
Том CXXX(огл.)
Том CXXXI(огл.)
Том CXXXII(огл.)
Том CXXXIII(огл.)
Том CXXXIV(огл.)
Том CXXXV(огл.)
Том CXXXVI(огл.)
Том CXXXVII(огл.)
Том CXXXVIII(огл.)
Том CXXXIX(огл.)
Том CXL(огл.)
Том CXLI(огл.)
Том CXLII(огл.)
Том CXLIII(огл.)
Том CXLIV(огл.)
Том CXLV(огл.)
Том CXLVI(огл.)
Том CXLVII(огл.)
Том CXLVIII(огл.)
Том CXLIX(огл.)
Том CL(огл.)
Том CLI(огл.)
Том CLII(огл.)
Том CLIII(огл.)
Том CLIV(огл.)
Том CLV(огл.)
Том CLVI(огл.)
Том CLVII(огл.)
Том CLVIII(огл.)
Том CLIX(огл.)
Том CLX(огл.)
Том CLXI(огл.)
Том CLXII(огл.)
Том CLXIII(огл.)
Том CLXIV(огл.)
Том CLXV(огл.)
Том CLXVI(огл.)
Том CLXVII(огл.)
Том CLXVIII(огл.)
Том CLXIX(огл.)
Том CLXX(огл.)
Том CLXXI(огл.)
(списокъ редакцій)
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данныя


[128]

ПЕТЕРБУРГЪ ВЪ 1781—1782 гг.
Письма Пикара къ князю А. Б. Куракину.
(переводъ съ французск. подлинниковъ).

«Цесаревичъ, великій князь Павелъ Петровичъ со второю супругою своею предприняли въ 1781 году, осенью, продолжительное путешествіе въ Западную Европу. Въ свитѣ ихъ высочествъ находились самыя приближенныя къ нимъ лица, а именно: воспитатель августѣйшихъ дѣтей ихъ высочествъ, фельдмаршалъ, — тогда еще генералъ-аншефъ — кн. Николай Ивановичъ Салтыковъ съ супругою, любимыя фрейлины в. к. Маріи Ѳедоровны, Нелидова и Борщова, камеръ-юнкеръ Ѳедор Ѳедоровичъ Вадковскій и камергеры: князья Николай Борисовичъ Юсуповъ и Александръ Борисовичъ Куракинъ. Цесаревичъ и цесаревна, со свитою своею выѣхали изъ Царскаго Села, 19-го сентября 1781 г., направившись на Псковъ, Могилевъ, Кіевъ и Волынь къ польской границѣ, въ нынѣшней Галиціи. Въ Вишневцѣ встрѣчалъ ихъ высочества польскій король и устроились въ честь высокихъ путешественникоъ пышные пиры. Здѣсь великій князь и супруга его приняли инкогнито, назвавшись графомъ и графинею сѣверными. Подъ этимъ уже именемъ совершали они дальнѣйшее путешествіе по Европѣ, окончившееся съ возвращеніемъ въ Петербругъ, черезъ Красное Село 20-го ноября 1782 года.

Во все время этого странствованія съ высокими путешественниками, кн. А. Б. Куракинъ получалъ изъ Петербруга письма отъ оставленнаго въ домѣ, бывшаго его гувернера Пикара. Этотъ словоохотливый французъ передавалъ бумагѣ всякаго рода слухи о современныхъ новостяхъ и явленіяхъ столичной жизни, иногда сообщая очень интересные факты и изъ другихъ сферъ, неизвѣстные и безъ его писемъ исчезнувшіе бы для потомства. Но, какъ сообщатель слуховъ и словесныхъ разсказовъ, онъ, конечно, могъ не иначе получать извѣстія, какъ въ видѣ не всегда точномъ. Всѣ замѣчанныя неточности, какъ бы они иногда ни были незначительны, тщательно оговорены и исправлены въ подстрочныхъ примѣчаніяхъ къ письмамъ».

Къ приведеннымъ выше строкамъ П. Н. Петрова, которому принадлежатъ и примѣчанія къ письмамъ, мы должны добавить, что письма Пикара, несмотря на то, что они набрасывались наскоро, подъ живымъ впечатлѣніемъ только-что подслушаннаго или подмѣченнаго — составляютъ довольно живую и, во всякомъ случаѣ, интересную картину будничной и праздничной жизни высшаго петербургскаго общества за время самое блестящее въ екатерининскомъ царствованіи. Въ самомъ дѣлѣ, въ 1781—1782 гг., петербургское общество, гордое внѣшнимъ политическимъ могуществомъ Россіи, обновленное притокомъ какъ изъ-за рубежей отечества, такъ и изъ внутри его — лучшихъ, образованнѣйшихъ людей — предавалось шумной, роскошной, блестящей жизни. Всякаго рода удовольствія перемежались торжествами, вызванными тѣми или другими событіями, заключались блестящіе брачные союзы, и проч. и проч. А тутъ правительство [129]издавало свои знаменитые указы, касавшіеся обновленія разныхъ сторонъ общественной жизни или государственнаго строя, либо имѣвшіе въ виду уврачеваніе тѣхъ или другихъ язвъ, снѣдавшихъ Россію; на ряду съ дѣятельностью просвѣщенной государыни — не спало и общество: русская литература и наука болѣе и болѣе развивались. И вотъ все-то это замѣчаетъ Пикаръ, и мѣшая важно съ неважнымъ, дѣло съ бездѣльемъ — спѣшитъ занести видѣнное и слышанное въ донесенія свои бывшему питомцу. Такимъ образомъ, всѣ явленія, мало-мальски выступавшія изъ обыденной жизни тогдашняго петербургскаго общества, отмѣчены Пикаромъ: тутъ и свадьбы, и крестины, и балы, и поздравительные стихи, и указы, и учрежденія, и постановка на сцену Недоросля Фонвизина, и открытіе памятника Петру Великому, словомъ все, что только занимало и наполняло жизнь русскаго общества въ Петербургѣ почти сто лѣтъ наздъ отъ настоящаго времени. Составляя такимъ образомъ довольно важный матеріалъ для исторіи русскаго общества за прошлое столѣтіе, письма Пикара являются незамѣнимымъ источникомъ и для исторіи русскаго театра: въ донесеніяхъ нашего француза-гувернера читатель найдетъ самыя обстоятельныя указанія на всѣ игранныя въ Петербругѣ въ 1781—1782 гг. пьесы.

Мы представляемъ письма Пикара въ переводѣ съ французскихъ неизданныхъ подлинниковъ, сохранившихся въ обширномъ и богатомъ семейномъ архивѣ барона Михаила Николаевича Сердобина, — и имъ весьма обязательно предоставленныхъ „Русской Старине“ вмѣстѣ со многими десятками томовъ любопытныхъ матеріаловъ къ русской исторіи конца XVIII и начала XIX столѣтій.

Что касается собственно подлиниковъ донесеній Пикара, — замѣнившихъ Куракину газеты изъ отечества, то мы не считаемъ нужнымъ ихъ печатать, находя вполѣ достаточнымъ ограничиться помѣщеніемъ переводовъ; такимъ образомъ мы сбереагемъ въ нашемъ изданіи мѣсто и тѣмъ доставляемъ себѣ возможность представить нашимъ читателямъ и другіе, не менѣе интересные матеріалы. Такого рода правила, кстати сказать, мы намѣрены держаться и впредь, т.-е. переводъ каждаго документа, написаннаго на иностарнномъ языкѣ, только тогда будетъ помѣщаться въ „Русской Старине“ — вместѣ съ подлинникомъ, когда онъ принадлежитъ перу высокостоявшаго лица, игравшаго значительную роль въ общественной или политической жизни нашего отечества, или въ сферѣ литературной и научной дѣятельности, или наконецъ почему-либо особенно характеристичный… За этими оговорками переходя къ самымъ письмамъ Пикара, мы прежде всего считаемъ пріятною обязанностью засвидѣтельствовать за ихъ сообщеніе нашу искреннюю признательность Барону М. Н. Сердобину.

Ред.
I.
Петербургъ, 12 октября 1781 г.

Страсть къ путешествіямъ до того развилась между здѣшнею молодежью, что каждый день слышишь объ отъѣзжающихъ [130]и возвратившихся. Такъ, между прочими, слышно о г-нѣ Самойловѣ[1] и о генералъ-майорѣ князѣ Вяземскомъ[2]. Первый, недавно вернувшійся изъ-заграницы, обращаетъ на себя вниманіе принятой имъ новой модой подбивать мундиръ не саржей, а полусукномъ. Мода эта вовсе ненравится благоразумнымъ офицерамъ, такъ какъ мундиръ обходится на треть дороже и не придаетъ ему ни щегольства, ни прочности; второй же только-что получилъ разрѣшеніе путешествовать три года и вмѣстѣ съ тѣмъ ея величество на все это время сохранила ему содержаніе. Гвардейскій офицеръ г. Анрепъ также нѣсколько дней тому назадъ отправился въ Голландію, гдѣ онъ въ Лейденскомъ университетѣ намѣренъ слушать лекціи.

Трехлѣтній срокъ, послѣ котораго судьи въ каждой губерніи должны быть вновь избираемы, миновалъ нынѣ для Тверской губерніи. Генералъ-майоръ Павелъ Сергѣевичъ Потемкинъ назначенъ предсѣдательствовать на новыхъ выборахъ, что ничего не предѣщаетъ для будущаго, но что вѣроятно не очень-то пріятно г. Тутолмину, которому, какъ губернатору, слѣдовало бы получить эту должность за отсутствіемъ графа Брюса.

Нейтральный посолъ наконецъ достигъ главной цѣли своихъ переговоровъ и своего пребыванія в этой столицѣ. Ему обѣщана княжна Т…, и 4-го чила родители ея представлялись по этому случаю ея императорскому величеству для изъявленія своей благодарности.

Графъ Панинъ совершенно оправился отъ вторичной болѣзни. Рожа на его ногѣ разошлась и онъ въ скоромъ времени будетъ въ состояніи встать съ постели, къ которой еще приковываетъ его сильная слабость.

Въ прошлое воскресенье[3] было открытіе новаго театра, построеннаго противъ Лѣтняго сада на томъ же мѣстѣ, гдѣ стоялъ нѣмецкій театръ, представленіемъ русской трагедіи. Театръ построенъ въ новомъ родѣ, совершенно еще неизвѣстномъ въ здѣшнемъ краѣ. Сцена очень высока и обширна, а зала, [131]предназначенная для зрителей, образуетъ три четверти круга. Ложь неимѣется, но кромѣ паркета и партера со скамейками, сдѣланъ трехъярусный балконъ, возвышающійся одинъ надъ другимъ и окружающій залу безъ всякихъ промежутковъ. Живопись очень красива и видъ весьма хорошъ, когда, при входѣ, видишь зрителей, сидящихъ, какъ въ древности, амфитеатрально. Кромѣ главнаго подъезда сдѣланы еще шесть выходовъ, весьма просторныхъ и такъ устроенныхъ, что въ случаѣ пожара, публика можетъ выдти въ нѣсколько минутъ. Всѣ весьма довольны этимъ изящнымъ и поместительнымъ новымъ увесилительнымъ зданіемъ, которому они обязаны генералу Бецкому.

Директоръ театра, по неосторожности разрѣшившій актерамъ въ пьесѣ «Сибирякъ» нарядится въ русскіе мундиры, получилъ за это выговоръ съ повелѣніемъ отнюдь имъ этого не дозволять, въ какомъ бы то ни было представленіи.

По особому указу ея императорскаго величества отъ 2-го числа сего мѣсяца, крымскій ханъ, изъявившій желаніе вступить въ службу ея величества, зачисленъ капитаномъ лейбъ-гвардіи Преображенскаго полка.

Дѣло, которое такъ долго удерживало здѣсь графа Вахтмейстера и которое вамъ извѣстно по сенату, на-дняхъ рѣшено высшею инстанціею. Ея величество уничтожило приговоръ этого судилища, состоявшагося въ пользу графа, и рѣшеніе это привело его въ самое отчаянное положеніе.

II.
Петербургъ, 19 октября 1781 г.

Въ послѣдній четвергъ[4] былъ при дворѣ парадный балъ. Ея величество не выходило въ этотъ день изъ своихъ покоевъ, послала вмѣсто себя маленькихъ великихъ князей. Балъ начался при входѣ ихъ высочествъ и они пробыли на немъ довольно долго[5].

Кромѣ обычныхъ трехъ еженедѣльныхъ представленій, въ новомъ театрѣ близь Лѣтняго сада, будетъ еще четвертое. [132]Такое количество этихъ представленій причиняетъ имъ обоюдный вредъ, такъ какъ бо́льшая часть дворянъ должна быть по вечерамъ при дворѣ, и поэтому каждодневныя представленія постоянно будутъ пусты.

Эрмитажъ продолжается по четвергамъ и даже по воскресеньям; но городскія дамы на немъ не бываютъ, а только однѣ фрейлины и особо назначаемые кавалеры.

Голландскій флотъ под командою адмирала Зутмана, нагруженный большею частію сахаромъ и кофеемъ для Петербурга, послѣ одержанной надъ англичанами побѣды[6], принужденъ былъ вернуться въ свои порты, отчего дороговизна на эти два продукта здѣсь неимоверная, особенно на кофе, который продается по 60 коп. за фунтъ. Это возвышеніе цѣны на товаръ, сдѣлавшійся почти для всѣхъ необходимою потребностью, произвело непріятное впечатлѣніе. Купцы притомъ увѣряютъ, что если онъ не подвезется въ скоромъ времени, то они даже принуждены будутъ продавать его по рублю и дороже.

Князь Репнинъ[7] прибылъ сюда на этихъ дняхъ и намѣренъ черезъ двѣ или три недѣли возвратиться въ Смоленскъ.

Генаралъ Браницкій[8] сегодня обѣдаетъ во дворцѣ маршала Разумовскаго.

Я въ отчаяніи, князь, что не имѣю сообщить вамъ болѣе любопытныхъ новостей, но, признаюсь, какъ я ни старался собрать что-нибудь васъ инетерсующее, никакъ не могъ успѣть въ томъ. Про политику съ вами говорить несто́итъ, такъ какъ вы все болѣе и болѣе приближаетесь къ кругу политическихъ событій, которыя доходятъ до насъ гораздо позже. Если бы я зналъ настолько русскій языкъ, чтобы составить выписку изъ содержанія вновь вышедшихъ русскихъ книгъ[9], я бы непремѣнно вамъ прислалъ; но не имѣя даже возможности [133]читать ихъ и не будучи въ состояніи говорить съ вами про политику, я уже не знаю чѣмъ я буду наполнять каждую недѣлю цѣлыхъ четрые страницы? Въ самомъ дѣлѣ, что я буду вамъ писать? про празднества, про представленія, про женитьбы? Этими пустяками наполнены всѣ газеты, а между тѣмъ я ими долженъ довольствоваться. Впрочемъ, князь, если у меня и не достаетъ матеріаловъ и способностей васъ чѣмъ-нибудь позабавить, то я по крайней мѣрѣ постараюсь доказать вамъ, своею аккуратностію, искреннее мое желаніе быть вамъ полезнымъ и заслужить тѣмъ ваше покровительство и вашу благосклонность.

III.
Петербургъ, 26-го октября 1781 г.

Присоединеніе его величества короля прусскаго къ вооруженному нейтралитету и усилія, дѣлаемыя теперь императоромъ къ примиренію воющихъ націй[10], столько причиняютъ трудныхъ занятій князю Голицыну[11], полномочному министру при голландской республикѣ, что ея величество назначила въ помощь князю г-на Маркова[12] министромъ же въ Гагу, съ производствомъ ему 4000 р. ежегоднаго жалованья и выдачею 3000 р. на обзаведеніе экипажемъ.

Говорятъ, что въ скоромъ времени также учредятся три новыя министерскія должности: во Флоренціи, въ Цвейбрикенѣ и в Мюнхенѣ; но такъ какъ онѣ будутъ второклассными, то придворные кавалеры, могущіе по своему роду и воспитанію занять подобныя мѣста, ими мало интересуются.

Императорскій министръ, графъ Кобенцель, по случаю новаго трактата съ Россіею, вручилъ министрамъ ея императорскаго величества обычные подарки, которые находятъ довольно посредственными. Всѣ они заключаются въ табакеркахъ, изъ коихъ лучшая досталась г-ну Безбородко. Императрица, съ своей стороны, также дала табакерку г-ну Кобенцелю, цѣною въ 3000 р. съ брильянтовымъ вензелемъ и съ пакетомъ для ея [134]министра въ Вѣнѣ, въ которомъ уложены подарки для вѣнскаго двора. Говорятъ, что они весьма драгоцѣнны и что табакерка, предназначенная князю Кауницу, сто́итъ 8000 р.

Когда чувство корысти разъ овладѣло людьми, они уже болѣе не ставятъ никакой преграды своимъ предпріятіямъ. Доказательствомъ тому служитъ происшествіе, случившееся вчера въ Эрмитажѣ: придворный лакей, обтирая мебель въ одной залѣ второго этажа, расположенной возлѣ театра, замѣтилъ около одного окна теплые пироги. Подозреѣвая разумѣется, что кто-нибудь тамъ укрывается, онъ сталъ обыскивать комнаты и въ одной изъ нихъ замѣтилъ тростниковую цыновку, прикрывавшую какую-то большую массу; онъ приподнялъ цыновку и нашелъ подъ ней трехъ лежащихъ рядомъ людей, изъ коихъ двое спали глубокимъ сномъ, а третій, бодрствовашій, вскочилъ и убѣжалъ. Дежурный адъютантъ князь Репнинъ, узнавшій объ этомъ, приказалъ караульному офицеру, графу Апраксину (супругу графини Валленштейнъ)[13] окружить Эрмитажъ, и съ помощью двухъ бывшихъ съ нимъ солдатъ, захватилъ мошенниковъ, изъ коихъ одинъ оказался бѣглымъ артиллерійскимъ солдатомъ, а другой крестьяниномъ московскаго богача, графа Апраксина, жившій въ какой-то лавкѣ разнощикомъ. Ихъ посадили въ полицію съ тѣмъ, чтобы предать законному суду въ с. петербургскомъ департаментѣ уголовныхъ дѣлъ.

Примѣч. Пикара. Пойманный мошенникъ былъ сидѣльцемъ в лавкѣ, тѣмъ, что въ Россіи называютъ разнощикомъ (на посылкахъ).

IV.
Петербургъ, 2-го ноября 1781 г.

Многими принятая привычка вечеромъ, ложась спать, читать въ постелѣ, часто была уже причиною несчастій.

На-дняхъ былъ опять печальный случай: сынъ г. Шкіаты, старшаго директора придворнаго оркестра, молодой человѣкъ 24 лѣтъ, на вопитаніе котораго родители ничего не пожалѣли, находился въ военной службѣ е. и. в. 26 числа прошлаго мѣсяца, поужинавъ съ отцомъ, онъ отправился по обыкновенію спать въ свою комнату. Въ два часа ночи г. Шкіати [135]проснулся отъ запаха дыма; онъ побѣжалъ къ сыну и нашелъ его уже задохнувшимся и совершенно сгорѣвшимъ отъ ногъ до пояса. Онъ позвалъ на помощь, удалось затушить огонь, но сына спасти не смогли. Имѣя привычку читать въ постелѣ, онъ хотя для предосторожности и поставилъ подсвѣчникъ на тарелку, но не обратилъ вниманіе, что огонь былъ весьма близко отъ платья, висѣвшаго на веревкѣ. По всей вѣроятности, оно мало-по-малу до того наргѣлось, что наконецъ вспыхнуло.

Я вамъ писалъ, что генералъ Браницкій долженъ былъ приѣхать тогда-то, а между тѣмъ онъ только приѣхалъ въ прошлый четвергъ[14], съ многими каретами и въ сопровожденіи восьми молодыхъ польскихъ вельможъ, которые, говорятъ, намѣрены здѣсь жениться.

Вотъ уже четвертая недѣля какъ графъ Скавронскій[15] все хвораетъ, но теперь онъ поправляется и двѣ свадьбы вѣроятно скоро послѣдуютъ одна за другою. Свадьба Браницкаго будетъ 5-го или 6-го, а Скавронскаго около 10-го числа. Предполагаются различныя празднества въ зданіяхъ князя Потемкина[16].

Знаменитая свадьба графа Бутурлина[17] кажется не состоится. Онъ видимо пренебрегаетъ своею невѣстою, дѣвицею Закревскою. Слухи эти подтверждаются тѣмъ, что онъ цѣлую недѣлю не выходитъ со двора, сказываясь больнымъ и никого изъ ея родныхъ и знакомыхъ къ себѣ не принимаетъ.

Въ прошлую пятницу[18] былъ балъ у г. Гарриса[19]. При дворѣ также бывают часто пиры и ея величество, какъ никогда, веселится въ Эрмитажѣ, гдѣ по четвергамъ бываютъ балы, спектакли и ужины, а по воскресеньямъ иногда и обѣды. Въ кадетскомъ театрѣ давали вчера Le Glorieux[20] и публика осталась довольна игрою кадетъ. [136] Вице-канцлеръ[21], который продолжаетъ управлять иностранными дѣлами, назначилъ у себя субботы для собраній и ужиновъ, а середы для совѣщаній.

Носятся слухи, что здѣшній губернаторъ, г. Потаповъ[22], въ такой уже немилости при дворѣ, что на его мѣсто назначается г. Чернышевъ[23], женатый на сестрѣ г. Ланского, и что г. Потаповъ будетъ сдѣланъ намѣстникомъ отдаленной губерніи.

Оберъ-камергеръ Шуваловъ былъ двѣ недѣли нездоровъ. Думали, что слабость послѣ болѣзни будетъ имѣть дурныя послѣдствія, но теперь онъ уже чувствуетъ себя такъ хорошо, что будетъ въ состояніи скоро выходить[24].

V.
Петербургъ, 9 ноября 1781.

Правительствующій сенатъ разослалъ, при указѣ от 20 прошлаго мѣсяца, утвержденные ея императорскимъ величествомъ штаты для судей всѣхъ степеней и другихъ начальствующихъ лицъ управленій, а также и для войскъ Казанской губреніи, составленной изъ тринадцати уѣздовъ[25].

Полагаю, князь, что заслужу ваше одобреніе за приложеніе при этомъ письмѣ описанія церемоніи при закладкѣ собора въ [137]Херсонѣ[26]. Все, что касается разныхъ учрежденій ея императорскаго величества въ той странѣ интересно потому, что она въ скоромъ времени будетъ сосредоточивать въ себѣ богатую торговлю, и тамошній флотъ когда-нибудь будѣтъ иметь назначеніе уничтожить гордое могущество мусульманина. Если Екатерина II и не выполнитъ сама задуманные и достойные ея величія планы, то она себя уже прославитъ одними тамошними своими учрежденіями и работами, которыми она значительно облегчитъ преемникамъ своимъ исполнить задуманное ею.

Г. Ганнибалъ[27], начальникъ адмиральтейства и флота въ Херсонѣ, положилъ первый основной камень новаго собора, въ день рожденія его императорскаго высочества великаго князя Александра Павловича, нижеслѣдующимъ порядкомъ:

На томъ мѣстѣ, гдѣ назначено быть алтарю, построенъ былъ куполъ на восьми столбахъ, украшенныхъ зеленью и гирляндами, а на куполѣ поставлена четырехстороння пирамида. На лицевой сторонѣ ея былъ изображенъ вензель императрицы съ надписью: «Счастіе мира»; посерединѣ старой церкви поставленъ столъ, на которомъ поставлена чаша и прочія принадлежности (водосвятія) закладки, а у ножекъ стола каменотесные инструменты; у входа же въ церковь положенъ былъ основной камень съ мраморной доской, на которой была высѣчена слѣдующая надпись: «Екатерина II, императрица всея Россіи, образецъ будущимъ наслѣдникамъ по великимъ своимъ дѣяніямъ и кротостью своего управленія, повелѣла на этомъ мѣстѣ построить городъ и соорудить крепость и соборъ во имя св. Екатерины, котораго первый камень и заложенъ сего 30 августа, 1781 года»[28].

Г. Ганнибалъ въ сопровожденіи директора с.-петербургской Академіи наукъ Домашнева и другихъ знатныхъ сановниковъ, въ процессіи съ архіереемъ и прочимъ духовенствомъ, отправился въ старую церковь, гдѣ послѣ обѣдни и молебствія, онъ собственноручно именемъ императрицы заложилъ камень[29] въ [138]основаніе, при громѣ пушечныхъ выстрѣловъ съ крѣпости и флота, которые раздавались во все время молебствія. Потомъ былъ обѣденный столъ на восемьдесятъ персонъ, а вечеромъ балъ и иллюминація.

Посылаю вамъ, князь, рѣчь, которую держалъ архіерей[30], по этому случаю, губернатору. Не думаю, чтобы она во французскомъ переводѣ была также хороша, какъ в подлинникѣ.

Г. вице-канцлеръ призвалъ себѣ на-дняхъ почтъ-директора г. Эшке[31], и приказалъ ему принимать письма на почту не въ день ихъ отправленія, а наканунѣ; слѣдовательно письма, отсылаемыя въ Москву, должны быть сданы на почту не во вторникъ и пятницу, а въ понедельникъ и четвергъ, а заграничныя по вторникамъ и пятницамъ.

Второго числа графъ Браницкій давалъ въ своемъ домѣ первый обѣдъ князю Потемкину и его семейству. Невѣста графа уже разыгривала тамъ роль хозяйки.

Графиня Апраксина[32], рожденная графиня Валленштейнъ, разрѣшилась отъ бремени дочерью, которую назвали Екатериной, въ честь императрицы, которая будетъ ее крестить. Я не замедлю сообщить вамъ въ будущий вторникъ, какой по этому случаю она получитъ подарокъ.

Г. Энгельгардтъ[33], братъ невѣсты г. Браницкаго, приѣхалъ сюда 4-го числа отпраздновать свадьбу сестры, и тотчасъ же послѣ свадьбы возвращается опять въ полкъ.

Въ прошлый вторникъ давали на большомъ придворномъ театрѣ комедію «Жоржъ Данденъ»[34], которую, недѣлю тому назадъ, представляли въ Эрмитажѣ, на которомъ въ минувшій [139]четвергъ, въ присутсвіи ея величества, давали итальянскую оперу «Философы»[35].

О балетахъ я не упоминаю, такъ какъ за болѣзнію г. Канціани ничего интереснаго не даютъ.

По случаю нездовья графа Браницкаго, свадьба его, которая должна была быть вчера, отложена до пятницы.

VI.
Петербургъ, 16 ноября 1781.

Я опровергаю то, что имѣлъ честь сообщить вамъ о восьми молодыхъ полякахъ, привезенныхъ съ собою графомъ Браницкимъ; вчера я убѣдился, что слухи эти были ложны. Дѣйствительно, онъ привезъ только двухъ; съ ихъ бритыми головами и въ старинныхъ своихъ республиканскихъ костюмахъ, рѣшительно они не понравятся нашимъ красавицамъ.

Съ нѣкоторыхъ поръ идетъ говоръ, будто графъ Семенъ Воронцовъ хлопочетъ получить мѣсто воспитателя маленькихъ великихъ князей и что князь Иванъ Барятинскій потому только такъ долго здѣсь проживаетъ, что также этого добивается.

На прошлой недѣлѣ справляли свадьбы графовъ Скавронскаго и Браницкаго. Первая была 11/22[36], а вторая 13/24[37] этого мѣсяца. Особеннаго ничего не было, только дамы, бывающія въ Эрмитажѣ, были приглашены. Въ залѣ кавалергардовъ былъ обыкновенный балъ, а въ столовой — ужинъ[38]. Впрочемъ императрица удостоила ихъ своимъ присутствіемъ.

Посаженный отецъ графа Скавронскаго, графъ Чернышевъ[39], его супруга и дочь были въ самыхъ блестящихъ нарядахъ. Онъ, въ полной парадной формѣ, подъѣхалъ, сидя одинъ, въ [140]четырехмѣстной позолоченной каретѣ о семи зеркальныхъ стеклахъ, съ двумя лакеями и двумя гусарами на запяткахъ, и съ двумя гайдуками, предшествуемыхъ двумя скороходами. Графиня приѣхала въ каретѣ менѣе богатой, такъ какъ не она была посаженною матерью графа, а супруга маршала Голицына[40]. Посаженымъ отцомъ графа Браницкаго былъ князь Репнинъ, котораго экипажъ, а равно какъ и вся обстановка, были гораздо проще, чѣмъ у графа Ивана; посаженою же матерью графа Браницкаго была графиня Румянцева[41].

Всѣ гости, исключая дѣвицъ, послѣ ужина при дворѣ, были приглашены къ новобрачнымъ.

На другой день послѣ свадьбы графа Браницкаго, императрица послала къ нему своего дежурнаго адъютанта Бибикова, поздравить графиню съ бракосочетаніемъ и назначеніемъ ея статсъ-дамою. Въ тотъ же день, по случаю этихъ двухъ свадебъ, былъ балъ съ ужиномъ въ оранжереѣ князя Голицына[42], майора преображенскаго полка и племянника князя Потемкина. Балъ былъ такой же, какъ и въ прошломъ году, съ тою только разницею, что иллюминованный вензель князя Потемкина, красовавшійся въ одномъ концѣ залы, былъ окруженъ четырьмя вензелями новобрачныхъ.

Эти свадьбы однако не окончились обычными обѣдами или ужинами, къ которымъ на другой день свадьбы молодые приглашаютъ родныхъ и своихъ посаженыхъ отцовъ и матерей; это особенно не понравилось старухамъ, охотницамъ хорошо покушать и многія изъ нихъ изъявили свое крайнее неудовольствіе за несоблюденіе старинныхъ обычаевъ.

Графиня Скавронская въ слѣдующій день ѣздила благодарить императрицу, и ея величество пригласила ее вечеромъ въ Эрмитажъ, чего не удостоились не только придворныя дамы, но даже и дамы, имѣющія портреты.

Въ воскресенье былъ спектакль въ Эрмитажѣ, въ которомъ играли двѣнадцать дѣвицъ Смольнаго монастыря[43] и [141]двѣнадцать кадетъ меньшихъ классовъ[44]. Послѣ спектакля ихъ оставили къ балу для танцевъ. Это дѣлается иногда для того, чтобы еще болѣе приохотить маленькихъ великихъ князей къ танцамъ, къ которымъ они безъ того уже такъ пристрастились, что для них при дворѣ танцуютъ два раза каждую недѣлю, и преимущественно все полонезы.

Указомъ императрицы повелѣно въ будущемъ году открыть въ Москвѣ губернское правленіе. Въ этомъ указѣ, между прочимъ, говорится и о молодыхъ людяхъ, питающихъ отвращеніе къ гражданской службѣ, которую, по смыслу этого же указа, императрица считаетъ наиважнѣйшею въ государственномъ управленіи пружиною для охраненія внутренняго спокойствія, соблюденія правосудія и приведенія въ исполненіе ея намѣреній; а потому ея величество увѣрена, что изданный ею указъ будетъ имѣть тѣ послѣдствія, которыя она отъ него ожидаетъ, и что молодые люди, которые думаютъ посвятить себя гражданской службѣ, не только будутъ питать къ ней отвращеніе, но напротивъ, ревностью и усердіемъ при исполненіи своихъ служебныхъ обязанностей, постараются заслужить высокихъ ея милостей.

Въ день «Мартына», г. Дюрби, французскій подданный, торгующій кирпичемъ, вышелъ отъ французскаго консула послѣ ужина, въ десятомъ часу вечера. Дорогой, въ самомъ центрѣ города, напали на него пятеро или шестеро мошенниковъ съ дубинами, которыми вѣроятно и убили бы его, еслибы не подоспѣли къ нему на помощь два морскихъ офицера, которые освободили его; но онъ былъ уже сильно израненъ, носъ его почти отрѣзанъ, четыре зуба выбиты, а голова вся въ крови; вообще трудно надѣяться на его выздоровленіе. Полиція принмаетъ всевозможные мѣры къ розысканію скрывшихся разбойниковъ.

Sur le mariage de Son Excellence monsieur le Comte Xavier Branicki, grand général de la couronne de Pologne etc. avec son [142]Excellence Mademoiselle Alexandra Wassilievna d'Engelhard, première demoiselle d'honneur, décorée du portrait de S. M. l'Impératrice de toutes les Russies etc. etc. etc.

Pièce d'environ 400 vers, par l'abbé Antoine Welki, qui étant natif de Wormie, frontière de Pologne, a composé ces vers par esprit de compatriotisme.


Quartrin précédant la pièce.

Comte, en ce haut éclat, ou tu te viens offrir
Touchant à tes lauriers, je crins de les flétrir.
Comtesse, la nature épuisa ses trésors
En formant ton âme divine et ton beau corps.



Arrive, héros, que les Sarmates chérissent;
Partout de tes exploits les échos retenissent;
Un héros peut dormir couronné de lauriers;
Il te faut du régime, et non des soins guerriers.

 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

etc. etc. etc.
VII.
Петербургъ, 22 ноября 1781.

Я вамъ, князь, уже писалъ разъ, что г. Бецкій, построившій новый театръ противъ Лѣтняго сада, пожелалъ часть выручаемыхъ съ него доходовъ отдѣлять въ пользу воспитательнаго дома; но ея величество, по причинамъ, вѣроятно весьма уважительнымъ, приказала, чтобы этотъ театръ, какъ публичный, переданъ былъ отъ него въ ввѣдѣніе оберъ-полицімейстера, и вмѣстѣ съ тѣмъ она приказала выплатить г. Бецкому всю сумму, употребленную имъ на постройку зданія и декорацій.

Надняхъ схоронили въ Александро-Невской лаврѣ, возлѣ гробницы герцогини Курляндкой, привезенное сюда тѣло, скончавшейся въ Лозаннѣ, княгини Орловой[45]. Большая часть ея родныхъ въ Москвѣ, а потому изъ знатныхъ лицъ явились на похороны только гофмаршалъ Орловъ[46], фрейлина Протасова[47], князь и княгиня Воронцовы[48] и г. Завадскій[49]. [143] Слухъ носится, что въ день тезоименитства ея величества младшая племянница князя Потемкина, которой всего 11 лѣтъ, послѣ свадьбы ея сестры, будетъ пожалована въ фрейлины.

17-го числа былъ при дворѣ концертъ, къ которому въ качествѣ статсъ-дамы была приглашена гр. Браницкая; графиня Скавронская же была приглашена по такому приглашенію, по какому недавно призвана княгиня Варвара Голицына, вторая племянница князя Потемкина[50].

Ея императорское величество приказала отпустить дворянскому банку милліонъ рублей мѣдною монетою, для желающихъ воспользоваться таковою въ видѣ займа на общемъ основаніи; но на это мало охотниковъ и раздача идетъ довольно медленно.

Кадеты недавно давали на своемъ театрѣ комическую итальянскую оперу, въ которой молодой графъ Бутурлинъ[51], исполнялъ одну изъ главныхъ ролей Маркети.

Русскій театръ весьма усердно посѣщается и тѣмъ причиняетъ большой ущербъ другимъ театральнымъ представленіямъ. Театръ Поше, на которомъ даются маленькія французскія комедіи, публикою совершенно покинутъ, а самъ Поше, за неуплату хозяину театра денегъ, посаженъ магистратомъ. Дѣвица Даріа намѣрена, съ своею и французскою труппою, дать представленіе въ его пользу и тѣмъ вывести его изъ критическаго положенія, въ которомъ онъ находится.

Нынѣ театръ довольно часто посѣщается солдатами полка г. Уварова[52], платящими, какъ и другіе, за входъ свои полтиннички. Говорятъ, что командиры прочихъ полковъ также намѣрены доставлять своимъ солдатамъ это удовольствіе.

Нейтральный посланникъ въ прошлый понедѣльникъ давалъ балъ, который по желанію невѣсты будетъ повторяться каждую недѣлю. Былъ также балъ у кавалера де-Хорта, данный по случаю свадьбы графа Браницкаго. [144] Большой театръ, по причинѣ болѣзни г-жи Канціани, теперь мало посѣщается и потому представленія на немъ въ теченіи зимы вѣроятно прекратятся.

Докторъ Ашъ, служившій въ Москвѣ во время чумы при тамошнихъ чумныхъ лазаретахъ, вообразилъ, что публика недостаточно оцѣниваетъ его искусство и усердіе, а потому, желая обезсмертить самъ себя, отчеканилъ на свой счетъ бронзовые медали, на которыхъ съ одной стороны изображенъ бюстъ Меркурія съ его аттрибутами, а на другой его собственный, съ надписью «Онъ избавилъ Москву отъ чумы». Если Греція, сооружавшая статуи праотцу медицины за то, что онъ предохранилъ ее отъ этого бѣдствія, вычеканила бы въ честь его нѣсколько медалей, мы имѣли бы теперь удовольствіе созерцать изображеніе этого великаго мужа; но г. Ашъ не пожелалъ лишить своего потомства этого наслажденія, и потому оказалъ ему этими медалями, которыя онъ раздавалъ всѣмъ даромъ, не малую услугу. Въ самомъ дѣлѣ, можетъ ли быть для собирателя древностей сорокового вѣка болѣе драгоцѣнная вещь, чѣмъ медаль, на которой будетъ изображенъ ликъ знаменитаго доктора Аша, въ которомъ, однако, врачи-современники не открываютъ ни опытности, ни гениальной наблюдательности Гиппократа. Но что̀ ему до этого! Онъ созналъ, что легче отчеканить медаль, чѣмъ написать хорошее сочиненіе, а потому и избралъ этотъ первый, единственно ему доступный способъ, чтобы увѣковѣчить свою славу во вредъ наукѣ.

VIII.
Петербургъ, 1 декабря 1781.

Давно не было такой дождливой осени. 22 числа начало немного сильнѣе морозить, а 24-го установился повсюду санный путь.

Великіе князья катались въ нарочно для нихъ сдѣланныхъ саняхъ, въ которыхъ могутъ также помѣститься нѣсколько ихъ придворныхъ дамъ. Было шесть градусовъ морозу. Здоровье великихъ князей совершенно поправилось.

23-го числа, наканунѣ именинъ императрицы, была всенощная и собраніе при дворѣ. Послѣ всенощной императрица вошла въ залу и всѣ по обыкновенію прикладывались къ ея рукѣ, [145]потомъ она перешла въ тронную залу и тамъ играла до девяти часовъ въ памфилъ съ маршаломъ Голицынымъ, графомъ Чернышевымъ и Ланскимъ. Графиня Браницкая въ тотъ самый день получила приглашеніе запросто бывать у императрицы, и во время всенощной она находилась въ дежурной комнатѣ, гдѣ обыкновенно бывала покойная герцогиня Курляндская, и куда, какъ вамъ извѣстно, недопускаются всѣ статсъ-дамы, а только пользующіяся особеннымъ расположеніемъ императрицы. Несмотря на всеобщія ожиданія, въ Екатерининъ день, равно какъ и въ день св. Андрея Первозваннаго, не было никакихъ производствъ. Въ день св. Георгія[53] князья Щербатовъ[54] и Гагаринъ[55] были сдѣланы оберъ-прокурорами и 35 человѣкъ получили георгіевскіе кресты за двадцатипятилѣтнюю службу[56]; кромѣ того, ежедневно ждутъ производствъ въ камергеры и камеръ-юнкеры, чтобы произвести графа Скавронскаго. Поговариваютъ уже о трехъ новыхъ камеръ-юнкерахъ: Мятлевѣ[57], Колычевѣ[58], служащемъ въ иностранной коллегіи, и сынѣ князя Николая Долгорукаго[59], офицерѣ преображенскаго полка. Фрейлинами же вѣроятно будутъ: дѣвица Элмптъ[60], княжна Щербатова[61], родственница Бибикова, дѣвица Сенявина[62], сестра [146]графини Воронцовой и дѣвица Полонская[63], которая воспитывается еще въ Смольномъ монастырѣ. Княжны Репнина[64] и Голицына[65], племянница Шувалова и дѣвица Измайлова[66], племянница князя Юсупова, также на очереди, но неизвѣстно будутъ ли онѣ теперь пожалованы.

Офицеры Семеновскаго полка, въ день ихъ полкового праздника, обѣдали у императрицы въ большой залѣ; при этомъ ея величество замѣтила на галлереѣ много фрйлинъ и придворныхъ дамъ, что̀ ей весьма не понравилось. Въ этотъ день явилось очень мало дамъ къ обѣдни, а потому она приказала пускать на галлереи только такихъ барынь, которыя не пользуются правомъ приѣзда ко двору, полагая тѣмъ заставить имѣющихъ это право являться къ оному, когда обязаны; но желаніе ея не было исполнено, и въ день св. Георгія, императрица нашла въ церкви одну только княгиню Репнину[67]. Чтобы, наконецъ, придворныхъ дамъ, особенно тѣхъ, которыя имѣютъ портреты ея величества, заставить бывать при дворѣ въ церемоніяхъ, гофмаршалъ назначилъ для неявляющихся штравфъ въ 10 рублей.

Въ Екатерининъ день старая графиня Румянцова, танцовавшая когда-то съ Петромъ Великимъ, удостоилась протанцовать польской съ однимъ изъ прануковъ его, великимъ княземъ Александромъ Павловичемъ.

Директоромъ театра, Бибиковымъ, кажется не очень довольны и полагаютъ, что на его мѣсто будетъ назначенъ другой.

Камергеръ Домашневъ, возвратившись изъ Херсона, также хорошо принятъ при дворѣ, какъ и прежде; а потому толки, носившіеся о немилостяхъ къ нему, оказываютя несправедливыми.

Кобенцель давалъ на прошлой недѣлѣ балъ по случаю свадьбы графа Браницкаго, а нейтральный посланникъ 23 числа, въ день рожденія своей невѣсты. [147] Графъ Скавронскій приѣхалъ съ женою ко двору, въ каретѣ, стоющей десять тысячъ рублей, а сбруя — три тысячи. Хотя карета и украшена стразами, но она не произвела ожидаемаго эффекта. Князь Потемкинъ явился къ императрицѣ въ великолѣпномъ нарядѣ, вышитомъ не такими каменьями, какими обыкновенно вышиваются парадныя платья, а стразами въ ажуръ, и серебромъ по всѣмъ швамъ въ четыре пальца ширины. Говорятъ, что этотъ костюмъ сто́итъ восемь тысячъ рублей.

Господинъ Бакунинъ[68], кавалеръ ордена св. Анны, помолвилъ дочь свою съ гвардейскимъ офицеромъ полка князя Репнина, княземъ Долгорукимъ, братомъ камергера[69].

IX.
Петербургъ, 10 декабря 1781.

Генералъ Павелъ Сергѣевичъ Потемкинъ недавно отправился въ Тверь управлять губерніею вмѣсто Брюса, находящагося теперь за границею.

Въ день св. Андрея Первозваннаго императрица обѣдала съ девятью кавалерами этого ордена, но производствъ какъ по гражданской, такъ и по военной части не было. Съ недѣлю стоятъ такіе сильные морозы, что по приказанію императрицы театры закрыты. Въ воскресенье и вторникъ не было и собраній въ Эрмитажѣ, по этому же случаю. Говорятъ, что лица, приглашаемыя туда императрицею на спектакли, будутъ давать произвольную плату въ пользу актеровъ.

Князь Гагаринъ получилъ дозволеніе засѣдать въ департаментѣ сената впредь до отъѣзда его въ Москву.

Жалобы на директора придворнаго театра продолжаются. Г-жа Бона также жаловалась императрицѣ, что у нея отняли роль, которую она всегда исполняла въ оперѣ «Алкидъ». Для итальняской оперы приѣхалъ новый теноръ.

Говорятъ, что великія державы, недовольныя своимъ чрезвычайнымъ посланникомъ при здѣшнемъ дворѣ, отозвали его [148]отсюда въ то самое время, когда этотъ ловкій дипломатъ собирался покончить всмъ уже извѣстное здѣсь важное дѣло, которымъ онъ занимался съ такимъ рвеніемъ въ продолженіе здѣшняго своего пребыванія. Не думайте, князь, что тутъ идетъ рѣчь о нейтралитетѣ, нисколько; главная причина тому помолвка его съ княжной Т… Полагаютъ, что эта женитьба болѣе не состоится и люди чувствительные очень жалѣютъ о несчастномъ баронѣ.

Въ городѣ появились писанные стихи г-на Бленъ де-Ст. Мора, посвященные графу и графинѣ Скавронскимъ. Я ихъ читалъ и нашелъ, что г. де-Ст. Моръ ничего не могъ придумать пошлѣе и смѣшнѣе. Въ нихъ, какъ и въ стихахъ аббата Велки, нѣтъ ни смысла, ни синтаксическихъ правилъ. Надо полагать, что авторъ «Орфаниса» не очень спѣшилъ своимъ сочиненіемъ, или (что почти вѣроятнѣе) слишкомъ былъ увѣренъ въ снисхожденіи и дурномъ вкусѣ своего покровителя[70], что рѣшился выпустить изъ рукъ вещь, столь недостойную его пера. Если мнѣ удастся достать эти стихи, я, князь, непремину ихъ вамъ послать.

Съ тѣхъ поръ, какъ братъ вашъ уѣхалъ въ Москву, я, кромѣ переданныхъ новостей, другихъ сообщить вамъ не могу. Производства состоялись и теперь приходится ждать новаго года, чтобы разсказать что-нибудь новенькое. Бригадиръ Бибиковъ[71], мой будущій цензоръ, въ понедѣльникъ переѣзжаетъ во дворецъ на дежурство, и я буду имѣть удовольствіе видѣть его каждое утро. Вѣроятно отъ него я узнаю что-нибудь болѣе интересное и тогда все напишу вамъ съ будущимъ курьеромъ.

X.
Петербургъ, 14 декабря 1781.

Съ нетерпѣніемъ ожидаемое производство состоялось утромъ въ прошлую субботу[72]. Въ фрейлины пожалованы: дѣвица Нарышкина, моя ученица[73], дѣвица Энгельгардтъ[74], княжна [149]Репнина[75] и дѣвицы: Мордвинова[76], Сенявина, Элмптъ и Полянская, а въ камеръ-юнкеры: Мятлевъ, Колычевъ, чиновникъ иностранной коллегіи и офицеръ гвардіи Долгорукій[77], Соймоновъ[78] произведенъ въ бригадиры.

Господинъ Толстой[79], одинъ изъ начальниковъ придворной канцеляріи, вышелъ въ отставку съ пансіономъ.

Графъ Строгановъ, недавно вернувшійся изъ своихъ сибирскихъ владѣній, привезъ съ собою двѣ древнія серебрянныя вазы прелестной работы, найденныя при копаніи рудниковъ; кромѣ того, онъ привезъ еще серебрянные же два блюда и обѣтный щитъ, на которомъ изображена борьба Аякса и Улисса изъ-за оружія Ахиллеса.

Въ пятницу бригадиръ Палибинъ, начальникъ эскадры, давалъ въ своемъ домѣ великолѣпный праздникъ въ четь дѣвицы Чернышевой.

XI.
Петербургъ, 21 декабря 1781.

Наконецъ послѣ восмилѣтнихъ неудачъ, несчатному Поше фортуна опять улыбнулась. Послѣднее представленіе, данное въ его пользу французскими артистами, доставило ему двѣ тысячи рублей. Въ четвергъ, 16[80] ноября, въ Эрмитажѣ давали пьесу [150]«Журналисты». Когда кончилось представленіе, Флоридоръ[81] взялъ шляпу и сталъ собирать для него деньги. Ея величество дала 400 рублей, а 1080 р. были пожертвованы другими зрителями. Мадамъ Билліо[82], поступавшая всегда съ Поше великодушно, простила ему значительную часть его долга. Черезъ недѣлю онъ отправится въ Варшаву съ шестью лучшими своими актерами, возвративъ остальныхъ ихъ родителямъ и родственникамъ.

Недавно появился здѣсь всѣмъ на удивленіе молодой русский парень, нѣкто Свѣшниковъ, уроженецъ гор. Торжка, поражающій своими многосторонними познаніями. Онъ промышляетъ хлѣбомъ на маленькихъ судахъ, ему около 25 лѣтъ и онъ совершенно свободно владѣетъ греческимъ, латинскимъ и французскимъ языкомъ, съ легкостью объясняетъ Демосѳена и другихъ греческихъ философовъ, обладаетъ такими обширными свѣдѣніями въ физикѣ, что опровергаетъ многое въ Ньютоновскихъ и Эйлеровскихъ системахъ, хорошо понимаетъ самыя отвелеченныя формулы математики и такъ здраво судитъ о богословіи, что изумляетъ самыхъ ученыхъ членовъ святѣйшаго синода. Наконецъ, онъ обладаетъ такою чудною логикою и такою удивительною памятью, что отвѣты на задаваемые ему вопросы остаются всегда безъ возраженій. Этотъ даровитый молодой человѣкъ никогда ни у кого не учился и приобрѣлъ свои познанія самоучкою. Физіономія его обнаруживаетъ большія умственныя способности, глаза у него сверкаютъ огнемъ, а нравъ его самый кроткій; словомъ, если онъ рѣшился бы сбрить бороду, то былъ бы совершенствомъ. Съ восемью стами рублями, которые ему достались въ наслѣдство, онъ думаетъ отправиться въ Англію. Графъ Панинъ остался въ восхищеніи отъ его разговоровъ и подарилъ ему прекрасное изданіе естественной исторіи Бюффона.

Увѣряютъ, что новая фрейлина Мордвинова въ скоромъ времени выйдетъ замужъ за Корсакова[83]. Женитьба графа [151]Бутурлина[84] все еще въ прежнемъ положеніи и нѣкоторые полагаютъ, что если онъ самъ не женится на дѣвицѣ Закревской, то онъ выдастъ ее за сына.

Вчера было 29 градусовъ морозу и два кучера найдены замерзшими, одинъ у чичеринскаго клуба, а другой у подъезда русскаго театра.

Недавно была упорная война между Паизелло и оперными артистками за раздачу ролей. Актрисы также раздѣлились на двѣ враждебныя партіи; одна состоитъ изъ хорошенькихъ и ихъ покровителей, а другая изъ нехорошенькихъ, но даровитыхъ. Извѣстно, что между театральными героинями рѣдко бываетъ миръ и согласіе, и г-ну Паизелло еще часто придется воевать съ капризами этихъ барынь.

XII.
Петербургъ, 29 декабря 1781.

Г. Безбородько, пользующійся постоянно милостями императрицы, назначенъ главнымъ начальникомъ почтъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ онъ получилъ право предсѣдательства въ иностранной коллегіи, такъ какъ ни канцлеръ, ни вице-канцлеръ, не считаются членами этой коллегіи. Пока еще предсѣдательствующимъ остается младшій Бакунинъ[85], потому что онъ военный а Безбородко гражданскій, генералъ-майоръ[86]. Старшій же Бакунинъ вышелъ въ отставку, съ сохраненіемъ пожизненно содержанія и выдачею ему въ награду 6000 рублей[87], а на его мѣсто поступилъ господинъ Страховъ.

Вчера[88] былъ балъ въ тронной залѣ[89]. Около двухъ [152]недѣль стоятъ такіе сильные морозы, что придворные спектакли нѣсколько разъ уже были отказаны.

Русскій мужчокъ, о которомъ я вамъ недавно писалъ, получилъ отъ императрицы 600 р. пожизненнаго вспомоществованія и въ прошлую субботу уѣхалъ за границу.

Сообщ. Баронъ М. Н. Сердобинъ.

Примѣчанія[править]

  1. Александръ Николаевичъ, впослѣдствіи генералъ-прокуроръ.
  2. Князь Андрей Ивановичъ.
  3. Т.-е. 10 октября 1781 г. Подъ этимъ числомъ ничего не записано въ современныхъ оффиціальныхъ извѣстіяхъ и замѣткахъ о происходившемъ въ столицѣ.
  4. Октября 14-го, день рожденія великой княгини (впослѣдствіи императрицы) Маріи Ѳедоровны.
  5. Придворный балъ 14 октября описанъ въ № 85 Спб. Вѣдомостей 1781 г. (22 октября).
  6. Августа 5-го, въ Нѣмецкомъ морѣ, по выходѣ изъ Зунда. Англійскій вице-адмиралъ Гейд-Паркеръ напалъ первый на голландцевъ и потерпѣлъ отъ стойкихъ и рѣшительныхъ непріятелей, при равныхъ силахъ, пораженіе.
  7. Николай Васильевичъ.
  8. Франц-Ксаверій, по-русски величаемый — Ксаверій Петровичъ, коронный гетманъ польской службы и потомъ русскій генералъ отъ инфантеріи.
  9. Въ это время продавались новыя изданія въ академической книжной лавкѣ, у переплетчиковъ и въ типографіяхъ. Всѣ эти мѣста печатали свои объявленія о цѣне книгъ и выходѣ ихъ въ свѣтъ въ Спб. Вѣдомостяхъ.
  10. То-есть Голландіи, Англіи, Франціи и Испаніи.
  11. Князь Дмитрій Алексѣевичъ, женатый на графинѣ Амаліи Шметтау.
  12. Аркадій Ивановичъ.
  13. Графъ Иванъ Александровичъ.
  14. Октября 28-го (1781 г.).
  15. Графъ Павелъ Карловичъ, впослѣдствіи посолъ въ Неаполѣ.
  16. Т.-е. въ теперешнемъ аничковскомъ дворцѣ, принадлежавшемъ ему съ 1776 г.
  17. Петра Александровича.
  18. Октября 29-го.
  19. Англійскаго посла, жившаго въ Галерной улицѣ.
  20. Изъ современныхъ оффиціальныхъ извѣстій видно, что кадетскую сцену въ это время арендовала компанія оперныхъ артистовъ съ антрепренеромъ Пальянелли. Въ Спб. Вѣд. (1781 г. № 75, прилож. стр. 530—531) была сдѣлана публикація, что «компаніею, открывшею сезонъ 23 сентября, даваться имѣютъ представленія по средамъ, субботамъ и воскресеньямъ». Въ число поправокъ нашихъ настоящихъ писемъ Пикара, отмѣтимъ, что число, выставляемое имъ на письмѣ относится ко дню посылки корреспонденціи, а не ко дню писанія, который оказывается днемъ раньше посылки. Поэтому и представленіе «Le Glorieux» должно, кажется, падать на воскресенье, когда играла на сценѣ кадетской компанія Пальянелли. Намъ не случилось встрѣчать указаній объ игрѣ кадетъ на сценѣ по понедѣльникамъ, что, кромѣ исключительныхъ случаевъ праздниковъ, и не должно было быть въ учебные дни.
  21. Гр. Иванъ Андреевичъ Остерманъ.
  22. Генералъ-поручикъ Иванъ Алексѣевичъ Потаповъ, бывшій потомъ намѣстникомъ въ Воронежѣ.
  23. Иванъ Львовичъ, женатый на Евдокіи Дмитріевнѣ Ланской, впослѣдствіи сенаторъ.
  24. Иванъ Ивановичъ Шуваловъ былъ при дворѣ уже 6 ноября въ субботу, и обѣдалъ съ другими пятью интимными друзьями Потемкина, у него, въ Эрмитажѣ. Передъ обѣдомъ, въ этотъ день, Потемкинъ въ столовой представилъ государынѣ модель водоподъемной машины, приводимой въ дѣйствіе силою одного человѣка.
  25. Это первая статья въ 88 № «С.-Петербургскихъ Вѣдомостей» 1781 г. (2-го ноября). Взято съ печатнаго буквально.
  26. При письмѣ Пикара не приложена.
  27. Взято из № 88 Вѣдом. 1781 г. и о заложеніи Иваномъ Абрамовичемъ Ганнибаломъ собора въ Херсонѣ (на стр. 678—679).
  28. Въ печати, въ Вѣдомостяхъ, вся надпись набрана курсивомъ.
  29. Заложены при этомъ въ отверстіе камня нѣсколько золотыхъ и серебряныхъ медалей, а въ народъ бросали мелкія монеты. Прим. Пикара.
  30. По извѣстію «Спб. Вѣдомостей», архіерея никакого при этомъ священодѣйствіи не было и старшимъ духовнымъ лицомъ оказывался протопопъ. Рѣчь говорилъ архитекторъ, подавая Ганнибалу каменщичью лопатку. Рѣчь его напечатана тутъ же (см. стр. 679—680 «Спб. Вѣд.» № 88).
  31. Почтъ-директоромъ въ Спб. былъ не Эшке, а Матвѣй Матвѣевичъ Экъ, членъ Почтоваго Управленія.
  32. Графиня Марья Александровна.
  33. Василій Васильевичъ.
  34. Въ камеръ-фурьерскомъ журналѣ, подъ числомъ 2 ноября (1781 г.) замѣчено, что «въ вечеру, въ обыкновенное время, въ придворномъ большомъ театрѣ, представлена была французская комедія съ балетомъ, при чемъ ея имераторское величество присутствовать не соизволила».
  35. Пьеса не названа въ кам. фурьер. жур., но есть замѣтка, что государыня прибыла въ Эрмитажъ на представленіе французской комедіи въ половинѣ 6-го часа пополудни.
  36. Свадьба графа Павла Мартыновича Скавронскаго съ фрейлиною е. и. в-ва Екатериною Васильевною Энгельгардтъ происходила при дворѣ и записана въ камеръ-фурьерскомъ журналѣ подъ числомъ 10 ноября (1781 г.) въ среду.
  37. Тамъ же, записана подъ числомъ 12 ноября, въ пятницу.
  38. Ужинали на свадьбѣ Александры Васильевны Энгельгардтъ и графа Ксаверія Петровича Браницкаго 50 человѣкъ гостей (считая съ императрицею, въ одномъ столѣ); до 11 человѣкъ родныхъ невѣсты угощены въ статсъ-дамской комнатѣ (см. кам. фур. жур.).
  39. Иванъ Григорьевичъ.
  40. Посаженною матерью у графа Скавронскаго была графиня Марья Андреевна Румянцева, какъ записано въ кам. фур. жур.
  41. Не она, а княгиня Дарья Алексѣевна Голицына (см. тамъ же).
  42. Сергѣя Ѳедоровича, женатаго на Варварѣ Васильевнѣ Энгельгардтъ.
  43. Въ К. Ф. Ж. подъ числомъ 14 ноября (1781 г.) этого незаписано.
  44. Въ Кам. Фур. Жур. сказано, что въ «Эрмитажѣ», въ присутствіи государыни и великихъ князей Александра и Константина Павловичей «представлена была благороднаго общества малолѣтними воспитанниками русская комедія съ балетомъ». Потомъ въ Эрмитажѣ въ залѣ былъ балъ, во время котораго «означенные воспитанники, для увеселенія танцами ихъ импер. высочествъ, находились въ залѣ же».
  45. Княгини Екатерины Николаевны, рожденной Зиновьевой.
  46. Президентъ придворной конторы, Григорій Никитичъ Орловъ.
  47. Камеръ-фрейлина Анна Степановна, возведенная потомъ въ графское достоинство.
  48. Графъ Семенъ Романовичъ и графиня Екатерина Алексѣевна, рожденная Сенявина.
  49. Петръ Васильевичъ, впослѣдствіи графъ.
  50. Въ К. Ф. Ж. подъ 17 ч. ноября (1781 г.) прописано: «сегожъ числа послѣдовало высочайшее повелѣніе е. и. в. о приглашеніи впредь, какъ на комнатный концертъ, такъ и въ Эрмитажъ на балы, г-жу статсъ-даму графиню А. В. Браницкую и гр-ю Катерину В. Скавронскую.
  51. Дмитрий Петровичъ.
  52. Семена Ѳедоровича, командовавшаго лейбъ-гренадерскимъ полкомъ.
  53. Тридцать четыре кавалера обѣдали въ этотъ день съ императрицею, бывшею въ армейскомъ длинномъ мундирѣ; дамы были въ русскихъ платьяхъ, а кавалеры въ обыкновенныхъ.
  54. Князь Щербатовъ, Михаилъ Михайловичъ, сдѣланъ сенаторомъ въ 5-й департаментъ.
  55. Князь Гавріилъ Петровичъ Гагаринъ дѣйствительно сдѣланъ оберъ-прокуроромъ 6-го департамента.
  56. Кавалерами ордена св. Георгія 4-й степени, 26 ноября 1781 г., сдѣланы всего тридцать человѣкъ, а именно: Тучковъ, Брамсъ, Пиль, Звѣревъ, Юз-баши, ф. Врангель, Витовтовъ, Нагель, Мошковъ, Гротенгельмъ, Берендсъ, Ханинъ, Депрерадовичъ, Мамценъ, Рейникенъ, Фергинъ, Скачковъ, Брандгофъ, Кильхенъ, Кельнеръ, Мишковскій, Штенкенъ, Бачковъ, Янышъ, Іорданъ, Райковичъ, Марковичъ, Мельниковъ, Телепневъ и Дубровинъ; изъ нихъ 4 генералъ-майора, 2 бригадира, 2 полковника, 7 подполковниковъ, 2 премьер-майора, 9 секунд-маоровъ и, за 18 компаній: 1 капитанъ 1-го ранга, 1 капитанъ 2 ранга и 1 капитанъ-лейтенантъ.
  57. Петрѣ Васильевичѣ.
  58. Степанѣ Алексѣевичѣ.
  59. Князѣ Александрѣ Николаевичѣ.
  60. Баронесса Софья Ивановна, р. 1725 ум. 1802 г., въ замуж. Турчанинова.
  61. Княжна Дарья Ѳедоровна, род. 1762 г.
  62. Марья Алексѣевна, р. 1762 г. ум. 1822 г., въ замуж. была Нарышкина.
  63. Не Полонская, а Полянская Анна Александровна, дочь Елисаветы Романовны Воронцовой и ст. сов. Александра Ивановича Полянскаго.
  64. Княжна Прасковья Николаевна, въ замуж. кн. Голицына, ум. 1784 г.
  65. Княжна Варвара Николаевна, потомъ бывшая за графомъ Н. Н. Головинымъ, род. 1766 г., ум. 1821 г.
  66. Марія Алексѣевна, род. 1763 г., ум. 1812 г., въ замуж. Мясоѣдова.
  67. Княгиню Наталью Александровну, рожденную Куракину.
  68. Тайный совѣтникъ Петръ Васильевичъ младшій.
  69. Бакунина, Елизавета Петровна, дѣйствительно была замужемъ за княземъ Мих. Александровичемъ Долгоруковымъ, камеръ-юнкеромъ и роднымъ братомъ камергера (князя Александра Александровича Долгорукова).
  70. Графъ Скавронскій первый подписался на бюллетени Бленъ де-Ст. Мора и уговорилъ многихъ другихъ послѣдовать его примѣру. Прим. Пикара.
  71. Василий Ильичъ, камергеръ, разрѣшавшій къ печатанію пьесы, назначенныя для театра.
  72. Декабря 11-го.
  73. Анна Львовна.
  74. Екатерина Васильевна, род. 1761 г., въ замуж. гр. Литта, ум. 1829 г.
  75. Дарья Николаевна, бывшая потомъ за Бюленбергомъ.
  76. Елисавета Семеновна, бывшая потомъ за Рагозинскимъ и Перскимъ.
  77. Князь Михайло Александровичъ, женатый на Бакуниной.
  78. Петръ Александровичъ, въ чинѣ полковника состоявшій при особѣ императрицы, у котораго она крестила сына 2 янв. 1782 г.
  79. Пикаръ не называетъ его графомъ, слѣдовательно это Василій Ивановичъ Толстой, женатый на Александрѣ Ивановнѣ Майковой.
  80. Ноября 16-го 1781 г. было во вторникъ, а не въ четвергъ. По четвергамъ бывала императрица, а въ ея присутствіи происходили даровые спектакли, такъ что сборъ въ пользу актеровъ могъ состояться только во вторникъ, когда государыня, вѣроятно объ этомъ предъувѣдомленная, не приходила въ большой дворцовый театръ, устроенный при Эрмитажѣ. Екатерина II обыкновенно въ такихъ случаяхъ, какъ разсказываемый Пикаромъ, присылала свое пожертвованіе съ придворныъ служителемъ, всегда заранѣе, въ пакетѣ запечатанномъ и собственноручно надписанномъ на имя того, кому слѣдовало. Камеръ-фурьерскій журн. ничего не говоритъ и о томъ, чтобы сборъ происходилъ въ четвергъ, 18 декабря, въ присутствіи ея величества, между тѣмъ, какъ всякое отступленіе отъ придворнаго этикета долженъ былъ замѣтить непремѣнно, для примѣра, на будущее время. Весь обиходъ придворныхъ обычаевъ слагается и слагался изъ подобныхъ примѣровъ.
  81. Комическій актеръ, любимецъ публики, игравшій и въ роляхъ любовника.
  82. Первая любовница того времени французской сцены въ Спб.
  83. Дочь адмирала Семена Ивановича Мордвинова — Елисавета Семеновна, вышла около девятидесятого года прошлаго вѣка за Рагозинскаго, а партія, о которой говоритъ Пикаръ, не состоялась.
  84. Графа Петра Александровича, тайн. совѣтника, овдовѣвшаго не задолго. Сынъ его, о которомъ говоритъ Пикаръ, былъ графъ Дмитрій Петровичъ, имѣвшій въ это время лѣтъ 18 отъ роду.
  85. Петръ Васильевичъ, младшій, въ службѣ при коллегіи состоявшій съ 1762 г.
  86. На самомъ дѣлѣ было на оборотъ. Пикаръ спуталъ. Безбородко былъ генералъ-майоромъ, а Бакунинъ тайнымъ совѣтникомъ, и всѣ чины иностранной коллегіи были гражданской службы.
  87. Тоже Петръ Васильевичъ Бакунинъ, вступившій въ службу въ 1738 г., слѣдовательно прослужившій 43 года.
  88. По надписи числа на письмѣ, можно было считать день бала — 28 декабря, но это было 27 декабря. Сперва былъ назначенъ былъ въ понедѣльникъ 26 декабря, но на день отложили его за сильнымъ морозомъ.
  89. Въ камъ. фурьер. журн. говорится, что балъ былъ въ «галлереѣ». Начались танцы въ исходѣ 6-го часа пополудни, а кончились в 8-мъ часовъ вечера.