Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июль/1

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 1 июля
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. XI. Месяц июль. — С. 5—27.


День первый
[править]

Страдание
святых мучеников
Космы и Дамиана
[править]

После плотского прославления на земле Владыки Христа Бога нашего повсюду стали известными, как весьма удивительное дело, подвиги святых Христовых мучеников; ибо в них проявилась сила Спасителева; для всех было изумительным выказанное святыми мужественное сопротивление мучителям своим и непобедимое терпение. К числу таковых мучеников принадлежали и сии, родившиеся в древнем Риме от одного отца и матери и воспитанные в правилах христианского благочестия, — братья по плоти — святые страстотерпцы Косма и Дамиан, о которых предстоит наше слово.

Научившись врачебному искусству, сии святые братья успешно исцеляли всякие болезни, и им содействовала во всем благодать Самого Бога. На каких бы больных людей или скотов ни возлагали они свои руки, те немедленно становились совершенно здоровыми. Сии искусные целители ни от кого не брали вознаграждения за исцеления, за что и были прозваны «безмездными врачами». Только одной самой драгоценной награды требовали они от исцеляемых, — веры во Христа. И действительно, не только в самом Риме, но и в окрестных городах и селениях, которые они обходили с целию исцеления недужных, они многих обращали ко Христу. Помимо благодати исцеления, они благодетельствовали людям и щедрым подаянием. У них было большое, собранное предками и перешедшее к ним от родителей имущество, которое они продавали, раздавали нищим и нуждающимся; они питали алчущих, одевали нагих; одним словом, они оказывали милосердие всем бедным и неимущим. Когда они исцеляли больных, то обычно они говорили им так:

— Мы только возлагаем на вас руки, и ничего не можем сделать нашею собственною силою, всё же совершает всемогущая сила Единого Истинного Бога и Господа Иисуса Христа; если вы уверуете в Него и не усомнитесь, то немедленно сделаетесь здоровыми.

И действительно те, веруя, получали выздоровление.

Таким образом ежедневно многие, отвращаясь от идолопоклоннического нечестия, присоединялись ко Христу.

Жилище сих святых врачей находилось в одном римском селении (где было имение их родителей). Имея здесь свое местопребывание, они просвещали святою верою все окрестности.

Между тем диавол, завидуя таковой, просиявшей добродетелями, жизни святых, возбудил некоторых своих прислужников отправиться к царю и оклеветать пред ним неповинных. В это время в Риме царствовал Карин[1]. Сей последний, послушавши клеветников, немедленно послал воинов в то селение, в котором проживали святые, с приказанием схватить безмездных врачей Косму и Дамиана и привести их к нему для допроса.

Когда воины царские дошли до селения, в котором жили святые, и стали расспрашивать здесь о Косме и Дамиане, то верующие собрались к святым и умоляли их укрыться куда-нибудь на короткое время, пока минует их гнев царский. Но святые не только не послушались этого совета, но наоборот — намеревались самовольно выйти к отыскивавшим их воинам, желая с радостию пострадать за Имя Христово. Когда же к ним собрались многие верующие и слезными мольбами увещевали их сохранить свою жизнь не ради себя, но ради спасения других, то святые, — хотя и против воли — повиновались им. Тогда верующие, взявши святых, сокрыли их в некоей пещере.

Между тем воины, тщательно отыскивая всюду святых и не находя их, от гнева и досады схватили некоторых благочестивых мужей из того селения, возложили на них оковы и повели их в Рим.

Узнав о сем, святые Косма и Дамиан немедленно вышли из пещеры и с поспешностию побежали по следам воинов; нагнавши последних на дороге, они сказали им:

— Отпустите невинных, а нас возьмите, ибо мы — те самые, которых вам приказано взять.

Таким образом воины, отпустивши тех мужей, возложили оковы на святых Косму и Дамиана и повели их в Рим. Здесь святые были заключены в оковах в темницу, в которой находились до утра. С наступлением утра царь воссел пред народом на обычном судилище, которое находилось на месте, отведенном для зрелищ; приказав представить пред собою святых узников Косму и Дамиана, царь громко сказал им:

— Это вы противоборствуете богам отцов наших и какою-то волшебною хитростию безмездно исцеляете болезни у людей и скотов, соблазняя простых людей отступать от отеческих богов и законов? Но хоть теперь оставьте свое заблуждение и послушайтесь моего доброго совета; приступите, принесите жертву богам, которые до сего времени долго терпели вас. Боги, будучи обижены вами, не воздали вам злом за зло, хотя и могли воздать, но терпеливо ожидали вашего обращения к ним.

Святые же угодники Христовы как бы едиными устами отвечали царю так:

— Мы не соблазнили ни одного человека; мы не знаем никакой волшебной хитрости, никому не причинили никакого зла, но излечиваем болезни силою Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа, как заповедал Он, говоря: больныя исцеляйте, прокаженныя очищайте[2]. Делаем же мы сие безмездно, потому что так завещал Спаситель, Который сказал: туне приясте, туне дадите[3]. Ведь мы требуем не имений, но ищем спасения душ человеческих и служим нищим и немощным как Самому Христу, ибо Он присваивает Себе те попечения, которые совершаются ради первых, вещая к благодетелям: взалкахся и дасте Ми ясти, возжадахся и напоисте Мя, наг и одеясте Мя[4]. Сии заповеди Его мы стараемся исполнять, надеясь получить от Него награду в бесконечной жизни Небесного Царствия. Покланяться же признаваемым тобою богам мы никогда не согласимся. Покланяйся им ты и те, кто согласен с тобою! Мы же хорошо знаем, что они не боги. Если же ты, царь, желаешь, то мы предложим тебе добрый совет, дабы ты познал Единого Истинного Бога, Творца всех, Иже солнце Свое сияет на злыя и благия и дождит на праведныя и на неправедныя[5], — для наших потребностей во славу Своего превеликого Имени: отступивши от бесчувственных и бездушных идолов — служи Ему!

Император Карин отвечал на сие святым так:

— Я не витийствовать призвал вас, но принести жертву богам.

— Мы приносим, — отвечали святые, — бескровную жертву — души наши — Единому нашему Богу, избавившему нас от сети диавола и давшему Своего Единородного Сына за спасение всего мира. Сей наш Бог не созданный, но Создатель всех, а твои боги суть измышления человеческие и дела рук ремесленников и, если бы не существовало среди людей ремесла, производящего вам богов, вы не имели бы кому поклоняться!

— Не раздражайте вечных богов, — сказал Карин, — но лучше принесите жертвы и поклонитесь им, если не хотите подвергнуться уже приготовленным для вас мукам.

— Да будешь посрамлен ты, Карин, с твоими богами, — сказали, исполнившись Святаго Духа, рабы Христовы. — Так как ум твой отвращается от всегда сущего и во веки живущего Бога и обращается к бесчувственным и никогда не существовавшим идолам, то пусть для твоего посрамления и для того, чтобы ты своим собственным опытом понял, что Бог наш всемогущ, — пусть изменится лице твое на твоем теле и свернется с своего места!

В то время как святые произносили сии слова, внезапно переменилось лицо у Карина и свернулась шея его — таким образом, что лице его очутилось на его плечах и он не мог повернуть своей шеи, да и помочь ему никто не мог. Таким образом он сидел на троне с искривленною шеею и лицом. Между тем, смотревший на сие народ, громогласно взывал:

— Велик Бог христианский, и нет другого Бога, кроме Него!

В то время многие уверовали во Христа и умоляли святых врачей исцелить царя. Последний и сам умолял их о том же, говоря:

— Ныне я поистине знаю, что вы — рабы Бога Истинного. Итак я умоляю вас, — так как вы уврачевали уже многих, — то исцелите и меня, дабы и я уверовал, что нет другого Бога, кроме проповедуемого вами, сотворившего небо и землю.

— Если ты, — сказали ему на сие святые, — познаешь даровавшего тебе жизнь и царство Бога и уверуешь в Него всем сердцем своим, то Он исцелит тебя.

— Я верую в Тебя, — громогласно произнес царь, — Господи Иисусе Христе, Истинный Боже, помилуй меня и не помяни моего первого неведения!

В то время как царь произносил сии слова, выпрямилась шея его, лицо стало на свое место, как было сначала, и он, вставши с своего места, возвел очи свои на небо и, воздевши руки, воздал вместе со всем народом благодарение Богу, сказав так:

— Благословен Ты, Христе, Истинный Боже, приведший меня посредством сих святых рабов Твоих от тьмы к свету.

Получивши таким образом исцеление, царь почтил дарами святых рабов Косму и Дамиана и отпустил их с миром.

Выйдя из Рима, святые направились в свое селение. Жители как сего селения, так и окрестных селений, услыхавши обо всем, что сделано было в Риме святыми, вышли навстречу угодникам Божиим и приняли их с радостию, веселясь и прославляя Владыку Христа. Святые, между тем, по своему обыкновению снова обходили окрестные города и селения, исцеляя недуги и просвещая всех святою верою, а затем снова возвращались в свое селение. Ненавистник же рода человеческого — диавол, не успев повредить святым своими первыми кознями и не возмогши истребить их из числа живых людей, придумал другое средство. В той стране был один весьма известный врач, у которого первоначально учились врачебному искусству и сии святые Косма и Дамиан. Его-то и научил враг рода человеческого, не терпевший славы угодников Божиих, — позавидовать святым. Призвавши с лестию к себе святых, он повлек их как бы с целию собирания врачебных растений, на гору, затаив между прочим в своем сердце Каинову мысль[6]. Заведя далеко святых, он устроил так, чтобы каждый собирал растения отдельно. Затем, напавши сначала на одного, побил его камнями, а потом таким же образом погубил и другого; после всего, взяв тела святых, он сокрыл их при находившемся там колодце[7].

Таким образом святые страстотерпцы Христовы безмездные врачи Косма и Дамиан восприняли кончину жизни своей и сподобились мученических венцов от Христа Господа Спаса нашего, Которому воссылается честь и слава со Отцем и Святым Духом ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Память преподобного отца нашего
Петра
[править]

Преподобный Петр родился и был воспитан в Константинополе. Он происходил от славных и богатых родителей. Отец его, по имени Константин, — был саном патриций[8] и занимал должность полководца. С юности усердно занимаясь науками, сей Петр в особенности хорошо изучил философию, а также изучил и все светские науки. Достигнувши затем мужеского возраста, он вступил в брак и, после кончины своего отца, — унаследовал почетный его патрицианский сан. Он был назначен патрицием в царствование благочестивой царицы Ирины и сына ее Константина[9]. Когда же на императорский престол вступил Никифор[10] и у Греков началась война с Болгарами, тогда Петр был назначен императором главным начальником над всеми полками и отправился с воинами против Болгар. Во время происходившей затем великой войны сначала Греки победили Болгар, а затем, — по божественному попущению — Болгары, оправившись от понесенного поражения, жестоко разбили Греков и умертвили самого императора их Никифора.

В это самое время был захвачен болгарами и блаженный Петр с пятьюдесятью греческими князьями и, приговоренный к мучениям и смерти, содержался в темнице. И вот когда он усердно молился Богу о своем избавлении, среди ночи явился ему святый Иоанн Богослов[11], возлежавший на персях Христовых, освободил его из заключения и привел его в Рим. С того времени Петр посвятил всего себя на служение Богу; убедившись в ничтожестве всего земного, удалился в Олимпийскую гору[12]; приняв здесь ангельский образ, он подвизался вместе с Иоанникием Великим[13], преуспевая во всякой добродетели.

Проживши здесь тридцать четыре года, Петр, после того как уже умерла его супруга и сын, прибыл в Константинополь. Здесь он прежде всего некоторое время прожил при устроенной им церкви, именовавшейся Евандрийской. Затем, удалившись в уединенное безмолвное место, устроил себе здесь небольшую келлию, в которой и прожил восемь лет, нося на теле колючую власяницу и во все годы постнической жизни не обувая ног. Он страшно истощил себя постом, бдением и прочими иноческими подвигами.

Подвизаясь так добродетельно и богоугодно, преподобный Петр почил[14] о Господе и был сопричтен к лику преподобных, прославляющих Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки. Аминь.

Страдание святого мученика
Потита
[править]

В царствование императора Антонина[15], когда повсюду было поднято гонение на христиан, в Сардинии[16] проживал некий муж, придерживавшийся идолопоклоннического нечестия, по имени Гилас. У него был единственный сын, тринадцатилетний отрок, по имени Потит. Потит был вразумлен премудростию Бога, совершающего Себе хвалу из уст младенец[17], и просвещен благодатию Святаго Духа настолько, что познал Творца своего и Ему Одному приносил свои молитвы и поклонения, бездушных же идолов гнушался. Умея читать книги, Потит нашел христианские божественные Писания и, прочитавши их, исполнился духовной премудрости и разума. Удалившись тайно от отца к христианам, он принял Святое Крещение и отвращался от мерзостных идольских жертвоприношений. Гилас, отец Потита, заметив, что сын его не воздавал поклонения идолам, весьма опечалился и начал с нежностию увещевать его вместе с ним принести жертву богам.

— Отче, — отвечал Гиласу на сии увещания святый отрок, — ты говоришь мне не добрые речи, приказывая принести жертву бесам! Если ты любишь меня, твоего сына, действительно отечески, то и советуй мне то, что спасает, а не губит душу. Я желаю, дабы и ты, познавши Истину, отвратился от скверного заблуждения и стал служить Единому на Небесах живущему и всё содержащему Богу, — Творцу всей твари!

Отец, разгневавшись, заключил его в отдельную комнату и отдал приказание, дабы никто из домашних не осмеливался давать отроку ни хлеба, ни воды.

— Посмотрим, — пригрозил он, — подаст ли тебе пищу и питие Бог твой, Которого ты почитаешь!

Между тем святый отрок Потит, преклонивши колена, молился Богу, говоря так:

Суди, Господи, обидящыя мя, побори борющыя мя[18]. Я желаю служить Тебе, Господу моему Иисусу Христу, изволившему снизойти с Небес на землю ради спасения рода человеческого. Призри на молитву смиренного раба Твоего и укрепи меня в алчбе, как укрепил Ты вверженного в львиный ров пророка Твоего Даниила[19]. Ты сказал в Святом Евангелии Своем: блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся: блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царствие Небесное[20]. Итак, не оставь и меня, заключенного здесь и томимого голодом и жаждою за правду Твою!

Святый пробыл в том заключении много дней, томимый от отца голодом и жаждою, от Бога же укрепляемый духовною пищею и напояемый благодатию Святаго Духа, так что лице его сияло как солнце. Веселясь о Господе, он говорил:

— Благодарю Тебя, Владыко, что Ты благоизволил насытить меня, недостойного раба Твоего, Твоими духовными благами, которых желают тем сильнее, чем больше получают. Молю также Тебя, Боже благий и милосердый, Боже Ангелов и Архангелов, не желающий смерти грешника, но хотящий да обратится он и будет жив, — услышь меня, вопиющего к Тебе всем сердцем о моем родителе: даруй ему познание Твоей истины и разумение веры; отверзи ему ум, дабы познать ему Тебя, Творца своего, и послужить Тебе одному, а не еллинскому многобожию. Пусть не порадуется о нем враг рода христианского — диавол, но да прославится на нем Твоя всемогущая сила, наставляющая к спасению заблуждающихся.

Когда святый молился в таких словах, ему явился Ангел Господень, укрепивший его и сказавший:

— Ты получишь то, что просишь! Бог, в Которого ты веруешь от всего сердца своего, — всегда с тобою, и ты получишь то, чего просишь у Него. Но знай также и то, что на тебя замыслил козни губитель душ человеческих — диавол. Итак тебе необходимо восприять вся оружия Божия[21], дабы ты возмог сопротивляться козням его.

Сказавши сии слова, Ангел Света удалился.

Между тем святый продолжал молиться к Богу, говоря:

Услыши, Господи, глас мой, имже воззвах, помилуй мя и услыши мя[22].

По прошествии же некоторого времени внезапно в сиянии ложного света явился Потиту ангел тьмы и сказал ему:

— Вот, я пришел к тебе, о незлобивый юноша, дабы ты не изнемогал телом и душою твоею от голода и жажды, но дабы послушался своего отца и с ним насытился яствами. Я — Христос, смилостивившийся над тобою; видя твои слезы, я пришел навестить тебя.

Иди за мною, сатано[23], враг Истины, — отвечал святый отрок Потит обольстителю. — Ты не обманешь раба Божия: не Христос ты, но антихрист.

Сказавши сие, святый стал молиться, говоря:

— Господи Иисусе Христе! Отгони от меня сего скверного врага и ввергни его в бездну, в которую он осужден с своими слугами!

Тогда диавол, изменивши притворное ангельское подобие, сделался громаднейшим великаном, в пятнадцать локтей ростом, а затем снова преобразился в огромного вола и зарычал страшным голосом. Святый же, оградивши себя знамением креста, сказал ему:

— Перестань, злобный дух, искушать Христовых воинов! Ты не сможешь устрашить искупленного силою Креста!

И диавол исчез немедленно, но голос его слышался издалека, говорящий:

— О, какой молодой отрок побеждает меня! Увы, где же мне почить теперь? На кого испущу я стрелы мои? Если я подступаю к старику, то и тогда я не столь легко побеждаюсь им, как сим отроком. Но отправлюсь и войду в единственную дочь императора Антонина, и на ней покажу силу мою! Против тебя же, Потит, я возбужу царя, и научу его погубить тебя в страшных мучениях!

— Враг, — отвечал святый Потит, — каковым бы мучениям ни подвергали меня, — я повсюду одержу над тобою победу, одержу победу не я, — но Господь мой Иисус Христос!

Потом диавол убежал, взывая:

— Горе мне, потому что я побежден отроком!

После сего отец Потита Гилас, выведя его из заключения, сказал ему:

— Чадо, принеси жертву богам, ибо император повелел, дабы всякий, не приносящий жертв богам, был предаваем смерти после страшных мучений, или был отдаваем на съедение зверям. Я страдаю за тебя, так как ты у меня единственный сын; я не хочу потерять своего наследника.

— Каким богам следует мне, — спросил святый, — принести жертвы, дабы мне знать их по именам?

— Да разве ты не знаешь, — сказал отец, — бога Зевса[24], Арея[25] и Минерву[26]?

— Со дня рождения моего, — отвечал отрок, — я никогда не слыхивал, чтобы сии были богами, но — идолами. О, отче, если бы ты знал, сколь велик Бог христианский, Который, смиривши Себя, спас нас, — то ты уверовал бы в Него, ибо Он есть Единый Истинный Бог, сотворивший небо и землю, все же прочие боги суть языческие бесы.

— Откуда у тебя сии речи, которые ты произносишь? — спросил Гилас.

— Моими устами говорит Тот, Кому я служу, — отвечал святый, — ибо Он сказал в Своем Евангелии: не пецытеся, како или что возглаголете, дастбося вам в тот час, что возглаголете[27].

— Разве ты не боишься мучений, дитя мое? — спросил Гилас. — Что ты будешь делать тогда, когда будешь отведен к правителю, который предаст тебя лютым мучениям?

— О отче, — отвечал улыбнувшись святый отрок, — безумное слово произнес ты! Искупитель душ наших Господь мой Иисус Христос, — Он укрепит меня, раба Своего. Разве ты, отец, не знаешь того, что Именем Господним Давид[28], безоружный юноша, убил камнем сильного Голиафа[29] и, извлекши у него меч, обезглавил его?

— В надежде на Бога своего готов ли ты перенести все страдания? — спросил Гилас.

Святый отвечал:

— Верую, что Творец мой, Отец, и Сын, и Святый Дух, Единый Бог в Троице, даст мне силу не только мужественно перенести все мучения, но и умереть за Него безбоязненно. И ты, отец, уверуй в Бога, о Котором я говорю тебе, и тогда ты спасешься. Ведь те боги, которым ты ныне кланяешься, суть ничтожество и никогда никого не спасли и не смогли ничего сделать. Да и какая польза кланяться бездушной меди, камню, дереву, которые, когда упадут на землю, не смогут подняться, но разбиваются на части и, будучи разбиваемы, не издают голоса, так как они немы и бесчувственны. Теми именами, которыми вы называете своих идолов, в древности именовались сквернейшие и беззаконнейшие люди, занимавшиеся бесовским волхвованием и предававшиеся разного рода злодеяниям, — достойные всякого наказания. Государственные законы таковых осуждают и предают смертной казни и в настоящее время. Окаянные души тех ваших богов в настоящее время непрестанно мучаются в вечном, никогда не угасающем огне ада. В том же самом огне бесконечно будут мучиться и те, которые ныне служат идолам тех богов. Наш же во веки живущий Бог всё направляет к благой цели, управляет всеми видимыми и невидимыми тварями, владычествует над небесным и земным. Он поистине прославит в Своем Небесном Царствии верующих в Него и верно служащих Ему. Впрочем, и на земле Он также делает славными имена их, обогащая их чудесною благодатью, силою которой они творят знамения и чудеса. Ибо Он говорит: «знамения веровавшым сия последуют: Именем Моим бесы ижденут, языки возглаголят новы, змия возмут: аще и что смертное испиют, не вредит их, на недужныя руки возложат и здрави будут»[30].

Слушая такие речи, Гилас изумился и сказал:

— Я познал теперь, что христианский Бог, изрекающий устами сего отрока, чего раньше я не слыхивал, — есть Истинный Бог. Если бы в отроке не было некоей божественной силы, то он не мог бы от своего сердца произносить сих слов. Но, как я вижу, устами моего сына говорит Сам Бог.

Вздохнув и зарыдав, Гилас сказал:

— Горе мне, грешному! Юный отрок, мой сын, гораздо разумнее меня, старика. Он еще в детском возрасте познал Истинного Бога, а я, состарившись годами, до сего времени не знал Его. Но теперь я верую сердцем и исповедую устами, что нет другого Бога, кроме Бога христианского, как нет и подобного Ему!

Таким образом Гилас, уверовавши во Христа, под руководством своего сына, святого отрока Потита, воспринял Святое Крещение.

Святый Потит, подражая трудам апостольским, после крещения своего отца удалился из своего отечества — Сардинии, пришел в область, именовавшуюся Эпир[31] и там проповедовал Имя Христово. Отсюда затем он пришел в город Валерию. Здесь находилась некая женщина по имени Кириакия, супруга сенатора Агафона, тяжко страдавшая проказою, и ни один врач не мог вылечить ее от болезни. Придя к дверям ее дома, святый Потит сел здесь, как нищий. Случайно из того дома вышел евнух; святый Потит обратился к нему с просьбою дать ему испить воды.

— Сюда ли пришел ты просить воды? — сказал святому евнух.

— Я жажду, — отвечал святый, — не столько воды из сего дома, сколько спасения душ, дабы на сем доме была явлена благодать Господа моего Иисуса Христа.

Евнух, удивившись словам святого, спросил его:

— Откуда ты, отрок, и как тебя зовут?

— Я, как и ты, — отвечал святый Потит, — рожден от земли; мое имя Потит; я — раб Владыки моего Господа Иисуса Христа, Спасителя верующих в Него душ человеческих и Целителя телесных недугов. Он очищал прокаженных, восставлял от одра расслабленных, просвещал слепых и одним словом Своим воскрешал мертвых.

— Если ты раб Его, — спросил евнух, — то можешь ли ты исцелять прокаженных?

— Где будет вера, — отвечал святый, — там будет и исцеление, ибо Владыка мой Христос Господь по вере дарует всякому просящему у Него.

— Можешь ли ты исцелить от проказы нашу госпожу? — спросил евнух.

— Если она уверует во Христа, Бога моего, то будет здорова, — отвечал святый.

— Если ты исцелишь ее, — заметил евнух, — то будешь господином всех ее имений.

— Я не желаю, — отвечал на сие святый, — ни серебра, ни золота, ни имущества ее, но желаю лишь обратить душу ее ко Христу, Богу моему.

После сего евнух сообщил обо всем госпоже своей, и святый Потит был введен к ней. Входя в ее спальню, святый сказал:

— Да будет дому сему мир Господа моего Иисуса Христа!

— Умоляю тебя, исцели меня, — сказала святому Кириакия, — если только можешь исцелить.

— Уверуй в проповедуемого мною Бога и приими Святое Крещение, — отвечал святый, — и тогда будешь здорова.

— Научи меня, как веровать, — сказала женщина.

После сего святый стал поучать ее о Христе Боге, указывая ей истинный путь спасения. Выслушав его, женщина сказала святому:

— Я верую, что нет иного Бога, кроме Того, о Котором ты говоришь мне, и надеюсь, что Он исцелит меня; ты же поступай так, как желаешь.

Тогда святый Потит, склонив колена, стал со слезами молиться:

— Господи Иисусе Христе, Царь Ангелов, Спаситель человеческих душ! Ты сказал ученикам Своим: прокаженныя очищайте, мертвыя воскрешайте[32]: услыши, Владыко, и меня, раба Твоего, и исцели сию женщину; да будет явлена благодать Твоя на ней, дабы язычники знали, что Ты — Бог Истинный и нет иного Бога, кроме Тебя.

Помолившись такими словами, святый назначил день для Крещения.

И вот, когда женщина вошла в купель и крестилась, она тотчас очистилась от проказы и вышла из купели совершенно здоровой, имея тело как у молодого юноши[33]. Увидев сие, муж Кириакии Агафон и все его домашние уверовали во Христа и крестились. И много граждан, почти до половины города, взирая на них, приняли святую веру и благословляли Бога, говоря:

— Поистине чрез отрока сего, выведшего нас из тьмы идолослужения, узрели мы великий свет.

— Вот, вы узрели величие Божие, — говорил им на сие святый Потит, — так теперь соблюдайте заповеди Его и вы получите спасение вечное!

Потом, удалившись из города того, святый Потит отправился на пустынную гору, прозывавшуюся Гаргара, и там жил со зверями как с овцами, ибо, по божественному повелению, звери повиновались ему и следовали за ним.

В то время вселился бес в дочь императора Антонина Агнию и сильно мучил ее. Император, весьма опечалившись, молился за дочь богам своим, давая им обеты и говоря так:

— Боги: Аполлон[34], Зевс, Арфан, исцелите дочь мою и я приведу вам в жертву волов с позолоченными рогами!

Бес же устами девицы взывал, говоря:

— Я до тех пор не уйду отсюда, пока не придет сюда Потит, живущий на горе Гаргара.

Тогда император немедленно послал одного из своих сановников, по имени Геласия, с сорока воинами на ту гору отыскать Потита.

Отправившись туда и придя в пустыню Гаргарскую, посланные нашли раба Христова, сидевшего на горе, и увидели множество зверей, окружавших святого. Воины пришли в великий страх и хотели бежать, ибо звери повернулись к ним, намереваясь кинуться на них. Но святый запретил зверям, сказав:

— Разойдитесь по своим местам, и никому не причиняйте вреда.

И тотчас звери разошлись.

Тогда святый сказал Геласию:

— Для чего ты пришел на меня с таким воинством?

— Ты ли Потит? — спросил Геласий святого.

— Я, грешный раб Господа моего Иисуса Христа, — отвечал святый.

— Император Антонин требует тебя, — продолжал Геласий, — отправляйся к нему с нами.

— Для чего может потребоваться, — возразил святый, — нечестивому императору христианин?

Но воины, взяв святого, привели его в Рим к императору. Последний спросил его:

— Какого ты рода?

— Я — христианин, — отвечал святый, — и родители мои христиане.

— Разве ты не знаешь наших императорских указов, — спросил Антонин, — по которым всякий, не поклоняющийся нашим богам, предается смерти?

— Да я того и желаю, дабы умереть за Христа — Бога моего, — отвечал святый.

— До меня дошел о тебе слух, — продолжал император, — будто ты можешь исцелить дочь мою, и если ты сделаешь это, то я окажу тебе многие почести.

— Почему же ее не исцелят твои боги? — возразил святый императору.

— Как осмеливаешься ты с такою дерзостью говорить мне? — спросил император.

— Если я исцелю твою дочь, — отвечал Потит Антонину, — станешь ли ты веровать в Бога, в Которого я верую?

Царь обещался уверовать.

— Я знаю, — сказал тогда святый, — что твое сердце закоренело в нечестии и ты не станешь веровать, но сделаю сие силою Бога моего для предстоящего народа, дабы он видел, веровал и прославил Имя Господа Иисуса Христа.

После сего дочь императора была приведена и поставлена пред святым.

— Что, Потит, — сказал тогда диавол святому устами бесноватой, — разве я не говорил тебе, что ты придешь к императору даже и против желания?

Святый, дунув в лицо девицы, сказал бесу:

— Господь мой Иисус Христос, Сын Бога Живаго, Которому повинуется всякая тварь небесная, земная и преисподняя, запрещает тебе, дух нечистый, и повелевает выйти из сего создания Его. Нет тебе более власти над нею.

С сими словами святый ударил девицу правою рукою по лицу; и тотчас все увидели исходившего из ее уст страшного змея. Выйдя из нее, змей исчез. Видя сие, предстоящие исполнились ужаса и говорили:

— Поистине велик Бог сего отрока!

И многие из бывших там уверовали во Христа. Сам император, видя то, удивлялся и говорил:

— О, какую великую силу имеет христианское волшебство!

— Безумный царь, — сказал ему на это святый, — горе тебе, — потому что ты, видев величие Божие, не веруешь в Бога!

— Я воздаю благодарность, — сказал император, — моим богам, исцелившим дочь мою.

— Ты лжешь, император, — отвечал святый, — не твои боги, но Господь мой Иисус Христос исцелил дочь твою!

— Оставь свои речи, — продолжал император, — принеси жертву моим богам, и я сделаю тебя важным и почтенным среди слуг моих. Я дам тебе золото, серебро и богатство.

Святый Потит отвечал на это:

— Не будет тебе благополучия, император. Ты обещаешь мне всё то, что я считаю прахом земным. Я имею нетленное и несказанное богатство на Небесах, которое Господь мой Иисус Христос уготовал всем любящим Его. Твое же золото, серебро и все твои богатства будут сожжены огнем!

— Ты опять начинаешь с дерзостью говорить со мною? — возразил император.

— Да, я не боюсь тебя, — отвечал святый, — ибо Господь мой Иисус Христос силен освободить меня из твоих рук.

— Ты оскорбляешь и позоришь меня, — продолжал император, — но я, щадя твою юность, готов простить сие и советую тебе принести жертву богам, дабы мне не приступить немедленно к мучениям.

— Щади себя самого, — отвечал святый, — ибо страшный ад готовится для тебя, и ты погибнешь сам вместе с твоим царством; ты будешь гореть в огне неугасимом вместе с твоим отцом — диаволом.

После сего император, исполнившись гнева и ярости, приказал обнажить и жестоко бить палками святого Потита.

Святый, претерпевая побои, говорил:

— Благодарю Тебя, Господи мой, за то, что Ты сподобил меня пострадать за Имя Твое!

— Чего ты желаешь, Потит, — спросил император мученика, — умереть или принести жертву богам, дабы остаться целым и невредимым?

— Каким богам прикажешь ты, — спросил Потит, — принести жертву?

Тогда император, приказав прекратить мучения, спросил Потита:

— Разве ты не знаешь великого бога Зевса, Арфана и Минерву?

Усмехнувшись, святый Потит сказал:

— Посмотрим, какие это боги, и я тогда сделаю так, как ты прикажешь.

Тогда император с радостию повел святого в идольский храм; но тотчас же, как святый помолился здесь Богу Вышнему, идолы пали и разбились на мелкие части. Тогда святый сказал:

— Если они — истинные боги, то почему они пали и почему не встают после падения и не оказывают помощи себе самим?.. Познай же, император, как велика сила Бога моего!

Император, преисполнившись стыда и гнева, приказал заковать мученика в тяжелое железо и бросить в темницу.

В то время, как святый, заключенный в темницу, молился Богу, к нему явился укреплявший и утешавший его светоносный Ангел. Тяжеловесные железные оковы, бывшие на нем, расплавились как воск; в полночь темница наполнилась светом, и в ней распространилось несказанное благоухание. Стражи, почувствовав благоухание, весьма изумлялись и расспрашивали друг друга, откуда оно исходит. Посмотревши затем в темничное окно, они заметили чудный свет; увидев, что святый освобожден от оков, радуется, восхваляет Бога и беседует с Ангелом, они исполнились страха и ужаса. С рассветом дня они отправились к императору, дабы сообщить ему обо всем. Тогда император приказал устроить место для зрелища; глашатаям же велел возвещать, чтобы к тому месту собирался народ. Когда таким образом собралось много народа, пришел император и, воссевши на обычном судебном месте, приказал вывести мученика из темницы и представить его к себе на суд. Приведенный к тому месту, мученик оградил себя крестным знамением и с светлым взором предстал пред царем. Между тем Антонин, пылая гневом и грозно взирая на святого, спросил:

— Потит, где, по твоему предположению, находишься ты в настоящее время?

— Я нахожусь на земле Бога моего, — отвечал Потит.

— Ныне наступит твоя погибель, — продолжал император, — и какой бог избавит тебя от руки моей?

— Да исполнится стыда лице твое, император, потому что пес имеет больше разума. Ведь пес, получивши хлеб из чьих-либо рук, ласкается к тому человеку, а ты, получивши от Бога моего исцеление твоей дочери, произносишь хулу на Него!

Тогда император приказал повесить святого обнаженным на древе и опалять его свечами, а затем строгать его тело железными когтями. Претерпевая спокойно страдания, как будто не его тело подвергалось мукам, святый поносил императора, говоря:

— Где твои угрозы, император? Ты похвалялся победить меня мучениями, но я не ощущаю во время мучений никаких страданий. Итак смотри и уразумевай, что не моему телу, но сердцу твоему доставляют страдания сии мучения, так как я препобеждаю их моим терпением и благодаря им веселюсь еще более.

Пристыженный император еще сильнее воспылал гневом и приказал, снявши мученика с древа, отдать его на съедение зверям. Но звери, выпущенные на святого, подходя к нему, падали пред ним и лизали его ноги, а святый взывал к царю:

— Что теперь ты будешь говорить, скверный мучитель? Ужели доселе не видишь силы Христа, Бога моего?

Тогда император, приказав вернуть назад зверей, сказал палачам:

— Разрубите сего окаянного на части и разбросайте их на съедение псам!

И вот, когда палачи, взявши в руки топоры, стали рубить святого, тогда, — по действию чудесной силы Божией — плоть святого сделалась столь крепкою, как твердый камень или железо, так что топоры не могли причинить ей никакого вреда, но палачи ранили ими сами себя. Смотревший на сие народ, видя происходившее, пришел в изумление, и многие, — приблизительно около двух тысяч, — уверовали тогда во Христа Господа и взывали, говоря:

— Поистине в сем отроке действует Тот же Бог, Который ранее действовал в пострадавших в сем городе Петре и Павле![35]

Видя сие и слушая народный голос, мучитель затрепетал и со стоном сердечным сказал:

— О, сколь велико волшебство этого скверного христианина!

Затем он приказал приготовить железную сковороду, растопить на ней масло, положить на сковороду мученика и жечь его; велел также растопить олово и поливать им тело мученика. Но святый, как бы находясь в некоем прохладном месте, веселился, славил Бога и говорил императору:

— Заклинаю тебя твоею царскою честию, еще прибавь мне сего растопленного олова, ибо я ощущаю от него весьма большую прохладу!

Император недоумевал, какое бы еще более лютейшее мучение он мог причинить Потиту. И вот, снявши святого со сковороды, он приказал принести длинный железный гвоздь и, раскаливши, вбить его в голову мученика. В то время как исполнялось сие приказание, по божественной силе произошло то, что мученик, принявший в голову раскаленный гвоздь, оставался живым, здоровым и безболезненным; между тем как те страдания, которые должен был бы ощущать мученик, обрушились на голову императора и последний, сильно разболевшись головою, взывал к мученику, говоря:

— Раб Христов, помилуй меня и избавь от этой болезни. Ныне познаю́ я силу твоего Бога!

— Пусть исцелят тебя твои боги, — отвечал святый.

Между тем император, не переставая, умолял мученика о своем исцелении.

— До тех пор, — сказал тогда мученик, — ты не получишь исцеления, пока не придет сюда твоя дочь, которую Христос мой соделал здравою.

Дочь императора была тотчас же призвана. Припав к ногам мученика, она сказала:

— Умоляю тебя, раб Божий, крести меня во Имя твоего Всесильного Бога, Которого ты проповедуешь!

Святый приказал немедленно приготовить купель и в присутствии всего народа сам крестил дочь императора, так как тогда трудно было найти священника, ибо по причине гонения священники укрывались. Затем, после крещения царской дочери, мученик, воздев руки свои, совершил молитву к Богу об исцелении императора и последний тотчас же стал здоровым. Но, — о слепота и безумие идолопоклонническое! — вместо того, чтобы познать истинного Бога и Его благодарить, нечестивый император стал воздавать благодарение своим скверным богам, говоря:

— Благодарю вас, бог Аполлон, бог Марс и богиня Минерва за то, что вы исцелили меня!

Тогда святый стал жестоко укорять императора, обличая его, всецело отдавшегося бесовскому обольщению, в безумии и ожесточении. Император же, разъярившись как бесноватый, приказал вырезать у святого язык и выколоть глаза. Но Христов мученик продолжал говорить и после того, как вырезан был у него язык, и прославлял Бога:

Благословлю Господа на всякое время; выну хвала Его во устех моих[36], благословлю вложившего новую песнь в уста мои и воспою Господеви благодеявшему мне[37] в веселии и радости.

В то же время он говорил императору:

— Чего достиг ты, нечестивый, вырезавши язык мой? Ты надеялся с языком отнять слова из уст моих, но вот ты видишь и слышишь, что я говорю по благодати Христа Бога моего, Который победит тебя, как в древности фараона[38].

Тогда император, видя, что он побежден и посрамлен, был в недоумении, что бы еще сделать с мучеником. Желая избавить себя от укоров со стороны народа, он, наконец, приказал обезглавить мученика мечом.

Таким-то образом святый мученик Христов Потит положил душу свою за Христа в отроческих летах[39] и ныне царствует с Ним в бессмертной жизни на Небесах. Молитвами святого мученика Потита да сподобимся и мы сей блаженной жизни по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава со Отцем и Святым Духом ныне и бесконечные веки. Аминь.

Примечания[править]

  1. Император Карин царствовал с 283 г. по 284 г.
  2. Еванг. от Матф., гл. 10, ст. 8.
  3. Еванг. от Матф., гл. 10, ст. 8.
  4. Еванг. от Матф., гл. 25, ст. 35—36.
  5. Еванг. от Матф., гл. 5, ст. 45.
  6. Каин — имя старшего сына Адама и Евы. Как первый плод чадорождения в греховном состоянии, Каин был угрюм и злобен и из зависти убил кроткого брата Авеля (Кн. Быт., гл. 4, ст. 1—16). Это событие и имеется в виду в житии.
  7. Кончина святых безмездных врачей Космы и Дамиана последовала в 284 г.
  8. Патрициями у Римлян назывались полноправные, свободнорожденные дети коренных римских граждан. Патрицианских родов считалось в Риме около ста. Обыкновенно патриции занимали высшие государственные должности.
  9. Константин VI (VII) Порфирородный царствовал с 780 г. по 797 г. Мать его Ирина царствовала с 797 г. по 802 г.
  10. Никифор I царствовал с 802 г. по 811 г.
  11. Память его совершается св. Церковию 26-го сентября и 8-го мая.
  12. Олимпийская гора находилась в Малой Азии, на границах Фригии и Вифинии.
  13. Память его — 4-го ноября.
  14. Кончина святого Петра последовала около 865 г.
  15. Император Антонин Пий царствовал с 138 г. по 161 г.
  16. Сардиния — один из островов Средиземного моря; ныне входит в состав Итальянского королевства.
  17. Псал. 8, ст. 3.
  18. Псал. 34, ст. 1.
  19. Даниил — четвертый из так называемых великих Пророков (Исаия, Иеремия, Иезекииль, Даниил). Был отведен в плен в Вавилон в 604-м году до Р. Хр., по повелению царя Навуходоносора. Здесь прославился свое мудростию и истолкованием снов Навуходоносора. — По клеветам завистников был брошен в ров на съедение львам, но силою Божией остался невредимым (Кн. Прор. Дан., гл. 14, ст. 29—42). Это событие и имеется в виду в житии. Память св. Прор. Даниила празднуется св. Церковию 17 декабря.
  20. Еванг. от Матф., гл. 5, ст. 6 и 10.
  21. Посл. к Ефес., гл. 6, ст. 11.
  22. Псал. 26, ст. 7.
  23. Еванг. от Матф., гл. 16, ст. 23.
  24. Зевс — верховный бог древнегреческой религии, считавшийся родоначальником прочих богов и людей.
  25. Арей, или Марс, — бог войны.
  26. Минерва, или Афина, — богиня мудрости.
  27. Еванг. от Матф., гл. 10, ст. 19.
  28. Давид — Пророк, Псалмопевец и знаменитый царь Израильский, живший за одиннадцать веков до Р. Хр.; вел успешно войны с соседними народами, значительно расширил границы Израильского царства, заботился о упорядочении внутренней жизни Иудеев и благоустроении богослужения. Им написана книга Псалтирь, содержащая 150 (151) Псалмов, или кратких религиозно-нравственных молитвословий, выражающих разнообразные чувствования верующего.
  29. Имеется в виду знаменитый подвиг Давида в единоборстве его с филистимлянским исполином Голиафом (подробнее об это см. 1 Кн. Цар., гл. 17, ст. 32—51).
  30. Еванг. от Марка, гл. 16, ст. 17—18.
  31. Словом Эпир у древних греков первоначально обозначался вообще материк, в противоположность островам; впоследствии именем Эпира греки стали обозначать область граничившую на севере — с Иллирией, на востоке — с Фессалией, на юге — с Этолией и Акарнанией. Ныне Эпир принадлежит Туркам.
  32. Еванг. от Матф., гл. 10, ст. 8.
  33. Необходимо заметить, что проказа, от которой Кириакия была исцелена святым Потитом, — крайне злокачественная болезнь. Она распространена в жарких климатах, особенно в Египте, потом Палестине, Сирии, Аравии, Индии и др.; болезнь выражается в том, что всё тело больного покрывается злокачественными опухолями, увеличивающимися с каждым днем; при этом тело больного мертвеет и разрушается. Проказа считается неисцелимою болезнию. Ею, по попущению Божию, страдал ветхозаветный праведник Иов. История его жизни и деятельности изложена в библейской книге его имени. Память его празднуется св. Церковию 6-го мая.
  34. Аполлон считался у древних греков прорицателем будущего, богом судьбы, оракулов и поэзии.
  35. Память свв. первоверховных Апостолов Петра и Павла совершается 29 июня.
  36. Псал. 33, ст. 2.
  37. Псал. 12, ст. 6.
  38. Кн. Исх., гл. 14, ст. 1—32.
  39. Кончина св. мученика Потита последовала в половине II-го века.