Введение в археологию. Часть I (Жебелёв)/31

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Введение в археологию. Часть I. История археологического знания — V. Археология в России. — 31. Археологические общества: Одесское, Русское и Московское
автор Сергей Александрович Жебелёв (1867—1941)
Опубл.: 1923. Источник: Commons-logo.svg С. А. Жебелёв Введение в археологию. Часть I. — Петроград, 1923.


[116]31. Академия Истории Материальной Культуры — учреждение молодое, и слава его в будущем. Теперь надлежит обратиться к рассмотрению тех общественных организаций, которые успели уже в достаточной степени проявить свою деятельность на пользу археологической науки. Мы имеем в виду археологические общества.

Из них древнейшим по учреждению, если не считать упомянутых выше (стр. 106 ) прибалтийских обществ, является основанное 23 апреля 1839 г. Одесское Общество Истории и Древностей. Главнейшими задачами его, по уставу, являются: а) собирание, описание и хранение всех остатков древностей, открываемых в южной России, или имеющих к ней отношение, и б) приготовление материалов для будущей истории края и собирание верных сведений о настоящем его состоянии в отношении к географии и статистике. Общество, несмотря на ограниченность материальных средств, предпринимало небольшие раскопки: на острове Левке (теп. Фидониси) в 1842—59 г.г., в Ольвии, в Эски-Крыме, около Феодосии, в местности принадлежащей Херсонесскому монастырю. Общество принимало меры к поддержанию и сохранению приходивших в [117]разрушение древних памятников (напр., херсонесских древностей, гробниц в „Царском“ и „Золотом“ курганах в Керчи), надзирало за Феодосийским музеем древностей и приобрело в собственность участок земли с развалинами генуэзской крепости в Судаке. Уже с 1846 г. при Обществе существует прекрасный музей, по богатству предметов, происходящих из греческих колоний на северном побережье Черного моря, занимающий первое место после Эрмитажа. В периодическом органе Общества, его „Записках“, начавших выходить с 1844 г. — последний том, 32-й, вышел в 1915 г. — помещено много ценных работ археологического и исторического характера[1]. В первое полустолетие жизни Общества в его деятельности принимали особенно энергичное участие его вице-президенты, Н. Н. Мурзакевич и В. Н. Юргевич[2]. С 90-х г.г. в работах Общества особенно плодотворным было участие его вице-президента, покойного А. Л. Бертье-Делагарда[3], профессора Новороссийского университета, Э. Р. Штерна ныне профессор в Галле)[4], и секретаря Общества А. И. Маркевича[5]. Кроме „Записок“ Обществу принадлежит несколько и других изданий[6], из которых самым важным является „Музей Общества. Вып. I и II. Терракотты. Вып. III . Феодосия и ее керамика“. (Од. 1897—1906)[7].

За свое 80-летнее с лишком существование Одесское Общество Истории и Древностей много и плодотворно потрудилось на пользу, главным образом, южно-русской археологии. Возникшее семью годами позднее (15 мая 1846 г.) , Русское Археологическое Общество в Петрограде привлекло в сферу своих интересов не только южно-русскую археологию, материал для изучения которой оно могло черпать из такой сокровищницы, как Эрмитаж, и из предметов, поступавших в Археологическую Комиссию, но и археологию вообще, [118]как русскую, так и европейскую, поскольку занятия последней не требовали слишком сложного аппарата, создать который Общество не имело ни сил, ни средств. Все-таки необходимо подчеркнуть теперь же, что Русское Археологическое Общество, оставаясь „русским“ по духу и главному направлению своей деятельности, тем не менее в значительно большей степени, чем Общества Одесское и Московское, служило не только местным, отечественным, интересам археологии, но и археологическим интересам вообще.

Своим учреждением Общество обязано берлинскому уроженцу Б. В. Кёне (Koehné), занимавшему в Эрмитаже место хранителя Отделения древностей. Первоначально цель Общества определена была так: Общество должно служить изучению не только классической археологии, но также и археологии и нумизматике новейших времен и стран западных и восточных; оно должно иметь в виду ознакомление о существовании монет, медалей и изящных произведений древности, еще неизвестных в ученом мире, которые могли бы быть открыты в России. Первоначально доклады на заседаниях и печатание трудов Общества, под заглавием „Mémoires“, допускались лишь на немецком, или французском языках. Но уже в конце 40-х гг. немногочисленные тогда члены Общества из русских стремились выйти из-под опеки иностранцев. Создалось даже нечто в роде борьбы между теми и другими, и тогдашний первый председатель Общества, герцог Максимилиан Лейхтенбергский, предложил „для большего успеха в работах“ разбить занятия Общества по трем отделам археологии: а) русской и славянской, б) восточной и в) древней и западной. При преемниках герцога Лейхтенбергского в звании председателей Общества, великих князьях Константине Николаевиче и Константине Константиновиче, Общество получило окончательно русский облик. По уставу Общества, утвержденному в 1886 г., цель Общества была формулирована так: оно „имеет предметом своих занятий ислледование по памятникам древности и старины, преимущественно отечественной, и распространение в России археологических сведений вообще“. Деятельность Общества особенно оживилась с 70-х гг., когда помощниками председателя были последовательно: И. Д. Делянов, А. Ф. Бычков, И. И. Толстой, а секретарями Общества состояли: И. Б. ІІомяловский, И. И. Толстой, В. Г. Дружинин и Б. В. Фармаковский. С 80-х гг. в Обществе уже регулярно работали три Отделения: а) археологии русской и славянской, б) классической, византийской и западно-европейской и в) восточное; к ним в 1905 г. присоединилось отделение нумизматическое.

Главное внимание Общества, с самого его основания, было обращено на издательскую деятельность. Она была всегда и обширна [119]и разнообразна. Началась она с издания „Mémoires de la Société d'archéologie et de numismatique de St. Pétérsbourg“; этих „Мемуаров“ появилось шесть томов (1847—52). Одновременно с „Mémoires“ стали издаваться „Записки СПБургского Археологическо-Нумизматического Общества“; их вышло 14 томов (1847—58). „Записки“ сменились „Известиями“, которых вышло 10 томов (1859—84)[8]. С 1885 г. Общество опять вернулось к изданию „Записок“, назвав их, в отличие от прежних „Записок“, „Записками новой серии“; этих „Записок“ появилось 12 томов (1886—1901), причем, начиная с VIII тома, каждый том „Записок“ отводился, приблизительно поровну, на „Труды Отделения русской и славянской археологии“ и на „Труды Отделения археологии древне-классической, византийской и западно-европейской“. Начиная с 1903 г. „Записки“ издавались по отделениям Общества. (Восточное Отделение стало уже ранее издавать отдельно свои „Записки“). „Записок Русского Отделения“ вышло девять томов (1903—18), „Записок Классического Отделения“ — также девять томов (1904— 17). Нумизматическое Отделение успело издать два тома своих „Записок“ (1906—13). Наконец, Восточное Отделение приступившее к изданию своих „Записок“ еще с 1886 г., до 1921 г. издало их 25 томов. „Записки Восточного Отделения“, уже с самого их возникновения, не ограничивались лишь археологическим материалом, но представляли собою, в полном смысле слова, орган русского востоковедения вообще и, в качестве такового, снискали себе почетную известность далеко за пределами России[9]. Своим процветанием Восточное Отделение всецело обязано неутомимой деятельности его покойного председателя, барона В. Р. Розена.

В „Записках“ Русского Археологического Общества помещено большое обилие самого разнообразного археологического материала, в виде и кратких заметок, небольших и крупных статей, целых монографий[10]. Со многими из них мы еще встретимся ниже. Помимо своих периодических публикаций Общество постоянно предпринимало и отдельные издания по различным отраслям археологии. Об изданных Обществом сборниках греческих и латинских надписей [120]южной России речь была выше (стр. 99). Здесь отметим такие издания Общества, как: греческий текст Ерминии Дионисия Фурноаграфиота, — афонского монаха-живописца, составившего, в конце XVII — начале XVIII в., руководство для иконописания (Denys de Fourna, Manuel d'iconographie chrétienne… par A. Papadopoulo-Kerameus, 1909), „Рисунки Констанцского собора“ по латинской рукописи XV в., (1875), „Монеты восточного халифата“ В. Р. Тизенгаузена) 1873), „Путешествие академика Дорна в Мазандеран“ (1895), „Сказания о свв. Борисе и Глебе“ И. И. Срезневского (1860), фрески и мозаики Киево-Софийского собора (4 выпуска, 1871—87), „Старая Ладога“ Н. Е. Бранденбурга и В. В. Суслова (1896), „Труды Второго Археологического С‘езда“ (2 тт., 1876—81), „Археологические Труды Оленина“ (2 тт., 1881—2), „Поездка в Румелию“ и „Из Румелии“ архим. Антонина (1879—86), „Сборник еврейских надписей“ Д. А. Хвольсона и др.

Еще в первые годы жизни Общества двое из его членов, А. С. Уваров и П. И. Сабатье, производили археологические разыскания на северном побережье Черного моря[11]. В конце 50-х гг. производил раскопки курганов, по поручению Общества, в Владимирской губ. К. Н. Тихонравов, в 70-х и 80-х гг. вел раскопки курганов в Новгородской и Петербургской губ. Л. К. Ивановский[12], в 80-х в Ладожском уезде — Н. Е. Бранденбург[13]. Однако, лишь с начала XX в. раскопки Общества приняли более или менее регулярный характер, когда, по плану, выработанному Русским Отделением, они производились в различных пунктах Петербургской, Новгородской, Псковской, Тверской, Смоленской, Витебской, Минской, Владимирской, Ярославской, Тульской, Курской и др. губерний. Впрочем, эти мелкие раскопки курганов имели скорее характер пробных и показательных разведок, главное значение которых заключаюсь в том, что, благодаря им, значительно обогатился предметами северной старины Музей Общества[14]. Более серьезное значение имели предпринятые Классическим Отделением раскопки развалин языческого храма II—III в. по Р. Х. в селении Гарни, Эриванской губ.; результаты раскопок остаются до сих пор не опубликованными. Помимо раскопок, Общество предпринимало, от времени до времени, отдельные экскурсии в пределах, а отчасти и [121]за пределами России (напр. на Афон) и принимало деятельное участие в вопросах, касающихся реставрации памятников русской старины[15].

Деятельность основанного 17-го февраля 1864 г. Московского Археологического Общества всецело связана с именами его основателя А. С. Уварова и его достойной преемницы, П. С. Уваровой[16]. Целью Общества служит „исследование как археологии вообще, так преимущественно русской, и распространение в России археологиских знаний“. Его деятельность нашла свое выражение в производстве раскопок и археологических исследований, в издании ученых трудов, в заботах о сохранении древних памятников, в устройстве всероссийских археологических с‘ездов.

С начала 80-х гг. Общество производило раскопки в очень многих пунктах России и, в этом отношении, значительно опередило своего петербургского собрата. Раскопки велись не только в различных губерниях России (Московской, Смоленской, Херсонской, Могилевской, Псковской, Костромской, Вятской, Пермской и пр.), но и на Кавказе и в Закавказских областях, куда, начиная с 1886 г., снаряжались научные экспедиции, давшие очень ценные результаты, особенно по части собирания археологического материала и доисторического и античного и христианского времени. Результаты кавказских экспедиций Общества опубликованы в роскошном, богато иллюстрированном, издании под заглавием „Материалы по археологии Кавказа (до 1916 г. вышло 14 выпусков)[17]. Аналогичный характер носит и издание, в трех выпусках, „Материалов по археологии восточных губерний России“[18]. [122]

Основной периодический орган Общества, носящий название „Древности. Труды Московского Археологического Общества“ за время с 1865 по 1916 г. насчитывает 25 томов. В первых томах „Древностей“ материал расположен по рубрикам: а) исследования, б) материалы (в том числе материалы для археологического словаря), в) библиография, г) археологические известия, д) протоколы. Позже в „Древностях“ помещались, главным образом, отдельные статьи, иногда принимавшие характер монографий, по различным отраслям и вопросам археологии, преимущественно отечественной, отчеты о произведенных Обществом раскопках и очень обстоятельные протоколы его заседаний (в том числе и заседаний особой комиссии по сохранению древних памятников). Для небольших статей и заметок, также для хроники и библиографии, Общество издавало, с 1893 по 1899 г., особый орган „Археологические известия и заметки“ (7 тт.)[19]. Помимо всего этого, Общество издавало также „Труды“ особых состоявших при нем Комиссий: Восточной (с 1887 по 1913 г. 4 тома; в III т. — большая работа М. В. Никольского „Документы хозяйственной отчетности древнейшей эпохи Халдеи“), Славянской (с 1895 по 1907 г. 4 тт.; в I т. большая работа М. И. Соколова „Новый материал для об‘яснения документов, называемых змеевиками“), по сохранению древних памятников старины (5 тт. до 1914 г.), археографической. Наконец, нужно упомянуть об отдельных изданиях Общества: „Описание Киева“ Закревского (1868, 2 тт. и атлас), „Древности Украины“ и др.[20].

Примечания[править]

  1. Полный указатель статей и материалов, помещенных в первых 30 томах „Записок“, см. в 32-м томе их.
  2. В. Н. Юргевич, Исторический очерк пятидесятилетня Общества, Од. 1889. Некролог Юргевича см. в 22 т. „Записок“.
  3. А. Л. Бертье-Делагард, военный инженер по профессии, рано заинтересовался историей и древностями Крыма, собрал огромную библиотеку по всем вопросам, его касающимся, составил, с большим знанием дела, коллекции этнографическую, археологическую и нумизматическую, поступившие, в значительной части, в Музей Общества. В „Записках“ его помещено много работ А. Л. Бертье-Делагарда по исторической топографии Крыма и по нумизматике греческих колоний Черноморского побережья. Им же издан ценный „Каталог карт, планов, чертежей, рисунков“, хранящихся в Музее общества (Од. 1888).
  4. Деятельность Э. Р. Штерна, помимо участия его в „Записках“ Общества, направлена была, в особенности, на пополнение коллекций его музея. О трудах Штерна см. мою статью в ЗООИД. т. 23.
  5. См. его некролог в ЗООИД. т. 26.
  6. Напр., „Путоводитель по Музею Общества“ (изд. 5, Од. 1915), „Описание Мелок-Чесмѐнского кургана и его памятников“ (Од. 1913).
  7. См. мои статьи в ЗРАО. XII, вып. 3—4 и в ЖМНП., 1907, сентябрь.
  8. Обзор содержания этих изданий Общества дал Д. В. Поленов, Библиографическое обозрение трудов Русского Археологического Общества, П. 1871.
  9. В 10 и 20 тт. „Записок“ помещены систематические указатели всего материала, содержащегося в 20 тт.
  10. От времени до времени в „Записках“ давались и библиографичоские сведения, но, и общем, эта сторона дела к „Запискам“ не могла привиться и носила более или менее случайный характер. В „Записках“ же печатались и протоколы заседаний, как Отделений Общества, так и его Совета и Общих Собраний. Протоколы последних за 1899—1908 гг. вышли отдельным томом в 1915 г.
  11. А. С. Уваров, Исследования о древностях южной России и берегов Черного моря (2 вып., 1851—53 и к ним „Собрание карт и рисунков“). П. И. Сабатье, Керчь и Боспор (франц. текст 1849, русский — 1851).
  12. МАР. № 20. А. А. Спицын, Курганы Петербургской губ. в раскопках Ивановского (1896).
  13. МАР. № 18. Курганы южного Приладожья (1895) и упомянутое выше издание „Старая Ладога“.
  14. Краткий каталог Музея составлен А. А. Спицыным (1908).
  15. См. Н. И. Веселовский, История Русского Археологического Общества за первое пятидесятилетие его существования. 1846—1896 (1900). С. А. Жебелев, Исторический очерк деятельности Общества за третью четверть века его существования. 1897—1921 (пока в рукописи).
  16. Историческая записка о 25-летней деятельности Общества (M. 1889). П. Н. Ардашов, А. С. Уваров, как теоретик археологии. ТМАО. XXIII (1911). Д. Н. Анучин, П. С. Уварова в ее служении науке о древностях на посту председателя Моск. Арх. Общ. в „Сборнике Уваровой“.
  17. Вот краткое содержание этих выпусков: 1) (1888) В. Ф. Миллер, Терская область: 2) (1889) В. Н. Сизов, Вост. побережье Черного моря; 3) (1893) А. М. Павлинов, В. Ф. Миллер и Х. И. Кучук-Иоаннесов, Христианские памятники; 4) (1894) П. С. Уварова, Христианские памятники; 5) (1896) М. В. Никольский, Клинообразные надписи Закавказья; 6) (1911) А. А. Ивановский, По Закавказью; 7) (1898) А. С. Хаханов, Христианские памятники; 8) (1900) П. С. Уварова, Могильники сев. Кавказа; 9) (1904) Е. Д. Фелицын, Западные кавказские дольмены; 10) (1904) П. С. Уварова, Поездка в Пшавию, Хевсуретию и Сванетию; 11) (1907) И. Е. Евсеев, Коридетское Евангелие; 12) (1909) Е. С. Токайшвили, Христианские памятники; 13) (1916) Токайшвили, Адышское евангелие. См. также П. С. Уварова, Кавказ. Путевые записки, 3 тт., М. 1887—1904.
  18. 1) (1893) А. А. Спицын, Приуральский край (Вятская губ.) 2) (1896) Н. Г. Первухин, Материалы по археологическому исследованию Глазовского уезда Вятской губ.; И. Т. Савенков, Каменный век Минусинского края; 3) (1899) Ф. Д. Нефедов, Южное Приуралье, Прикамье, Зюдзинский край (Костр. губ.); Д. Н. Анучин, Чудские изображения летящих птиц и мифических крылатых существ.
  19. Ранее, в 1868 г., выходил „Археологический Вестник“, исключительно посвященный русской археологии.
  20. К 50-летию Общества В. К. Трутовским издан „Список изданий“ Общества, с указанием их содержания (М. 1905). О 50-летнем юбилее Общества сл. ИАК. 58.