Гимн Духовной Красоте (Шелли/Бальмонт)/ПСС 1903 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Гимнъ Духовной Красотѣ
авторъ Перси Биши Шелли (1792—1822), пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: Hymn to Intellectual Beauty (The awful shadow of some unseen Power…). — См. Из Перси Биши Шелли. Дата созданія: ориг. 1816; пер. 1898, опубл.: ориг. 1817; пер. 1898[1]. Источникъ: Перси Биши Шелли. Полное собраніе сочиненій / Переводъ К. Д. Бальмонта. — Новое переработанное изд. — СПб.: Т-во «Знаніе», 1903. — Т. 1. — С. 17—19..

Редакціи




[17]
ГИМНЪ ДУХОВНОЙ КРАСОТѢ.

Таинственная тѣнь незримой высшей Силы,
Хотя незримая, витаетъ между насъ,
Крыломъ измѣнчивымъ, какъ счастья сладкій часъ,
Какъ проблескъ мѣсяца надъ травами могилы,
Какъ быстрый лѣтній вѣтерокъ,
Съ цвѣтка летящій на цвѣтокъ,
Какъ звуки сумерекъ, что горестны и милы,—
Въ душѣ у всѣхъ людей блеснетъ
И что-то каждому шепнетъ
10 Непостоянное видѣнье,
Какъ звѣздный свѣтъ изъ облаковъ,
Какъ вспоминаемое пѣнье
Отъ насъ ушедшихъ голосовъ,
Какъ что-то скрытое, какъ тайна бѣглыхъ сновъ.

15 О, Геній Красоты, играющей окраской
Ты освящаешь все, на что уронишь свѣтъ.
Куда же ты ушелъ? Тебя межь нами нѣтъ!
Ты въ помыслахъ людей живешь минутной сказкой.
Ты насъ къ туманности унесъ
20 И позабылъ въ долинѣ слезъ,
Чтобъ люди плакали, обманутые лаской.
Зачѣмъ?—Но чей узнаетъ взоръ,
Зачѣмъ вонъ тамъ, средь дальнихъ горъ,
Не свѣтитъ радуга безсмѣнно,
25 Зачѣмъ надъ нами вѣчный гнетъ,
Зачѣмъ все пусто, все мгновенно,
И духъ людской къ чему идетъ,
И любитъ, и дрожитъ, и падаетъ, и ждетъ?

[18]


Поэты, мудрецы въ небесности прозрачной
30 Искали голоса, но въ небѣ—тишина,
И потому слова Эдемъ и Сатана
Есть только лѣтопись попытки неудачной.
Нельзя ихъ властью заклинать,
Нельзя изъ нашихъ душъ изгнать
35 Сомнѣнья, случая, измѣнъ, печали мрачной.
Одно сіянье Красоты,
Какъ снѣгъ нагорной высоты,
Какъ вѣтеръ ночи, сладко спящей,
Что будитъ чуткую струну
40 И грезитъ музыкой звенящей,
Изъ жизни дѣлаетъ весну,
Даетъ гармонію мучительному сну.

Любовь, семья надеждъ, и самоуваженье,
Какъ тучи, сходятся невѣрною толпой.
45 Мечту безсмертія вкусилъ бы родъ людской,
Когда-бъ не краткій мигъ онъ видѣлъ отраженье
Непостижимой Красоты,—
Когда-бъ священныя черты
Въ его душѣ нашли живое воплощенье.
50 Ты, вѣстникъ чувства и лучей
Въ сверканьи любящихъ очей,
Ты, пища помысловъ отъ вѣка,
Свѣти, огонь свой не тая,
Не уходи отъ человѣка,
55 Не уходи, какъ тѣнь твоя,
А то для насъ какъ смерть—вся сказка бытія.

Когда, еще дитя, искалъ я привидѣній
По чуткимъ комнатамъ, взирая въ темноту,
Въ лѣсу, при свѣтъ звѣздъ, преслѣдуя мечту—
60 Бесѣдовать съ толпой отшедшихъ поколѣній,
Я звалъ, я былъ завороженъ,
Но рядъ отравленныхъ именъ
Ребенку не принесъ волшебныхъ откровеній.

[19]

И какъ-то раннею весной
65 Скитался я въ глуши лѣсной,
О судьбахъ жизни размышляя,
Безшумный вѣтеръ чуть дышалъ,
Какъ вдругъ, все въ мірѣ оживляя,
Твой призракъ на меня упалъ,—
70 Я вскрикнулъ и, дрожа, въ восторгѣ руки сжалъ.

И клялся я тогда, что посвящу всѣ силы
Тебѣ, одной тебѣ: и клятву я сдержалъ.
Вотъ, я теперь къ тѣнямъ прошедшаго воззвалъ,
И каждый часъ встаетъ изъ дремлющей могилы;
75 Когда въ полночной тишинѣ
Они склонялися ко мнѣ,
Мой трудъ мнѣ легокъ былъ, мнѣ ласки были милы.
Такъ пусть же скажетъ ихъ семья,
Что, если радовался я,
80 Всегда я тѣшился надеждой,
Что ты лохмотья нищеты
Замѣнишь свѣтлою одеждой,
Что, высшій Геній Красоты,
Ты дашь намъ, дашь намъ все, что можешь дать лишь ты.

85 Когда полдневный часъ проходитъ, день—яснѣе,
Торжественнѣй лазурь,—и есть покой въ мечтахъ
Прозрачной осени,—въ желтѣющихъ листахъ
Живетъ гармонія, что лѣтнихъ травъ пышнѣе,—
Какъ будто не было ея,
90 Когда призваніе свое
Еще не понялъ міръ, въ восторгахъ цѣпенѣя.
Мой полдень канулъ; власть твоя
Зажгла въ немъ правду бытія.
О, дай мнѣ вечеръ тихій, ясный,
95 О, дай въ тебѣ себя забыть,
Хочу всегда, о, Духъ прекрасный,
Предназначенью вѣрнымъ быть,—
Бояться лишь себя, и всѣхъ людей любить!




Примѣчаніе К. Д. Бальмонта


[461]Къ стр. 17.
Гимнъ духовной красотѣ.

Гимнъ духовной красотѣ и слѣдующее стихотвореніе, Монбланъ, являются одними изъ важнѣйшихъ для выясненія міросозерцанія Шелли. Оба стихотворенія были написаны подъ непосредственнымъ вліяніемъ величественныхъ картинъ швейцарской природы, безмѣрныхъ горъ и таинственной воды. Названныя стихотворенія, вмѣстѣ съ поэмами Лаонъ и [462]Цитна, Эпипсихидіонъ, Адонаисъ, Аласторъ, Освобожденный Прометей, даютъ очень любопытныя возможности для сближенія Шелли съ такими мыслителями и поэтами, какъ Платонъ, Плотинъ, Спиноза, Вильямъ Блэкъ (1757—1827), Вордсвортъ и Кольриджъ. По представленіямъ Плотина Богъ есть Высшее Благо и Высшая Красота. Космическій Разумъ прекрасенъ, ибо онъ образъ Бога. Міръ прекрасенъ, ибо онъ образъ Разума. Космическій Разумъ, Міровая Душа, и Міровое Тѣло—три высшія Красоты. Когда мы созерцаемъ красивое, мы дѣлаемся красивыми, но, чтобы созерцать Высшую Красоту, нужно сдѣлать свое внутреннее «я» изваяніемъ: закрыть глаза тѣла и воскресить живущее въ насъ видѣніе, которымъ обладаютъ всѣ, но которое развиваютъ немногіе. Міросозерцаніе Шелли, также какъ міросозерцаніе современной теософіи, весьма близко къ этой схемѣ.




Примѣчанія

  1. Шелли, П.-Б. Сочинения. Вып. V / Пер. с англ. К. Д. Бальмонта — М.: Маг. «Кн. дело», 1898. С. 5—9 — См. Библиография К. Д. Бальмонта / Под общ. ред. С. Н. Тяпкова. — Иваново: Ивановский государственный университет, 2006. — Т. 1. — С. 39 №152. — ISBN 5-7807-0583-6.


PD-icon.svg Это произведеніе перешло въ общественное достояніе.
Произведеніе написано авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.
Кромѣ того, переводъ выполненъ авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликованъ прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.