Ворон (По/Оболенский)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск
Yat-round-icon1.jpg
Воронъ. (Поэма Эдгара Поэ)
авторъ Эдгаръ Поэ (1809—1849), пер. Леонидъ Оболенскій.
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: The Raven, 1845.. — Дата созданія: 1879, опубл.: 1879[1]. Источникъ: Л. Е. Оболенскій. Послѣднія поэмы (Не вошедшія въ первый томъ). С.Петербургъ. Типо-Литографія Мѣсника и Римана. Бассейная ул., 50. 1887.
Ворон (По/Оболенский) въ новой орѳографіи


Воронъ.


Поэма Эдгара Поэ.


Да, я одинъ, ея ужъ нѣтъ!
Всю ночь не сплю! Мерцаетъ свѣтъ
Отъ лампы въ комнатѣ моей,
А я одинъ, одинъ, больной,
Съ моей гнетущею тоской…
Но вдругъ неясный слышу звукъ,
Какъ будто въ дверь раздался стукъ.
Какъ сердце замерло опять!
О чемъ? Кого теперь мнѣ ждать?
О, нѣтъ ея! Кому придти?!
То путникъ, сбившійся съ пути,
Набрелъ на запоздалый свѣтъ…
Кого мнѣ ждать? Возврата нѣтъ!

_____

Зимой то было: за стѣной
Мятели раздавался вой,
Свѣтилъ камина огонекъ
На мой уютный уголокъ,
Мерцанье красное кругомъ
Онъ разливалъ подъ потолкомъ;
Но ни тепло, ни кучи книгъ
Любимыхъ, умныхъ, но сухихъ
Моей тоски не облегчатъ.
Ленора, гдѣ твой кроткій взглядъ?
Зачѣмъ очей небесныхъ свѣтъ
Угасъ? Зачѣмъ возврата нѣтъ!?

_____

Но отчего-жь стѣснилась грудь?
Зачѣмъ не въ силахъ я вздохнуть?
И шорохъ шолковыхъ завѣсъ
Меня уноситъ въ міръ чудесъ?
Кого я жду? Зачѣмъ испугъ?
О чемъ забилось сердце вдругъ?..
Я сталъ растерянно шептать,
Что-бъ сердце бѣдное унять:
"Кого мнѣ ждать? Кому придти?
"То путникъ, сбившійся съ пути
"Забрелъ на запоздалый свѣтъ:
«Кого мнѣ ждать? — Возврата нѣтъ!»

_____

И звуки тѣхъ безсвязныхъ словъ
Мнѣ бодрость возвратили вновь.
Я, съ дрожью въ голосѣ, сказалъ:
"Кто тамъ? Кто въ дверь мою стучалъ?
"Простите, если долго васъ
"Я ждать заставилъ въ поздній часъ.
"Такъ легокъ былъ вашъ тихій стукъ,
"Что этотъ смутный, слабый звукъ
"Казался мнѣ какимъ-то сномъ,
«Иль грезой въ сумракѣ ночномъ».
Я всталъ и двери отворилъ,
Но мракъ кругомъ одинъ царилъ,
И буря выла мнѣ въ отвѣтъ,
А я шепталъ: возврата нѣтъ!

_____

И снова страхъ объялъ меня:
Вдали ни звука, ни огня…
И снова смутною толпой
Возсталъ въ душѣ видѣній рой:
Погибшихъ счастія минутъ,
Которыхъ люди не поймутъ.
Но вдругъ средь чудныхъ, сладкихъ грезъ,
«Ленора!» гдѣ-то раздалось.
Я задрожалъ, но понялъ вдругъ,
Что это самъ сказалъ я вслухъ,
Что эхо принесло отвѣтъ
Средь тьмы ночной… Возврата нѣтъ!

_____

Опять присѣлъ къ камину я,
Но вновь стѣснилась грудь моя:
Я слышалъ ясно, что теперь
Стучатъ сильнѣе, но не въ дверь,
Стучатъ въ закрытое окно,
Звенѣло жалобно оно.
Шепталъ тревожно я опять:
"Кто-бъ это могъ въ окно стучать?
"Есть непремѣнно кто-то тамъ!
"Кому-жь стучаться по ночамъ?
"Не страхъ-ли это? Отдохну,
"Тогда загадку я пойму,
"Быть можетъ, это только бредъ,
«Иль вѣтра вой… Возврата нѣтъ!»

_____

Открылъ я фортку у окна,
И вотъ ко мнѣ, какъ ночь темна,
Большая птица ворвалась
И тихо въ комнатѣ взвилась.
То черный, мрачный воронъ былъ,
Какъ будто полный адскихъ силъ.
(Такъ былъ угрюмъ онъ и суровъ).
Онъ сдѣлалъ нѣсколько круговъ,
На бюстъ Палады тихо сѣлъ
И злобно, холодно глядѣлъ.
То молчаливый былъ сосѣдъ:
Сидитъ, глядитъ… Возврата нѣтъ!

_____

Сдержать улыбки я не могъ,
Такъ былъ онъ важенъ, мрачно строгъ.
Съ нимъ началъ я болтать, шутя:
"Скажи, откуда ты летя,
"Меня сегодня посѣтилъ?
"Въ какой странѣ ты прежде жилъ?
"Хоть безъ щита ты и безъ латъ,
"Но говоритъ мнѣ важный взглядъ,
"Что древенъ твой высокій родъ,
«Какой-же титулъ онъ даетъ?
И какъ зовутъ тебя?» Въ отвѣтъ
Онъ каркнулъ мнѣ: — Возврата нѣтъ! —

_____

Былъ удивленъ, конечно, я,
Что птица говоритъ моя,
Хотя отвѣтъ на мой вопросъ
Мнѣ утѣшенья не принесъ:
Въ немъ смысла не было, но все-жь
По тѣлу пробѣжала дрожь,
Такъ странно было надъ собой
На бюстѣ видѣть въ часъ ночной
Ту птицу черную и знать,
Что птица можетъ смѣло дать
На языкѣ людей отвѣтъ,
Что имя ей: «возврата нѣтъ».

_____

А воронъ былъ, какъ ночь угрюмъ,
Какъ будто полный мрачныхъ думъ.
И такъ торжественно молчалъ,
Какъ будто словъ, что онъ сказалъ —
Довольно было для того,
Что-бъ душу выразить его,
А я опять шепталъ въ тоскѣ:
"Да, все исчезло вдалекѣ,
"Ушли надежды и друзья,
"И одинокъ, покинутъ я,
«И воронъ улетитъ чуть свѣтъ…»
И каркнулъ онъ: «возврата нѣтъ»

_____

Я былъ теперь опять смущенъ:
Отвѣтилъ такъ разумно онъ,
Какъ будто понялъ мысль мою?!..
Все вздоръ! Фантазіи даю
Я много воли! Этотъ крикъ
Былъ заученъ имъ; онъ привыкъ
Къ нему когда-то; можетъ быть,
Ему пришлось съ страдальцемъ жить,
Который этотъ тяжкій стонъ
Твердилъ, печалью удрученъ,
Твердилъ, подъ гнетомъ думъ и бѣдъ,
Лишь слова два: возврата нѣтъ!

_____

Но все жь онъ развлекалъ меня,
И, подложивъ въ каминъ огня,
Я въ креслѣ бархатномъ своемъ
Къ нему подвинулся. Вдвоемъ
Мы такъ сидѣли. Я смотрѣлъ
Ему въ глаза и все хотѣлъ
Узнать по виду, по глазамъ,
Какимъ онъ предался мечтамъ,
О чемъ онъ важно думать могъ,
О чемъ онъ каркалъ, какъ пророкъ,
Имѣлъ-ли смыслъ его отвѣтъ.
И мрачный крикъ: возврата нѣтъ?

_____

Но онъ по прежнему молчалъ
И взоромъ огненнымъ сверкалъ,
Какъ будто пронизать насквозь
Меня хотѣлъ имъ, и лилось
Сіянье лампы на коверъ,
На бархатъ кресла, гдѣ мой взоръ
Блуждалъ, съ мечтами о быломъ…
Съ тоскою вновь въ умѣ моемъ,
Я видѣлъ ясно предъ собой,
На спинкѣ кресла голубой,
Головки нѣжной милый слѣдъ
И кудри… О, возврата нѣтъ!

_____

И мнѣ казалось, что кругомъ
Въ тревожномъ воздухѣ ночномъ
Пронесся нѣжный фиміамъ:
Я тихій шелестъ слышалъ тамъ —
Вдоль стѣнъ и радужныхъ ковровъ,
Я слышалъ мягкій шумъ шаговъ,
Мнѣ мнилось, ангелы сошли
Въ жилище бренное земли…
Я вскрикнулъ: "Господи, ко мнѣ
"Не ты-ль въ полночной тишинѣ
"Прислалъ тутъ рой небесныхъ силъ,
"Что-бъ онъ покой мнѣ возвратилъ,
«Забыть заставилъ…» Но въ отвѣтъ
Я слышу крикъ: «возврата нѣтъ!»

_____

То каркнулъ воронъ, и ему
Я закричалъ: "о, кто-бъ сквозь тьму,
"Тебя, предвѣстникъ бѣдъ и слезъ,
"Ко мнѣ въ жилище не занесъ,
"Хоть демонъ самъ, повѣдай мнѣ,
"Могу ли снова въ тишинѣ
"Когда нибудь забыться я?
"Даетъ ли скорбная земля
"Забвенье намъ когда нибудь?
"Когда покинетъ эту грудь
«Безумной муки тяжкій слѣдъ?»
И каркнулъ онъ: «возврата нѣтъ!»

_____

Я сталъ молить тогда его:
"Во имя Бога самаго,
"Во имя истины святой
"Повѣдай мнѣ, мучитель мой,
"Когда принять захочетъ Богъ
"Меня въ небесный свой чертогъ,
"Увижу-ль тамъ Ленору я!
"Прильнетъ ли милая моя
"Хоть тамъ опять къ груди моей?
"Увижу-ль я ея очей
«Былой, лазурный, кроткій свѣтъ?..»
И каркнулъ онъ: «возврата нѣтъ!»

_____

И, въ изступленьи, крикнулъ я:
"Будь трижды проклятъ: рѣчь твоя
"Разлуку вѣчную сулитъ!
"Невыносимъ мнѣ мрачный видъ
"И твой коварный, злой языкъ!
"Ступай отсюда прочь! Пусть крикъ
"Звучитъ твой тамъ, въ ночной странѣ,
"Гдѣ мчатся тѣни лишь однѣ,
"Гдѣ бури вѣчныя ревутъ…
"Не оставляй снѣжинки тутъ
"Ты съ крыльевъ траурныхъ своихъ,
"Что-бъ могъ забыть я снова ихъ,
«Забыть твой лживый, злой отвѣтъ!..»
А воронъ вновь: «возврата нѣтъ!»

_____

И все сидитъ, не улетѣлъ,
Сидитъ, какъ прежде, злобенъ, смѣлъ,
Какъ демонъ мраченъ, гордъ и нѣмъ…
Онъ жить остался здѣсь совсѣмъ.
Отъ лампы тѣнь его кругомъ
Лежитъ на мнѣ, лежитъ на всемъ,
Что вкругъ меня, и въ той тѣни,
Въ той тьмѣ — страданья лишь одни!..
Сдавило сердце у меня…
Въ душѣ померкшей нѣтъ огня
И не проникнетъ счастья свѣтъ
Сквозь тѣнь и тьму… возврата нѣтъ!


1879 г.


  1. Впервые опубликовано: «Свет», 1879, № 11, с. 254—262. (Прим. ред.)