ЭСБЕ/Виланд, Христофор-Мартин

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Виланд
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Венцано — Винона. Источник: т. VI (1892): Венцано — Винона, с. 317—318 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ADB


Виланд (Христофор-Мартин Wieland) — знаменитый немецкий писатель, член того литературного триумвирата, в состав которого, кроме В., входили Клопшток и Лессинг; родился 5 сентября 1733 г. в м. Обергольцгейме, около Бибераха в Швабии, где отец его был пастором. Первоначальное воспитание получил в монастырской школе около Магдебурга, а семнадцати лет от роду поступил в Тюбингенский университет по юридическому факультету, до этого уже дебютировав в литературе дидактическим стихотворением «О натуре вещей, или совершеннейший мир». Юридические науки мало привлекали молодого писателя, обратившегося с особенной любовью к филологии, философии и истории и, конечно, главным образом, к литературе. Уже в это время ему были знакомы почти все древние классики, а из новых писателей — Вольтер, Фонтенель, Бейль и др. Рядом с изучением литературы шла и его собственная производительность, плодом которой явились «Нравственные письма» («Moralische Briefe»), «Хвалебная песнь любви», еще несколько стихотворений и часть поэмы «Герман». Это последнее произведение он отправил на суд в Цюрих — Бодмеру (см. т. IV, стр. 218), который вместе с Брейтингером (см. т. IV, стр. 640) стоял во главе так называемой «швейцарской» школы, оказывавшей энергическую оппозицию ложноклассической школе Готшеда и внесшей в немецкую поэзию первые начала чуждого ей дотоле элемента — идеально-романтического. Заслужив самое лестное одобрение Бодмера и получив от него приглашение приехать в Цюрих, Виланд отправился туда в 1752 г., и между юношей и стариком завязались самые дружеские отношения. К цюрихскому периоду (1752—1759) относятся написанные в таком же набожно-отвлеченном духе, как и предыдущие, произведения: «Испытание Авраама», «Письма умершего к оставшимся в живых друзьям» и «Чувства христианина», равно как знаменовавшие переход Виланда на новый путь (см. об этом ниже) — разговор «Араспес и Пантея» (под влиянием греческих образцов) и трагедия «Иоанна Грей». Говоря об этом времени, надо упомянуть и о сильном потрясении, которое испытал и долго после того чувствовал В. при получении известия, что возлюбленная его первых отроческих лет, первая вдохновительница его поэзии — София Гуттерман сделалась женой другого (чиновника Лароша; под этой фамилией она и известна как писательница). В 1759 г. В. из Цюриха, где он занимался также домашним учительством, переехал в Берн, где вошел в кружок, пропагандировавший идеи французской освободительной литературы XVIII века и где он подпал также в очень значительной степени влиянию подруги и последовательницы Ж. Ж. Руссо Юлии Бондель. Французское влияние на В. сделалось еще сильнее, когда он в 1760 г. вернулся на родину, где в эту пору французская литература, французская культура, французская общественная жизнь с ее блеском, чувственностью и фривольностью стояли на первом плане. Плодами этих новых явлений и измененного миросозерцания явились за время от 1760—1769 г., в последовательном порядке, «Греческие рассказы», роман «Дон Сильвио фон Розальва, или Победа натуры над мечтательным бредом», роман «Агатон» и поэма «Музарион»; к этому же времени относится его полный и первый в Германии перевод Шекспира. В 1769 г. Виланд сделался профессором в Эрфуртском университете, а три года спустя принял в Веймаре место учителя сыновей вдовствующей герцогини Амалии и таким образом начал собой ряд тех знаменитостей, которые благодаря просвещенному меценатству герцогини и потом ее сына скоро сделали Веймар блестящим средоточием немецкой литературы и интеллигенции. В Веймаре В. жил до самой своей смерти — в 1813 году, и этот длинный период ознаменовался неутомимой литературной производительностью, выразившейся в ряде «Рассказов и сказок», содержание которых было заимствовано из восточных, итальянских и французских источников, большой романтической эпопее «Оберон», романах «Абдериты» и «Перегринус Протеус», повестях меньшего объема; кроме того, он издавал в течение нескольких лет журнал «Немецкий Меркурий», писал философские, эстетические и политические статьи, переводил Горация, Цицерона, Лукиана. Сочинения его (между которыми мы поименовали самые главные) были изданы после его смерти в 53 томах; полная биография его написана Грубером (1827—28). Ср. также Funek, «Beiträge zur W. Biographie» (Фрейбург, 1882); Keil, «Wieland und Reinhold» (Лейпц., 1885).

Как видно из предыдущего, деятельность В. распадается на две половины (вторая из которых заключает в себе, в свою очередь, два периода: довеймарский и веймарский — вполне самостоятельный): в первой он весь под влиянием набожно-идеалистического, так называемого «серафического» направления Клопштока, в ту пору охватившего всю Германию, — и тут выходят из-под его пера произведения, не имеющие никакого художественного значения; во второй половине своей деятельности он на том пути, вступление на который Лессинг приветствовал словами: «Радуйтесь! Виланд оставил воздушные сферы и снова ходит между людьми». Из отвлеченного идеалиста и пиетиста В. сделался реалистом, поставив главной темой своего творчества победу натуры над заоблачной мечтательностью, и если в первых произведениях этого характера он вдался в противоположную клопштоковской крайность, отведя под влиянием греческих и французских образцов (например младшего Кребильона) слишком большое место чисто чувственному элементу «красоты и любви», то в сочинениях последних лет жизни Виланда главные достоинства его — пластичность изображения, здравое философское мировоззрение, превосходные по своей жизненности стиль и язык — явились во всем своем блеске и внесли в немецкую литературу совершенно новый и благотворный элемент. Часть этих достоинств нашла себе место и в романтических произведениях В., имеющих главным представителем его «Оберона», о котором Гете говорил, что «до тех пор, пока поэзия остается поэзией, золото золотом, а кристалл кристаллом, поэма «Оберон» будет вызывать общую любовь и удивление, как chef d’oeuvre поэтического искусства». Что касается до теоретических сочинений В., то между ними особенного внимания заслуживают работы по эстетике, обнаруживающие тонкое критическое понимание и художественный вкус.

Живительно подействовав на немецкую литературу вообще внесением в нее нового духа, а в частности — такими, наприм., работами, как ознакомление немцев с Шекспиром, составившее тоже своего рода эпоху в истории немецкой литературы, — В. вместе с Клопштоком, несмотря на полную противоположность их точек зрения и направлений, явился писателем, который «подобно звукам статуи Мемнона, многознаменательно возвещал восходящее солнце нового литературного дня». Он должен быть признан классическим представителем перехода в ту новую эпоху, во главе которой стал Лессинг со своей разрушительной и созидательной деятельностью в области критики. На русский язык переведены: «Агатон» Ф. Сапожниковым (Москва, 1783—1784); «Аристипп и некоторые из его современников» Ив. Татищевым (Москва, 1807—1808); «Новый Дон-Кишот» Ф. Сапожниковым (Москва, 1782); «Музарион или философия Греции» (Москва, 1784); «Оберон, царь волшебник» (поэма, Москва, 1787); «Абдеритяне» Баталиным (Москва, 1832—40); «Разговор Диогена Синопского» Татищевым (Москва, 1802); «Мраморная купель, или наказанный пустосвят» П. Петровым (СПб., 1805); «Записки для тайной истории человеческого разума и сердца» (Москва, 1804); «История девицы Стернгейм» (Москва, 1780); «Комбаб» (Москва, 1783); «Пифагорейские жены» Нечаевым (Москва, 1817); «Пифагоровы ученицы» Як. Дружининым (СПб., 1797); «Филоксес» (СПб., 1803) и др.